Ссылки для упрощенного доступа

Найти заключенного Дадина


Акция движения "Весна" в поддержку Ильдара Дадина, декабрь 2016 года

Российские писатели, журналисты и общественные деятели требуют от Федеральной службы исполнения наказаний сообщить местонахождение оппозиционного активиста Ильдара Дадина. В начале декабря его этапировали из карельской колонии, в которой, как сообщил Дадин, осужденные подвергаются избиениям и пыткам, в неизвестном направлении. Родственники и близкие активиста, осужденного на 2,5 года по статье о неоднократном нарушении правил проведения публичных мероприятий, уже больше месяца не знают, где он находится. В официальном ответе ФСИН супруге Дадина Анастасии Зотовой говорится, что ведомство не будет уведомлять родственников осужденного о его местонахождении без его письменного заявления.

"Вопрос о месте нахождения Ильдара Дадина мы задаем сегодня руководству УФСИН. Где Ильдар Дадин?" – говорится в открытом письме российской интеллигенции, которое подписали такие писатели и журналисты, как Людмила Улицкая, Виктор Шендерович, Сергей Пархоменко, правозащитники Людмила Алексеева и Валерий Борщев и другие.

Такой же вопрос – "Где Ильдар Дадин?" – пользователи социальных сетей задают в своих постах в "Фейсбуке" и "Твиттере" – в рамках флешмоба в поддержку осужденного оппозиционера.

В последние дни сообщить о местонахождении Дадина потребовали глава общественного движения "За права человека" Лев Пономарев, главный редактор "Эха Москвы" Алексей Венедиктов и оппозиционный активист Марк Гальперин, который вышел на Красную площадь с одиночным пикетом.

4 января несколько гражданских активистов вышли с пикетами к зданию ФСИН в Москве с аналогичными вопросами на плакатах. По информации "ОВД-Инфо", шестерых пикетчиков задержала полиция.

"Судьба Ильдара Дадина – показатель состояния нашего гражданского общества", – говорится в открытом письме писателей и журналистов. И сейчас, несмотря на некоторую активность в поддержку Дадина, гражданское общество находится в анабиозе, считает поэт Лев Рубинштейн, который также подписал это письмо.

Подробнее об этом и о ситуации Ильдара Дадина Лев Рубинштейн рассуждает в интервью Радио Свобода:

Лев Рубинштейн
Лев Рубинштейн

– Почему вы решили подписать письмо в поддержку Ильдара Дадина? Почему вас волнует его судьба?

– По двум причинам. Насколько я знаю историю вопроса, Дадина осудили буквально ни за что – за одиночный пикет и какой-то дикий вынесли приговор. То, что было абсолютно нормальным несколько лет назад, вдруг стало преступлением – это очень тревожный симптом. Во-вторых, это история с его избиением, которая не могла не взволновать, мягко говоря. Ну и нынешняя ситуация, потому что он пропал, и его жена, и его близкие бьют тревогу. Никто ни на что не реагирует, и, слава Богу, мой коллега Лев Тимофеев инициировал это обращение, которое я, разумеется, подписал. Меня вообще судьбы политических заключенных не оставляют равнодушным.

Не хочется держать в голове самую зловещую версию о его нынешнем физическом состоянии. Может быть, они что-то скрывают

А у вас есть версия, почему ФСИН так долго не сообщает о том, где находится Ильдар, и присылает Анастасии Зотовой какие-то отписки? Мы знаем, что это не первый случай, когда осужденных так долго возят по стране. Какие тут могут быть причины?

– Я, к сожалению, в этом вопросе мало разбираюсь. Есть люди, которые в теме, вроде Зои Световой. Правдоподобной версией кажется месть Ильдару за то, что он вынес вовне всякую информацию о том, что творится в этих местах, – что там пытки и так далее. Но мне очень не хочется держать в голове самую зловещую версию о его нынешнем физическом состоянии. Может быть, они что-то скрывают. Но не хочется об этом думать. Я помню, подобная история была в свое время с Надей Толоконниковой – тоже не знали какое-то время, где она. Потом она, слава Богу, обнаружилась. Надеюсь, что и Ильдар тоже где-то обнаружится.

– Ждете ли вы сейчас какой-то реакции от ФСИН на это письмо и на общественный резонанс вокруг этой ситуации?

Возмущаться по поводу каких-то давних исторических событий – трактовки того, сколько было панфиловцев, например, – это пожалуйста. А судьбой современных живых людей почему-то интересоваться не принято

– Это все очень правильно, и это надо делать. Я без особых радужных надежд к этому отношусь, потому что власти тоже уже привыкли ко всем этим обращениям и подписям и на них, прямо скажем, плюют. Но делать все равно что-то надо. Во-первых, потому что вода камень точит. Во-вторых, потому что мы должны делать то, что мы можем. Поэтому для меня не стоит вопрос о целесообразности моей подписи. Это скорее рефлекс такой социальный. Я знаю, что это надо, а что из этого выйдет, я не знаю, но хуже-то уж точно не будет.

Ильдар Дадин
Ильдар Дадин

– В этом письме есть такие слова: "Судьба Ильдара Дадина – это показатель состояния нашего гражданского общества сегодня".

– Совершенно правильно.

– А как бы вы могли описать состояние российского гражданского общества?

– Наше гражданское общество находится в анабиозном состоянии, в оцепенении. Я думаю, что про Ильдара знает очень небольшой процент нашего населения. Большинству все равно до той поры, пока лично его что-нибудь не коснется. Возмущаться по поводу каких-то давних исторических событий – трактовки того, сколько было панфиловцев, например, – это пожалуйста. А судьбой современных живых людей почему-то интересоваться не принято. Общество наше в таком сонном и даже аутичном состоянии. Это печально. Но я в этом смысле тоже оптимист, поскольку людей чувствующих и заинтересованных становится тоже больше – прямо на моих глазах.

– А пикеты в поддержку Дадина проходят, несмотря на новогодние праздники, когда общество особенно сонное...

– Конечно, это замечательно, и я очень надеюсь, что это как-то поможет. Общественный резонанс значит не так много, как хотелось бы, но он все-таки что-то значит.

34-летний гражданский активист Ильдар Дадин – единственный в России человек, осужденный по статье о "неоднократном нарушении правил проведения публичных мероприятий". В декабре 2015 года суд приговорил его к трем годам колонии общего режима за несколько пикетов, проведенных в поддержку "узников Болотной" и Надежды Савченко. Весной 2016 года суд второй инстанции снизил срок до двух с половиной лет. 24 января 2017 года Конституционный суд России рассмотрит жалобу активиста на статью 212.1 УК РФ, по которой его осудили. Сторонники Ильдара Дадина уверены, что его задержания на пикетах, послуживших основой для уголовного дела, были незаконны.

Правозащитный центр "Мемориал" признал Ильдара Дадина политическим заключенным, а "Международная амнистия" – узником совести. На свободу оппозиционный активист должен выйти в июле 2017 года. На платформе Change.org проводится сбор подписей за немедленное освобождение Ильдара Дадина. Петиция набрала уже более 18 тысяч подписей.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG