Ссылки для упрощенного доступа

Российские народные корни. Артемий Троицкий слушает Туву и Палех


В переводе с тувинского "хартыга" означает "сокол". Фрагмент конверта альбома "Агитатор" (2016)

Хедлайнеры сто третьего выпуска программы "Музыка на Свободе"​ – российские музыканты, экспериментирующие с народными мелодиями. Рок-критик Артемий Троицкий признает, что world music потихонечку выходит из зенита своей популярности, однако талантливых экспериментаторов с корневым наследием по-прежнему хватает и в России. О них и разговор.

История попыток соединить в одной упряжке "электрическую" музыку и народную песню давняя и разнообразная. Первыми в советском ряду стоят "прогрессивные ВИА" – белорусские "Песняры" и челябинский "Ариэль". Тогда же, в далёкие 1970-е годы, был записан лучший альбом Александра Градского "Русские песни". Но, поскольку советский культурный официоз всячески проталкивал "народную" тему, истинные рокеры из духа противоречия её принципиально игнорировали. Американский народный блюз, английский и ирландский фолк, ямайский реггей были для наших "контркультурщиков" ближе родных напевов. Лишь в конце 1980-х появились такие группы, как новосибирский "Калинов мост", ленинградский "Ноль" (с некоторой натяжкой), московские "Звуки Му" и питерский "Ном", творчество которых Пётр Мамонов когда-то определил как "русские народные галлюцинации". И то речь тут шла скорее о "городском фольклоре", чем об исконных деревенских песнях.

Тувинская группа Hartyga с композицией My Kargyraa

В начале 1990-х прославились (по крайней мере среди критиков и углублённых меломанов) шаманско-психоделический "Чолбон" из Якутии и тувинский ансамбль "Ят-Ха" во главе с мастером горлового пения и по совместительству рок-гитаристом Альбертом Кувезиным. Роковые якуты, к великому сожалению, долго не продержались, но Кувезин стал глобальной звездой world music. Эксперименты в области этно-рок-синтеза продолжались, но внимания слушательских масс не привлекали. И это, конечно, обидно: музыкальная составляющая рока в России всегда была заимствованной, вторичной, в то время как органичный сплав с местной этнической песенной традицией мог бы придать ей оригинальности. Хотя, может быть, тоскливо-унылые интонации типичного "русского рока" разлива "Нашего Радио" этим фирменным отпечатком и стали?

Ингушский дуэт The Aftermath с песенкой Girl with a Hat on her Head

Сегодня российская фолк-рок-сцена представляется мне мозаичной и дезорганизованной. В отличие от прочих "субкультурных" музык, будь то панк или рэп, я не замечаю тут кланов, специализированных клубов или фестивалей; каждый сам по себе. Как и в начале 1990-х, Сибирь рулит: великолепный Альберт Кувезин, помимо собственного проекта "Ят-Ха", дал путёвку в жизнь группе "Хартыга" (фронтмен Начын Чореве), играющей мощный рок вперемежку, естественно, с горловым пением. У них вышел уже второй альбом в Европе на словацком лейбле Hevhetia. В европейской части России наиболее заметен, пожалуй, питерский квартет "Аффинаж", продолжающий рок-шансонные традиции "Ноля"; на их счету уже полдесятка неплохих альбомов. Там же, в Петербурге, живёт, поёт и пишет музыку Ника Карелия, лидер однофамильного ансамбля. Называют они себя "камерным оркестром" и играют изысканную музыку на пересечении русской народной и современной академической. Второго ингредиента, судя по дискографии коллектива, становится всё больше. Хотя, если говорить о русском этно-классическом кроссовере, непревзойдённым образцом здесь остаются работы профессионального композитора Александра Маноцкова.

Регионы, как водится, богаты талантами, однако громко заявить о себе – тем более в таком "неформатном" стиле, как фолк-рок, – не удаётся практически никому. В Костроме, скажем, имеется забавная, притом необычайно плодовитая группа "православного рока и реггей" "Комба Бакх". В Палехе – "Отравленный сад", чья песня "Ваня", на мой взгляд, могла бы стать национальным хитом. В Архангельске на набережной Северной Двины выступает виртуозный дуэт "Гитара и скрипка". А в Ингушетии сёстры Фатима и Таита Матиевы составили дуэт The Aftermath, исполняющий изящные авторские песни в духе английского фолк-блюза.

"Отравленный сад" из Палеха с национальным хитом "Ваня"

Хорошо бы их всех заметили, оценили, пригласили, спродюсировали. Но верится в это с трудом.

Плей-лист программы "Музыка на Свободе" (выпуск 103):

1. Shilpa Ray (USA). Manhattanoid Creeparoids, LP Door Girl

2. Bohemian Betyars (Hungary). Utcabetyar, LP Csavargo

3. The Blow (USA). Peaceful Easy Feeling, LP Brand New Abyss

4. Penguin Cafe (UK). Half Certainty, LP The Imperfect Sea

5. Hartyga (Россия). My Kargyraa, LP Amyrsanaa

6. The Aftermath (Россия). Girl with a Hat on her Head, LP The Fugitive Kind

7. "Отравленный сад" (Россия). "Ваня", LP "Лучшие песни нашего времени"

8. "Карелия" (Россия). "Все танцуют", LP "Буйные ветры"

9. "Гитара и скрипка" (Россия). "Не был в Испании", LP "Охота-82"

10. Alexandra Savior (USA). Vanishing Point" LP Belladonna of Sadness

11. Ultraphallus (Belgium). Madrigal Lane, LP The Art of Spectres

12. Art Feynman (USA). Eternity in Pictures, LP Blast off Through the Wicker

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG