Ссылки для упрощенного доступа

Американские СМИ и манипуляции Кремля. Споры о "досье Стила"


Фрагмент досье Стила

Что показало еще одно российское расследование американского специального прокурора? Должна ли пресса признать ошибки, допущенные при освещении "досье Стила"? Есть ли повод у сторонников Трампа праздновать победу над обвинителями бывшего президента? Какую игру вел Владимир Путин?

Эти и другие вопросы мы обсуждаем с Иланом Берманом, политологом, вице-президентом внешнеполитического совета в Вашингтоне и историком Юрием Фельштинским.

Около месяца назад специальный прокурор Джон Дарэм, возглавляющий расследование, в ходе которого изучаются основания для начала так называемого российского расследования специального прокурора Роберта Мюллера, объявил о предъявлении обвинений по третьему заведенному им делу. Объектом обвинений был гражданин России Игорь Данченко, независимый консультант, живущий в Соединенных Штатах. Обвинили его по пяти пунктам. Суть обвинений – предоставление ложной информации ФБР. Данченко, согласно прокурору Дарэму, лгал агентам ФБР, оценивавшим подлинность информации, содержащейся в так называемом "досье Стила", из которого следует, что Дональд Трамп был тесно связан с влиятельными россиянами, что люди из его окружения во время президентской кампании контактировали с фигурами, близкими Кремлю, что грубо говоря, Трамп – человек Москвы. Данченко был одним из основных источников этого досье. Дарэм утверждает, что часть данных, переданных Стилу, Данченко попросту выдумал.

Первым обвиняемым прокурора Дарэма был юрист из министерства юстиции, который внес ложную информацию в ходатайство на получение ордера на прослушивание помощника Трампа Картера Пэйджа. Вторым – адвокат, сообщивший ФБР о том, что специалисты засекли контакты между компьютерами организации Трампа и Альфа-Банка. ФБР не нашло доказательств таких контактов, а адвокат обвинен в том, что он скрыл от ФБР, что он действовал от имени избирательного штаба Хиллари Клинтон. Но именно обвинения в фальсификации и лжесвидетельстве в адрес Данченко, со слов которого Кристофер Стил внес в свое досье самые сенсационные факты, в том числе о сексуальных эскападах Трампа, якобы имевших место в московском отеле, вызвали бурную и продолжительную реакцию в прессе, причем объектом перепалки стало поведение коллег по журналистскому цеху во время освещения так называемого российского расследования, и особенно "досье Стила".

"Эпическим провалом прессы" называет освещение "досье Стила" американскими СМИ центристское издание Axios

"Эпическим провалом прессы" называет освещение "досье Стила" американскими СМИ центристское издание Axios. Они допустили "самые вопиющие в современной истории профессиональные ошибки и отказываются их признать". Онлайн-портал RealclearPolitics провел анализ ошибок и фальсификаций, появившихся в рамках освещения российского расследования прокурора Мюллера. Он приводит свой список, в котором авторы расследования уличают New York Times, Washington Post и нескольких авторов – лауреатов Пулитцеровской премии в голословных утверждениях, ложной интерпретации фактов и отказе признать свои ошибки. Один из самых любопытных примеров – статья New York Times, опубликованная в 2017 году, где утверждается, что члены предвыборного штаба Трампа уличены в многочисленных контактах с российской разведкой. Несколько месяцев спустя бывший директор ФБР Джеймс Коми заявляет, что "по сути" это утверждение статьи неверно. О таких контактах ничего не говорится в отчете прокурора Мюллера, но газета продолжает настаивать на своей правоте.

В ответ влиятельные комментаторы, защищающие критичное освещение президентства Дональда Трампа, призывают увидеть лес за деревьями. Дескать, неприятные проколы случались, но большая картина, нарисованная прессой, была верной. Как пишет обозреватель журнала Atlantic Дэвид Фрум, из доклада сенатского комитета по разведке следует, что у Дональда Трампа были многолетние связи в России, связанные с бизнесом, Владимир Путин отдал указание поддержать Трампа в президентской кампании, люди Трампа были готовы получить компромат на Хиллари Клинтон из российских источников, помощником Трампа был Пол Манафорт, который был в контакте с сотрудником российской разведки. Все это требовало и продолжает требовать внимания прессы, считает Фрум, поскольку многие загадки отношений Трампа и России остаются неразгаданными.

Кандидат в президенты США Дональд Трамп и глава его избирательного штаба Пол Манафорт во время съезда Республиканской партии в Кливленде 21 июля 2016 года
Кандидат в президенты США Дональд Трамп и глава его избирательного штаба Пол Манафорт во время съезда Республиканской партии в Кливленде 21 июля 2016 года

Мой собеседник Илан Берман считает, что главного внимания заслуживает другой аспект этой истории:

– Из обвинений, предъявленных прокурором Даремом, на мой взгляд, явствует, что США были объектом так называемой активной операции, координируемой российскими властями, в ходе которой Кремль, распространяя фальшивую информацию, пытался дискредитировать определенные политические фигуры, поддержать другие, усилить разлад в американской политической системе и обществе, – говорит Илан Берман. – Очень важный и очевидный урок заключается в том, какую роль сыграла американская пресса в эволюции этой истории. Немало американских средств информации набросились на "досье Стила" и начали распространять данные, содержащиеся в нем, без надлежащей их проверки, без попыток выяснить, кто является источником данных о связях людей из предвыборного штаба Трампа с людьми Кремля, данных, подавляющая часть которых впоследствии либо была опровергнута, либо не подтверждена. Но тот факт, что это досье оставалось объектом повышенного внимания в течение долгого времени, можно объяснить тем, что многие журналисты дали волю чувствам. Бывший президент Трамп – фигура крайне поляризующая. И многие репортеры, комментаторы хотели верить в данные, приводимые Стилом. У них не было желания копнуть глубже. Они подошли к освещению "досье Стила" и других аспектов так называемого российского расследования менее критично, чем требовалось.

Очень интересно, что, как пишут авторы расследования в RealClearPolitics, некоторые уважаемые издания отказываются признавать ошибки, ляпы, допущенные в освещении президентства Трампа, не говоря уж об извинениях.

Ситуация с российским расследованием была чистым примером активистской журналистки с политическим уклоном

– На мой взгляд, вопрос ответственности в данной ситуации очень важный. Ведь разговор идет не об одном-двух изданиях, которые распространяли домыслы, содержавшиеся в досье, или уделяли ему слишком много внимания. В это были вовлечены ведущие средства информации. Понятно, что никто не застрахован от ошибок, особенно в журналистике, где репортеры вынуждены полагаться на анонимные источники. Но ошибки нужно уметь признавать ради того, чтобы сохранить доверие аудитории. К сожалению, мы этого не видим со стороны, скажем, Politico или Washington Post, которые приложили немало усилий, чтобы убедить читателей в том, что "досье Стила" подтверждает подозрения о сговоре между предвыборным штабом Трампа и Кремлем. На мой взгляд, такой подход дискредитирует многое из того, что делают эти издания. Эта ситуация отчетливо демонстрирует еще одну тревожную тенденцию, начало которой было положено достаточно давно: американские СМИ отказываются от традиционной роли наблюдателя, предпочитая роль активиста, участвующего в политическом процессе. То же самое происходит и в социальных сетях, это хорошо видно на примере компаний Twitter и Facebook. Ситуация с российским расследованием была чистым примером, если можно так сказать, активистской журналистки с политическим уклоном. Если факты не согласуются с вашими установками, их значение преуменьшается или они игнорируются. Если есть что-то, что подтверждает ваши позиции, то этому уделяется неоправданное внимание, как это случилось с "досье Стила", которое, конечно же, не заслуживало такого внимания. Это печально, потому что жертвой этого процесса в конечном счете становится правдивая информация.

И, если говорить более широко, демократический процесс?

– Изначально одной из основ американской системы была идея о подотчетном гражданам правительстве. Журналистика была институтом, цель которого заключалась в освещении деятельности власти и общественных процессов, он не был еще одним институтом политического влияния. Мы стали свидетелями отхода от этого принципа. Средства информации, репортеры видят себя в роли активных участников политического процесса и порой откровенно работают с целью достижения определенных политических целей. Это очень опасная тенденция, на мой взгляд.

Илан Берман, сторонники Дональда Трампа приводят данные расследования Дарэма как доказательство правоты Трампа, который утверждал, что оснований для так называемого российского расследования не было, что обвинения в его сговоре с Кремлем – дело рук его политических противников. В свое время специальный прокурор Мюллер пришел к выводу, что сговора между штабом Трампа и Кремлем не было, но было вмешательство Кремля в американский избирательный процесс на стороне Трампа. Противники Трампа говорят, что расследование Дарэма ничего не меняет. Оно касается мелочей, а у Трампа и его людей без сомнения были связи с людьми в России, потенциально близкими к Кремлю. На чьей вы стороне?

Утверждения, что Трамп обязан своей победой на выборах Кремлю, не имеют оснований

– Наиболее правильной будет такая формулировка: да, у Трампа были бизнес-контакты и интересы в России как у предпринимателя, до того как он стал президентом. Но утверждения, что Трамп обязан своей победой на выборах пусть в небольшой мере Кремлю, не имеют оснований. С моей точки зрения, центральный вопрос заключается не в том, поддерживал ли Кремль одного кандидата, пытался ли он подорвать избирательные шансы другого. Целью России, я думаю, была попытка посеять сомнения в американском обществе в работоспособности политических институтов и политических процессов. Легендарный спикер Палаты представителей Тип О’Hил когда-то сказал: "Вся политика – политика местная". Именно в таком контексте я бы рассматривал поведение России. Вмешиваясь в американский политический процесс, Путин наверняка держал в уме свои внутриполитические интересы. Он таким образом отвечал на недовольство россиян ситуацией внутри страны. Вы недовольны тем, что происходит у нас, тогда посмотрите на Америку. Посмотрите, Америка еще больше расколота, еще больше неуправляема, чем Россия. Вам это нужно? Иными словами, я не думаю, что Путин рассчитывал, что ему удастся помочь на выборах Трампу, потопив кандидатуру Клинтон, он пытался усугубить трения и противоречия в американском обществе, и он преуспел в этом. Чем измеряется этот успех? Если мерилом является число голосов избирателей, то совершенно ясно, что на значительные затраты на дезинформацию возврат был совсем небольшой. Но если меркой является уровень политической напряженности, уровень сомнений, испытываемых американцами по поводу честности выборов, то тогда возврат для Кремля был гигантским.

Реклама несуществующей группы "Шахтеры за Трампа" – пример российской пропаганды в социальных сетях
Реклама несуществующей группы "Шахтеры за Трампа" – пример российской пропаганды в социальных сетях

– Если вы правы, отводя Кремлю большую роль в создании этого политического шторма в Соединенных Штатах, с чем согласятся далеко не все американские комментаторы, поскольку политические раздоры в США начались задолго до вмешательства Путина, то эта способность России с помощью небольших затрат нанести серьезный ущерб очень тревожна.

– Ответ на это требует серьезного анализа влияния социальных сетей, интернета на формирование взглядов в обществе, но один эффективный инструмент воздействия, используемый Путиным, очевиден. Россия прибегает к стратегии, которую можно назвать "вал звуков". Она создает такой мощный звуковой фон, что люди попросту выключают внимание. В наиболее чистом виде такую стратегию можно проследить в эпизоде с уничтожением малайзийского "Боинга" над восточной Украиной. Москва предложила не одну свою версию происшедшего, а не меньше полудюжины. Это сделано не в попытке утвердить свою версию, а в попытке заставить людей отказаться от желания докопаться до истины, предлагая такое количество версий, что оно просто парализует процесс поиска.

Вы говорите, что Путин инвестировал не в победу Трампа, а в подрыв американской системы, но все-таки нужно подчеркнуть, что во время выборов 2016 года Путин явно предпочитал Дональда Трампа и, как говорится в отчете спецпрокурора Мюллера, российская пропаганда активно поддерживала его.

– Если говорить о том, кто, по мнению Путина, из кандидатов в президенты США будет склонен учитывать его интересы, то это, без сомнения, был Дональд Трамп, а не Хиллари Клинтон. Но утверждения о том, что Путин каким-то образом обеспечил победу Трампу на президентских выборах, не имеют совершенно никаких оснований. А это именно тот вывод, к которому вас приведет чтение "досье Стила", – говорит Илан Берман.

Юрий Фельштинский, сторонники Трампа видят в результатах, можно сказать, второго российского расследования, на этот раз прокурора Джона Дарэма, подтверждение своей правоты: дескать, либеральная пресса безосновательно раскручивала теорию сговора Трампа с Кремлем.

– Понимаете, я даже не знаю, что тут можно подвергать сомнению, – говорит Юрий Фельштинский. – У этого сговора было много разных этапов, на любой из этих этапов можно смотреть отдельно и даже не в связи с президентскими выборами 2016 года. Начнем с того, что Трамп попал в поле зрения российских спецслужб давно. Он с 2000 года декларировал себя как потенциальный кандидат в президенты, поэтому не нужно удивляться, что с 2000 года на Трампа в Москве обратили особое внимание. Трамп был нечистоплотен и в смысле денег, и в смысле связей. И в этом смысле он легко был всегда уязвим. Есть много самого разного рода указаний на то, что Трамп был заинтересован в российских деньгах, использовал российские деньги. Из того, что освещалось широко, открыто и не подлежит никакому сомнению, – это покупка Рыболовлевым виллы Трампа, про которую адвокат Трампа Майкл Коэн сказал позднее, что Трамп знал, что эти деньги пришли от Путина, и Трамп знал, что Путин в нем заинтересован. Российские деньги очень широко были использованы бизнесами Трампа на фоне, повторяю, его планируемой, а затем и проводимой избирательной кампании. В 2008 году, во время кризиса деньги Трампа, пришедшие из России, составляли основной приток денежного капитала. Старший сын Трампа Дональд Трамп-младший за полтора года в период 2007–8 годов ездил в Россию шесть раз, то есть практически раз в три месяца. В 2013 году Трамп проводил в Москве конкурс "Мисс Вселенная". Говоря о внешней политике Трампа, его самая мощная и самая интересная в этом плане речь о внешней политике, которую он зачитал в отеле Mayflower, если она не была составлена в Кремле, то она была составлена Дмитрием Саймсом, который после скандала, связанного с организацией им этого выступления Трампа, вынужден был вернуться в Москву, по крайней мере на время, и устроился пропагандистом на Первом правительственном канале российского телевидения. Майкл Флинн, назначенный Трампом на должность советника по делам национальной безопасности, участвовал в праздновании юбилея канала Russia Today, на котором присутствовал Путин, и они сидели за одним столом. Флинну, который сам бывший разведчик и, кстати говоря, небескорыстно летал в Москву и в декабре тогда, и до этого получал большие деньги от различных российских структур, должно было быть понятно, что он является частью общего плана, созданного в Кремле по выдвижению Трампа президентом. Известный лозунг Трампа "Россия, если ты слышишь меня, высвободи имейлы Клинтон", которые были обнародованы чуть ли не на следующий день, – это непосредственное соучастие Трампа в совместной с Кремлем операции по краже и высвобождению имейлов Хиллари Клинтон.

Вы, собственно, привели основные аргументы оппонентов Дональда Трампа. Все эти факты, насколько я понимаю, были объектом расследования спецпрокурора Мюллера, который пришел к выводу, что да, люди из окружения Трампа вступали в различные контакты с российскими гражданами, но признаков сговора он не обнаружил. И он предъявил ряд обвинений, не связанных со сговором.

– Да, он предъявил обвинения людям, игравшим третьестепенные роли и не по тем пунктам, за которые они должны были быть наказаны. Вообще, что Мюллер написал и не написал, мы тоже не знаем, потому что половина этого текста была вымарана, нам не показана. Генеральный прокурор сделал некие выводы по этому докладу, но мы с вами знаем, что он был человеком заинтересованным.

– Вы явно остаетесь в рядах больших скептиков в отношении Трампа.

Все говорит о сговоре Трампа с Кремлем

– Понимаете, из того, что в каких-то публикациях журналисты делали неправильные выводы, из того, что в известном "досье Стила" может быть, не все, а может быть, и ничего не соответствовало действительности, не следует, что не было сговора между Трампом и Кремлем по приведению Трампа к власти в Соединенных Штатах Америки. "Досье Стила" – это не главное и вообще не основное во всей этой истории, можно забыть про него целиком и полностью. Оно явилось одной из причин начала расследования сотрудничества Трампа с Кремлем, но при этом его можно игнорировать как источник информации. Все остальное, что было, чему мы были свидетелями все эти годы, говорит о сговоре Трампа с Кремлем много больше, чем "досье Стила", которое, я считаю, можно просто игнорировать.

Кристофер Стил
Кристофер Стил

– Юрий, вы трактуете термин "сговор" очень широко, в то время как в рамках расследования Мюллера вопрос стоял конкретный. И именно на существование этого конкретного сговора или сделки Трампа с Кремлем, по сути, указывала американская пресса, по крайней мере значительная ее часть.

Помощь России Трампу – это часть общего проекта по приведению на высшие государственные должности в разных странах мира тех людей, которых Кремль считает своими

– Моя общая мысль заключается в следующем. Я только что опубликовал книжку "От красного террора к мафиозному государству. Спецслужбы России в борьбе за мировое господство". Последние две главы этой книжки посвящены президенту Земану, Трампу, "Северному союзу" в Италии и компании российских агентов, которые работают в США. С 2000 года власть в России захвачена ФСБ – это некий факт, потому что президентом России стал бывший председатель ФСБ Путин. С 2000 года Россия достаточно успешно пытается ставить на должности президентов в разных странах своих агентов или, скажем мягче, своих людей. Из успешно реализованных проектов – это Чехия во главе с президентом Милошем Земаном, это Венгрия во главе с премьер-министром Виктором Орбаном, это Сальвини и "Северный союз" в Италии, где Сальвини, являясь абсолютно пропутинским человеком, занимает достаточно крупную должность и имеет значительное влияние в правительстве. Мы были свидетелями попытки военного переворота в Черногории. Мы являемся свидетелями постоянного участия России в помощи движению Ле Пен во Франции. На этом фоне помощь России Трампу удивлять нас не должна – это часть общего проекта по приведению на высшие государственные должности в самых разных странах мира тех людей, которых Кремль считает своими. И Трамп стал одним из этих людей. Все, что мы видели потом, – это попытка России помочь Трампу победить. Вопрос, на который мы должны теперь ответить: знал ли Трамп об этой помощи, искал ли он этой помощи и воспользовался ли он этой помощью? Я думаю, что на все три вопроса ответ положительный.

Вы сходитесь с Иланом Берманом, пожалуй, по одному, но важному пункту. Он считает, что основной целью Кремля и Путина была создание атмосферы разлада, неуверенности, переполоха в Соединенных Штатах, и он этой цели достиг.

– Безусловно. Америка после Трампа расколота так, как она не была расколота никогда. Эту рану мы будем зализывать очень-очень долго. Трамп на уровне внешней политики объявил НАТО устаревшей организацией, сделал со своей стороны все, что мог. Другое дело, что президент в Америке не все может, но со своей стороны он сделал все, что мог, чтобы ослабить и НАТО, и союз Америки со странами НАТО в Европе. Трамп сделал со своей стороны все, что мог, чтобы подорвать Евросоюз, и это тоже вполне совпадает с надеждами и задачами Путина в Кремле. Были и конкретные истории, которые забыть очень сложно, когда цена на нефть рухнула, Путин позвонил Трампу и попросил его надавить на Саудовскую Аравию и заставить их взвинтить цены на нефть. Это было на фоне кризиса в Соединенных Штатах, мы все тогда умирали от пандемии. Увеличение цен на бензин в два раза, он тогда прыгнул с доллара за галлон до двух долларов за галлон буквально в течение двух дней – это был серьезный удар по американскому потребителю. Было очень много конкретных примеров того, как Трамп подыгрывает Путину. При этом я должен подчеркнуть, что нет ни одного примера того, как Путин подыграл Трампу, кроме той помощи, которая была оказана во время предвыборной кампании.

С вашей точки зрения, какой главный урок Соединенные Штаты должны вынести из этой истории?

Пока в России у власти будет стоять госбезопасность, Америка находится в сильнейшей зоне риска

– Урок этой истории для Соединенных Штатов очень простой: до тех пор, пока в России у власти будет стоять госбезопасность, Америка находится в сильнейшей зоне риска, в том числе из-за вмешательства России в избирательную систему США. Как показал опыт, вмешиваться в избирательную систему любого государства, в том числе и крупного, какими являются Соединенные Штаты, это самый легкий и самый дешевый способ, самый быстрый способ достигнуть победы.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG