Ссылки для упрощенного доступа

Приговор Константину Котову: 4 года по "дадинской" статье


Константин Котов в суде

Тверской суд Москвы приговорил гражданского активиста Константина Котова к 4 годам заключения в колонии общего режима за неоднократное нарушение закона о митингах. Это так называемая "дадинская" статья 212.1 УК РФ – по фамилии первого осужденного по ней, активиста Ильдара Дадина. Для Котова представители прокуратуры просили 4,5 лет колонии.

От задержания Константина Котова до приговора прошло меньше месяца: следствие и суд управились с его делом в рекордно короткие сроки. Котова задержали вечером 12 августа, на следующий день предъявили обвинение, а 14 августа Пресненский суд отправил его под арест на два месяца. Уже 15 августа адвокату Константина Котова Марии Эйсмонт объявили, что следственные действия закончены. На ознакомление с материалами дела защите отвели 72 часа, 48 из которых пришлись на выходные дни. 20 августа дело Котова передали в суд, а 3 сентября начали рассматривать по существу. Процесс уложился в два заседания, на третьем судья Станислав Минин огласил приговор активисту.

Этими действиями режим сам себе роет могилу


На заседании 4 сентября прокуратура попросила приговорить Константина Котова к 4,5 годам заключения. Максимальный срок по этой статье – 5 лет. По мнению гособвинения, у Котова, помимо положительных характеристик, были и отрицательные – от участкового из-за привлечения к административной ответственности.

Сам активист вину не признал. В своем последнем слове в суде Константин Котов заявил, что судят не его, а "право на свободу собраний" (цитата приводится по "Медиазоне"):

Константин Котов в суде
Константин Котов в суде

"Некоторых, в том числе и меня, судят по уголовной статье – за то, что я неоднократно пытался выразить свой протест. Я считаю, что этими действиями режим сам себе роет могилу. Если легальные формы протеста запрещены, рано или поздно на улицах города мы увидим не мирные акции, а восстание доведенных людей. Я этого не хочу. Никто из тех, кто выходил со мной на мирные мероприятия, тоже этого не хочет. Поэтому надо бороться до последнего за наше и ваше право. И не забывать тех, кто за эту борьбу лишен свободы".

Приговор вызвал возмущение у многих присутствовавших в зале суда, и они устроили спонтанную акцию в поддержку активиста.

После того, как судебные приставы вытеснили людей на улицу, они еще долгое время оставались у здания суда, скандируя "Свободу Котову!". К суду были подтянуты автозаки и наряды полиции.

В деле Константина Котова пять эпизодов. Первый из них – участие в акции в поддержку арестованного аспиранта мехмата МГУ Азата Мифтахова 2 марта, за которое активист был оштрафован. Второй эпизод – задержание после схода "В защиту нового поколения: против пыток и репрессий" у здания ФСБ 13 мая. Третье нарушение, по мнению следствия, состоялось 12 июня, когда Котов был задержан на акции в поддержку Ивана Голунова. Еще один эпизод – опубликованный активистом в фейсбуке призыв выйти на Трубную площадь 19 июля на акцию в поддержку незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму. За этот пост в фейсбуке активист спустя несколько дней был арестован. И пятый эпизод, за которым последовало уголовное дело, – задержание 10 августа в сквере у памятника героям Плевны рядом с администрацией президента – после многотысячного митинга в поддержку независимых кандидатов в Мосгордуму на проспекте Сахарова.

Тогда двое суток он провёл в отделе полиции, затем его отпустили под обязательство о явке в Следственный комитет на следующий день. Следственные действия начались раньше: уже спустя пару часов после освобождения активиста задержали повторно, увезли на допрос, затем на обыск.

– Когда я приехала, – вспоминает адвокат Мария Эйсмонт, – он рассказал, что его очень грубо задержали, заломали руку, поставили в ужасно неудобную позу, били по ногам и говорили: "Ну что, Константин, какие ваши политические взгляды?"

Акция в поддержку Константина Котова на улицах Москвы

Константин Котов "идёт, шагает по Москве"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:31 0:00

"Преступление, которого нет"

Константину Котову 34 года, он работает программистом. Постоянный участник протестных акций, активно помогал политзаключённым, рассказывают его соратники. Накануне, 13 августа, в Москве прошла серия одиночных пикетов в его поддержку. Константин Котов – один из инициаторов бессрочной акции у здания Администрации президента в Москве с требованием освободить украинского режиссёра Олега Сенцова. Акция началась 18 сентября 2018 года. Позже появился лозунг "всех на всех" с требованием обмена военнопленными с Украиной.

Кинокритик и организатор кинофестивалей Алексей Медведев, выходивший с пикетом в защиту Котова, рассказывал, что познакомился с ним, когда стал выходить на акции в поддержку своего товарища Олега Сенцова, обвинения в адрес которого считает несправедливыми. Как и в случае с украинским коллегой по цеху, Медведев посчитал своим долгом вступиться за близкого человека:

– Не мог не присоединиться к пикетам, когда узнал, что Константин сам находится под следствием. Это один из самых, с одной стороны, решительных и смелых людей, с другой стороны – добрых, безобидных и неагрессивных. Его задержание – ещё один сигнал о том, что всё становится хуже и хуже, и если мы не будем протестовать, неизвестно, что нас ждёт.

Константин Котов на пикете в Москве с плакатом "Крым – это Украина", март 2019 года
Константин Котов на пикете в Москве с плакатом "Крым – это Украина", март 2019 года

В поддержку Константина Котова высказывался и один из основателей партии "Яблоко" Григорий Явлинский. Он присутствовал в суде по избранию меры пресечения активисту:

– Константина Котова судят за преступление, которого нет. Взгляды его, о которых он говорил в ходе судебного заседания, например, полностью совпадают с моими взглядами и со взглядами миллионов людей в России. Это преследование абсолютно политическое. Эта полицейская машина, защищая сегодняшнюю власть, защищает лично Путина, уничтожает людей, у которых просто другая точка зрения.

Суд и конституционность

Константин Котов стал третьим за год обвиняемым по статье 212.1.

В январе 2019 года по ней возбудили дело в отношении Вячеслава Егорова, одного из лидеров протеста в Коломне против ввоза мусора из Москвы. Спустя 5 месяцев домашнего ареста меру пресечения изменили на запрет определённых действий: не общаться с участниками дела, не распространять о нём информацию, не участвовать в митингах, не пользоваться интернетом. Такая же мера пресечения у активиста, выступающего против мусорного полигона в Шиесе Архангельской области, Андрея Боровикова. О его уголовном деле по статье 212.1 стало известно 30 апреля 2019 года. В 2015 году за "неоднократное нарушение установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия и пикетирования" Басманный суд Москвы приговорил Ильдара Дадина к трем годам колонии общего режима. Московский городской суд позже снизил срок заключения на полгода. В 2017 году Конституционный суд потребовал пересмотра приговора Дадину, но отказался признать статью 212.1 Уголовного кодекса противоречащей Конституции, как того требовал сам Дадин и поддерживавшее его правозащитное сообщество. Позже президиум Верховного суда отменил приговор за отсутствием состава преступления, признав право активиста на реабилитацию.

Константин Котов признан политзаключённым
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:43 0:00

При этом, рассматривая дело Дадина, Конституционный суд постановил, что лишать свободы по этой статье можно только в случаях, если мирные акции протеста перерастут в беспорядки, напоминает руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан:

Не должно быть уголовной ответственности за мирный протест


– Конституционный суд в постановлении по делу Ильдара Дадина сузил применение этой нормы и указал: во-первых, нельзя привлекать к уголовной ответственности только за саму неоднократность. То есть постановлений по административным статьям КоАП, статье 20.2, недостаточно для того, чтобы человека привлечь к уголовной ответственности. Должен быть реальный вред здоровью или имуществу. Во-вторых, наказание в виде лишения свободы по этой статье не может назначаться опять же в отсутствие какого-то реального вреда. С того момента до 2019 года статья 212.1 не применялась в России, уголовные дела не возбуждались. Но в этом году уже сейчас мы имеем дело с третьим случаем возбужденного уголовного дела.

– Получается, что статья дублирует наказания, которые человек уже отбыл. Поэтому правозащитники считают ее антиконституционной?

– Это так называемая проблема административной преюдиции. У нас есть и другие составы в законодательстве, когда повторное совершение административных правонарушений потом превращается в преступление. Например, пьяное вождение: первый раз человек управляет пьяным за рулем – это административное правонарушение, второй раз это становится уже преступлением. Проблема в том, что в принципе не должно быть уголовной ответственности за мирный протест. Статья 212.1 криминализирует мирный протест, то есть допускает уголовную ответственность, лишение свободы за действия, которые не повлекли за собой вреда здоровью и имуществу других людей. В этом проблема. И дело Ильдара Дадина, которое мы выиграли в Конституционном суде, это подтверждает, – считает Григорий Вайпан.

Правозащитный центр "Мемориал" признал Константина Котова политзаключенным.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG