Ссылки для упрощенного доступа

Остановить "оптимизацию". В Карелии закрывают национальные школы


Карельское село Крошнозеро

В начале 2019 года многодетная мать из поморского села Нюхча Светлана Попова разместила в интернете петицию против планов руководства Карелии по "оптимизации" десятков школ в небольших поселках и деревнях республики. Перед новогодними каникулами республиканское министерство образования разослало по муниципальным районам рекомендации по сокращению школьной сети. Документы попали в местную прессу и вызвали настоящий взрыв в карельской глубинке.

"Жители Карелии, давайте отстоим право наших детей жить и учиться дома, не в казенных домах-интернатах!" – написала Светлана Попова в петиции, которую подписали почти 60 тысяч человек – случай для республики небывалый.

Нюхча, поморское село
Нюхча, поморское село

Жители Нюхчи не ограничились обращением к республиканским и федеральным властям, а решили устроить в селе собрание, чтобы по поморской традиции, всем миром, обсудить, как им жить дальше. Ситуация грозила выйти из-под контроля, и в Нюхчу срочно отправился Алексей Уханов, глава Беломорского района Карелии, к которому относится село. Он хотел убедить местных активистов отложить собрание и провести вместо него встречу с районными властями, где поморы могли бы высказать предложения по улучшению жизни в своем селе. Руководство Карелии тем временем объявило, что планов по закрытию школы в Нюхче и переводу учащихся средних классов на интернатное обучение нет.

На встрече жителей Нюхчи с главой района Алексеем Ухановым, которая состоялась в начале февраля, поморы прямо заявили, что не дадут никому "оптимизировать" их школу.

Константин Попов
Константин Попов

"Если оптимизировать, давайте сократим на 90 процентов министерство образования! – выразил общее настроение нюхотских поморов житель села Константин Попов. – Вместе с этим уйдет вся бюрократия, а министерство образования начнет заниматься только тем, что нужно для содержания школ и начисления зарплаты учителям, а освободившихся из министерства людей – на биржу труда! А сокращать нас и оптимизировать мы не позволим! Мы здесь живем 500 лет и собираемся жить дальше!"

Однако всего через месяц после событий в Нюхче под угрозой "оптимизации" оказались образовательные учреждения в селе Крошнозеро и деревне Савиново Пряжинского национального района, которые считаются в республике местами компактного проживания карелов, ее титульного народа. Накануне 8 марта в обоих населенных пунктах побывала экспертная комиссия во главе с заместителем руководителя районной администрации Еленой Илюкович. Планы закрытия сельских школ вызвали у представителей коренного населения Карелии категорический протест. На визит муниципальных чиновников жители Крошнозера и Савинова ответили петициями главе республики Артуру Парфенчикову, уполномоченной по правам ребенка в России Анне Кузнецовой и министру просвещения страны Ольге Васильевой. "Кто же пожалеет наших детей, если не мы? Поэтому мы однозначно против и будем бороться до последнего", – пообещали карелы.

Государство уходит из села

– Когда я сюда приехала в 1983 году, в сельском магазине все время звучала карельская речь, – рассказывает директор школы-сада в селе Крошнозеро Пряжинского национального района Карелии Ирина Богданова. – Сейчас по-карельски общаются между собой только бабушки, молодежь не очень, хотя Крошнозеро – это место компактного проживания карелов. По всей видимости, ушла языковая среда, хотя карельский язык в нашей школе преподавали с 1989 года и его нет в программе только в этом учебном году. Педагог, которая начинала вести карельский язык, к сожалению, вынуждена была уволиться, но если школа в селе сохранится, я думаю, Нина Петровна к нам вернется.

Ирина Богданова
Ирина Богданова

Один из школьных кабинетов стилизован под традиционную карельскую горницу. На деревянных стенах развешана старинная домашняя утварь, а возле каждой берестяной корзины или чугунного утюга приклеены маленькие листки бумаги с названием экспоната на карельском языке. Сегодня школа в Крошнозере может остаться не только без родной речи, но и без учеников – здесь осталось всего девять учащихся младших классов, поэтому школу планируется ликвидировать, а ее здание – по всей видимости, продать.

По словам Богдановой, учреждение собирались закрывать еще полтора десятка лет назад, но перед началом нынешнего учебного года педагогов предупредили, что он для них действительно последний. На "оптимизации" образовательной сети настаивает республиканское руководство, поставленное федеральным центром в условия жесткой бюджетной экономии. Как утверждает Ирина Богданова, у школы нет никаких серьезных предписаний надзорных органов, а качеству начального образования в Крошнозере могут позавидовать учебные заведения и в более благополучных селах Карелии.

Школа в Крошнозере
Школа в Крошнозере

"В нашей школе четыре педагога, и каждый из них имеет свою изюминку. Светлана Анатольевна занимается с детьми танцами, и практически все дети у нас танцуют. Екатерина Владимировна внеурочную деятельность ведет по музыкальным инструментам, дети у нее играют на блок-флейте и на синтезаторе. Учитель физкультуры Владимир Тимофеевич организует туристические слеты и проводит на них школу юного спасателя, он же вывозит детей на скалодром. Марина Вячеславовна, которая преподает у нас английский язык, занимается различными поделками и делится с детьми своим умением".

В случае закрытия школы-сада сельские педагоги останутся без работы, а найти новую в Крошнозерском сельском поселении почти невозможно. Из-за этого некогда большое карельское село, где в школьных классах училось по два десятка детей, в последние годы потеряло значительную часть своего населения.

Любовь Пономарева
Любовь Пономарева

"У нас детей по регистрации 46 человек, а в школе из них учатся только девять, – заметила глава поселения Любовь Пономарева. – Родители не могут найти в поселении работу, поэтому им приходится уезжать из Крошнозера. Снимают квартиры там, где удается трудоустроиться, и, естественно, забирают с собой детей. Многие молодые семьи, наверное, вернулись бы, но когда закрылся совхоз, а ферму растащили, то у молодежи будущего тут не осталось. Правда, собираются у нас открывать завод по переработке рыбы. Тогда, наверное, появятся рабочие места, но если закроют школу, то куда молодым родителям отправить на учебу детей?"

"Школу нужно сохранить! – считает житель села Владимир Бояринов. – Государство совсем от деревни отвернулось, а школа – это единственный форпост государственности на селе. Она и работу дает людям – там и учителя, там и повар, там и уборщица, там и сторож. Но нам особенно повезло с педагогами – они с душой относятся к нашим детям и дают им качественные знания. У нас с супругой приемная семья, в которой девять детей. Трое сейчас с нами, а остальные – уже совершеннолетние и дальше пошли учиться. У нас два ребенка-инвалида, и школа пошла нам навстречу, организовав для них специальную программу. Если школа закроется, мы вообще не знаем, куда потом наших детей отправлять".

По всей видимости, учеников из Крошнозера придется возить на автобусе в административный центр соседнего сельского поселения – Ведлозеро, где еще сохранилась общеобразовательная школа. Однако родители опасаются за безопасность своих детей, ведь часть пути пройдет по новой оживленной трассе, да и состояние школьных автобусов в Карелии оставляет желать лучшего – ломаются даже совсем новые.

Крошнозеро
Крошнозеро
Мы не понимаем, кому и зачем постоянно надо что-нибудь да закрыть

"Мы – родители учеников и местное население – категорически против закрытия, – говорится в петиции, которую жители Крошнозера отправили руководству Карелии и Пряжинского национального района. – Мы не видим никаких причин для закрытия. Нас устраивает все: учителя как опытные педагоги, работники, которые обслуживают детей, подвоз и вывоз детей, нас тоже устраивает. Здание школы крепкое, теплое, дети довольны, сытые. Мы не понимаем, кому и зачем постоянно надо что-нибудь да закрыть, лишить рабочих мест крошнозерцев, а главное – усложнить жизнь и учебу детям. Теперь почему-то дети должны вставать в 6.00, чтобы в 7.00 ехать в Ведлозерскую школу, а приехать домой в 16.00. Итого на ногах ребенок начальной школы должен быть примерно 9 часов, пока попадет домой. А если гололед, или поломка автобуса, или еще что-то, тогда еще и позже. А когда детям заниматься домашними уроками и делами, да просто жить?"

"Доведут до гражданской войны"

Школа-сад в карельской деревне Савиново Пряжинского национального района располагается в одноэтажном деревянном доме с печным отоплением, но выглядит аккуратно и ухожено.

"Я не вижу никакого смысла в закрытии нашей школы, – заявляет жительница деревни Нина Фотеева, которая выступила одним из инициаторов кампании за сохранение образовательного учреждения. – В прошлом году в ней были установлены стеклопакеты и новые двери, которые соответствуют всем требованиям пожарной безопасности. Но самое главное – в Савиново есть дети, и еще есть молодежь, которая хочет здесь жить!"

Нина Фотеева
Нина Фотеева

По словам Фотеевой, на встрече с педагогами и родителями учащихся Савиновской школы-сада члены комиссии, оценивающей последствия ликвидации школ, предложили местным жителям организовать подвоз детей в школы соседних сел, а для детсадовцев – создать семейную дошкольную группу. Как пояснили муниципальные чиновники, по российскому законодательству деревенская школа-сад должна быть оборудована системой видеонаблюдения и металлическим ограждением, а средств на это в местном бюджете нет.

Как рассказала директор Ирина Евсеева, начальную школу сейчас посещают три ученика, а детский сад – восемь воспитанников. Однако Савиновская школа-сад – это и занятость для шестерых жителей деревни, трое из которых – педагоги. Им придется искать не только работу, но и, по всей видимости, новое место жительства, потому что трудоустроиться в окрестностях Савинова почти негде.

"Я тут работаю, и у меня ребенок здесь во втором классе учится. Лучше пусть наши дети учатся здесь, чем их будут возить куда-то по такой дороге! Да и я сама останусь без работы. Какой тогда смысл тут жить? Придется тоже куда-то уезжать, – говорит повар Савиновской школы-сада Юлия Матвеева.

"Если школы не будет, деревня развалится совсем, – уверена Мария Каширина, младший сын которой готовится пойти осенью в первый класс. – Раньше все строили и строили, поднимали деревни, поселки. А теперь что? Только на словах село поднимают! Вот нам государство дало деньги на строительство дома как работающим в сельской местности. А дети-то теперь что? Куда нам? Вот сейчас закроют школу, там, в Ведлозере, не дай бог, закроют десятый-одиннадцатый классы, и что нам всем – собираться уезжать? Свой дом оставлять? Нам бы здесь жить и работать, а все закрывают!"

Юлия Матвеева (слева) и Ирина Каширина (справа)
Юлия Матвеева (слева) и Ирина Каширина (справа)

"Доведут до гражданской войны, – заметил еще один житель Савинова Александр Фотеев. – Я за это государство, например, уже ни за что не пойду. У меня есть свой поселок, и мне больше ничего не надо. Садик? Будем за садик воевать!"

"Ляпы" внутренней политики страны"

В своем обращении к главе Карелии российскому детскому омбудсмену и министру просвещения страны жители Савинова напомнили, что на VIII съезде карельского народа особо подчеркивалась необходимость сохранения малокомплектных школ в местах компактного проживания карелов. Село Крошнозеро и деревня Савиново как раз относятся к таким местам. Доля карелов в общей численности населения республики составляет сейчас менее 10%, а родным языком из них владеет едва ли половина.

Школа в Савинове
Школа в Савинове

Корреспондент Радио Свобода попросил прокомментировать ситуацию с закрытием образовательных учреждений в местах компактного проживания коренного населения республики члена Совета уполномоченных VIII съезда карелов Наталью Антонову:

– Нет ли ощущения, что попытки реорганизации или закрытия школ в местах компактного проживания коренного населения республики – будь то карелы или поморы – это целенаправленная политика?

У меня, как у обывателя, складывается впечатление, что мы скоро вступим в какую-то войну

– Я не считаю, что это целенаправленная политика по отношению к карелам. Это – в целом "ляпы" внутренней политики страны. С одной стороны, Карелия как регион находится в очень сложном финансовом положении, республика – глубоко дотационная. Но с другой стороны, я слушала послание президента страны Федеральному собранию и для себя отметила несколько четких фраз о том, что нужно беречь человеческий потенциал на местах, не оставлять людей брошенными. Однако значительная часть бюджета России по-прежнему уходит на вооружение, на укрепление обороны страны, и у меня, как у обывателя, складывается впечатление, что мы скоро вступим в какую-то войну. А затраты на социальную сферу с каждым годом урезаются и страдают от этого в том числе учреждения образования.

То, что происходит сегодня с Нюхчей или другими населенными пунктами Карелии, – это отражение всех тех проблем, которые накопились внутри страны. Я слежу по выпускам телевизионных новостей, как федеральный центр ведет себя с регионами. Я не вижу диалога. Вертикаль власти в Российской Федерации настолько жесткая, что возникает ощущение, что мнение регионов в Москве совершенно не берут во внимание. Мне непонятно, почему министр образования Карелии не может донести позицию жителей республики до президента или хотя бы до министра просвещения России. Это звено во взаимоотношениях федерального центра с регионами вообще отсутствует! Поэтому говорить о проблеме закрытия какой-то отдельной сельской школы в Нюхче или Савиново очень сложно. Система дала сбой уже давно, а мы лишь пожинаем эти плоды.

Наталья Антонова
Наталья Антонова

– На Восьмом съезде карельского народа, который состоялся в республике в 2016 году, очень четко было заявлено о недопустимости закрытия образовательных учреждений в местах компактного проживания карелов. Но сегодня мы наблюдаем, как в Пряжинском национальном районе предпринимаются попытки закрыть школы в Савинове и Крошнозере. Получается, что мнение карелов ничего не значит даже в Республике Карелия?

А где еще государство может урезать свои затраты, как не в культуре и образовании?

– Мне представляется, что эти съезды проводятся больше для создания видимости того, что существует некий диалог гражданского общества и государства. Да, есть какое-то распоряжение республиканского правительства по выполнению резолюции съезда карелов, но, когда речь заходит о самых принципиальных для карельского народа вопросах, о резолюции никто не вспоминает. Перед правительством Карелии стоит другая задача – максимально сэкономить бюджетные средства. А где еще государство может урезать свои затраты, как не в культуре и образовании? Как может резолюция, принятая национальной общественностью, повлиять на государственную политику? Разве министр образования Карелии поедет в Москву и станет махать перед президентом страны или министром просвещения России резолюцией съезда карелов? В гражданском обществе это, конечно, выглядело бы вполне естественным, но в России такого общества нет.

– А чем, на ваш взгляд, может обернуться закрытие школ и детсадов в таких карельских деревнях, как Савиново, где еще сохранилась языковая среда?

– Деревня Савиново – это очень своеобразная локация даже для Ведлозерского сельского поселения. Я сама заканчивала Ведлозерскую школу и помню, что ребята из Савиново по сравнению с теми, кто учился в ней из соседних деревень Кинелахта, Койвусельга, Юргелица и Кутчезеро, были самыми, если можно так выразиться, "карелистыми". Если мы в общении друг с другом перешли на русский язык, то школьники из Савиново между собой говорили по-карельски. Жители этой деревни живут довольно автономно, и у них даже есть свой диалект.

Все наши проблемы от этой жесткой вертикали и неравномерного распределения средств внутри страны

Я не скажу, что в селе Крошнозеро или других карельских селах сейчас по-карельски не говорят. Говорят! Но республика не хочет видеть это в приоритете. Слишком короткими шагами мы меряем социально-экономические факторы устойчивого развития региона. Мы не смотрим на перспективу, у нас полный хаос в управлении, в распределении полномочий. Люди уже открыто говорят о том, что Москва до крайней степени зажала регионы, что ресурсов у них вообще не остается. Я смотрю на местные администрации в поселениях и поражаюсь совершенно абсурдным вещам, когда, к примеру, большая часть бюджета поселения уходит в государственную казну на уплату штрафов за неисполнение предписаний прокуратуры, которые невозможно выполнить из-за отсутствия у муниципалитета средств. Местные бюджеты просто нищие! Их еле-еле хватает на выплату зарплаты самим муниципальным служащим. Люди бегут из муниципального управления, а недовольства у населения все больше и больше. Население считает, что местная власть что-то может сделать, а она ничего сделать не в состоянии.

Министерство образования Республики Карелия
Министерство образования Республики Карелия

Все наши проблемы от этой жесткой вертикали и неравномерного распределения средств внутри страны. Савиново пострадает, Крошнозеро пострадает, через какое-то время пострадает и Ведлозеро, где только усилиями родительского сообщества удалось отстоять в школе десятый и одиннадцатый классы. Я не завидую администрации Пряжинского района, потому что там просто не знают, что делать. Они разрываются между настроениями местного населения и теми указаниями, которые они вынуждены выполнять. Я не могу сказать, что это районная власть закрывает школы. Это все идет сверху".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG