Ссылки для упрощенного доступа

"Восстание обделенных". Как начались и чем закончатся протесты в Казахстане


Митинг в Уральске, 4 января 2022 года

Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) направит военных в Казахстан по запросу президента страны Касым-Жомарта Токаева. Об этом решении в фейсбуке написал в ночь со среды на четверг премьер-министр Армении Никол Пашинян. В сообщении говорится, что причиной такого решения послужило не только обращение президента Казахстана, но и угроза национальной безопасности и суверенитету, "вызванная вмешательством извне". При этом каких-либо свидетельств о внешнем вмешательстве в события в Казахстане нет, не объясняет их в своем сообщении и Пашинян. Массовые протесты были вызваны внутренними экономическими причинами: повышением стоимости сжиженного газа для населения.

Премьер-министр Армении написал, что Совет коллективной безопасности ОДКБ принял решение направить миротворческие силы в Казахстан "на ограниченный по времени период с целью стабилизации и нормализации обстановки в этой стране". Членами ОДКБ являются Россия, Армения, Беларусь, Казахстан, Киргизия и Таджикистан. О составе миротворческой миссии пока не сообщается.

Сотни людей пострадали за четыре дня массовых протестов, охвативших Казахстан. Толчком для них послужил резкий рост стоимости сжиженного газа, но очень скоро требования протестующих стали политическими. Сколько людей пострадало в результате столкновений с полицией, точно определить невозможно. Есть неподтвержденные данные о нескольких погибших протестующих, а президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев в своем втором за последние два дня телеобращении к нации упомянул о жертвах среди сотрудников правоохранительных органов.

Впоследствии 5 января интернет в стране был полностью отключен, хотя новости продолжали поступать. Масштаб протестов можно оценить по тому, что происходило в среду в Алматы, крупнейшем городе и бывшей столице Казахстана. Вечером 5 января протестующие дошли до здания аэропорта и захватили его, есть информация о том, что вспыхнул пожар в здании резиденции президента и оно сожжено, а также что демонстранты перегородили центр города баррикадами. В Актобе участники протестов попытались взять штурмом здание местной администрации (акимата). В этих и других городах происходили столкновения демонстрантов с полицией и были попытки протестующих разоружить полицейских, чтобы те не могли разгонять протесты. В Уральске произошли массовые задержания.

Еще утром в столице Казахстана Нур-Султане (бывшей Астане) был введен комендантский час с 23:00 до 7:00, так как демонстранты в других городах накануне оставались ночевать на площади – до тех пор, пока не будут выполнены их требования. К вечеру чрезвычайное положение, действовавшее поначалу лишь в Алматы, а также в Алматинской и Мангистауской областях, было введено на всей территории страны. Демонстранты этим требованиям не подчинились и с улиц не ушли.

По словам начальника департамента полиции Алматы Каната Таймерденова, за дни протестов в городе было сожжено более 120 машин, разбито 120 магазинов, 180 точек общепита, а также избито более 500 жителей города, среди которых 130 женщин и стариков. В числе сожженных также оказались 33 полицейские машины, пожарные автомобили и кареты скорой помощи. Подтвердить или опровергнуть эту информацию из независимых источников невозможно.

В интервью телеканалу "Настоящее Время" Рустам Бурнашев, профессор Казахстанско-Немецкого университета, специалист по вопросам безопасности в Центральной Азии, который сейчас находится в Алматы, сказал, что взрывы светошумовых гранат он слышал в ночь на среду, а днем доносились даже выстрелы, однако, по его словам, "эта информация отрывочная, она очень мало что дает для создания полной картины ситуации в стране и в городе". Бурнашев также отмечает, что невозможно сейчас оценить и действия силовиков по отношению к протестующим: "Исходя из той информации, которую я имею, понятно, что сейчас это не максимальный отпор, не самый жесткий. Потому что, насколько я знаю, в настоящий момент огнестрельное оружие и стрельба на поражение не применяется. То есть, соответственно, запас усиления давления на протестующее население еще имеется". В то же время в некоторых случаях, например, в аэропорту Алматы, силовые структуры не оказали никакого сопротивления и просто покинули объект после прибытия туда протестующих.

Протесты в Казахстане являются внутренним делом этой страны, заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. "Мы убеждены, что наши казахстанские друзья могут самостоятельно решить свои внутренние проблемы", – сказал он. Песков также отметил важность того, чтобы в ситуацию никто не вмешивался извне. У России, добавил чиновник, власти Казахстана помощь не запрашивали. Это заявление было сделано днем 5 января, но вечером президент Токаев официально обратился в Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), главной военной силой которой является Россия, за помощью в подавлении протестов. "Полагаясь на договор о коллективной безопасности, я сегодня обратился к главам государств ОДКБ оказать помощь Казахстану в преодолении террористической угрозы. На самом деле это уже не угроза, это подрыв целостности государства и самое главное – это нападение на наших граждан, которые просят меня, как главу государства в срочном порядке оказать им помощь", – заявил Токаев в эфире государственного телеканала "Хабар-24".

Акции протеста в связи с ростом цен на топливо начались в Казахстане несколько дней назад. Первая демонстрация состоялась 2 января в Жанаозене. В ней приняли участие сотни местных жителей, ночь часть из них провела на городской площади. 3 января к демонстрантам присоединились тысячи других протестующих. Их поддержали в разных городах Казахстана: Актау, Алматы, Актобе, Уральске, Таразе, Шымкенте, Кокшетау, Нур-Султане. Протесты охватили практически все регионы страны. Сейчас самые многочисленные митинги проходят помимо Алматы в Актау, где на площади установили юрту и палатки, а также в Жанаозене. В эти города съезжаются демонстранты из соседних регионов.

В интервью Радио Азаттык (казахская редакция Радио Свобода) политолог и директор "Группы оценки рисков" Досым Сатпаев рассказал об экономической ситуации на западе страны, где протесты начались: "Да, зарплаты на западе Казахстана высокие, но и цены там выше. К тому же не все работают в нефтяной отрасли. Еще есть фактор социальной несправедливости: все хорошо понимают, что запад страны – главный донор казахстанского бюджета, но люди видят постоянные коррупционные многомиллиардные скандалы, видят, что деньги тратятся на столицу, а другие регионы Казахстана находятся в положении бедных родственников. При этом запад Казахстана не очень развит с точки зрения культурной и социальной. Да, люди работают, зарабатывают, но не имеют такого же уровня доступа к культурным, образовательным, развлекательным центрам, как, например, в Алматы или даже в Астане. А ведь это тоже фактор комфортной жизни. Так что речь идет не только о зарплате, а о так называемом индексе человеческого развития. И это приводит к более высокому уровню протестности местного населения: западные области кормят всю страну, но при этом получают от центра мало с точки зрения полноценной инфраструктуры, ориентированной на человека".

Экономические причины, которые заставили людей выйти на улицы, быстро сменились политическими требованиями. Люди скандировали на улицах "Старик, уходи", подразумевая бывшего президента страны Нурсултана Назарбаева. Некоторые держали в руках плакаты "Без Назарбаевых!".

Карта протестов на вечер 5 января
Карта протестов на вечер 5 января

Демонстранты призывают провести свободные выборы, искоренить коррупцию и кумовство, сократить безработицу, а также провести конституционную реформу. Последнее требование – возвращение к Конституции 1993 года – подразумевает, что президент страны не может быть старше 65 лет (действующему президенту Касым-Жомарту Токаеву – 68), что будет отменен особый статус "лидера нации", который сейчас имеет Нурсултан Назарбаев, а также будет сокращен срок полномочий депутатов парламента до четырех лет вместо нынешних шести для нижней палаты парламента и пяти – для верхней.

Разрастанию протеста не помогла ни отставка правительства, о которой было объявлено 4 января, ни введение регулируемой цены на газ на ближайшие 180 дней, ни, наконец, решение президента Токаева сместить с поста главы Совета безопасности страны Нурсултана Назарбаева, вопреки тому, что он является так называемым лидером нации и этот пост должен занимать пожизненно. Протестующие в городе Талдыкорган (Талды-Курган) снесли прижизненный памятник Назарбаеву. Нападения на объекты, связанные с Назарбаевым или носящие его имя, отмечены и в нескольких других городах.

Политолог Досым Саптаев в интервью Радио Азаттык сказал, что, по его мнению, заявление Токаева не найдёт понимания у протестующих, так как ни политическая, ни экономическая система меняться не будет: "А дальше что? Сейчас Токаев пытается сделать заявление более конструктивного характера с конкретными предложениями, но впечатление смазывается всеми заявлениями о том, что мы вводим определенные косметические изменения, идем на определенные уступки, но при этом сама система, которая и породила на самом деле все эти проблемы, никуда не уйдет. А это не гарантирует того, что завтра-послезавтра не начнутся похожие социальные взрывы в других регионах Казахстана".

Проблемы с повышением стоимости сжиженного газа начались после решения правительства Казахстана с 1 января 2022 года начать продавать через электронные площадки 80 процентов этого сырья на рынке. И только на 20 процентов этого объема, как планировалось, сохранялась бы регулируемая государством цена. Процесс постепенной либерализации газового рынка в Казахстане начался несколько лет назад: доля сырья, продаваемого на рынке по регулируемой государством цене, снижалась три последних года. "От роста цен выиграли трейдеры, которым принадлежит сжиженный газ, полученный в результате процессинга на НПЗ, и производители с собственными перерабатывающими мощностями. Последние получили возможность работать не в убыток, например, ТОО "КазГПЗ", – писало в сентябре прошлого года казахское издание "Курсив".

Глава фонда "Либерти" Галым Агелеулов в интервью телеканалу "Настоящее Время" рассказал о том, что среди причин, почему протесты стали массовыми, – не только повышение стоимости сжиженного газа, но и усталость от авторитарной власти и отсутствия реформ:

Активных лидеров сразу задержали, например Макса Бокаева, который пользуется поддержкой

– Народ устал от авторитарного правления, которое не считается с мнением гражданского общества, не дает гражданам страны реализовать свое право на управление государством, а подавляет гражданские инициативы. Но проблема в том, что активных лидеров сразу задержали, например Макса Бокаева, который пользуется поддержкой (он был участником стихийного митинга в Атырау против правительственной земельной реформы в 2016 году, предполагавшей появление рынка земли, и находился в заключении пять лет, хотя правительство под давлением протестующих тогда приостановило действие спорных поправок. Бокаев после выхода на свободу в феврале этого года призвал провести конституционную реформу. – Прим. РС). В Жанаозене нет явного лидера, потому что там люди выступают коллективно, и они не выдвигают кого-то в лидеры, потому что знают, что будут репрессии. Конечно, за 30 лет власти активно уничтожали слой публичных лидеров гражданского общества, выступающих за политические реформы и демократизацию. Ведь власти не нужна гражданская нация, ей нужны зависимые подданные, которые работают на нефтяные компании и обслуживают элиту, потому что контроль над добычей нефти и газа осуществляется семьей Нурсултана Назарбаева: это и Тимур Кулибаев (муж одной из дочерей Назарбаева, Динары. – Прим. РС), и Кайрат Шерипбаев (предполагаемый муж другой дочери Назарбаева Дариги. – Прим. РС) – зятья президента, которые в том числе поставляют топливо на Оренбургский газоперерабатывающий завод. Внук президента Назарбаева говорил, что речь идет о 750 или 850 миллионах долларов. И эти откаты идут за счет снижения поступлений в бюджет с продажи казахстанского газа, – считает Галым Агелеулов.

Это происходит и будет происходить, пока власть, олигархические, клановые структуры в Казахстане будут довлеть над остальным населением

– В Казахстане все случилось неожиданно, – говорит политолог Аркадий Дубнов. – Власть слишком небрежно отнеслась к экономическим и социальным требованиям в первые два дня протестов, после резкого взрывного роста цен на сжиженное топливо на западе Казахстана. Реакция в виде обещания снизить цены последовала 4 января, но на тот момент уже фактически появился триггер, переведший экономическую проблему в политическую. Второе – это абсолютный дисбаланс, я бы даже сказал больше, некая определенная шизофрения во властной элите Казахстана, когда неизвестно, кто правит страной и принимает решения. То ли это первый президент Казахстана и его администрация, то ли это нынешний президент Касым-Жомарт Токаев. Это драма Казахстана, драма того типа транзита власти, который был предпринят Назарбаевым. Мы видим сегодня драму этого недемократического транзита: отсутствуют демократические институции в виде реально действующего парламента, который должен был бы аккумулировать дебаты, обсуждения, дискуссии, в результате которых принимаются серьезные экономические и политические, важные для страны решения. И эти дебаты и дискуссии переместились на площади, которые сегодня угрожают реальным бунтом, переворотом и бесчинствами.

Вот в этом проблема отсутствия демократического транзита власти там, где должны быть честные и свободные выборы президента. Вообще сценарий происходящих в Казахстане событий – это сценарий того, что вполне может произойти в России. Потому что здесь также нет площадок для дискуссий, нет возможности дебатировать относительно насущных проблем, и все вытеснено на улицы, как мы уже это не раз видели. Это даже было уже в Хабаровске и на севере России.

Столкновение протестующих и полиции в Алматы, 5 января
Столкновение протестующих и полиции в Алматы, 5 января

– Нынешняя ситуация, связанная с транзитом власти, все же существует довольно длительное время, почему именно сейчас мы видим ее в Казахстане так остро?

– Этот вопрос возникает всегда и везде: почему сейчас? Потому что прилетел "черный лебедь", есть такое выражение. Потому что у революции нет расписания, нет расписания и сценария переворотов, такое можно увидеть только в кино. Нет злостных манипуляторов, которые за стенкой разыгрывают эти сценарии. Всё это в Казахстане не играет никакой роли. Это ужимки наших пропагандистов, всяких захаровых и соловьевых. Люди просто возмутились, и это переросло в существующее положение дел. Никакое НАТО, приближающееся к границам, не смогло бы спровоцировать то, что происходит сегодня в Казахстане. В Казахстане такое уже случалось: 2011 год – Жанаозен, 2016 год – земельные протесты в Казахстане, два года назад – протесты на западе страны, когда люди возмутились приглашением на рабочие места индийских и китайских рабочих вместо того, чтобы эти места были отданы казахам. Все это происходит и будет происходить, пока власть, олигархические, клановые структуры в Казахстане будут довлеть над остальным населением. И происходит это в совсем не бедной стране, между прочим, но с очень запущенным, дотационным регионом на западе, который поставляет нефть. Все доходы от продажи нефти, добываемой на западе, идут в центр, а обратно этот угнетенный регион мало что получает. Вот этот типичный взрыв негодования выливается сегодня в политическое восстание. Это восстание обделенных.

– Власти Казахстана готовы полностью подавить протесты, или есть шанс, что те политические требования, которые звучат – о смене власти, проведении выборов, новой Конституции, – действительно могут реализоваться?

– Я думаю, что в ближайшей краткосрочной перспективе, к сожалению, так или иначе протесты будут подавлены, потому что легко представить вышедших на улицы людей как кучку провокаторов, хулиганов, бандитов, мародеров, поджигателей и так далее. Ведь у протестующих нет политических лидеров, которые бы артикулировали их требования. К сожалению, это стихийный протест, и его пока не удалось оседлать ни одной видимой нам политической силе. В этом большое преимущество для власти, потому что она может представить протестующих как деструктивную силу, способную породить хаос в стране. И если власть воспользуется такой расстановкой сил, то ей удастся одержать победу. Она может быть временной, эта победа, она обернется поражением в следующий раз, когда подлетит еще один "черный лебедь". Поэтому сегодня власти нужно провозглашать курс на реальные демократические перемены в политике и экономические реформы. Токаев сосредоточит власть в своих руках, он уже сейчас начал это делать, ночью из Комитета нацбезопасности он уволил первого заместителя главы КНБ Абиша Самата Сатыбалдыулы, это племянник Назарбаева и один из возможных претендентов на власть.

Алматы, 5 января
Алматы, 5 января

– Любые протесты в странах, которые сформировались на пространстве бывшего СССР, всегда неминуемо приводят к вопросу о реакции России. В Казахстане есть русскоязычное население. Может ли эта причина или невозможность для властей Казахстана подавить протесты привести к тому, что Россия отреагирует, например, таким же образом, как она в 2014 году отреагировала на ситуацию, которая сложилась в Украине?

– Первое, что в этой связи нужно отметить: сегодня было бы самым опрометчивым шагом со стороны Кремля каким-то образом реагировать в ту или иную сторону по отношению к событиям в Казахстане. Москва привыкла реагировать на ситуации, которые угрожают безопасности России с точки зрения угроз, существующих либо с юга, из Афганистана, либо с запада, от НАТО и Америки. Здесь же ниоткуда нет угроз, кроме внутреннего потрясения в результате действий казахстанской системы власти, очень похожей на российскую. Как будет поступать кремлевское руководство, я сказать не берусь, но было бы очень прагматичным сделать паузу и не дать, скажем, Марии Захаровой (представитель МИД России. – Прим. РС) и прочим "соловьевым" трибуну для вынесения каких-то оценок. Это ситуацию в Казахстане взорвет еще больше и повернет ее в антироссийском направлении. Достаточно уже было риторики российских элит с осуждением казахского правящего класса или политики Казахстана, которая была охарактеризована как русофобская, – говорит политолог Аркадий Дубнов.

Из-за отключения интернета 5 января в Казахстане не работали банковские службы: например, мобильные приложения для оплаты карточкой. По сообщениям в соцсетях, из-за этого возникали очереди к банкоматам.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG