Ссылки для упрощенного доступа

"Московская милостынька". Как российские пенсионеры оказались в долгах


29 ноября стало известно, что в 2021 году российские власти проверят доходы пенсионеров с целью исключить получение различных надбавок и доплат к пенсии. Вскоре в Госдуме опровергли эту информацию – Министерство труда и Пенсионный фонд не планируют массовую проверку доходов пенсионеров в следующем году. Однако подобные проверки периодически случаются как минимум в Москве. В результате них пенсионер может лишиться надбавки и оказаться в долгах перед государством за получение гонорара от любой деятельности – даже если захочет опубликовать в каком-нибудь издании свое стихотворение.

Неработающий пенсионер, который зарегистрирован в Москве в общей сложности не менее 10 лет, может получать региональную социальную доплату, чтобы размер пенсии был не меньше городского социального стандарта, то есть 19,5 тысяч рублей. Если же пенсионер зарегистрирован в столице менее 10 лет, то доплата устанавливается до прожиточного минимума пенсионера в Москве – в 2020 году он составляет 12 578 рублей в месяц. В случае если пенсионер получит гонорар за какую-либо работу, то его обяжут возместить сумму надбавки, которую он получал в те периоды, когда имел дополнительный доход. Московский пенсионер в такой ситуации может либо получать пенсию меньше минимального размера и находить способы заработать деньги самостоятельно, либо получать 19,5 тысяч рублей и не иметь возможности где-либо работать.

Так, более ста тысяч рублей оказался должен государству аналитик компании RusEnergy Михаил Крутихин. Его пенсия составляет примерно 13–14 тысяч рублей, остальные несколько тысяч он получал в качестве надбавки как неработающий пенсионер.

Михаил Крутихин
Михаил Крутихин

"Стаж у меня вполне нормальный, но я 13 лет своей жизни работал за границей: корреспондентом ТАСС, заведующим отделением ТАСС – вполне нормальные такие, номенклатурные должности, – рассказывает Крутихин. – Но вдруг выяснилось, что все эти годы, что я там потратил, якобы работодатель в Пенсионный фонд за меня ничего не платил. А потом, поскольку я работал то в Москве, то за границей, у меня не набралось 5 лет хорошего оклада на постоянном месте в Москве – я все время переходил из одной страны в другую, из Москвы в заграничные командировки. Из-за этого пенсия оказалась очень маленькой".

Как объясняет Михаил Крутихин, для инвалидов 1-й или 2-й группы существует исключение – им разрешено и работать, и получать надбавку. Крутихин был инвалидом 2-й группы, но когда ему исполнилось 70 лет, на медицинской комиссии ему сказали о переводе в 3-ю группу инвалидности согласно какому-то новому постановлению. И так как Крутихин платил налоги со своих гонораров, Пенсионный фонд узнал о нарушении и потребовал вернуть надбавки за все месяцы, когда Крутихин работал будучи инвалидом 3-й группы.

"Меня вызвали специально в местный отдел социального обеспечения и сказали, что по их данным о пенсионных поступлениях в Пенсионный фонд видно, что я получаю еще какие-то деньги. То есть я считаюсь работающим пенсионером. А раз я работающий пенсионер, то мне не должны платить эти доплаты за дороговизну жизни в Москве.

Когда я считался инвалидом второй группы, а не третьей, то я совершенно спокойно мог рассчитывать и на московскую доплату, и на эти деньги. Значит, без инвалидного статуса я не могу. Есть такая система, что больше одной льготы человеку не полагается. В частности, например, моей сестре больше 80 лет, и ей сказали: "Вы можете рассчитывать на льготу как ветеран по возрасту, но вот ветеран труда или инвалидность – это уже не считается. Выбирайте что-то одно".

Выходит, либо получайте эту… я ее называю – милостынька от московских властей, либо переходите в другую группу инвалидности. Но это тяжело – получить у нас инвалидность. Всем известно, что есть проблемы с комиссиями, у комиссий строгие инструкции – не плодить число таких льготных инвалидов. Я, естественно, буду продолжать работать, иначе невозможно в Москве прожить на ту пенсию, которую мне назначили".

Эта ситуация может вынудить пенсионеров работать "в серую", так как прожить на подобную пенсию крайне сложно, а отчисления в Пенсионный фонд сразу же приведут к лишению и так небольшой доплаты и к взысканию денег за прошлые надбавки.

"Я недавно встретился со своим однокурсником, он с 70-х годов прошлого века живет и работает в США, получает пенсию, естественно, – говорит Михаил Крутихин. – Но как только он зарабатывает какой-то гонорар, то с этого гонорара, как и в России, в пенсионный фонд перечисляют какие-то деньги, социальные пенсионные выплаты. И автоматически на какую-то минимальную сумму размер его ежемесячной пенсии повышается, а не понижается, как у нас. Вполне логично: увеличился объем денег, которые у него накапливаются в пенсионном фонде, значит, можно рассчитывать, что ему ежемесячно можно больше заплатить из этого фонда. В России такой системы не существует".

Можно лишиться надбавки и оказаться в долгах перед государством, даже если время от времени публиковать в каком-либо издании свои стихотворения или переводы. В такую ситуацию несколько лет назад попал друг журналистки и литературного критика Анны Наринской. Ее друг, которому уже больше 80 лет, оказался должен государству 96 тысяч рублей.

Анна Наринская
Анна Наринская

"Какие-то его работы, от переводов до собственных текстов, публикуются в толстых журналах. Мы все прекрасно с вами понимаем, сколько платят за публикации в толстых журналах типа "Нового мира" или "Знамени" – небогатые это предприятия. Несколько таких публикаций было сделано, после чего из собеса ему пришло письмо о том, что нельзя совмещать работу с получением надбавки, а там это не заметили и надбавку эту платили. Но сейчас из пенсии не только уберут надбавку, но и будут вычитать задним числом то, что уже выплатили. Человек, которому сейчас больше 80 лет, ближайшие лет 10 будет выплачивать эту надбавку, чтобы расплатиться с государством. Я даже не хочу сейчас делать подсчеты, но мы прекрасно понимаем, что вместе с надбавкой московская пенсия составляет 19 тысяч рублей, и из этой суммы человек, который опубликовал пару переводов и получил гонорар, допустим, 7 тысяч рублей, теперь будет расплачиваться".

Как отмечает Анна Наринская, выходит, что с ее друга взыскали больше, чем он заработал. Условия получения этой надбавки ограничивают также возможности самореализации пенсионеров творческих профессий, которые время от времени публикуют свои работы.

"Если человек, например, написал стихотворение, что значит "работать" в этом случае? Это же еще более возмутительно, потому что речь идет о человеке, который имеет творческую профессию и публикуется. Мы знаем, что издание не может взять и просто опубликовать, никак не отчитавшись. Вопрос о том, чтобы не получать гонорар, здесь не стоит. Для очень многих таких людей это не вопрос между работой в нашем понимании (какой-то ежедневной работой) и получением надбавки. Хотя и этим людям я невероятно сочувствую – на мой взгляд, это все равно какой-то невероятный мелочизм правительства.

Это вопрос некой самореализации. То есть пожилой человек написал стихи или перевел что-то и хочет опубликоваться. И мы ведь за это! Нам пенсию отодвигают и говорят, что пожилые люди должны реализоваться и жить полной жизнью как можно дольше. И вот человек хочет реализоваться и опубликовать свое стихотворение где-нибудь, и за это его так наказывают".

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG