Ссылки для упрощенного доступа

"Я всё сделал по закону". Чем для судьи обернулся отказ скрыть подлог


Судья Антон Долгов

Судья Тракторозаводского районного суда Челябинска Антон Долгов, который публично обвинил руководство в давлении с целью вынесения неправосудного приговора, ждет письменное решение областной квалификационной коллегии судей. В декабре ККС вынесла ему замечание "за нарушение трудовой дисциплины", его можно обжаловать в течение десяти дней. Судья намерен и дальше добиваться восстановления справедливости и привлечения к ответственности руководителей суда, допустивших внепроцессуальное вмешательство в его деятельность, рассказал он корреспонденту Радио Свобода.

Судья Антон Долгов живет в Екатеринбурге. На работе в Челябинске он находится с понедельника по пятницу, а по выходным ездит домой. Поэтому для него приказом был установлен индивидуальный рабочий график на пятницу. После того как Долгов обратился в высшую ККС и совет судей РФ с жалобой на внепроцессуальное вмешательство в рассмотрение уголовного дела со стороны собственного руководства, этот график был отменен без указания причин. Но Долгов продолжил работать в прежнем режиме, что и стало поводом для наложения взыскания. На заседании ККС 17 декабря дело Долгова сравнили с делом "золотой судьи" Хахалевой, которой грозит уголовное преследование по ряду статей.

– Это какой-то сюрреализм. Мои жалобы на беспредельщиков рассматривать не стали, а вот жалобу беспредельщиков на меня рассмотрели тут же, – комментирует Долгов.

До 2019 года судья Долгов считался "криминалистом" – судьей по уголовным делам, затем его со скандалом перевели в "цивилисты" (гражданское право). По словам Долгова, поводом для смены специализации стало дело семидесятилетнего Г., который обвинялся в педофилии.

– В виновности подсудимого сомневалась даже прокурор, но при этом собиралась поддержать обвинение в полном объеме. Я изучил документы и пришел к выводу, что со стороны сотрудников следствия имеет место как минимум халатность, как максимум – фальсификация доказательств по уголовному делу по обвинению лица в тяжком или особо тяжком преступлении, – заявил судья.

Прокуратура могла отказаться от обвинения и тихо это дело похоронить. Вместо этого от меня через мое руководство стали требовать скрыть служебный подлог

Долгов говорит, что выявил в этом деле десять должностных преступлений со стороны следователей. Это подделка подписи (что подтверждено результатами экспертизы) и фальсификации процессуальных документов. Когда об этом стало известно, председатель Тракторозаводского суда Юрий Сыров и и.о. председателя Челябинского областного суда Вячеслав Малашковец настаивали, чтобы судья не возвращал дело в прокуратуру, а вынес приговор несмотря ни на что.

– Я не знаю их мотивов. И Малашковец, и Сыров – это бывшие милиционеры, – комментирует Антон Долгов. – Я лично слышал от Сырова, что именно "менты" требовали, чтобы меня перевели на гражданские дела, потому что это негативно сказывается на их статистике и на их отношениях с вышестоящим начальством. Мне надо было "сдать" их сразу же. Я должен был объявить сторонам процесса – подсудимому, адвокату, прокурору, – что имело место внепроцессуальное вмешательство, назначить почерковедческую экспертизу и, если заключение эксперта подтвердит мои сомнения, освободить подсудимого. Информацию направить в правоохранительные органы, а дело держать у себя. И ждать, как это всё разрешится. Это было бы совсем по закону. Но я в первую очередь человек, и я пытался поступить по-человечески. Я предупредил прокурора, что ставлю под сомнение подпись начальника следствия, это законное основание для возврата дела. Прокуратура могла отказаться от обвинения и тихо это дело похоронить. Вместо этого от меня через мое руководство стали требовать скрыть служебный подлог и вынести приговор.

Долгов и его группа поддержки перед заседанием ККС
Долгов и его группа поддержки перед заседанием ККС

Долгов дождался заключения эксперта, подтвердившего, что спорная подпись не принадлежит начальнику следствия, и вернул дело в прокуратуру официально. Обвиняемого освободил. Челябинский областной суд отменил постановление о возвращении дела прокурору, пенсионера Г. осудили на 15 лет, а у самого Долгова на работе начались неприятности: то решение отменят, то премии лишат, то вынесут частное определение, то вызовут на ККС.

В ответ Долгов начал жаловаться – в совет судей, ККС, Следственный комитет и Генпрокуратуру.

– Летом 2021 года я обратился в СК с заявлением в отношении своих руководителей по ст. 294 ч. 3 УК РФ. Следственный комитет ответил отпиской, регистрировать мое обращение как на сообщение о преступлении и проводить проверку не стал. 30 декабря мной в СК и Генпрокуратуру поданы жалобы в порядке ст. 124 УПК, – говорит Долгов.

– Вам часто приходилось возвращать дела прокурору?

– Все судьи дела возвращают, кто больше, кто меньше. Ко мне однажды пришёл зампрокурора и говорит: а что это вы столько дел возвращаете? Почему других судей устраивает качество следствия, а вас не устраивает? Я ему объяснил, что за свою профессиональную жизнь я повидал дел и материалов больше, чем он сам и все судьи-криминалисты нынешние Тракторозаводского райсуда вместе взятые. Я работал следователем, я работал зампрокурора. Следователи по особо важным делам – это следователи, которые имеют очень высокий уровень профессиональной подготовки. Я всё это прошёл. Прокурорское следствие было элитой следственного корпуса страны. А следователь по особо важным делам – это была элита элиты. Я сразу вижу, что не так с уголовным делом. За то, что я реагировал на нарушения со стороны следствия, меня теперь и отстранили от рассмотрения уголовных дел. И я ещё раз убедился, что поступать всегда нужно по закону и процедуре. Вот если бы я сразу объявил, что на меня пытаются надавить, то и Малашковец бы не стал председателем Облсуда, и Сыров был бы уже привлечён к ответственности, понимаете?

На записи Сыров мне чётко сказал: "Какие тебе уголовные дела, если ты не хочешь согласовывать принимаемые решения"

Факты давления "с целью вынесения заведомо неправосудного приговора" со стороны руководства Долгов подтверждает видеозаписью своего разговора с Юрием Сыровым, скриншотами из судебного чата и детализацией звонков своего сотового телефона. Однако пока ни органы судейского самоуправления, ни Следственный комитет не дали им надлежащей оценки. Долгов опасается, что дело просто замнут, поэтому и рассказал свою историю СМИ.

– На записи Сыров мне чётко сказал: "Какие тебе уголовные дела, если ты не хочешь согласовывать принимаемые решения", – говорит Долгов. – Но судья не имеет права ничего ни с кем согласовывать. Меня лишили работы в соответствии с моей специализацией, профессиональными навыками и опытом, и при этом они нарушили закон. У руководства суда, оказывается, нет цели обеспечить граждан грамотным судьёй, но есть цель обслужить одну из сторон и вынудить судью к обслуживанию.

Корреспонденту РС не удалось связаться с бывшим председателем Тракторозаводского суда Юрием Сыровым, однако на заседании коллегии 17 декабря 2021 года было зачитано письмо с изложением его позиции. Претензии Долгова Юрий Сыров назвал "необоснованными" и "надуманными", но заверил, что изменение его рабочего расписания "обусловлено исключительно организационными мероприятиями, направленными на обеспечение наибольшей эффективности работы суда, никак не связано с обращениями Долгова в органы судейского сообщества и квалификационную коллегию судей РФ".

В пресс-службе Челябинского облсуда в ответ на просьбу прокомментировать обвинения со стороны судьи Долгова, прозвучавшие в публикации "Новой газеты", ответили, что "уже прошло заседание ККС и есть результат: Долгов привлечен к дисциплинарной ответственности".

Людмила Данилина
Людмила Данилина

Поддержать судью на заседание ККС 17 декабря приехали журналисты, активисты и блогеры из Челябинска, Магнитогорска и Екатеринбурга. В их числе – оценщица недвижимости Людмила Данилина. С 2015 года ее подозревают в участии в организованной группе, которая оформляла ипотечные кредиты на бомжей и асоциальных личностей и таким образом похищала деньги банков. Риелтор, которая заказывала ей оценку недвижимости, указала на нее как на сообщницу, хотя оценщик по роду своей деятельности поиском покупателей не занимается и справки о зарплате не проверяет. За то время, пока Данилина ходит по судам, она лишилась бизнеса и профессии. Дело против нее и группы риелторов с 2019 года находится в производстве другого судьи, но еще до передачи в суд основного материала нескольких заемщиков судили отдельно, в особом порядке. Двое из них попали к судье Долгову.

Он единственный сразу задал подсудимой вопрос, разъяснялись ли ей ее права при установлении особого порядка. Ничего ей не разъяснялось!

Данилина посещала заседания по делам своих бывших заёмщиков в качестве вольнослушателя.

– У Долгова я посетила заседание по обвинению пенсионерки К., дело в отношении которой рассматривалось в особом порядке, то есть при согласии обвиняемого с обвинением без исследования доказательств, – говорит Данилина. – Я сразу поняла, что это совсем другой судья, не такой, как те, которых я видела раньше. – Он единственный сразу задал подсудимой вопрос, разъяснялись ли ей ее права при установлении особого порядка. Ничего ей не разъяснялось! Женщина из деревни, у нее на иждивении два внука, и она сама стала жертвой мошенников. Злоумышленники увезли её насильно в Челябинск, забрали паспорт и телефон и оформили на нее ипотеку, да еще и сказали, чтобы в этом жилье она даже не появлялась, а потом ее же и обвинили в хищении денег банка. По возрасту и статье она подпадала под амнистию к 70-летию Победы еще на стадии следствия, но дело все равно направили в суд. Долгов ее амнистировал. Мне показалось, что он даже рассердился на следователя, который этого не сделал раньше, и вынес частное определение в его адрес, а также в адрес его начальника и прокурора Челябинской области. Я считаю, это очень ценно и круто!

"Прокурор не может быть дураком"

Антон Долгов родился в Екатеринбурге в 1971 году. После окончания УрГЮА по специальности "Юриспруденция" вплоть до 2003 года работал в прокуратуре Свердловской области: старшим следователем, следователем по особо важным делам, заместителем прокурора Кировского района.

В 2003 году Долгов стал судьей Ленинского районного суда Екатеринбурга, но уже в 2006 году ему не продлили полномочия, обвинив его в процессуальных нарушениях и "волоките" со следующим пояснением: "не сформировалось судейское правосознание".

Если бы меня в Екатеринбурге отсеяли реально "по залёту", я бы не стал судьей во второй раз

После увольнения из Ленинского суда Долгов несколько лет работал в юридических службах коммерческих и государственных организаций, в 2014 году устроился помощником председателя Челябинского областного суда, а в 2016 году снова стал судьей – в Тракторозаводском районном суде Челябинска.

– Решение квалификационной коллегии Свердловского облсуда про "несформировавшееся правосознание" в 2016 году я предоставлял в кадровую комиссию при Президенте РФ, и меня снова назначили судьей. Если бы меня в Екатеринбурге отсеяли реально "по залёту", я бы не стал судьей во второй раз, – говорит Долгов.

Истинной причиной отказа в продлении его полномочий в Екатеринбурге Долгов считает несколько резонансных дел, закончившихся оправдательными приговорами.

Антон Долгов
Антон Долгов

– Председатель Свердловского областного суда Овчарук И.К на собрании всех судей, не стесняясь, говорил следующее: "Какие у нас могут быть оправдательные приговоры? У нас что, следственные органы зря работают?" – вспоминает Антон Долгов.

Как вы считаете, вы достаточно защищены своим статусом судьи?

– Вы же сами видите, насколько я "защищён", в кавычках. Органы судебного сообщества в первую очередь созданы для защиты интересов судей. Но по факту в моей ситуации, и в Челябинской области такая ситуация не впервые, они используются для преследования судей.

– Коллеги не пытаются вступаться за вас?

Такой беспредел над человеком могут учинить только в уверенности, что тебя будут насиловать, а ты будешь молчать

– Раньше в составе Совета судей была одна женщина, которая вступилась за меня, когда меня незаконно лишили премии. Теперь ее там нет. Для того чтобы вступаться, нужно иметь позицию. Иметь позицию – это бремя, и не все решаются на это. Ещё меньшее количество решается её отстаивать. Это человеческий фактор. Случаев, чтобы судья начинал сопротивляться, немного. А то, что сотворили Сыров с Малашковцом, – этого, наверное, нигде не творилось. В Ленинском суде в Екатеринбурге такого вмешательства не было. Когда Сыров и Малашковец принуждали меня вынести приговор, они уже совершали действия, за которые у нас установлена уголовная ответственность. Вот люди власть получили, и у них не только моральные и нравственные ограничения слетели, у них даже инстинкт самосохранения пропал! А дальше они меня стали гнобить за то, что я всё сделал по закону. Такой беспредел над человеком могут учинить только в уверенности, что тебя будут насиловать, а ты будешь молчать.

– Что же делать? Как защитить судью от административного давления?

– Много говорят и пишут о том, что институт председателей судов в том виде, в котором он сейчас существует, надо ликвидировать. Не назначать председателей президентским указом, а чтобы судьи сами выбирали председателя. Причём не на 6 лет, а на 2–3 года. Для каких-то представительских функций, для обобщения судебной практики, для организации работы. Многие функции, которые у председателя есть, вообще никак не связаны с правосудием. Их убрать. В Европе председатель суда – администратор и завхоз, а у нас они еще и дела рассматривают, состав Квалификационной коллегии формируют, специализацию устанавливают и так далее.

Что вы думаете о признаниях, полученных под пытками? Вы сталкивались с такой практикой?

– Сталкивался, в Ленинском суде Екатеринбурга. Я установил, что после задержания признательные показания из обвиняемого были выбиты, и человека частично оправдал. Приговор вступил в законную силу, три судьи подтвердили в кассации, что я прав, а потом пришёл ещё один судья, проверяющий, и сказал: "Ты убийцу оправдал". Я сказал: "Ваше право так думать". Он говорит: "Я бы осудил". Я говорю: "Ради Бога". Причём его логика была такая: "Ну и что, что первоначально из подсудимого эти показания выбили. Он же потом их ещё раз подтвердил при адвокате, тогда его уже не били. Значит, виноват".

Почему какие-то приговоры обществом воспринимаются как справедливые, а какие-то нет?

– Давайте не будем говорить абстрактно. 90% общества вообще безразлично. Вот я работал следователем. Один человек убил женщину и её ребёнка. 15 лет он получил, максимум, что можно было по тому законодательству. Справедливо или нет с точки зрения мужа и отца, потерявшего жену и ребёнка? А если бы его оправдали, потому что нет доказательств, это было бы несправедливо?

Если мы не можем получить всей картины, вступает в действие презумпция невиновности

– Тогда что есть справедливость для вас?

– Соблюдать закон. Строго, безукоризненно, безусловно. В том числе и презумпцию невиновности. Толковать неустранимые сомнения в пользу обвиняемого, а не пытаться выкручивать в пользу одной стороны. Если мы не можем получить всей картины, вступает в действие презумпция невиновности.

Откуда в наших судах "обвинительный уклон"?

– Я понятия не имею, есть ли у нас в судах этот уклон. Но, например, в Америке нельзя стать судьей, если у человека нет адвокатской практики. У нас судей – бывших адвокатов – тысячные доли процента. В США будущий судья должен получить практику с обеих сторон, это база. Судья должен быть беспристрастным арбитром и видеть ситуацию объёмно.

Но лично вы адвокатом не были, вы были обвинителем. При этом вы оправдываете чаще других. Пишут, что в среднем судья оправдывает человека один раз в пять лет.

– Адвокатом я не был, но я работал по УПК РСФСР, который утратил силу в июле 2002 года. В старом УПК не было разделения на сторону обвинения и сторону защиты, но было статья 20, которая предписывала дознавателю, следователю, начальнику следствия, начальнику дознания, прокурору, судье каждое дело рассматривать полно, всесторонне и объективно. Меня так научили, и я так и привык работать. А сейчас у нас новый УПК, и здесь нет этого требования. Прокурор теперь в первую очередь сторона обвинения. Он должен выполнить свою обязанность обвинителя, любой ценой. Да, он должен надзирать за соблюдением закона, но для него первично, что сторона обвинения должна выиграть.

Я не знаю, из чего исходили наши законодатели, когда убрали требования объективности и беспристрастности

– Какое же это равенство сторон, если у обвинения одновременно функция надзора, а у защиты – только защита?

– Я не знаю, из чего исходили наши законодатели, когда убрали требования объективности и беспристрастности.

Почему система не любит признавать свои ошибки?

– Не ко мне вопрос. Читайте научные труды, они в свободном доступе. Прокурор утвердил обвинительное заключение. Значит, надо на этом стоять. Прокурор не может быть дураком. Не может быть безграмотным. Не может быть нерадивым.

– Сложно ли оправдывать людей по громким делам в условиях, когда все вокруг уверены, что они виноваты?

– Мне было всё равно, громкое дело или нет. Есть правила, есть закон. Если не можешь избежать влияния общественного мнения – не читай газет, не смотри телевизор. Если закон предписывает "делать прямо", значит и делать надо только прямо.

Оправдательные приговоры судьи Долгова

Будучи судьей в Екатеринбурге, в феврале 2004 года Антон Долгов оправдал цыганку Марию Оглы по прозвищу Лида, обвинявшуюся в торговле наркотиками.

Общественность громко возмутилась, судью полили грязью и обвинили в пристрастности

– Ее задержали летом 1997 года, но через несколько дней отпустили за недостаточностью улик, расследование приостановили, – рассказывает Антон. – В 2000 году Фонд "Город без наркотиков" пожаловался замгенпрокурора Юрию Золотову, что милиция и прокурор покрывают сбытчицу Оглы. Все это время она была на свободе, если она торговала, уже накрыли бы десять раз. Золотов потребовал расследование возобновить, цыганку арестовали и дело направили в суд (это случилось 16 мая 2002 года – почти через пять лет после первого задержания. – РС). Судья, который дело рассматривал до меня, меру пресечения в виде ареста ей снова отменил. Общественность громко возмутилась, судью полили грязью и обвинили в пристрастности, в 2003 году дело передали мне. Я всё с самого начала рассматривал.

Следствию удалось достоверно установить лишь то, что наркотики действительно были приобретены и что Мария была задержана. Улик не прибавилось, обвинение строилось исключительно на показаниях закупщика Сергея Ч., который то опознавал Марию, то отказывался от своих слов, а в 2002 году с концами уехал в Казахстан. Таким образом, обвинение рассыпалось. Оправдание было оставлено в силе.

Другой оправдательный приговор во время своей работы в Екатеринбурге Долгов вынес таксисту Вячеславу Я. в марте 2006 года. По версии следствия, Вячеслав через Андрея Щ. продал закупщику Матвею Ц. смесь героина массой 1,35 г за 7000 рублей. Как указал в своем приговоре судья Долгов, исследовав все доказательства, суд установил "другие обстоятельства дела".

– Я осудил по этому делу двоих обвиняемых – закупщика Ц. и продавца Щ., но таксиста оправдал, – рассказывает Антон Долгов. – Я пришел к выводу, что таксист был вызван на место встречи именно на случай проведения проверочной закупки, для отвлечения внимания и распыления сил оперативников в случае задержания.

Дело было так: Матвей Ц. прибыл на место закупки в сопровождении оперативных сотрудников, продавец Щ. приехал на автомобиле, за рулем которого сидел его приятель Б. Туда же подъехала машина такси с водителем Вячеславом Я. за рулем. Продавец Щ. встретился с закупщиком Ц., получил от него 7000 рублей мечеными купюрами, затем ненадолго сел в машину такси, после чего вернулся к Ц. и передал ему наркотик. После этого машины разъехались. За ними следили оперативники. Таксист Я. поехал домой, был все время под наблюдением. Через полтора часа его задержали, досмотрели, обыскали машину такси, гараж и квартиру, наркотиков не нашли, зато обнаружили меченую пятисотку. Тем временем машина под управлением Б., в которой сидел продавец Щ., сумела ускользнуть от наблюдения. Ее обнаружили брошенной неподалеку от места проживания Щ. На ручке машины найдены следы красящего вещества, которым метили деньги. Сотрудники прибыли по месту жительства Щ., но двери им не открыли. Дальше начинается настоящий блокбастер.

Бойцов этих тоже по уму надо было сажать, это воспрепятствование деятельности сотрудников правоохранительных органов

– Продавец Щ. ушел через балкон, а его приятель Б. сделал звонок своей матери, и она вызвала бойцов СОБР, – рассказывает Антон Долгов. – Мама Б. была известной предпринимательницей, я в свое время рассматривал уголовное дело по покушению на нее. Вероятно, ее УБОП "крышевал", потому что вооружённые СОБРовцы вывели Б. из квартиры и не позволили наркоконтролерам его задержать, и в квартиру никого не пустили. Бойцов этих тоже по уму надо было сажать, это воспрепятствование деятельности сотрудников правоохранительных органов, но следствие не стало этим заниматься. И Б. потом ни на следствии не допрашивали, ни в суд он не явился, хотя у оперативников информация была в отношении Б., что он связан с наркоторговлей. На таксиста такой информации не было. В ходе судебного следствия я установил, что показания Щ., указавшего на Вячеслава Я. как на лицо, у которого он якобы приобрел наркотик, недостоверны, лживы, что они опровергаются и не подтверждаются. Но оправдательный приговор таксисту Вячеславу Я. все равно отменили – с формулировкой, что суд "не в полной мере оценил показания Щ.".

В результате продавец и закупщик получили по году тюрьмы, Б. избежал ответственности, а таксисту как главному дилеру дали семь или восемь лет.

Еще один резонансный оправдательный приговор судья Долгов вынес в декабре 2006 года. На тот момент он уже знал, что полномочия ему продлены не будут. После отказа квалификационной коллегии в продлении полномочий председатель суда в нарушение положений закона "О статусе судей в РФ" потребовал, чтобы Долгов сдал находящиеся в его производстве дела. Тот указание не выполнил.

Сотрудницу комитета по распределению жилья при мэрии Ольгу Полякову обвиняли в мошенничестве с муниципальным жильем, грозило ей до десяти лет лишения свободы. Параллельно другими составами судов рассматривались еще два аналогичных дела в отношении ее коллег – Надежды Р. и Юлии К.

Меня насторожило, что к уголовной ответственности привлекают рядового специалиста Полякову, но не привлекают ее бывшую начальницу Ольгу П.

Долгов привлек экспертов, исследовал организацию работы комитета, процедуру подбора и передачи квартир, вопросы ценообразования на рынке жилья Екатеринбурга и пришел к выводу, что выдвинутое обвинение несостоятельно. Он полностью оправдал Полякову "в связи с отсутствием в ее деянии состава преступления".

– Сначала это дело выглядело как борьба с коррупцией в администрации, – вспоминает судья. – Меня насторожило, что к уголовной ответственности привлекают рядового специалиста Полякову, но не привлекают ее бывшую начальницу Ольгу П., хотя мимо неё не проходила ни одна сделка, её подпись стоит под каждым документом. В суде Ольга П. отрицала свою подпись, но почерковедческая экспертиза подтвердила принадлежность подписи ей.

Ольга П., проходившая по всем трем делам исключительно как свидетель, пыталась отказаться от своей подписи и в деле Юлии К. Антон Долгов предполагает, что именно бывшая начальница комитета, оговорившая бывших подчиненных в суде, и была настоящим инициатором этого преследования.

– У меня в приговоре так прямо и сказано, что дело имеет заказной характер, – говорит судья. – Когда Ольга П. была начальницей, она все квартиры реализовывала через риелторское агентство своей родной сестры, но незадолго до указанных событий её на этом посту сменила Надежда Р., и Р. сказала П., что "больше мы через твою сестру квартиры продавать не будем". То есть деньги все – мимо кассы, вот и мотив.

Приговор Долгова в отношении Поляковой в кассации устоял, но её подругам по несчастью повезло меньше: Надежду Р. амнистировали, а Юлию К. сперва оправдали по тем же основаниям, но Свердловский областной суд приговор отменил. В результате её приговорили к пяти с половиной годам лишения свободы. Антон Долгов полагает, что отмена оправдательного приговора могла произойти по просьбе прокурора, утверждавшего обвинительные заключения по всем трем делам и рисковавшего из-за провала обвинения быть уволенным перед самой пенсией.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG