Ссылки для упрощенного доступа

"Новое величие": над порезавшими вены продолжается суд


Вячеслав Крюков

В четверг в Люблинском суде Москвы должно продолжиться рассмотрение дела организации "Новое величие", прерванное 17 октября, после того как двое его фигурантов, Руслан Костыленков и Вячеслав Крюков, демонстративно порезали себе вены. Один из них, Вячеслав Крюков, написал письмо из СИЗО, в котором объяснил, почему решился на такую акцию. Письмо, переданное через адвоката Дмитрия Иванова, опубликовал портал "Медиазона". В нем Вячеслав Крюков называет свое дело "цирком" и пишет, что он "пролил свою кровь, потому что считает несправедливым держать невинных людей за решеткой".

Копия письма, в котором Вячеслав Крюков излагает причины своего поступка, есть в распоряжении Радио Свобода. В нем, в частности, говорится:

"Все наше дело – это какой-то цирк, и все это видят и понимают. Многие приходят посмотреть, смеются, улыбаются, им весело. Причем почти всем, начиная от обычных зрителей и заканчивая самим судьей. Но почему тогда мы должны находиться в ужаснейших тюремных условиях? Мы не преступники и не заслужили это. Сколько еще будет продолжаться это издевательство над нами?

Письмо Вячеслава Крюкова из СИЗО
Письмо Вячеслава Крюкова из СИЗО

Уверен, что судья Люблинского районного суда [Александр] Маслов все прекрасно понимает. Он имеет полное право в любой момент прекратить этот беспредел или хотя бы выпустить нас из СИЗО, но все равно не делает этого. Потому что он типичный системный судья, такой же, как и подавляющее большинство судей в Российской Федерации, которые привыкли работать по указке. Особенно в политических делах, когда решения приходят сверху, а не принимаются независимо самим судьей по его личным ощущениям и убеждениям (как должно быть на самом деле)", – пишет Вячеслав Крюков.

О причинах, побудивших Вячеслава Крюкова навредить себе в зале суда и написать об этом письмо, Радио Свобода рассказал его адвокат Дмитрий Иванов.

Это крик души. Он устал, ему тяжело там находиться, поэтому он написал это письмо

– Он это сделал для того, чтобы общественность узнала о мотивах его поступка. Это крик души. Он уже настолько устал, так тяжело ему там находиться, что он написал это письмо. Он просит общественность о поддержке – не только его, но и других ребят, которые вместе с ним находятся под стражей. Я был у него в СИЗО во вторник, раны действительно очень большие – от локтевого сустава порядка 7–8 сантиметров. Все это зашито, и зрелище не для слабонервных, честно говоря. Ему сейчас больно шевелить руками. Но самое главное, что ему тяжело морально, у него вид совершенно опустошенного человека. Ему 21 год, а в глазах пустота. На него очень тяжело смотреть.

Вячеслав Крюков и Руслан Костыленков в суде
Вячеслав Крюков и Руслан Костыленков в суде

Что будет на ближайшем судебном процессе по делу "Нового величия"?

Мы хотим услышать свидетелей, которые давным-давно должны были быть представлены стороной обвинения

– Вячеслав Крюков написал это письмо в том числе и для того, чтобы объяснить, что это не было попыткой суицида, и поэтому судебно-психиатрическая экспертиза, которая может назначаться в таких случаях, не нужна. Но он объясняет, что находился в нормальном психическом состоянии, я надеюсь, что судья поймет данные обстоятельства. Хотелось бы, чтобы судебное заседание прошло в обычном режиме. Мы, наконец, хотим услышать свидетелей, которые уже давным-давно должны были быть представлены стороной обвинения, но этого до сих пор не произошло. Есть небольшая надежда, что ребятам изменят меру пресечения. Хотя мы сильно в этом сомневаемся, – сказал адвокат Дмитрий Иванов.

Мама Вячеслава Галина Крюкова, которая живет в Геленджике, уверена, что произошедшее в зале суда – следствие отчаяния:

Я чуть с ума не сошла от такого известия

– Обычно я слежу за новостями по делу в интернете, но именно в тот момент мне сразу позвонил наш адвокат Дмитрий Иванов. Он сказал, что случилось, и у меня был большой стресс, началась истерика. Я просто чуть с ума не сошла от такого известия, и конечно, было очень больно и обидно, и было тяжело это все перенести. Очевидно, что это был жест отчаяния. Человек уже просто до такой степени перестал верить в справедливость, что какие-то вопросы решаются честно... Я знаю своего ребенка, и я уверена, что он ни в чем не виноват, и держать его под стражей так долго, в таких мучительных условиях... Тем более что мы далеко, мы не можем себе позволить ездить в Москву часто… Для него это большая боль, для нас еще больше – знать, что ты никак не можешь помочь своему ребенку. Он говорит, что у него ничего другого не остается, как идти на такие шаги. Я против таких истязаний себя, для меня это жутко. Я надеюсь, что дело рассмотрят справедливо и их оправдают, – рассказала Галина Крюкова.

Адвокаты обвиняемых по делу "Нового величия"
Адвокаты обвиняемых по делу "Нового величия"

Участников движения "Новое величие" Марию Дубовик, Анну Павликову, Вячеслава Крюкова, Руслана Костыленкова, Сергея Гаврилова, Петра Карамзина, Максима Рощина, Дмитрия Полетаева, Павла Ребровского и Рустама Рустамова задержали 15 марта 2018 года, накануне выборов президента. Молодых людей из Москвы и Подмосковья обвиняют в создании экстремистского сообщества и участии в нем (части 1, 2 статьи 282.1 УК). По версии следствия, целью движения было "безальтернативное участие в народных восстаниях, революционных действиях, в столкновении с представителями действующего в России режима". Для этого, полагает следствие, активисты несколько раз ездили за город для тренировок по стрельбе и метанию "коктейлей Молотова".

Обвиняемая по делу "Нового величия" Анна Павликова
Обвиняемая по делу "Нового величия" Анна Павликова

В основу обвинения легли показания информатора Руслана Д., который во время общения с другими активистами предложил им создать политическую организацию и написать устав. В деле есть показания еще двух свидетелей, которые также оказались осведомителями.

Руслан Костыленков, которого следствие считает лидером "Нового величия", заявлял о пытках после задержания. Шестерых активистов, включая Павликову и Дубовик, суд отправил в СИЗО, остальных – под домашний арест. В изоляторе у девушек начались проблемы со здоровьем, защита неоднократно просила избрать им другую меру пресечения. После московского "Марша матерей", участники которого требовали освободить из СИЗО Дубовик и Павликову, их перевели под домашний арест.

Марш матерей
Марш матерей

Павел Ребровский и Рустам Рустамов заключили досудебное соглашение, их дела суд рассмотрел в особом порядке. Ребровский получил 2,5 года заключения, а Рустамов два года колонии условно. Позже Ребровский отказался от своих показаний, прокуратура попросила отменить его приговор.

Общественная активистка Ирина Яценко, поддерживающая обвиняемых по делу "Нового величия" и выступающая за их освобождение, говорит о том, для чего оно было сфабриковано:

Была установка от власти – работать на провокацию

– Скорее всего, создание этого дела – это личная заинтересованность определенных сотрудников, которые решили на этом сделать себе карьеру, получить погоны, должности, премии и так далее. Но, с другой стороны, есть вероятность, что была установка от власти – работать на провокацию. Им важно, чтобы граждане боялись заниматься даже мирным протестом. Мирный протест наиболее опасен для власти, он наиболее эффективен. А "Новому величию" пытаются приписать насильственное сопротивление власти. Им действительно нужны вот такие провокации, чтобы показать: смотрите, тут плохие люди хотели устроить насильственный переворот в стране, бойтесь их, бойтесь оппозиции. Это создает определенный антураж и работает на руку власти.

Гражданский активист Ирина Яценко
Гражданский активист Ирина Яценко

Недавно двое обвиняемых порезали себе вены, и это был очевидный жест отчаяния. Как вы думаете, это может повлиять на дальнейшее развитие этого дела, на дальнейшее его рассмотрение?

Интерес общественности к этому делу очевидно снижается, уменьшилось количество людей, которые ходят на суды

– Я сильно в этом сомневаюсь. Я сразу написала у нас в группе поддержки в фейсбуке, что это никакое не самоубийство, конечно же, это попытка привлечь внимание. Интерес общественности к этому делу очевидно снижается, уменьшилось количество людей, которые ходят на суды. Внимание сместилось в плоскость "московского дела", к делу Кости Котова. Лично меня сейчас больше волнует, что будет с Русланом Костыленковым и Вячеславом Крюковым в СИЗО. Лезвие на судебном заседании – это, конечно же, ЧП, и можно представить, что режим их содержания ужесточится. Все будет намного жестче, внимания к ним будет больше, проверки участятся. Здесь уже многое зависит от адвокатов – насколько они будут все контролировать, насколько часто ходить к ребятам, следить, чтобы не было избиений и другого давления. Но к этому делу должно быть приковано и внимание общества, оно должно быть очень высоким, чтобы оградить ребят от пыток и избиений, от мести со стороны ФСИН, – полагает гражданский активист Ирина Яценко.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG