Ссылки для упрощенного доступа

С 1 июля 2015 года собственники жилых и нежилых помещений в Москве обязаны делать взносы в Фонд капитального ремонта. Ежегодно фонд аккумулирует и тратит на работы десятки миллиардов рублей, вот только жильцам домов, где капремонт уже прошел, часто приходится завидовать тем, до кого программа еще не дотянулась. Оголенные провода под напряжением, обрезанные трубы и самые дешевые материалы – в таких условиях приходится жить людям в домах, где по документам все работы уже завершены. Отопления в этом сезоне у некоторых жильцов не будет, а у другим горячая вода подается по негодным для этого трубам.

Восьмиэтажный кирпичный дом по адресу: 3-я Фрунзенская улица, 3, был построен в 1958 году. Весь окружающий квартал – яркий образец “сталинской” архитектуры 1940–1950-х годов: просторные квартиры с высокими потолками, шикарные фасады с лепниной и башенками. Вот только внутренние коммуникации в большинстве из этих домов не заменяли уже несколько десятков лет, а то и с момента постройки. Когда полгода назад фонд капитального ремонта Москвы объявил, что скоро в доме номер 3 заменят системы отопления, водоснабжения и канализации, жильцы обрадовались, тем более что в фонде пообещали, что все работы внутри квартир закончат за неделю. “Весь процесс описали очень позитивно, сказали, что нам повезло – работы будет делать один из лучших подрядчиков, – компания “Гранд-Строй”, – вспоминает живущая в доме Анна Сергиенко. – Сказали, что квартиры после этого отремонтируют, плитку поменяют, дыры в перекрытиях заделают, поставят новую сантехнику. Говорили, что выбрать можно будет чуть ли не из тридцати унитазов. Конечно, многие доверились и были готовы на временные неудобства”.

Временные неудобства затянулись. Уже в середине июня жители поняли, что никакие работы в срок сделаны не будут, и стали писать обращения в различные инстанции. Добились того, что генподрядчик обещал закончить ремонт к 15 августа. Но и к этой дате ничего сделано не было – компания “Гранд-Строй” трижды сменила субподрядчиков, каждый из которых брался делать ремонт практически заново.

“На компанию генподрядчика навешивают много работ, поэтому она не всегда с ними справляется и приглашает сторонние подрядные организации, – комментирует эксперт по жилищному праву и ЖКХ Общероссийского движения за права человека Виктор Федорук. – Они, в свою очередь, не всегда знают, что делать и как делать, не всегда укомплектованы профессиональными рабочими, которые могли бы выполнить эту работу. Действуют по принципу: авось пронесет”.

Сегодня каждая труба в доме №3, каждый электрический кабель подтверждают этот тезис. В подъезде торчат оголенные провода под напряжением; трубы сварены встык, а не через муфту; в подвале вырван канализационный коллектор, поэтому вода просто впитывается в песок; в батареях заглушены трубы, что делает невозможным запустить отопление, и так далее.

Больше всего беспокойства у жильцов вызывают сами трубы: “По документам, которые я запросил у генподрядчика, в дом должны поставлять водогазопроводные трубы, – рассказывает инженер-строитель Михаил. – Но только их здесь нет – я все партии проверял, ни одной такой трубы не видел. Есть только электросварные прямошовные (их легко различить по наличию у последних шва). Такие трубы дешевле, но их нельзя использовать для отопления. При высоких температурах шов может дать течь”. Экономию заметили и на прокладке электропроводов внутри здания. Вместо широкого кожуха, куда должны помещать все провода, строители поставили узкий. Один кабель поместился, а все остальные оставили снаружи – это нарушение правил безопасности.

Я ничего не понимаю в отоплении, я должна только говорить, тепло у меня в квартире или нет. Как я могу контролировать ремонт?

В начале октября в доме все еще не было отопления. Когда рабочие попробовали запустить его хотя бы в детском саду, который находится на первом этаже дома, в одной из квартир начался потоп – черные потоки воды били фонтаном из срезанной трубы. Спустя неделю, когда отопление запустили во всем доме, потоп начался в другой квартире на последнем этаже – прорвало все батареи, также вода лилась из незаглушенного стояка.

“Мне говорят: а как же вы допустили, что у вас стояки незаглушенные? Я допустила? – негодует Анна Политковская, в чьей квартире произошел потоп. – Да я ничего не понимаю в отоплении, я должна только говорить, тепло у меня в квартире или нет. Как я могу контролировать ремонт? Я же не инженер”.

На капитальный ремонт дома было выделено 43 млн рублей. Эта сумма формируется из ежемесячных платежей жителей, поэтому все работы проводятся за счет собственников. Но Федорук считает, что в случае с капремонтом мало просто вовремя платить деньги: “Не в той стране мы живем, тут заплатить мало, надо еще и проконтролировать, чтобы они не были расхищены… Если сроки нарушили, уже нужно было задуматься. Ведь их срывают в том числе и по несвоевременному финансированию, несвоевременной поставке материалов”.

Директор Межрегиональной гильдии управляющих компаний Вера Москвина объясняет, что возможность контролировать ход работ у жильцов есть: “Как только собственник замечает, что сварка ведется электрическая (по закону разрешена только газовая), что рабочие сварочный аппарат впервые держат в руках, нужно сразу обращаться к инженеру технического надзора от ФКП, который дежурит на доме. Более того, есть горячие линии: городская комиссия общественного контроля, фонда капремонта, прямая линия мэрии”.

Впрочем, жильцы дома номер 3 по 3-й Фрунзенской улице утверждают, что обо всех своих замечаниях летом и так писали в Фонд капитального ремонта, в мэрию и в управляющую компанию. Им отвечали, что генподрядчика поторопят, а работы проконтролируют. 14 августа и вовсе пришло письмо от Фонда капитального ремонта, что работы по дому завершены и дом передан в эксплуатацию управляющей компании.

“Такой ответ мог прийти только в случае, если по документам работы действительно были сданы. А значит – управляющая компания и уполномоченный представитель собственников (которого выбирают на общем собрании) подписали акт о приеме работ, – комментирует Москвина. – Куда они смотрели?”

Представитель собственников, Максим Журавлев, на общем собрании жильцов утверждает, что подписывал только два документы – о сдаче в эксплуатацию лифтов и мусоропроводов, которые действительно работают. По его словам, никаких документов о завершении работ по системе отопления, водоснабжения и канализации он не подписывал.

И этот дом далеко не единственный. Так, например, Андрей Павличенков из дома в Спасопокровском переулке описывает в открытом письме мэру Москвы Сергею Собянину смену труб в его квартире: “Вам, вероятно, незнаком стандарт труб, которые идут на замену аварийным, но я опишу их: в обхвате они не более коктейльных тростинок. Когда, придя вечером домой, я обнаружил Ахмеда, Мухамеда, Абдельаиза, сварочный аппарат, сожженный паркет, одну демонтированную батарею, одну новую трубу и на ней – толщиной со спелый гранат – сварочный шов, Сергей Семенович, поймите мои чувства – я взял Ахмеда (главного из трех) за грудки и выставил его вместе с Мухамедом и Абдельаизом за дверь…”

Во время гидравлических испытаний в подъезде Павличенкова в трех квартирах прорвало батареи. Когда 3 октября отопление запустили полностью, трубу прорвало и в квартире у Андрея.

Другая история – дом на Ленинградском шоссе: “Наконец наступил долгожданный отопительный сезон. Зажурчала вода в батареях и... из спиленных труб, – рассказывает житель Глеб Винцлав. – В подъезде получилось некое подобие бани. Залило все лестничные пролеты до первого этажа, лифт и немного подвал”.

Сегодня жители всех этих домов живут с трубами, непригодными для отопления. Но до весны заменить их невозможно. На помощь жителям дома на 3-й Фрунзенской улице пришла Городская комиссия общественного контроля: “Мы выписала фонду капремонта предписания по устранению замечаний, взяли трубы на экспертизу, – рассказывает Москвина. – Если вдруг выяснится, что трубы плохого качества поставил подрядчик, то он же их снимет и увезет к себе на дачу. А сюда за свой счет поставит новые, хорошие. Насколько мне известно, по нашим требованиям уже снят с должности руководитель территориального управления капитального ремонта по Центральному округу, уволены его заместители”.

В дом была вызвана аварийная бригада, которая устранила несколько протечек и другие недоработки. Но в некоторые квартиры так и не поступает отопление, из труб капает вода. Получится ли добиться компенсации от генподрядчика – неизвестно. Генеральный директор “Гранд-Строя” Александр Силин, которого корреспондент Радио Свобода встретил в подвале дома на 3-й Фрунзенской улице, комментировать ситуацию отказался, сославшись на занятость.

Александр Силин - в клетчатой рубашке
Александр Силин - в клетчатой рубашке

Эксперты советуют: пишите письма во всевозможные инстанции, жалуйтесь в прокуратуру, подавайте в суд на генподрядчика. “Жителям еще предстоит большая головная боль, чтобы потребовать от нерадивых рабочих компенсаций, – считает Федорук. – Коль они в сроки не уложились, то значит, у них и на основные работы, видимо, денег не осталось – или разворовали, или недоплатили, или согласились на выполнение работ с большими отклонениями”.

Федорук вспоминает, как пару лет назад жители дома на улице Бочвара через суд пытались доказать, что трубы, которые строители устанавливают в их доме, непригодны для питьевой воды. Выиграть дело не удалось – генподрядчик предоставил поддельный сертификат, по которому трубы проходили по всем критериям. Ремонт был закончен с нарушениями, которые так никто и не устранил.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”

ЕВРОПА ДЛЯ ГРАЖДАН

XS
SM
MD
LG