Ссылки для упрощенного доступа

"Я им предложила еще раз залезть в шкаф". В Краснодаре давят на мать активистки


7 ноября суд начнет рассмотрение по существу дела активистки “Открытой России” из Краснодара Яны Антоновой, которую обвиняют в осуществлении деятельности нежелательной организации. На активистку возбудили уголовное дело за то, что она сделала репост новости о гибели политика Бориса Немцова, провела одиночный пикет в память о нем и разместила на своей странице в социальной сети цитату Влада Листьева. Наказанием по статье 284.1 УК РФ “Осуществление деятельности нежелательной организации” может быть лишение свободы сроком до 6 лет. В конце октября в квартире 70-летней матери Яны Антоновой был проведен обыск по делу ФБК. Счета пенсионерки, на которых находятся деньги, предназначенные для младшего брата Яны Антоновой, инвалида 1-й группы, заблокировали.

Яна Антонова рассказала Радио Свобода об обысках и допросах.

– Почему обыск по делу ФБК проходил в вашей квартире и в доме вашей мамы?

– Для меня это загадка. Я не сотрудничаю с ФБК, никогда не переводила ему деньги. Я даже не знаю, где сейчас находится штаб Навального в Краснодаре. 15 октября меня допрашивали по делу ФБК. Спрашивали, знакома ли я с Алексеем Навальным и Леонидом Волковым. Волкова я один раз видела, а Алексея Анатольевича знаю только по его публичной деятельности. Моя мама о Навальном слышала, но расшифровать аббревиатуру ФБК не сможет. Следователи говорили, что они сами ничего не понимают. Но это не помешало им обыскать мою квартиру, квартиру мамы и квартиру, которую родители продали 15 лет назад.

– Как проходили обыски у вас и у ваших родителей?

Маму силовики увезли в СК и два часа допрашивали без адвоката


– Как обычно, ко мне пришли в 6 утра. Забрали мобильный телефон. Сейчас приходится пользоваться таким допотопным, что даже документы на него нельзя сфотографировать в нормальном качестве. Компьютера у меня нет, потому что его забрали еще во время предыдущего обыска. Силовики обыскали весь дом, нашли мое письмо крымскотатарскому правозащитнику Эмиру-Усеину Кемаловичу Куку. Обыскав все, они встали, посмотрели вокруг и, видимо, думали, что дальше делать. Я им предложила еще раз залезть в шкаф, проверить, не прячется ли там Навальный. К маме силовики пришли, когда отца и младшего брата не было дома. У мамы тоже забрали телефон, поэтому она не могла мне позвонить во время обыска. Маму силовики увезли в СК и два часа допрашивали без адвоката. Они не разъяснили маме ее права. Я предупредила маму раньше, что на вопросы полиции лучше не отвечать – брать 51-ю статью Конституции. Но она пожилой человек, гипертоник, растерялась.


– Мама сказала следователям, что плохо себя чувствует?

– Она сказала, что может в кому впасть, так как у нее сахарный диабет. Но скорую помощь никто не вызвал. Мама с трудом вспоминает, о чем ее силовики спрашивали на допросе. И не помнит, что подписала. По словам мамы, ее заставили сказать (или написать), что она к правлению Путина претензий не имеет. Я не знаю, что это такое. Видимо, социологические опросы в полиции начали проводить. Наши банковские счета арестовали. У меня денег почти не было, а у мамы теперь заблокирована сумма от продажи квартиры. Родители, когда узнали 20 лет назад, что брат болен и никогда не сможет работать, стали копить деньги ему на жизнь. Средства от продажи квартиры предназначались брату. И вот на счетах с этими накоплениями сейчас отрицательный баланс – 75 миллионов рублей. Мама очень переживает. У нее был гипертонический криз. Мама надеется, что адвокаты смогут снять арест. Обеспечить сына-инвалида было целью и смыслом ее жизни. Мы все знаем, какие в России пенсии по инвалидности.

Обеспечить сына инвалида было целью и смыслом ее жизни. Мы все знаем, какие в России пенсии по инвалидности


– Что вы думаете об обвинении вас в осуществлении деятельности нежелательной организации?

– Эта статья УК не соответствует Конституции России. Статью надо опротестовывать. Я уверена, что через несколько лет демократически избранная Госдума эту статью уберет. Но пока такая статья есть в российском законодательстве, ничто не удержит кубанских силовиков от желания ее применить. Я не признаю свою вину. Я выходила на пикеты и митинги в защиту интересов людей, живущих в моем регионе. Я политикой занялась, потому что хотела изменить ситуацию в Краснодаре к лучшему. Я считаю, что в нашем городе надо строить больше школ. В минувшем году я написала письма 400 депутатам Госдумы. Лично каждому, с просьбой выделить из федерального бюджета средства на строительство десяти школ в Краснодаре. Наш город быстро растет и испытывает острую нехватку школ. Эта проблема хорошо известна всем краснодарским родителям. Мой интерес к политике начался в 2010 году, когда я пришла на встречу бюджетников с бывшим мэром Краснодара Владимиром Евлановым. Ему задали вопрос, собирается ли администрация города строить новые детские сады. Мэр ответил, что нет на это денег. После этой встречи я вступила в партию “Яблоко” и мы провели пикет с требованием построить новые детские сады. Ситуация в стране такова, что решение насущных проблем лежит в политическом поле.


– Кто вам сейчас помогает?

– Друзья, родственники, "Правозащита Открытки" помогают маме и мне. Адвокаты Илья Новиков и Александр Валявский бесплатно ведут мое дело.

– Вы много лет работали детским врачом. Медицинское сообщество вас поддержало после после, того как вы стали обвиняемой по уголовному делу?

Ситуация в стране такова, что решение насущных проблем лежит в политическом поле

– Доктора, как правило, далеки от политики. Но врачи из Краснодара и других городов меня поддерживают. По моему мнению, бюджетники находятся в очень уязвимом положении. Их заставляют ходить на выборы и голосовать за кого надо. Это, конечно, большое свинство по отношению к людям. Я уверена, что в ближайшем будущем это будет исправлено.

– Вы уже не первый раз во время интервью говорите, что ситуация изменится к лучшему в ближайшем будущем. Почему вы так думаете?

На стороне молодежи время, и она победит

– Я вижу молодежь, которая сейчас входит в жизнь. Молодые люди не готовы мириться со многими безобразиями. Перемены в обществе – это социальная ответственность молодых. Я думаю, новое поколение с этим справится. Молодежь не несет на себе печать страха, которая лежит на старших поколениях. Молодые люди уже понимают, что путем демократических выборов в органы власти можно решать свои насущные проблемы. Я уверена, новое поколение своего добьется, несмотря на то что власть костьми ложится на их пути. На стороне молодежи время, и она победит.

– С 12-летним сыном разговариваете об уголовном деле против вас?


– Он знает, в чем меня обвиняют. Я стараюсь, чтобы жизнь сына шла как обычно. Кроме обысков и арестов счетов, у нас все нормально. Сын хорошо учится в школе, посещает театральную студию, занимается английским. Разговор о том, что меня могут посадить в тюрьму, нам только предстоит. Мне, как и всякому нормальному человеку, страшно попасть в тюрьму. Но, с другой стороны, я знаю, что тысячи женщин находятся в российских колониях и как-то там выживают.

– У вас не было желания уехать из России?

– Для меня, кроме Кубани, земли нет. Кубань – это моя родина. Я никуда уезжать не собираюсь.

Алексей Прянишников, координатор "Правозащиты Открытки", дал комментарий Радио Свобода:

– По нашим данным, по делу ФБК Басманный суд наложил арест на счета более 200 человек. Ситуация Яны Антоновой и её матери удивительна тем, что совершенно непонятно, по какому критерию они выбраны в качестве жертв. Здесь правоохранители превзошли сами себя. Яна и тем более ее мать никакого отношения к структурам Навального не имеют. Я предполагаю, что во всех регионах местные центры "Э", а возможно, и структуры ФСБ составляли списки для следователей, которые занимаются делом ФБК. В списки попали люди, которые критикуют действия власти публично. В том числе Яна Антонова. К матери Яны Антоновой, после того как на активистку начали заводить сначала административные дела, связанные с её участием в деятельности "Открытой России", а потом уголовное дело, приковано внимание правоохранителей. К пожилой женщине периодически приходили сотрудники уголовного розыска, пытались выяснить, чем Яна занимается. Я думаю, деньги на счетах пенсионерки были заблокированы, чтобы причинить дискомфорт Яне Антоновой и, возможно, отомстить за её позицию. Сейчас мы готовим ходатайство в СК с просьбой отменить арест денег на счетах матери Яны Антоновой, поскольку на эти средства содержится брат Яны, инвалид первой группы. И мы будем обжаловать арест денежных средств в вышестоящем суде.

Я думаю, деньги на счетах пенсионерки были заблокированы, чтобы причинить дискомфорт Яне Антоновой и, возможно, отомстить за её позицию

На вопросы Радио Свобода ответил и адвокат Яны Антоновой Александр Валявский:

– Дело против Яны Антоновой нарушает статью 6 “Право на справедливое судебное разбирательство” Европейской конвенции по правам человека. Нам предлагают эффективно защищать нашего клиента от непонятно чего. В обвинительном заключении много страниц, из которых нельзя понять, какие преступления совершила наша клиентка. Ее обвиняют в семи самостоятельных действиях. Первое – Яна Антонова демонстрировала желтый флаг с логотипом "Открытой России" на согласованном митинге. Второе – она вышла на одиночный пикет с требованием достроить бассейн в школе. И затем якобы распространила о нем информацию. Третье – участвовала в семинаре, где рассказывала, как правильно собирать мусор. Четвертый поступок – репост видео "Открытой России" о нехватке школ в Краснодаре. За эти четыре деяния Яну Антонову уже наказали в административном порядке. Следовательно, они не могут находиться в обвинительном заключении. Остаются три последних действия. Пятое – Яна сделала репост новости в память Немцова. Мы установили, что этой информацией поделились более 100 пользователей интернета. Шестое – Яна устроила одиночный пикет в память Немцова и поделилась этой новостью, как и еще 90 человек. Кроме того, Яна разместила в интернете цитату Влада Листьева, на которой был логотип “Открытой России”. Из-за этих поступков активистка рискует оказаться в тюрьме. Я не понимаю, как от репостов и пикетов могли пострадать общественная безопасность и конституционный строй. Если Яну Антонову осудят, это будет значить, что в России могут осудить за репост и разрешенный законом пикет. Людям уже выносили приговоры за репост материалов, которые признавались экстремистскими или оскорбляющими чувства верующих. Адвокаты и эксперты спорили о контенте фотографий и текстов – содержит ли он признаки экстремизма или оскорбления. Если Яну Антонову признают виновной, это станет прецедентом осуждения по уголовной статье за репост в чистом виде, лишь потому что на картинке или фотографии есть логотип общественной организации.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG