Ссылки для упрощенного доступа

"Время будет тяжелейшее". Бизнес о жизни во время и после пандемии


Закрытое кафе в Москве

Потери российской экономики от коронавируса могут достигнуть 18 триллионов рублей, а больше всего в период кризиса, связанного с эпидемией, пострадают гостиничный и ресторанный бизнес, сфера услуг, производство одежды и обуви, а также сферы культуры и спорта. Об этом говорится в макроэкономическом обзоре Национального рейтингового агентства (НРА). Без работы при этом могут остаться 15 с половиной миллионов человек. Менее всего должны пострадать производство продуктов, табака, сельское и лесное хозяйства, рыболовство и добыча полезных ископаемых, полагают аналитики НРА.

По данным московского центра занятости населения "Моя работа", уровень безработицы в Москве с 28 марта – со времени введения так называемого режима "самоизоляции" и карантина – вырос на 45 процентов. При этом эксперты отмечают, что чем дольше продлится карантин, тем больше будет число безработных.

Точечной денежной помощи от власти люди, видимо, не дождутся: об этом четко и ясно заявил глава Сбербанка Герман Греф. Он отметил, что "российские власти не могут позволить себе раздавать деньги населению из-за нехватки соответствующих инструментов". По мнению Грефа, власти должны ограничиться поддержкой крупных предприятий и людей, попавших в трудные ситуации.

Женщина в защитной маске в Москве
Женщина в защитной маске в Москве

Правительство России ввело меры поддержки наиболее пострадавших от коронавируса отраслей. В их число вошли в том числе строительство, общепит, гостиничный бизнес, авиаперевозки, сфера бытовых услуг. Им, в частности, продлили сроки уплаты налогов, отсрочили проведение налоговых проверок, перенесли сроки предоставления налоговых деклараций и уплаты страховых взносов. Для части малого и среднего бизнеса снизили ставку соцвзносов с 30 до 15 процентов, а также объявили кредитные каникулы для тех, чьи доходы упали больше чем на 30 процентов. Впрочем, ЦБ уточнил, что кредитные каникулы не являются бесплатными: банки продолжат начислять проценты на кредит, которые увеличат сумму долга.

Радио Свобода поговорило с представителями бизнеса, который, по мнению экспертов, больше всего пострадает после эпидемии коронавируса.

Владелец сети ресторанов "Мясо&рыба" Сергей Миронов:

У нас огромные кассовые разрывы, капает аренда, капает коммуналка

– Наши рестораны сейчас законсервированы, они не работают. Мы ждем открытия. У нас огромные кассовые разрывы, от них никуда не деться. Вопросы по аренде решены не со всеми арендодателями, поэтому где-то "капает" аренда, "капает" коммуналка. Из-за закрытия испорчено очень много продуктов. У тех, которые остались, истекает срок годности. Их придется выбрасывать и закупать свежие. То есть мы все-таки планируем открываться. Но понимаем, что после открытия гостей какое-то время не будет. Надеемся открыть все рестораны. У нас нет выхода, потому что мы – не сеть как таковая, у каждого ресторана отдельные инвесторы. Большинство из них открылись год назад, под все из них мы брали кредиты. Они не то что не отбились, там по всем кредитам проценты, и просто так бросить это очень сложно. Поэтому попытаемся все это вытянуть.

Надежда на государственную помощь

У нас такого нет, но нам бы очень помогла помощь от государства

– В Европе есть прекрасная программа по поддержке сотрудников. В момент закрытия предприятий нагрузка по выплате зарплат ложится не на них, а на государство. То есть предприятие их не увольняет, а они получают от государства пособия, могут нормально жить до того момента, как их предприятие откроется, а предприятие обязано взять их обратно. Прекрасная система, абсолютно рабочая. У нас такого нет, но нам бы очень помогла такая помощь от государства.

Кроме того, нам нужны беспроцентные кредиты, без них мы не сможем. Москва сейчас принимает законы по ситуации с кредитами, и я надеюсь, что мы сможем их получить. Также рассчитываем на изменение налогового законодательства в этой сфере. Вопрос назрел давно. На сегодняшний день все сделано так, что рестораны работают на "упрощенке" (упрощенной системе налогообложения. – РС), и 150 миллионов рублей (предельный размер выручки для этого вида бизнеса. – РС) – это предел. Сейчас людям из разрозненных ресторанов нужно объединяться в единые сетевые форматы, надо договариваться, делать единые фабрики-кухни, единые производства. А при ограничении в 150 миллионов на "упрощенке" это невозможно. Соответственно, нужно увеличивать лимит упрощенной системы налогообложения или лучше вообще убирать его для ресторанной сферы. Для ресторанов один выход – переход с упрощенной системы в общую систему налогообложения. Но он пока невозможен, потому что у ресторанов нет входящего НДС. А платить полный НДС никто не сможет.

Закрытое кафе в Москве
Закрытое кафе в Москве

Прогнозы по отрасли

Будет две волны закрытий, мы от них никуда не денемся

– Будет две волны закрытий, мы от них никуда не денемся. Первая волна закрытий происходит сейчас. Вторая волна будет после того, как рестораны откроются, и мы увидим, что экономика ресторанов очень сильно перекосилась. Еще до этого кризиса ресторанная отрасль уже была низкомаржинальной – с 2014 года это 6–7 процентов прибыли в год. Сейчас, когда мы снова откроемся, у нас не будет гостей. Упадут обороты, все экономические модели обрушатся.

Кроме того, поднимется цена на продукты. А после кризиса нельзя поднимать цены на блюдо: у людей нет денег. То есть маржинальность станет еще ниже, она будет минусовой, это тоже надо понимать. Мы лишимся части поставщиков, потому что все мелкие поставщики сейчас, к сожалению, пропадут. Вот эти мелкие фермеры, мелкие производители уже попали в ситуацию, когда рестораны взяли у них продукты с отсрочкой, а заплатить им нечем. У тех ребят кредиты, и эти ИП закрываются один за другим. Мы не получим продуктов, будет рост цен, отсутствие гостей, то есть время будет тяжелейшее. Вторая волна закрытий пройдет до Нового года, независимо от коронавируса.

Президент Ассоциации операторов фитнес-индустрии Ольга Кисилева:

Рынок фитнес-индустрии сократится на 70 процентов. Никакой финансовой подушки у нас нет

– Если мы не дождемся экстренных мер поддержки от государства, рынок фитнес-индустрии сократится на 70 процентов. Будет две волны банкротств – первая уже началась – за время карантина исчезнет около 20–30 процентов рынка. После открытия фитнес-клубов, которое, как мы ожидаем, все-таки в этом году произойдет, исчезнет еще 40 процентов рынка. У нас нет понимания относительно того, что делать с арендодателями. У отрасли 6 миллионов квадратных метров площадей – половина из них в аренде. Это огромная проблема. Нет понимания, является ли ситуация, в которой оказались фитнес-клубы, закрытые по распоряжению региональных властей, форс-мажорной для рассмотрения договоров между клубами и арендаторами. Помощь в этом вопросе весьма условная. Нет понимания, каким образом клубы должны изыскать резервы, чтобы продолжать оплачивать аренду, коммунальные услуги, где они должны брать деньги на зарплату сотрудникам. Потому что отрасль низкомаржинальная, она работает на кредитах, и никакой финансовой подушки безопасности у фитнес-индустрии нет.

В последние два-три года индустрия делала все возможное, чтобы как можно больше россиян могли заниматься этим видом спорта, не повышала цены на свои услуги, рост цен с 2018 года составлял максимум 2 процента. Поэтому говорить о том, что мы можем где-то изыскать резервы, мягко говоря, некорректно. Сейчас каждый владелец фитнес-клуба, фитнес-сети стоит перед выбором: увольнять сотрудников или придумывать какие-то способы, чтобы где-то наскрести денег, чтобы этих сотрудников каким-то образом сохранить. Нет понимания, что делать с сотрудниками, которые находятся не в штате, а работают как ИП и самозанятые, таких людей у нас достаточно много.

Из-за закрытых фитнес-клубов люди вынуждены заниматься спортом на улице
Из-за закрытых фитнес-клубов люди вынуждены заниматься спортом на улице

Как выживают в кризис рядовые сотрудники

Многие тренеры идут работать курьерами и таксистами. Это наша большая боль

– Если сеть достаточно крупная и у владельца есть какие-то ресурсы, они занимаются продвижением этих тренеров у себя на площадках: используют свои социальные и медийные площадки, чтобы помочь тренерам напрямую общаться с клиентами и зарабатывать сейчас хоть какие-то деньги. Они разработали инструкции, отдают свои онлайн-платформы, чтобы тренеры продолжали занятия с клиентами. Один из владельцев спортклубов, когда они уже были закрыты и не было никакой выручки, из личных средств погасил зарплаты сотрудникам за последний месяц. Самым пострадавшим тренерам, у которых совсем патовая ситуация, он покупал продуктовые наборы – это около 300 человек в Москве.

Каждый делает то, что возможно. Например, владелец одной из фитнес-сетей принял решение, несмотря на то что его бизнес потом получит огромные штрафы от налоговой службы, он не будет платить НДФЛ, а отправит эти деньги на зарплаты сотрудникам. Многие тренеры в эти дни идут работать курьерами, таксистами. Это наша очень большая боль.

Возможно ли получить беспроцентный кредит

Даже такая заявленная мера поддержки, как беспроцентные кредиты, недоступна для большинства

– В фитнес-индустрии есть не только малый и средний бизнес, но и крупный бизнес, который пострадал не меньше. Крупные сети нуждаются в поддержке, но не могут сейчас получить беспроцентные кредиты на выплату заработных плат сотрудникам. Такая заявленная мера поддержки, как беспроцентные кредиты для малого и среднего бизнеса, недоступна большинству. Одна из представителей нашего бизнеса в регионе пыталась получить такой кредит в Сбербанке. Ее бизнесу 14 лет, он всегда был успешен. Но ей предложили кредит под 14 процентов, мотивируя это тем, что ее клуб не является зарплатным клиентом Сбербанка. То есть эти беспроцентные кредиты ни малый, ни средний бизнес получить не может.

Наша отрасль обслуживает около семи миллионов россиян, наш годовой оборот составлял около 167 миллиардов рублей – это 50 миллиардов рублей налоговых отчислений. У наших тренеров узконаправленная специализация. Они потрясающие профессионалы, чей уровень подготовки вызывает восхищение у западных коллег. Потерять этих людей – для отрасли катастрофа. Если сейчас государство ничего не предпримет, то отрасль практически исчезнет. Все это печально и грустно.

Исполнительный директор Ассоциации туроператоров России (АТОР) Майя Ломизде:

Наше положение ухудшается с каждым днем, с каждой неделей

– Туристическая отрасль находится в плохом положении с конца января. Это положение ухудшается с каждым днем, с каждой неделей. Сначала в зоне риска были одни компании, сейчас плохо всем. Не только туроператорам, которые занимаются, условно, Китаем или Италией, но и гостиницам, гидам, экскурсоводам, которые вообще без работы, и никак не подпадают даже под малое предпринимательство, чтобы хоть какие-то деньги получить.

Парадоксальным образом это привело к такой мобилизации и к всеобщему переходу на режим "максимального энергосбережения". Поэтому мы пока наблюдаем довольно устойчивое положение отрасли – не банкротится пока никто. Никто не закрывается, рассчитывая, что пускай не с 1-го, но, может быть, с 15 июня или с 1 июля начнется какое-то движение в буквальном смысле слова – самолетов, людей, автобусов, транспорта, и можно будет предлагать какие-то туристические услуги. В надежде на это народ просто сжал зубы и перешел на карантинный режим.

Надежда на государственную поддержку

Эти меры особо не спасают – помогают удержаться на плаву, но по факту дают отсрочку смерти

– Государство безостановочно озвучивает разные пакеты мер, направленные на помощь пострадавшим отраслям. Почти чудо, что туризм отнесен к пострадавшим отраслям. До сих пор, что бы ни происходило, отрасль страдала, но никто не хотел видеть нас в упор. Сейчас ни у кого не вызывает вопросов, что туризм – одна из пострадавших отраслей экономики. В туризме большое количество малого и среднего бизнеса, индивидуальных предпринимателей. За последний месяц озвучено три пакета мер, под которые подпадают предприятия сферы туризма.

Другой вопрос, что все эти меры особо не спасают. Они помогают удержаться на плаву, но по факту они дают отсрочку смерти, отсрочку тяжелого исхода, банкротства. Потому что все они предполагают возврат денег, которые могут быть получены: по льготным кредитам, в виде субсидии, в виде какого-то покрытия расходов, отсрочки по налогам. Все эти деньги надо будет так или иначе через какое-то время возвращать. И не очень понятно, из каких средств мы будем это возвращать, что у нас будет происходить со структурой рынка и вообще.

Самолеты на стоянке в московском аэропорту "Внуково"
Самолеты на стоянке в московском аэропорту "Внуково"

Туризм после коронавируса

Дальнейшая структура туризма непонятна никому

– Никто не знает, как будет выглядеть рынок после коронавируса. Понятно, что выживут не все, это очевидно. Дальнейшая структура туризма, и не только российского, сейчас непонятна никому. Слишком много факторов, про которые мы ничего не знаем. Какими будут курс рубля, цены на нефть и на все энергоносители – эти цены влияют на все, и в том числе на стоимость конечной услуги. От этого зависит как платежеспособность населения, так и многие организационно-административные факторы. Что и в какой очередности будет открываться, кто сможет передвигаться.

Активно говорят про всякие биологические паспорта, и тоже непонятно, как это будет, и будет ли. И самое главное, непонятно, когда будет признано, что болезнь больше не представляет такой опасности, и уже можно начать передвигаться. То есть сроки, административный порядок, финансовая история, экономическая история в плане доходности – эти все факторы непонятны, а они, безусловно, влияют на картину рынка. Так же непонятно, какое количество компаний выживет, кто воспользуется этими мерами поддержки, с позволения сказать.

Даже те, у кого денег будет мало, будут путешествовать. Поближе, покороче, экономнее

Но есть один фактор, который точно не вызывает сомнений. Есть отложенный спрос – люди ждут, когда можно будет передвигаться. И не важно куда: в соседний город, в соседний регион, на Черноморское побережье или в Италию, у кого на что хватит денег. Люди хотят сменить картинку. Туризм стал неотъемлемой частью нашего существования, путешествия – это признак нормальной жизни современного человека. Возврат к этой нормальности не зависит от доходов. Считается, что путешествовать будут те, у кого много денег. Нет, даже те, у кого денег будет мало, будут путешествовать. Поближе, покороче, экономнее, бюджетнее, но все равно потребность в этом очень большая. Отложенный высокий спрос – это, пожалуй, единственный фактор, который мы точно можем гарантировать. И он позволяет надеяться, что туристическая индустрия не умрет. Потому что спрос рождает предложение.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG