Ссылки для упрощенного доступа

Смена власти в Республике Молдова: победа демократии и поражение Кремля


Майя Санду

Оазу Нантой и Леонид Литра об итогах президентских выборов


Виталий Портников: 15 ноября во втором туре президентских выборов в Республике Молдова убедительную победу одержала прозападный политик, бывший глава правительства страны Майя Санду. Какими будут первые шаги нового главы государства? Могут ли в республике состояться досрочные парламентские выборы и на кого будет опираться новый президент? Что произойдет с замороженным конфликтом в Приднестровье, который остается серьезным рычагом давления Кремля на власть в Кишиневе? Эти и другие вопросы мы обсудим с нашими гостями: на связи депутат парламента Молдовы Оазу Нантой из Кишинева и Леонид Литра, старший аналитик киевского Центра "Новая Европа".

Корреспондент: 48-летняя лидер проевропейской партии "Действие и солидарность" Майя Санду – первая женщина в истории Республика Молдова, которую избрали президентом страны. За проигравшего ей выборы действующего главу государства Игоря Додона отдали свои голоса жители сельских районов, Приднестровья, Гагаузии и соотечественники в России. При этом Додон, который в период своего президентства обещал Москве если и не разорвать полностью, то существенно пересмотреть Соглашение об ассоциации Молдовы с Евросоюзом, назвал "предателями" молдаван, проголосовавших в странах ЕС.

На этих выборах фактически каждый шестой гражданин Республики Молдова голосовал за рубежом. Особенно большие очереди в день второго тура выстраивались на избирательных участках в Германии, Италии и Румынии. Своим успехом Санду во многом обязана как молдавским гражданам, поддержавшим ее в странах ЕС, так и тем, кто голосовал за нее в Кишиневе и центральных районах Молдовы. Несмотря на продолжающуюся эпидемию коронавируса, явка во втором туре оказалась на 10% выше, чем в первом, а полученный на них результат Санду стал рекордным. Еще ни одна молдавская партия или политик до сих пор не получали такого большого количества голосов.

Лидер проевропейской партии "Действие и солидарность", бывший премьер-министр Майя Санду победила во втором туре президентских выборов в Республике Молдова с результатом 57,72% голосов (943 006). Ее соперника – действующего главу государства Игоря Додона – поддержали почти в полтора раза меньше молдаван – 42,28% (690 615). Явка избирателей на выборах 15 ноября составила 52,78% (1 650 131).

Молдова остается одной из беднейших стран Европы. Для изменения такой ситуации необходимы экономические и социальные реформы. Как заявила после выборов Санду, среди ее приоритетов на президентском посту – объединение страны, борьба с коррупцией и реформы.

"Доверие, оказанное мне избирателями, является для меня большой честью и мотивирует нашу команду продолжать реформы. Для меня президентский мандат – не награда или привилегия, это большая ответственность. Впереди – четыре года кропотливой работы по перестройке государственных институтов", – подчеркнула избранный президент Молдовы.

По первому образованию Майя Санду – экономист. Окончила также Гарвардский институт государственного управления. Занимала пост министра образования в молдавском правительстве. В июне 2019 года Санду стала премьером в результате коалиционного соглашения между Партией социалистов, которую до своего избрания президентом возглавлял Додон, и политическим блоком ACUM. Однако через полгода, опираясь на своих сторонников в парламенте, Додон сместил Санду с премьерского поста. Санду тогда пыталась помешать президенту получить контроль над Генеральной прокуратурой.

На этих выборах фактически каждый шестой гражданин Республики Молдова голосовал за рубежом

Какой будет политика Молдовы в ближайшие четыре года, зависит не только от президента, но и от парламента и правительства. В самое ближайшее время в республике, вероятно, состоятся досрочные парламентские выборы, по итогам которых может быть сформирована проевропейская правящая коалиция. Санду не раз заявляла, что ключевой задачей для нее и ее партии является сближение Республики Молдова с Евросоюзом.

"Мы построим настоящий баланс во внешней политике, исходя из национальных интересов Молдовы, и прагматичный диалог со всеми странами, включая Румынию, Украину, европейские страны, Россию и США", – заявила Майя Санду журналистам после выборов.

Итоги президентских выборов в Молдове, как отмечают в МИД Украины, открывают окно возможностей для перезагрузки украинско-молдавского партнерства. Как сообщил министр иностранных дел Дмитрий Кулеба, его ведомство уже занимается подготовкой официального визита нового молдавского президента. Избранный президент Республики Молдова Майя Санду вступит в должность после принесения присяги перед депутатами молдавского парламента и членами Конституционного суда, и это должно произойти, согласно основному закону страны, не позднее, чем через 45 дней после выборов.

Виталий Портников: Итак, Майя Санду получила 57,72% голосов избирателей, а ее конкурент, действующий президент Республики Молдова и бывший лидер пророссийской Партии социалистов Игорь Додон – 42,28%. Кроме того, за Санду практически полное преимущество в молдавской диаспоре, молдавские избиратели, которые пришли на избирательные участки за границами страны, за исключением тех, которые голосовали в России, поддержали нового президента. Но это еще не конец истории, потому что сегодня Майя Санду не имеет большинства в парламенте Республики Молдова.

Оазу, вы депутат парламента, и вы депутат меньшинства, вместе с тем вы депутат от партии президента – такая коллизия. Причем речь идет о парламентско-президентской республике, где у парламента и правительства гораздо больше возможностей, чем у главы государства. Санду – это не Путин и даже не Зеленский. Что же будет теперь, после того, как произойдет инаугурация нового президента, насколько Майя Санду станет не просто президентом Республики Молдова, но руководителем страны?

Оазу Нантой: Это очень сложный вопрос, на него нет простых ответов. Но я могу сказать, что Майя Санду будет идти только по конституционному пути. И мы попытаемся убедить премьер-министра уйти в отставку и потом использовать то положение в Конституции, которое допускает роспуск парламента, если в течение 45 дней происходит не менее двух неудачных попыток по созданию нового правительства: тогда Конституционный суд дает отмашку на роспуск парламента. Но это наши планы. В парламенте очень много людей, которые понимают, что в новый парламент они не попадут, однако мы будем оказывать давление и использовать все рычаги для того, чтобы добиться роспуска парламента и, соответственно, провести парламентские выборы, чтобы по их итогам те депутаты в парламенте, которые идентифицируются с мафиозным кланом Плахотнюка и Додона, были в одиночестве, а в идеале вообще туда не попали.

Виталий Портников: Надо сказать, что и фракция действующего президента Додона, фракция социалистов, которая сейчас, по сути, формирует правительство страны, это ведь тоже фракция меньшинства, у нее нет большинства в парламенте. Тем не менее, в Молдове сложилось некое странное большинство, в котором ядро – это партия президента, Партия социалистов, а поддерживают ее бывшие члены партии демократической, партии уехавшего из страны олигарха Влада Плахотнюка, которые избирались под проевропейскими лозунгами. Это ведь такая интересная конструкция, когда пророссийское меньшинство управляет с помощью людей, у которых, кажется, вообще нет реальных политических взглядов.

Леонид Литра
Леонид Литра

Леонид Литра: Я разделяю мнение господина Нантоя. В данном парламенте трудно сказать про какое-то большинство. Сегодня парламент еще продемонстрировал, что имеет такую ситуативную коалицию, которая позволяет Додону удержать определенный контроль в парламенте. Но я думаю, что, во-первых, после его поражения это будет все труднее делать, а во-вторых, сегодняшний парламент никак не отражает ту политическую ситуацию, которая сложилась в Молдове. Я думаю, если партия избранного президента Майи Санду сможет использовать существующее в обществе давление для того, чтобы сделать полный перезапуск власти в Молдове, то это может произойти, поскольку у Додона сейчас нет возможности удержать влияние на парламент. Кроме того, мне импонирует аргумент о том, что некоторые депутаты все же будут пытаться удерживать этот парламент, поскольку они понимают, что их шансы попасть в следующий парламент намного меньше. Сейчас Плахотнюка в Молдове нет, а когда он был, он и помог Додону избраться, и мог направить свое влияние на то, чтобы у него был контроль в парламенте. Сейчас этого не происходит. Я думаю, этот карточный домик в Молдове будет все труднее и труднее удерживать.

Виталий Портников: Президент России Владимир Путин был одним из первых, кто поздравил Майю Санду с победой на президентских выборах. Тем не менее, мы знаем, что Кремль всегда симпатизировал Игорю Додону, помогал ему в победе на предыдущих выборах главы государства, и сейчас было проявлено очевидное желание, чтобы Игорь Додон сохранил пост президента. С его помощью Россия воспринимала Молдову в качестве близкой себе страны, страны-союзника на постсоветском пространстве. Что же, по-вашему, сможет сейчас сделать российское руководство, и что предпримет новый президент, чтобы отношения с Кремлем сразу же не переросли в серьезный кризис?

Оазу Нантой: Я не согласен с тем, что Кремль воспринимал Додона как своего партнера. Кремль воспринимал его как политика с заниженной социальной ответственностью, который за деньги готов продать и свою страну. Чувство брезгливости по отношению к Додону в Кремле было всегда. Все ожидания Кремля, связанные с Додоном, не оправдались. Мы помним 11 июля 2017 года, когда господин Козак вновь был назначен спецпредставителем по Молдове, но за этим ничего не последовало по той простой причине, что Додон оказался фатально неспособным выполнить то задание, ради которого его сделали президентом в 2017 году: это федерализация Молдовы, с тем чтобы потом подобный сценарий можно было навязать Украине.

В Кремле знают, что те договоренности, которые могут быть достигнуты с Майей Санду, будут соблюдаться


В то же время я считаю, что у Майи Санду есть колоссальные преимущества перед такими политиками, как Додон, в диалоге с Россией, если дело дойдет до официального визита в РФ. Санду – это тот человек, который не выторговывает для себя ничего личного в переговорах с кем-либо. Это принципиальный человек. В Кремле знают, что те договоренности, которые могут быть достигнуты с Майей Санду, будут соблюдаться. Но в то же время Санду будет говорить исключительно с позиции национальных интересов Республики Молдова. Конечно, мир не перевернется, и генетический код путинского режима не поменяется. В этом смысле я могу только предположить, что такой честный жесткий диалог с Российской Федерацией позволит добиться каких-то результатов, но не в плане так называемой геополитики, а в первую очередь речь идет о социальной защите тех сотен тысяч молдавских граждан, которые работают в России, и о других проблемах в области экономики. А то, что мы называем геополитикой или приднестровским конфликтом, это в первую очередь домашнее задание для Республики Молдова. Я всегда считал, что ключ для решения этого конфликта находится не в Кремле, а в Кишиневе. Только контрабандисты с обоих берегов Днестра делали все для того, чтобы этот конфликт не решался.

Виталий Портников: А что все-таки, по-вашему, будет делать Владимир Путин – разговаривать с Майей Санду или давить на нее, по крайней мере, пытаться давить и дестабилизировать ситуацию в Республике Молдова, если это давление не приведет к успеху?

Леонид Литра: Судя по первым признакам, у него есть желание разговаривать с Майей Санду. Владимир Путин одним из первых поздравил Санду. Я думаю, он также понимает, со всем уважением к новоизбранному президенту, какие ограничения есть сейчас у Майи Санду. Она является президентом с очень четкой повесткой дня и по реформам, и по отношениям с соседями, и по отношениям с Россией. Но, к сожалению, сейчас у нее на повестке дня первая задача – это контроль внутри Молдовы. Владимир Путин может договориться с Майей Санду о чем-либо, но у Санду пока что нет таких рычагов влияния в Молдове, чтобы внедрять в жизнь то, о чем она может договориться. Поэтому я считаю, что пока все разговоры на высшем уровне – это просто обмен любезностями, пока я не вижу возможностей для конкретных решений, для конкретного продвижения каких-то вопросов.

Виталий Портников: Игорь Додон войдет в историю Республики Молдова как единственный ее президент, который никогда не имел контактов с действующим президентом Украины. Это просто беспрецедентная история, если учесть, что речь идет о соседних странах с протяженной границей, с очень важными задачами в диалоге. А вот Майя Санду встречалась с действующим президентом Украины Владимиром Зеленским сразу же после того, как стала премьер-министром страны. Зеленский был одним из тех политиков, кто в первых рядах поздравил Майю Санду с победой на выборах главы государства. Сейчас уже говорят о возможном официальном визите госпожи Санду в украинскую столицу.

Оазу, вы говорили, что ключ к решению приднестровского конфликта находится в Кишиневе. Но мне кажется, что элементы этого ключа находятся и в Киеве, ведь политика Украины по отношению к самопровозглашенной Приднестровской Молдавской республике тоже очень серьезно влияла на приднестровский конфликт. Насколько сейчас возможное улучшение отношений между Киевом и Кишиневом может помочь в разрешении приднестровского конфликта?

Оазу Нантой: Я согласен: это один из ключевых факторов. Говоря, что ключ для решения приднестровского конфликта находится в Кишиневе, я имел в виду в первую очередь тот факт, что кишиневские политики совместно с теми, с левого берега превратили этот так называемый конфликт в грязный бизнес с астрономическими пропорциями. Прекращение этой преступной политики является первым шагом в сторону решения приднестровского конфликта. Потом уже приходит вопрос, как решать конфликт. Здесь, конечно, достаточно бросить взгляд на географическую карту и вспомнить, кто из Тирасполя, из бывших так называемых президентов сейчас прекрасно живет в Украине. Мы понимаем, что диалог и партнерство между двумя некоррумпированными проевропейскими режимами – это ключевое условие для мирного демонтажа этого режима и для того, чтобы перевернуть эту страницу, которая называется "замороженный конфликт". Поэтому, безусловно, мы очень высоко оценили и визит госпожи Санду в качестве премьер-министра в Киев, и поздравления со стороны господина Зеленского после ее избрания на должность президента.

Но здесь, как говорили античные мудрецы, имеет смысл торопиться медленно. Можно не сомневаться в том, что диалог между Киевом и Кишиневом будет искренним и конструктивным, но мы еще находимся в фазе транзита власти, невзирая на то, что результаты выборов объявлены. 3 июля 2019 года, когда Козак прилетел в Кишинев, он хотел использовать нас для того, чтобы выкинуть Плахотнюка, а потом создать условия для воцарения Додона. Мы сознательно шли на этот риск, и могу с удовлетворением констатировать, что мы переиграли русских в этой игре, мы убрали не только Плахотнюка, но и его креатуру, Игоря Додона. Теперь остается парламент, который является опять же совместной креатурой Додона и Плахотнюка, ибо он был избран 24 февраля прошлого года в условиях захваченного государства.

Виталий Портников: Господин Нантой хочет "поспешать медленно", но возникает вопрос: есть ли у Киева и Кишинева время, чтобы медлить? Насколько в Киеве понимают важность диалога с Республикой Молдова, когда речь идет о Приднестровье, а в Украине теперь есть схожая проблема, созданная в результате нападения России на восток страны: Донбасс? Насколько есть понимание таких параллелей и зависимости решения одного конфликта от другого?

Леонид Литра: На мой взгляд, в последнее время, особенно после российской агрессии в Украине, понимание по поводу приднестровского конфликта в Киеве значительно выросло. У Украины есть много причин быть заинтересованной в Республике Молдова, в том числе и потому, что граница с Молдовой протяженностью 1222 километра – это вторая по величине граница Украины после России. И больше всего пересечений границы в Украину совершают именно молдаване: четверть с половиной миллиона в прошлом году. Есть очень много аргументов, почему в Украине должен быть интерес к Молдове. Но один из важнейших аргументов, я думаю, это Приднестровье, которое является потенциальным фактором дестабилизации в Украине. Мне кажется, Украина очень четко это осознает. После 2014 года мы видели, как в лучшую сторону менялась позиция Украины по поводу приднестровского региона. Но я думаю, что господин Нантой прав, когда говорит, что надо торопиться медленно, поскольку, к сожалению, не вижу быстрых решений по приднестровскому конфликту, даже если у Майи Санду будет большинство в парламенте. Я вижу возможность очень четкого и понятного сотрудничества Украины и Молдовы по демонтажу нелегальных схем контрабанды, тех источников, которые поддерживают этот конфликт.

Виталий Портников: Хочу спросить об отношениях с Бухарестом. Игорь Додон строил свою политику на противопоставлении Молдовы и Румынии. Он был защитником интересов тех, кто считал, что Румыния проводит чуть ли не агрессивную политику по отношению к Республике Молдова, что она вмешивается в ее внутренние дела, а Россия – защитник молдавского суверенитета. Вместе с тем мы с вами видим и то, что представители политических сил, которые выступают за объединение Румынии и Молдовы в единое государство, тоже не пользуются большим авторитетом в обществе, и это тоже видно по результатам выборов главы государства. Как выстроить отношения с Румынией, чтобы они были сбалансированными и понятными гражданам вашей страны?

Майя поймала волну: люди устали от того, что мы имеем в Молдове, они хотят, чтобы Молдова была нормальной функциональной страной

Оазу Нантой: Проблема так называемого унионизма… Сторонники этой теории не могут не существовать в нашем обществе с того момента, как существует прецедент: с 1918 по 1940 год в Бессарабии междуречье Днестра и Прута было в составе Румынии. Когда происходят реальные выборы, мы видим, что сторонники объединения с Румынией получают свои символические 1,5–2%, и жизнь продолжается дальше. Сейчас мы уже знаем, что президент Румынии совершит визит в Республику Молдова, в Румынии сейчас разрабатывается пакет для помощи Молдове. Румыния – член Евросоюза и член НАТО, соответственно, с ее стороны абсурдно ждать каких-то территориальных претензий, например. Это у нас в Кишиневе в основном такие, как Додон, делали политику на эксплуатации ксенофобии и румынофобии. Мы это видели даже сейчас в нашей Гагаузской автономии, которая стремительно русифицируется. И Майя Санду – это тот политик, который задаст тон взаимоотношениям в том числе и с Бухарестом. Это будут конструктивные, честные, открытые отношения.

Конечно, мы знаем свою историю, многие из наших сограждан считают себя румынами, я тоже себя считаю румыном, но существование двух государств объективно, и нам нужно вместе работать над тем, чтобы Молдова стала функциональной. Сейчас мы много говорим о досрочных парламентских выборах, и я как человек, который сталкивается с некоторыми проблемами, могу вам сказать: степень деградации и нефункциональности государственных структур Молдовы ужасающа. Поэтому у Майи Санду колоссальное домашнее задание, которое нужно выполнять с новым парламентом. Взаимоотношения с Румынией, я уверен, будут прозрачными, откровенными и конструктивными.

Виталий Портников: Когда господин Нантой говорит о нефункциональности государственных структур, я вижу тут опасность для нового президента и для общества в том, что популизм еще не сказал свое последнее слово в Молдове. На третьем месте на этих выборах оказался политик Ренато Усатый. Да, он был против Додона, он поддержал Майю Санду, но мы понимаем, что это совершенно другой политик, чем Додон и даже чем Майя Санду. Это политик, который ярко эксплуатирует популистские идеи. Это может очень серьезно сказаться на будущем страны, если не удастся восстановить функциональность этого государства.

Леонид Литра: Мне кажется, велики шансы на том, что Ренато Усатый сможет взять себе честь электората Игоря Додона, особенно после того, как во многих регионах, где считалось, что у Додона есть преимущество, оказалось, что Усатый на самом деле набрал намного больше голосов, чем Додон. Поэтому, я думаю, эта проблема не исчезнет, и популизм в политике будет присутствовать.

Виталий Портников: Вы понимаете, что это некое новое сражение, это уже не борьба проевропейского и пророссийского выбора, а борьба проевропейского выбора с популизмом? И это, кстати, судя по украинскому опыту, куда более серьезная борьба, чем все предыдущие столкновения.

Оазу Нантой: Я осознаю эту опасность. Мы обсуждали эту ситуацию, когда Ренато Усатый получил почти 17% голосов. Он действительно заинтересован в как можно более быстром проведении парламентских выборов для того, чтобы свой индивидуальный рейтинг превратить в достаточно влиятельную парламентскую фракцию. Трудно вообразить, как будет вести себя эта фракция, если эта партия пройдет в парламент, потому что мы ничего не знаем про эту партию, кроме того, что там есть Ренато Усатый. Да, здесь существуют реальные риски. После того, как Молдова была официально признана захваченным государством… Я говорю о том, что государственные структуры были подчинены воле одного социопата, как мы его элегантно стали называть, и эти государственные структуры сегодня нефункциональны. Я в этом убедился, когда стоял на мосту на Днестре, а национальная молдавская полиция обеспечивала оптимальные условия для фальсификации выборов посредством организованного подвоза избирателей с левого берега. Это, как говорится, край в ситуации. Я помню полицейских в 1992 году, когда они воевали за суверенитет и независимость этой страны. У нас очень тяжелое наследие, но это не тот случай, чтобы плакаться.

Хочу обратить внимание еще на один момент. Избирательный слоган Майи Санду по-русски звучит совсем не геополитически, не прорумынски и не антироссийски: "время порядочных людей". Майя поймала волну: люди устали от того, что мы имеем в Молдове, они хотят, чтобы Молдова была нормальной функциональной страной. За Майю проголосовали в том числе те регионы, которые считаются традиционно ориентированными на Кремль, на Москву, и к тому же все районы города Кишинева, которые раньше были "левыми". Поэтому задача очень сложная. Но назвались груздями – полезли в кузовок, имеем нового президента – будем работать.

Виталий Портников: Могу только пожелать удачи в этой работе.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG