Ссылки для упрощенного доступа

"А где Назарбаев?" Рунет о событиях в Казахстане и вводе войск ОДКБ


Продолжают поступать мрачные новости из Казахстана (наш лайвблог оттуда читайте здесь). Убиты, по официальным данным, 26 участников протестов, 18 ранены, более 3 тысяч задержаны сотрудниками правоохранительных органов. В столкновениях с протестующими по всей стране погибли 18 сотрудников полиции и Нацгвардии, ранено – 748.

Леонид Волков:

На первых новостях из Казахстана прочитал сто километров диванной аналитики на тему "вот как надо!", "вот казахи молодцы, не снимают обувь залезая на скамейки и не светят фонариками, и сразу получилась революция!", "почему россияне-терпилы так не могут..." и прочая, и прочая, и прочая. Ну потому что с дивана всегда виднее. Какие-то люди в условиях полного отсутствия новостей, отключенного интернета и всего такого, моментально поставили диагнозы, выдали готовые рецепты, свели всю ситуацию к знакомым шаблонам.
Голоса тех, кто хоть что-то понимает про Казахстан и еще понимает, что в политике вообще не бывает шаблонов и не бывает двух одинаковых ситуаций, разумеется, утонули в шуме диванных методичек.
По состоянию на 6 января, однако, более или менее ясно, что
1) революции не случилось;
2) спонтанный безлидерный протест, вспыхнувший в связи с ростом цен на топливо, не смог создать организационных структур, выдвинуть лидеров и требования, а, потому, закономерно захлебнулся;
3) Токаев использовал эту ситуацию, чтобы разгромить клан Назарбаева и сменить назарбаевскую диктатуру на свою собственную; при этом, судя по его первым шагам (вранья про "вторжение извне", приклеивания к протестующим ярлыков "террористов", запроса на ввод карательных бригад из стран ОДКБ), может случиться так, что казахстанцы еще Назарбаева добрым словом вспомнят. Токаев интеллигентный и по-английски говорит? Ну Пол Пот и Иенг Сари в Париже в Science Po учились;
4) Путин, Лукашенко и прочие упыри были рады воспользоваться шансом, конечно: и карателей поднатаскать, и Пашиняна в дерьмо носом макнуть, и протесту в своих странах показать, на что они готовы.
Короче говоря, ситуация так себе. (Но ни один идиот, который писал, захлебываясь, про "фонарики", не поумнеет, не сделает выводов, и не извинится, конечно).
Оказывается, все-таки, мало только спонтанного протеста в критический момент — нужны организационные структуры, каналы связи, политические требования, и много еще чего.

Михаил Пожарский:

Общество – механизм с миллионом деталей, большинство из которых, к тому же, скрыты от посторонних глаз. Механика социальных катаклизмов зависит от демографии, географии, структуры власти и т.д. и т.п. Поэтому обычно все случается в формате "[ужас] подкрался незаметно, хоть виден был издалека". Полностью понять происходящее в моменте практически невозможно. Как бы ни спекулировали на этом разнообразные политиканы и жулики. Но глупая публика, разумеется, хватает то, что на поверхности, тут же делая фундаментальные и далеко идущие выводы. Например, "virgin белорусы, снимающие обувь на лавочках, против chad казахов, отнимающих оружие у ментов".
Но в действительности несложно понять, почему протест в Казахстане фундаментально отличается от протестов в России и Белоруссии. Достаточно зайти в Википедию и ознакомиться с демографическими характеристиками. Так большинство населения Казахстана (если не считать маленьких детей) – это люди в возрасте от 18 до 35. При этом в городах проживает лишь ~50% населения. В РФ и Белоруссии возрастная пирамида смещена в сторону людей среднего возраста и пенсионеров, а степень урбанизации гораздо выше. Наличие большого количества сельских молодых мужчин – это один из главных статистических предикторов для насильственных протестов. Проще говоря, в Казахстане крепкие деревенские парни в форме столкнулись с крепкими деревенскими парнями без формы. Тогда как в РФ и Беларуси крепкие деревенские парни в форме гоняют по улицам зрелую городскую интеллигенцию. Причины протестов столь же отличаются: казахские протесты не про "украли выборы" и не "против репрессий". Там на улицы вышла та публика, которую не слишком волнуют такие материи – зато ей ударило по карману резкое повышение цен на газ.
В общем, популярные призывы "учиться у казахов", не располагая казахской демографией – ну это примерно как изучать военное дело при том, что у вас нет армии и никогда не будет. Может быть в видеоиграх поможет да и то не факт.
При этом события развиваются стремительно, но потихоньку начинают вылезать те недостатки насильственных протестов, о которых писали, простите, Джин Шарп и другие авторы. Деревенские парни без оружия – это все-таки так себе оппоненты деревенским парням с оружием. Кадры и свидетельства показывают, что там, где протестующим удалось что-то "захватить" – это происходило на фоне бездействия силовиков и их нежелания стрелять по толпе. Это, вероятно, потому, что силовики в Казахстане не так социально изолированы от публики, как в РФ и Белоруссии. Но в столице (где, видимо, держат каких-то местных преторианцев) уже довольно бодро стреляют по людям и рапортуют о десятках трупов. Насилие со стороны протестующих становится удобным способом маркировать происходящее "терроризмом" и вводить войска. При этом, если ваши войска не горят желанием стрелять в сограждан, то можно позвать соседские – вон ОДКБ, в первую очередь РФ, уже отправляет бравых десантников.

Гарри Каспаров:

Трагически продолжают развиваться события в Казахстане – поступает информация уже о сотнях убитых среди протестующих, началась сегодня и фактическая оккупация страны так называемыми силами ОДКБ, что в реальности означает передачу части суверенитета Казахстана Кремлю.
Позорным на этом фоне выглядит поведение армянского лидера Никола Пашиняна, принявшего деятельное участие в реализации плана российского диктатора по оккупации Казахстана, став, тем самым, соучастником сегодняшних массовых убийств. То обстоятельство, что Пашинян пришёл к власти в результате мирной революции, делает его действия особо циничными. Невозможно купить безопасность собственного народа ценой крови других народов.
На протяжении многих лет от западных "политиков – прагматиков" мы слышали рассказы про стабильный назарбаевский Казахстан. Впрочем, не будем забывать, что прославление "просвещенной диктатуры" Назарбаева зачастую имело под собой солидное материальное основание. Сегодня же, наблюдая за кадрами расстрела протестующих, мы в очередной раз видим подтверждение того факта, что по своей сути все диктатуры одинаковы – при возникновении угрозы потери власти, диктаторы готовы истреблять своих сограждан всеми доступными средствами.
Отдельной строкой должно идти напоминание "либеральной российской общественности", третий десяток лет с замиранием сердца ожидающей эволюции путинского режима – каждый лишний год пребывания диктатора у власти приводит к значительному увеличению жертв при его свержении.

Дарья Серенко:

Спасибо, Путин, что на наши налоги либо ведёшь войны, либо укрепляешь чужие авторитарные режимы. Именно в этом нуждаются твои нищие граждане.
Позор.

Лида Мониава:

Мне очень не нравится, когда наше Правительство не выделяет средства на лечение взрослых пациентов со СМА и с муковисцидозом, не обеспечивает взрослых лечебным питанием, для инвалидов закупает дешевые плохие коляски, не расселяет ПНИ на сопровождаемое проживание, объясняя все это нехваткой денег. А потом тратит огромное количество денег, чтобы отправить военных, самолеты, технику заниматься решением проблем Казахстана.
Почему президент России ночью занимается решением вопросов другой страны, а не как обеспечить лекарством москвичей Даню, Марину, Наташу, Катю и других моих знакомых со СМА, у которых до сих пор нет жизненно важного лекарства?
Мне бы хотелось, чтобы в России у Правительства были другие приоритеты – здоровье граждан, социальная поддержка, образование, культура. А не армия, вооружение, силовые структуры, войны и прочие сила и слава вместо милосердия и достоинства.

Мария Вильковиская:

У меня очень противоречивые ощущения. С одной стороны ввод войск ОДКБ это страшно, неправильно, колониально и т.д. – с любым набором соответствующих случаю терминов. С другой стороны, вся моя семья в Алматы, где свирепствуют мародёры, идут погромы, официально сообщается об отрезанных головах полицейских и многочисленных погибших. Согласно моей информации, большинство моих близких друзей, среди которых есть современные художницы и активистки, сидят по домам. Я не знаю, как я могу солидаризироваться с протестом в Алматы, когда я, если бы сейчас долетела туда на ковре-самолете, не смогла бы присоединиться к протестующим. Протест в Алматы, судя по всему, хаотичен, раздроблен, без определенных политических требований, слит с мародерами и, боюсь, имеет националистический настрой, в том числе.

Максим Юсин:

Операция ОДКБ в Казахстане ещё не успела начаться, а десятки российских правозащитников, политиков и представителей интеллигенции уже распространили коллективное письмо, протестуя против действий Москвы и её союзников. Действия эти названы "преступлением против народов России и Казахстана".
Обратите внимание: никаких преступлений силы ОДКБ ещё не успели совершить — по той простой причине, что в Казахстане они пока даже не развёрнуты. Более того — до конца неясны их миссия и конкретные задачи, стоящие перед ними. Зато если уж говорить о преступлениях последних дней, то свидетельствами о них переполнен интернет. Это погромы, грабежи, акты вандализма и мародёрства, сожжённые здания и машины, разгромленный аэропорт Алма-Аты, избитые и искалеченные люди, попавшие под горячую руку мародёров. И главное — десятки погибших.
Когда происходят подобные события, когда власти той или иной страны теряют контроль над ситуацией, когда толпы погромщиков угрожают мирным гражданам, фактически захватывая их в заложники, это уже не "мирные акции протеста", не "борьба с коррумпированным режимом". Это беспредел. Это гуманитарная катастрофа. И для её предотвращения власти тех или иных государств нередко обращаются к своим иностранным союзникам, способным навести порядок.

В целом вопросов у всех в любом случае больше, чем готовых ответов.

Михаил Виноградов:

Казахстан. Что пока не так? (Помимо того, что все не так)
1) Кто это был вчера в Алма-Ате? Сколько бы ни надували щеки коллективные Аблязовы и Кажегельдины, видно же, что они были совсем не при делах. Если это нанятые селяне и жители Алма-Аты первого поколения – то кем, зачем и при чьем попустительстве?
2) Что происходило и происходит за пределами Алма-Аты? Там все то же самое или все совсем иначе? Телевизионная картинка не дает четкого ответа.
3) Было ли призвано вчерашнее обращение к ОДКБ вкупе с кадровыми перестановками как-то скорректировать моральный дух армии и правоохранителей и немного приподнять их над плинтусом? Возникло ли они желание сделать все самим, не дожидаясь старших братьев?
4) Российские (под брендом вежливого ОДКБ) – это всерьез или нет? Если верить конспирологам, что все решили еще в декабре в Петербурге – то они должны были бы встречать новый год где-то под Оренбургом. А ихтамнебыло. Сам этот саммит в Петербурге – неужели там все всерьез обсуждали? Мы же привыкли, что ничего всерьез на этих саммитах не обсуждается, этот такой клуб, призванный делать вид, что умерший в 2014 году СНГ еще существует. Просто способ выходов постсоветских лидеров из своих бункеров и немного отвести душу. Есть ли признаки того, что все было иначе?
5) Если ОДКБ глубоко интегрируется в казахстанские реалии, насколько комфортным является вовлеченность Москвы в несколько больших и малых войн? Сирийскую – украинскую – карабахскую – теперь еще казахстанскую, требующую отвлечения организационных, моральных и интеллектуальных ресурсов? Не отвлечет ли это от белорусской интеграции? И даст ли все это козыри Москве на глобальных переговорах про вторую Ялту и третью мировую – или приведет к расконцентрации?
6) Что с двумя прежними уязвимостями Токаева? А именно – с неспособностью за время президентства полностью разрушить репутацию временной/переходной фигурой и с подозрениями в прокитайскости (поводы для которой дает значительная часть его биографии). Преодолены ли они или усугубились?
7) А что Назарбаев? Очевидно, что речь идет не только о выжигании его клана (увольнение Кулибаева), но и о ревизии его исторического наследия – идеи суверенного и нейтрального Казахстана под маской разговоров про интеграцию, евразийство и умение улыбаться почти всем. Чем дольше длится молчание – тем явственнее оно выглядит как уклонение от поддержки предпринятых вчера Токаевым шагов – каждого по отдельности и всех вместе.

Иван Преображенский:

Россия (ОДКБ) поддержала в Казахстане президента Токаева
Теперь вопросы:
1) Против кого она его поддержала?
Против клана Назарбаева (это очевидно по отставкам племянника Назарбаева и экс-премьера Масимова с силовых постов)
Против "протестующих". Ответ менее очевидный, потому что неясно сейчас, можно ли говорить, что социальный протест, начавшийся в Жанаозене и мародерство в Алмате – это примерно одни и те же люди. Есть ощущение, что в какой-то момент к протестующим подключили провокаторов.
Против террористов. Кто это такие, почему ни одного до сих пор не показали? Почему их начали "ликвидировать" без суда и следствия, как боевиков на Сев. Кавказе в случаях, когда ничего не очевидно?
2) Где Назарбаев и как Токаев мог стать главой Совбеза, если Конституция ПОЖИЗНЕННО закрепляет этот пост личнн за Назарбаевым.
Итак, елбасы смещен?
Елбасы в реанимации?
Елбасы под арестом?
Елбасы умер, причем еще, возможно, до начала беспорядков?
Елбасы ушел на второй план, все доверив Токаеву (версия Горбачев сам организовал ГКЧП – оргинальное предположение Саши Морозова).
3) Насколько близка к реальности новостная картинка из Казахстана, где вначале власти задерживали всех всех независимых журналистов, а затем протестующие или провокаторы разгромили офисы всех неказахских прокремлевских медиа?
4) Зачем Кремль делает вид, что верит в версию Токаева про "террористов" и не были ли это, например, казахстанские чекисты в реальности?
5) Что Токаев обещал Путину в обмен на поддержку?
6) Приведет ли уже состоявшийся ввод российских военных в Казахстан к:
а) протестам, напряженности, столкновениям на межнациональной почве?
б) к долгосрочному ограничению суверенитета Казахстана?
в) Признанию Казахстаном присоединения Крыма к России?
г) Массовому уходу из Казахстана иностранных инвесторов?
Это только самый базовый набор. Буду благодарен коллегам за дополнение.

Дмитрий Некрасов:

1. Как я неоднократно говорил, успешность протестов определяется не стратегией и уж тем более "качеством" протестующих, а исключительно наличием или отсутствием в государстве раскола элит. Отличие украинских майданов от аналогичных попыток в Белоруссии и России состояло исключительно в том, что в Украине существовали реально независимые олигархи, а также депутаты чиновники и силовики, готовые подыграть (а иногда и перейти на сторону) протестующих. Отличие Казахстана неделю назад от Казахстана несколько лет назад в том, что неделю назад было не ясно кто главный и кто из обитателей политического Олимпа во что сейчас играет.
Есть огромная разница между силовиком понимающим, что вот стоит вертикаль и не выполнишь приказ будешь жестко наказан, и силовиком понимающим, что наверху ситуация качается и выполнишь приказ – рискуешь оказаться на скамье подсудимых как пешка в политическом размене. В спокойное время эти силовики ведут себя одинаково. В кризисное малейший уровень неуверенности может привести к тому, что вся конструкция сыпется.
2. Конечно, никто нигде не способен как-то срежиссировать/организовать массовые народные волнения. Однако их можно использовать. Народные волнения сами по себе аналогичны крестьянским бунтам, заведомо не имеющим никаких шансов на политический успех. Однако если в элитах есть серьезные группы, использующие волнения в качестве инструмента перераспределения власти в свою пользу, они вполне могут привести к смене декораций.
Не важно в какой степени Токаев подогревал протесты, или просто не противился им, или упустил контроль над ситуацией, или вновь его восстановит. Все это детали. Важно, что на фоне протестов ключевые элитарные кланы начали публично изменять баланс сил между собой, используя толпу как аргумент. Тем самым они (как минимум на время) дезорганизовали любые силовые структуры.
Из существующей точки возможна как полная утрата элитой контроля над ситуацией, так и жесточайшее подавление протестующих, если будет проявлена политическая воля.

Дмитрий Травин:

Я, конечно, сильно рискую своей репутацией, поскольку через день-другой может появиться недоступная сейчас информация, события в Казахстане предстанут в ином свете, и вы посмеётесь над тем, что сейчас читаете. Но все же размышлениями хочу поделиться: не считайте их глубокой аналитикой.
Похоже, в Казахстане сейчас сошлись три из пяти важнейших условий революции. В Беларуси ничего подобного не было.
Во-первых, раскол элит. Пока Назарбаев не передал власть Токаеву, состояние в элитах было относительно стабильным. Новый президент стал усиливать свои позиции и отстранять иных ставленников Назарбаева. Порой такой процесс проходит успешно, но, возможно, в данном случае "недоотставившийся" Елбасы продолжал влиять на политику, и это создало двоевластие. Возникли противоборствующие группы, каждая из которых сохраняла шанс на успех.
Во-вторых, раскол элит способствовал эффективной мобилизации протестующих масс. Одно дело, когда люди стихийно выходят на улицу, возмущенные ростом цен. Другое дело – если у них есть лидеры, обладающие властными ресурсами. Тогда находятся и финансовая и организационная поддержка, и даже оружие. В этом втором выводе я уверен значительно меньше, чем в первом, но пока в стихийное формирование массового возмущения мне не верится.
В-третьих, революционная активность требует не только ресурсов, но и "великих идей", ради которых люди готовы рисковать жизнью. Насчет идей у меня пока сомнений больше, чем догадок. Впрочем, если всё "схлопнется" за неделю, значит "великих идей" не было. Если же продлиться дольше, то интересно будет послушать тех, кто разбирается в казахстанских "межклановых" отношениях (я в них не разбираюсь). В исламские идеи применительно к данной ситуации мне не верится.
А вот чего у "революции" точно нет, так это международной поддержки. Мы видим, что там нет даже благожелательного нейтралитета, а есть ввод войск ОДКБ. При холодном нейтралитете стран Запада. Такой жесткой реакции, кажется, еще ни разу не было на постсоветском пространстве.

Аббас Галлямов:

Альтернативную властной точку зрения относительно того, кем были вчерашние погромщики, сформулировал сегодня ГУЛАГу.нет. Согласно данным правозащитников, это уголовники, организованные местными силовиками во взаимодействии с ФСБ.
Я не заметил, а предложили ли уже российские или казахстанские власти своё собственное объяснение – что это за люди? Или это по-попрежнему абстрактные "террористические банды, пошедшие серьезную подготовку за рубежом"?

Андрей Зубов:

Увидев, что они отстранены Токаевым от власти, племянники Назарбаева быстро мобилизовали простой малограмотный люд юга, вчерашних жителей аулов предгорий Каратау и долины Чарына. Думаю, они готовились к такому варианту ответа уже давно, посадив на все важные должности в силовых структурах страны и, особенно южных областей, единомышленников – радикальных исламистов. А идеи соединяют людей существенно сильнее, чем кланы.
И потому, когда напуганный размахом мирного протеста, требовавшего уже и его смещения, Токаев решил вызвать свои войска – войска не вышли. Генерал Самат Абиш отдал иной приказ. И в брошенный силовиками двухмиллионный город Алматы стали вливаться мамбеты – выходцы из аулов, единодушные и единоверные и талибам, и их сиятельным приверженцам в казахской элите.
Мои друзья среди мирных демонстрантов рассказывают, как дюжие казахские парни в пуховиках, быстро оттеснив их в сторону, забросали коктейлями Молотова здание Алматинского градоначальства. А КНБ сам позволил им быстро вооружиться и передал технику.
Когда Токаев понял, что все силовики или затаились или выступили против него, он отбросив, на радость Путину, свои хитроумные планы стать новым Ли Куан Ю, пошел на поклон в Кремль. И Кремль, на свою голову, ответил на этот поклон посылкой войск. Теперь в казахов будут стрелять русские. И это возмутит всех – и просвещенных западников, и культурных казахских патриотов, и самых темных исламских фундаменталистов.
Дай Бог, если я ошибусь, но фундаменталистам отступать теперь некуда, и в горах Алатау начнется партизанская война, которой будет сочувствовать всё почти население Казахстана, да и всей Средней Азии. Поскольку эту войну все будут считать не гражданской (что еще полбеды), а колониальной и, что еще страшнее, межрелигиозной.
Из этой ситуации для России хорошего выхода тактически нет. Он есть только стратегически – в полном изменении внешнеполитического и внутреннего курса. Своей борьбой с НАТО, своим целованием Сталина, своей дружбой с Китаем, Ираном, да и с талибами, Кремль загнал всех нас в тупик – и казахов, и русских.

Сергей Марков:

Какие условия выдвинула Россия руководству Казахстана за спасение президента Токаева ? Турецкие сми пишут, что есть 4 условия.
1. Признание Крыма российским.
2. Возвращение русскому языку статуса второго государственного.
3. Статус автономии русскому меньшинству .
4. Российские военные базы на территории Казахстана.
Звучит реалистично. Русских в Казахстане реально нужно защищать. Русский язык – надо не допустить его выдавливания. И это будет блокирование русофобии, которые последние годы развивалась. А военные базы создают силовую гарантию.
Но, насколько я понимаю логику власти, должно быть еще одно требование– постепенная замена британских компаний российскими в казахстанской экономике. Британии там слишком много. Британии должно быть меньше. Это одно из важнейших условий стратегической безопасности.

Алексей Макаркин:

Если попробовать взглянуть на операцию ОДКБ в Казахстане, исходя не из эмоций, а из интересов, то видно, что и Россия, и Токаев заинтересованы в том, что она носила как можно более локальный характер.
Россия, действующая реактивно, не хотела бы слишком глубоко втягиваться в казахстанские процессы, которые нельзя контролировать извне. В этом случае она будет принимать на себя ответственность за все, что делают Токаев, его силовики и другие представители власти. И, возможно, втягиваться во внутренние клановые конфликты. А механизмов влияния на Токаева, на самом деле, немного – раз уж Лукашенко, который персона нон грата для Запада, уломать на политическую интеграцию не удается. А Токаев остается приемлемой для Запада фигурой – с учетом и инвестиций в экономику Казахстана, и традиционной многовекторности казахстанской внешней политики, которая никуда не исчезнет.
Сейчас казахстанские администраторы и технократы нуждаются в поддержке со стороны России для защиты от собственных протестующих. Но дальше возможен эффект, хорошо известный по отношениям России и Австрии в XIX веке – когда русская армия при Николае I, выполняла функции "жандарма Европы", подавила венгерскую революцию, а потом в России удивлялись неблагодарности Франца Иосифа. Понятно, что благодарности от казахстанской оппозиции России по понятным причинам ожидать не придется, но и на длительную благодарность "спасенных" рассчитывать не стоит.
Плюс тема взаимозависимости. Токаев нуждается в России в условиях, когда он не может рассчитывать на полную лояльность всех силовиков (не случайно, что он их сейчас активно заменяет). Но и Россия нуждается в стабилизации ситуации в Казахстане, особенно когда есть опасения "эффекта домино" после прошлогодних афганских событий. Отношения между Россией и Казахстаном традиционно основаны на интересах – и вряд ли здесь что-то принципиально изменится.

Фёдор Крашенинников:

Предварительные итоги по событиям в Казахстане
Если по фактам, то пока очевидно вот что
1) Из-за социально экономических причин начались протесты
2) Токаев и его команда увидели для себя шанс избавиться от Назарбаева и К – и избавились
3) Мягкое поведение силовиков в первые часы вступлений обусловлено не тем, что "полиция с народом", а последствиями п.2 – например, Токаеву и к важно было показать масштабность проблемы и получить дополнительные основания для разгона назарбаевских силовиков и избавления от него самого. Как вариант – протестующих поддерживал клан Назарбаева, в рамках контратаки на Токаева, о чем многие в Казахстане говорят и пишут. Но это все уже не факт, конечно.
4) Карательные операции против участников протестов проводятся казахскими же силовыми органами и это факт, в отличии от гипотетического участия в подавлении протестов прибывших или прибывающих сил ОДКБ
5) Сообщения о переходе на сторону протестующих силовиков или фейковые, или это были единичные случаи, раздутые многократной перепечаткой информацией о них – во всяком случае, это точно не было массовым явлением.
6) Столица и все органы центральной власти Казахстана находятся в Нур-Султане, в то время как значительные протесты были в Алма-Ате и других городах, то есть даже захват пустующей резиденции президента в бывшей столице – это совсем не то, что захват реальной президентской резиденции.
7) Роль Пашиняна во всем этом кейсе с ОДКБ чисто техническая, вот уж точно не он и не Армения решали вопрос о согласии на участие ОДКБ.
8 ) Не факт, что если дело дойдет до участия сил ОДКБ в прямых карательных акциях ( в чем я сомневаюсь, см.п. 4) то это будут именно россияне, а не беларусы, таджики или киргизы, например.
Вывод такой, что давайте смотреть на факты и итоги, а не хвататься за нравящуюся интерпретацию событий и рассуждать о продолжении или даже победе революции в ситуации, когда речь идет о внутриэлитном перевороте и триумфе реакции. К сожалению, справедливым возмущением людей воспользовался клан Токаева и теперь участникам протестов будут мстить, потому что их активности теперь уже играет против победителя закулисной схватки.

Григорий Юдин:

Если верно, что между Токаевым и Назарбаевым конфликт (а на это похоже, хотя и обратное не исключено), то Лукашенко мог этим воспользоваться.
5 января после умеренного заявления Пескова он позвонил Путину и убедил его, что надо заходить. Как мы знаем по опыту, Путин практически безоружен против агрессивных инициатив Лукашенко – видимо, потому что иначе будет выглядеть слабаком перед собственными элитами.
После чего Лукашенко позвонил Токаеву, который не имеет никакого законного права убирать Назарбаева. Лукашенко сообщил ему, что у него есть два варианта – либо ОДКБ зайдёт спасать Назарбаева от переворота, либо ОДКБ зайдёт спасать Токаева от назарбаевских гопников.
Токаев выбрал второе, и это объясняло бы, почему он не захотел возглавить революцию в момент, когда всё было для этого готово.
Это также объясняло бы, почему уже полтора дня "правоохранители" с кем-то воюют, а этот кто-то не ставит публично никаких целей и не выдвигает вообще никаких требований.

Александр Морозов:

1. пишут, что Токаев коварно сместил Назарбаева с поста главы Совбеза. По-моему, наоборот, он по согласованию с Назарбаевым вывел его из-под ответственности за дальнейшее кровопролитие, сохраняя за Назарбаевым статус "великого старца над схваткой". И то, что Назарбаев не делает никаких публичных заявлений – это подтверждает.
2. слепцы продолжают тупо противопоставлять беларусов "снявших обувь" казахам, которые "удачно все разгромили". К сожалению, сколько бы политологи не объясняли, что победа майдана в Украине – это случайность, вызванная бегством Януковича, и что уличное насилие в большинстве таких восстаний в последнее десятилетие кончилось только установлением контроля военными, а вслед за тем и восстановлением тех же практик правления, что и раньше, многие в наших землях, к несчастью, продолжают мыслить не дальше, чем "жечь покрышки". И никакая политологическая компаративистика не в состоянии им разлепить глаза. Это – спасительно, что беларусы ничего не жгли и не ничего не штурмовали с арматурой.
3. Хотя все мгновенно обнулилось 5 января в связи с вводом войск ОДКБ, но все же надо помнить: Токаев был "президентом модернизации и ожидаемых реформ". Сохранит ли он возможность вернуться к ситуации "до восстания"? Теперь это очень тяжело. Поскольку все балансы разрушены, а ожидания населения сорвались с тормозов. Однако следует исходить из того, что Токаев хотел бы быть не "архаичным диктатором", а "президентом XXI века", т.е. "здравствуй, Сингапур и Малайзия". И в отличие от Беларуси, где Лукашенко – это "глухая архаика", у казахстанского общества может сохранится возможность после того, как 19 января закончится ЧП и контингент ОДБК уйдет (или даже останется, это не так важно) – участвовать в открытых выборах. Я бы этого не исключал. Вот если бы восстание закончилось сразу как в Египте или Бирме, т.е. сразу переходом власти в руки казахских военных и условного "министра обороны" или "главы генштаба" – тогда – да – конец всей модернизации. А вот Токаеву я бы оставил шанс (аналитически).
4. надо помнить, что событие это – страшное. Это восстание – не предвестник "демократизаций", не часть "четвертой волны" (в теориях демократизаций). Это событие скорее в ряду "ожидания войны в евразии", ожидания дальнейшего катастрофического обвала всего и "войны всех против всех". И сейчас невозможно сказать: получает Кремль бонусы от этого, или он катится вместе со всей ситуацией в Евразии – дальше в ту же черную воронку, в которую Путин открыл дверцу аннексией Крыма.

Алхас Абгаджава:

Независимо от исхода событий в Казахстане, следующее появление Назарбаева в публичном пространстве будет жалким, если вообще будет.
Я уже не говорю о следе в истории собственного народа. Вспоминать будут только наворованные кланом богатства и сегодняшнюю кровь ради власти.
Такова участь всех правителей, не сумевших вовремя уйти.

Павел Пряников:

Злые языки говорят, что криптомиллиардер Назарбаев уже давно умер, а его евразийские "маленковы-булганины-хрущёвы" разыгрывают комедию т.н. "бунтом черни". Может в будущем придумают и "голову Доуэля" для вечного управления пролами.

Иван Бабицкий:

Какое-то новое ощущение – всё происходящее для меня уже слишком красиво драматургически выглядит, чтобы воспринимать трагедию как разновидность беды, а не литературы.
Все диктаторы бывшего СССР по очереди открыто признают себя диктаторами, со старшим братом, к которому обращаются за помощью против народов, Европа времён Священного союза в чистом виде. И думаешь уже в терминах: насколько красиво вся эта конструкция будет рушиться, какие там будут Наполеоны III, долго ли будут защищать Севастополь. Ну и про самого старшего брата – китайского: успеют ли перейти под его руку так, чтобы игра затянулась. Или наоборот он упадёт первым.

Роман Юнеман:

А ещё я думаю, что запрос помощи из ОДКБ Токаеву не простят.
Дело в том, что все годы независимости Казахстан строил свою идентичность на собственном суверенитете и независимости. Прежде всего от России. Это говорится со школы, где на уроке казахского ты в первую очередь учишь, что Казахстан — он тәуелсіз и егемен (независимый и суверенный). Потом ты это видишь на всех плакатах. Да даже на самой площади в Алма-Ате, где сожгли акимат, там на здании написано про главную ценность — независимость страны.
И вот тридцать лет говорится про независимость, про суверенитет как высшую ценность и как главное достижение последних десятилетий. А тут тебе раз — и просьба ввести войска северного соседа (хотя и за ширмой ОДКБ) для решения даже не внешних, а внутренних проблем.
Этот удар по самолюбию казахи Токаеву могут не простить никогда. Он показал себя слабым правителем. Для тех, кого мы видели на улицах Алма-Аты это даже хуже, чем жестокость.

Григорий Голосов:

Политические причины, побудившие Токаева обратиться за помощью к ОДКБ, вполне понятны и рациональны: закрепиться в качестве "главного" в Казахстане как в глазах Путина, так и (что важнее) в глазах собственного политического класса и силовиков, тем самым предотвратив саботаж с их стороны. Некоторые эпизоды начальной фазы конфликта, – такие, как "захват аэропорта" в Алма-Ате, – прямо свидетельствуют, что на том этапе приоритетом Токаева было не столько предотвращение насилия, сколько драматизация событий с целью сделать (1) обращение в ОДКБ и (2) снятие Назарбаева с поста в Совбезе, формально антиконституционное, более приемлемыми шагами. Краткосрочная рациональность (проще говоря, хитрость) тут налицо. Но вот чего нет, так это долгосрочной рациональности (мудрости). Любой шаг, который несет в себе угрозу политизации этнического и-или конфессионального сентимента, в сложном по составу обществе чреват опасностью. Можно сколько угодно обещать, что миротворцы не станут участвовать в подавлении протестов, но по здравому смыслу понятно, что военные из России и Беларуси будут иногда применяют оружие (иначе зачем они там вообще?), а отличить мирных протестующих от не совсем мирных трудно, зачастую невозможно. Но как только кровь прольется, это станет несмываемым и долгосрочным фактом массового сознания, а в сознании какого-то значимого числа казахов, пусть даже меньшинства, этот факт станет определяющим в их отношении к России и русским. Это – колоссальная долгосрочная опасность, которой Токаев подверг свою страну ради избежания сиюминутных рисков.

Илья Барабанов:

Не претендуя на роль эксперта по казахстанской политике, скажу лишь, что по итогам последних 24 часов ситуация в моей голове выглядит примерно так:
– Из-за скачка цен на газ начинаются протесты, с которыми никто и не думает бороться, пока они не охватывают всю страну
– Когда они охватывают всю страну до этого фиктивный президент Токаев меняет всех старых силовиков и правительство, а также занимает место Назарбаева во главе Совета безопасности
– Когда переворот свершился главное место в медийной картинке вместо прежде довольно мирных протестующих занимают какие-то непонятно откуда взявшиеся уголовники, которые все жгут и устраивают мародерство
– На этом печальном фоне Токаев объявляет протестующих международными террористами и просит у союзников войска, а Кремль, который еще утром считал, что казахи сами разберутся, моментально вводит "ограниченный контингент"
– В Алматы начинается зачистка и силовики уже открывают огонь на поражение, а сколько там погибших, мы вряд ли когда узнаем. Если только в Кызылорде 17 убитых, хотя этот город особо не попадал в протестные сводки, итоговые алматинские цифры я даже боюсь представить
Никто уже потом не будет разбираться, что миротворцев было всего около пяти тысяч, что прилетели они лишь к вечеру, что вступать в столкновения ни с кем не должны были, а их задача лишь охранять стратегические объекты. В народной памяти это останется как "Токаев обратился к Путину, тот отправил войска, а потом русские всех убили".
Зачем все это могло быть нужно Токаеву, я понимаю. Единственный вопрос, который у меня остается: зачем Россия так стремительно подписалась под эту авантюру и что она хотела с нее получить, ну, кроме того, что россиян теперь будут ненавидеть еще и казахи.

Александр Бидин:

Решение об интервенции в Казахстан показывает, что Путин, конечно же, никакой не националист. Если бы его волновали "русские", он либо вовсе не стал бы отправлять в страну вооружённые силы, либо воспользовался бы ситуацией для аннексии северных регионов, как к тому призывают мракобесы вроде Холмогорова. Ввод российских войск даже под ширмой ОДКБ предсказуемо вызовет рост антироссийских настроений и сделает положение русского меньшинства уязвимее. Также ввод под эгидой ОДКБ (от лица которого выступил его официальный председатель Пашинян) призван символизировать отсутствие территориальных претензий к Казахстану – никакой Южноуральской народной республики, о которой фантазирует Поздняков (да, тот самый из МГ), не будет.
Путин не националист, а "гарант". Он гарантирует безопасность постсоветской элиты и сохранность её собственности. Раньше гарантировал только в РФ, а теперь, похоже, и в Казахстане. В конце концов и там есть российский капитал.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG