Ссылки для упрощенного доступа

"Неваляшка" как угроза безопасности. Норвежцы не подчинились Роскомнадзору


Редактор The Independent Barents Observer Томас Нильсен и талисман издания

Российские власти заблокировали доступ к независимому изданию из Норвегии. Причиной такого решения стал отказ редакции удалить материал, который не понравился регулирующему ведомству.

"Попробуй перевернуть свободу выражения... и увидишь, что происходит", – напечатано на листке бумаги с названием норвежского издания The Independent Barents Observer, приклеенном к русской кукле-неваляшке. Она стоит на окне редакционного кабинета и считается у журналистов издания его талисманом.

19 февраля Роскомнадзор заблокировал доступ к The Independent Barents Observer на территории России за отказ редакции удалить материал о шведском сааме, который предпринимал попытки суицида из-за своей сексуальной ориентации, не вписывавшейся в национальные традиции. Норвежская "неваляшка" осталась стоять на своем, но теперь ее российская аудитория вынуждена читать публикации издания с помощью VPN-сервисов.

Арктика как арена информационной войны

О близости России в приграничном норвежском городке Киркенесе, где располагается редакция The Independent Barents Observer, напоминают не только вывески на русском языке для туристов и рыбаков из соседней Мурманской области, но и билборд на главной площади "Помогите Фруде вернуться домой!". Более года назад житель этого городка Фруде Берг был арестован в Москве по подозрению в шпионаже, и вся местная община встала на защиту своего земляка, который немало способствовал развитию народной дипломатии в приграничье.

Билборд в поддержку Фруде Берга
Билборд в поддержку Фруде Берга

Издание The Independent Barents Observer посвятило несколько публикаций "шпионской истории", как и другим острым конфликтам в российско-норвежских взаимоотношениях в Арктике, и это не могло не остаться незамеченным по другую сторону границы. Тем более что издание выпускает свои материалы не только на норвежском и английском, но и на русском языке.

Осенью прошлого года в Мурманске был устроен форум журналистов-экологов "ЭКО-Медиа-Баренц-2018", на котором один из его организаторов – руководитель малоизвестного Центра экологического консалтинга "ПОМОР" Тимофей Суровцев – посетовал на то, что в России очень мало СМИ, рассказывающих о проблемах Арктики и Заполярья. Суровцев особо отметил тот факт, что в соседней Норвегии насчитывается около десяти медиа, работающих на русском языке и пользующихся популярностью у российских читателей – в частности The Independent Barents Observer.

"Финляндия также не отстает и расширяет свое вещание на русском языке – консульство активно работает в социальных сетях и на русском языке проводит для россиян многочисленные конкурсы, лотереи и прочие корректирующе-стимулирующие мероприятия. Подчеркну, все это корректирующие медиа и организации, проводящие определенную, часто не совсем дружескую нам политику. У нас же нет сегодня ни одного более или менее популярного у наших соседей ресурса", – заявил тогда Тимофей Суровцев.

Норвежский Киркенес
Норвежский Киркенес

Организаторы форума, а среди них оказалась Общественная палата, Министерство природных ресурсов России и администрация Мурманской области, поставили своей целью ни много ни мало формирование российской информационной политики в Арктике. Однако неудобное для российских властей норвежское издание неожиданно привлекло внимание Роскомнадзора – в январе нынешнего года The Independent Barents Observer перепечатал на русском языке публикацию шведской газеты Arjeplognytt, в которой представитель коренного малочисленного народа Севера саами рассказал о попытках свести счеты с жизнью из-за своей нетрадиционной сексуальной ориентации.

В Роскомнадзоре сочли, что тем самым норвежское издание нарушило российский закон "Об информации, информационных технологиях и защите информации", поскольку публикация The Independent Barents Observer якобы содержала "информацию о способах совершения самоубийства" и "призывы к совершению самоубийства". Российское ведомство потребовало от редакции удалить статью в течение суток, пригрозив в противном случае заблокировать доступ к изданию на территории РФ. Норвежские журналисты отказались выполнить требование российских чиновников, и 19 февраля Роскомнадзор исполнил свою угрозу.

"Свобода слова закреплена в Конституции"

Корреспондент Радио Свобода встретился с редактором The Independent Barents Observer Томасом Нильсеном за несколько дней до блокировки издания в России и попросил его прокомментировать претензии российских властей:

Мы пишем по-русски, поэтому, естественно, у нас могут возникать такие сложные моменты

– Роскомнадзор никак не влияет на то, что мы публикуем или не публикуем, – отметил Нильсен. – Мы работаем в Норвегии по норвежскому законодательству, которое гласит, что никто не имеет права оказывать влияние на редакционную политику. Свобода слова закреплена как в Конституции Норвегии, так и в Конституции России. Но наша редакция, как и город Киркенес, где она располагается, находятся вблизи российской границы, и мы пишем по-русски, поэтому, естественно, у нас могут возникать такие сложные моменты.

Томас Нильсен
Томас Нильсен

Я не буду комментировать российское законодательство, касающееся публикаций о суициде. Я могу прокомментировать только то, о чем написано в статье, перепечатку которой нас потребовали удалить. Герой этой публикации рассказывает свою личную историю, он делится своей личной травмой, как он пытался покончить жизнь самоубийством, как он это пережил, и на самом деле эта публикация никак не пропагандирует суицид, а наоборот – его предотвращает. Она должна помочь людям, которые оказались в такой ситуации. Вы сами знаете, что писать на такие темы очень тяжело. За последние две недели я много раз общался с этим человеком и могу с уверенностью сказать, что в нашей публикации его история отражена очень корректно. Для меня, как для редактора, приоритетной является его точка зрения.

Когда редактор Barents Observer Томас Нильсен позволил себе выступить с критикой этих решений, он был уволен

Противоречит эта статья российскому законодательству или не противоречит – это вопрос к юристам. Мы оспариваем решение Роскомнадзора, но я признаю за ним право заблокировать любую статью российского СМИ, если она не соответствует российскому законодательству.

– Обратимся ли мы в суд или нет, если Роскомнадзор нас заблокирует, будет зависеть от того, будет ли кто-то нас поддерживать в этом юридическом споре финансово, – добавил еще один журналист The Independent Barents Observer Атле Столесен, который одновременно является и директором издания.

На протяжении многих лет он вместе с Томасом Нильсеном писал о том, что происходит в регионе Баренцева моря, для интернет-портала Barents Observer, которым владел норвежский Баренц-секретариат, созданный властями трех северных губерний – Нурлан, Трумс и Финнмарк. Однако в 2015 году собственники портала попытались ограничить свободу его журналистского коллектива – в частности в выборе тем публикаций, а когда редактор Barents Observer Томас Нильсен позволил себе выступить с критикой этих решений, он был уволен.

Редакция издания: Томас Нильсен и Атле Столесен
Редакция издания: Томас Нильсен и Атле Столесен

Собственно, это и стало началом нового издания – The Independent Barents Observer, в котором работают сегодня всего два человека, напугавшие российские власти настолько, что одному из них – Томасу Нильсену – ФСБ закрыла в 2017 году въезд в страну на ближайшие пять лет. По утверждению российских спецслужб, норвежский журналист представляет угрозу национальной безопасности.

"Я не политик, я – журналист"

На стене редакционного кабинета The Independent Barents Observer висит календарь Федеральной пограничной службы России, и, по словам Томаса Нильсена, он каждый день смотрит на него с вопросом: сможет ли он когда-либо вернуться в Россию как журналист?

Я пытался выяснить причину в суде и подал иск на ФСБ, но проиграл пять процессов

– Запрет на мой въезд в Россию зависит от того, когда Норвегия снимет санкции с вашей страны. Это может произойти завтра, а может не произойти никогда, – полагает Нильсен.

– А как вы сами относитесь к санкциям?

– Я не политик, я – журналист. Я пишу про санкции, но не принимаю решения о том, вводить их или нет.

– Получается, что сегодня из вашего издания в Россию может приехать только Атле?

– Это же половина нашей редакции!

– Но почему в российский санкционный список попал именно редактор The Independent Barents Observer?

– Я не знаю. Я пытался выяснить причину в суде и подал иск на ФСБ, но проиграл пять процессов – в Заполярном, Мурманске, Петрозаводске и Москве, и до сих пор эта причина мне неизвестна. В конце концов мне пришлось обратиться в Страсбургский суд, и вчера я получил из него письмо с номером моей очереди на рассмотрение этого иска. Но представитель ФСБ заявил в российском суде, что причина, по которой мне закрыт въезд в Россию, является государственной тайной.

Баренцево море
Баренцево море

– А есть ли цензура в Норвегии?

– Издание Barents Observer испытало на себе, что такое цензура. Когда наша редакция располагалась в Баренц-секретариате, нам однажды попытались сказать, о чем нам больше не стоит писать. Мы даже не могли себе представить, что такое возможно в Норвегии. Но поэтому мы сегодня здесь, в The Independent Barents Observer. Не могу предположить, чтобы похожая ситуация произошла в других издательских домах Норвегии.

– Но существуют ли в норвежских СМИ какие-то табуированные темы?

Сегодня мой почтовый ящик оказался забит гневными письмами после статьи, которую мы накануне опубликовали

– Есть сложные темы, и редактор, конечно, может испытывать давление со стороны властей, энергетических компаний или даже неправительственных организаций. Но в конечном итоге только от него зависит, какие публикации выйдут в его СМИ. Сегодня, к примеру, мой почтовый ящик оказался забит гневными письмами после статьи, которую мы накануне опубликовали. Она рассказывала о нашествии белых медведей на Новую Землю. Мы, как и многие, кто об этом написал, связали это нашествие с климатическими изменениями в Арктике, но это не единственная причина. Второй причиной такого нашествия является неправильное обращение тех, кто проживает на Новой Земле, с бытовыми отходами. Зачем белым медведям сидеть на льдине, поджидая тюленей, если можно прийти к человеку и довольствоваться его отходами?

Белые медведи на архипелаге Новая Земля. Февраль 2019 года
Белые медведи на архипелаге Новая Земля. Февраль 2019 года

Мы привели в статье мнение американской исследовательницы, которая не только придерживается этой же точки зрения, но и категорически отрицает климатические изменения. После этого читатели разразились гневными отзывами, в которых написали, что The Independent Barents Observer не является серьезным изданием, поскольку предоставляет свою площадку таким людям, которые в принципе не верят в изменения климата. Но статья-то была хорошая, и эти мнения никак на нас не повлияли, – говорит Томас Нильсен.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG