Ссылки для упрощенного доступа

Мэрия Москвы против списка Дмитрия Гудкова


Дмитрий Гудков

Независимую альтернативу собянинщине обсуждаем с Дмитрием Гудковым и Галиной Хованской

Единый день голосования в России, "тайные выборы" в муниципалитеты Москвы, "реновацию" и бесконечное "благоустройство" столицы обсуждаем с политиками Дмитрием Гудковым и Галиной Хованской.

Ведет передачу Михаил Соколов.

Полная видеоверсия программы

Михаил Соколов: Сегодня в нашей студии политик Дмитрий Гудков, по телефону с нами будет Галина Хованская, депутат Государственной думы от партии "Справедливая Россия", председатель комитета, который занимается жилищно-коммунальным хозяйством. Я начну не с выборов, о которых мы договаривались говорить, а с яркого события этого дня в России. В Екатеринбурге некий Денис Мурашов протаранил кинотеатр "Космос" на УАЗе с бочками, начиненными бензином и газовыми баллонами. Он пытался сжечь этот кинотеатр из-за предстоящего там проката фильма "Матильда" Алексея Учителя о связи императора Николая II, святого Русской православной церкви ныне, и балерины Матильды Кшесинской. Самой яростной противницей этого фильма является депутат Государственной думы России Наталья Поклонская. Откликаясь на это событие, мы присутствуем при рождении такого православного фундаменталистского терроризма? Сначала в Петербурге пытались поджечь офис режиссера фильма, теперь кинотеатр, а скоро, может быть, до Москвы дойдут, когда массовый прокат начнется?

Дмитрий Гудков: Я здесь соглашусь с Евгением Ройзманом, он прямо и назвал это террористическим актом. Я могу сказать, что Поклонская очень хорошо устроилась, потому что в нашей стране любить царя, неважно, как его зовут, Николай, Владимир, как угодно, очень выгодно, власть это всячески поддерживает. Вот закончилось это все тем, что на ее призывы откликнулись сумасшедшие, которые сегодня подожгли кинотеатр, хорошо, что там не дошло до каких-то больших жертв. За это несет ответственность наша власть, за это несет ответственность Поклонская, которая раздувала эти настроения.

Собственно говоря, власть должна сделать выводы, кого они провели в Государственную думу и с какими фамилиями сегодня Государственная дума ассоциируется. Помните, была шутка: кто спикер Государственной Думы? Ответ: Володин. Неправильно. Спикер Государственной думы Милонов сначала был, а теперь Поклонская. Все, что мы слышим про Государственную думу – это сегодня ассоциируется с этими двумя фамилиями, к сожалению.

Даже в прошлом созыве было много событий достаточно серьезных, да, прошлый созыв больше ассоциировался с фамилией Яровая, сегодняшняя Дума ассоциируется с каким-то мракобесием. К сожалению, я знаю, что нас Галина Петровна Хованская слушает, к которой я отношусь с уважением, но со стороны это вот так. Это очень опасно.

Михаил Соколов: Галина Петровна, почему допускается такое раскручивание, я бы сказал, антиконституционной кампании с призывами к насилию? Этак действительно дойдет до уличных боев у кинотеатров, и все это вместо нормальной политики, вместо свободных выборов.

Галина Хованская: Если вы хотите знать мою позицию, то я категорически против всякого насилия. Я уважаю чувства верующих, но это не должно перерастать в какие-то агрессивные акции и террористические действительно акты, возможно даже с человеческими жертвами. Потому что только случайность, особенности конструкции спасли ситуацию. Так что я категорически против насильственных действий.

Михаил Соколов: У вас была возможность поговорить с коллегой Поклонской по этому поводу, как-то попытаться ее увещевать? В конце концов, получается, что идет речь о целенаправленном формировании агрессивной фундаменталистской идеологии, аналог исламизма, фундаментализма и действительно очень агрессивного.

Галина Хованская: Я бы сказала, что это проявление фанатизма, каким бы религиозным моментом это ни прикрывалось, это и ислам, и православные криминальные структуры. Потому что если смотреть историю религии, и ислам, и православие против насилия. Все считаем, что вера и жизнь человеческая – это святое.

Михаил Соколов: Есть цитата "не мир я принес вам, а меч". Так что можно и поспорить, есть люди, которые действительно хотят с мечом веру насаждать. Не считаете, что кому-то во власти выгодно сейчас создать такое политизированное экстремистское православное течение, которым можно в конце концов и пугать людей?

Дмитрий Гудков: Я думаю, что во власти есть разные люди, есть и сторонники, есть и противники таких методов. Очевидно, что наша власть давно уже борется с культурой, с оппозицией, с проявлением независимой позиции. Поэтому, конечно, людям во власти может быть самим сложно организовывать такую травлю, то, что сейчас с Серебренниковым происходит, для этого используются такие структуры, чтобы в какой-то момент показать: это не мы, а это эти сумасшедшие фанаты. На самом деле власть формирует определенные нормы, а эти нормы влияют на повестку и на политические реалии. То, что власть такие нормы ввела, когда можно зеленку использовать, выжигать глаза политическим оппонентам, потом этих людей не наказывают, когда можно, извините, баночки с мочой приносить на выставки, поливать картины и фотографии – это все ненаказуемо в нашей стране. Когда власть создает такие нормы, огромное количество отмороженных всяких людей видят – это ненаказуемо, значит, можно вперед и с песней.

Михаил Соколов: Главное, правильно себя позиционировать.

Дмитрий Гудков: Безусловно, надо проявлять любовь к императору, любовь к власти, и тогда тебе ничего за это не будет.

Михаил Соколов: Сейчас идет выборная кампания, идет по всей стране, в том числе и партия "Справедливая Россия", которая по ряду вопросов выступает как оппозиция нынешней власти, умеренная, конечно, парламентская, она сталкивается сейчас с административным давлением, с какими-то проблемами со своими кандидатами за неделю до выборов в регионах?

Галина Хованская: Я буквально в среду хочу провести встречу, тогда я вам четко скажу, есть такое давление или нет давления. Потому что я хочу поддержать наших кандидатов, которым никогда не было сладко, так скажем. Если даже вспоминать мои выборы – это неприятная была крайне история. Мне кажется, что, конечно, лично свою задачу я ставлю поддержать тех, кто действительно занимается не только проблемами своей семьи, но смотрит немножко шире, и во двор дома, и в соседний дом, и так далее. Я лично начинала с этого, стартовала депутатская деятельность – я была депутатом райсовета избрана от движения "Демократическая Россия". Когда сразу идут в Государственную думу, не понимая, что творится на земле, я все эти ступеньки прошла, и я считаю, что это исключительно полезно начать с районного уровня. Я очень рада, что восстановили одномандатные округа. Потому что есть элемент большей независимости от ситуации, ты зависишь напрямую от своих избирателей.

В среду я могу вам сказать, ощутимо ли давление, пришел ли на встречу народ с нашими кандидатами. У меня сфера очень практическая, вы немножко сузили ее, сказав, что я занимаюсь жилищно-коммунальным хозяйством, не только. Жилищная политика – это не только коммунальное хозяйство, это и проблемы очередников, приватизации, переселение из аварийного жилищного фонда. Та же самая пресловутая реновация, которой я сейчас занимаюсь, но занимаюсь для всей страны.

Михаил Соколов: Мы поговорим обязательно об этом. Выборы 10 сентября, в Москве вы тоже этим занимаетесь, есть список Гудкова, или список Гудкова – Каца. Я вижу такую картину: я прошел по своему району, рекламы выборов, которая должна быть на муниципальном уровне, вообще нет от имени избирательных комиссий. Я видел, у меня есть одна газета от умеренной оппозиции, пара листовок кандидатов, один из тех, который срывает выставки современного искусства, такой есть экзотический персонаж у нас, есть две листовки коммунистов и "яблочников" и все, такая тишина. Честно говоря, я плохо помню, чтобы такие тайные, секретные выборы проходили в столице России. Кому это выгодно?

Дмитрий Гудков: Безусловно, низкая явка выгодна власти. Но при этом вы не дождетесь сегодня от меня, я не буду жаловаться, не буду ныть, что не созданы условия, не созданы возможности. Мы мобилизовали тысячу сильных кандидатов, мы их всех зарегистрировали, выдвинули. Да, есть проблемы, но мы эти проблемы решаем: сняли кандидатов, мы их восстановили. Мы подготовили хороший юридический отдел, который решает эти все вопросы. Если независимые кандидаты не станут депутатами, то скорее всего, в этом году в этот раз вина будет москвичей, наших сторонников, которые не придут голосовать. Потому что есть хорошие кандидаты, в каждом районе Москвы есть выбор, есть шанс у нас победить, потому что низкая явка – и наш шанс.

Если мы мобилизуем всех сторонников либеральных, демократических взглядов, если они придут на выборы, мы можем взять большинство. В прошлом году в Щукино мы победили, там 8 независимых депутатов и 7 "единороссов". Глава района по несколько часов отчитывается за каждую копейку. Там благоустроили несколько парков, там все прекрасно работает, несмотря на то что мало полномочий. Вот сегодня, если все, кто нас сейчас слушает, придут на выборы, мы реально сможем не просто провести по одному депутату в каждом районе, а мы можем даже взять большинство. Эти выборы проходят по многомандатным округам, то есть тот, кто придет в пятимандатном округе пятым, он становится депутатом – это тоже нас шанс. Поэтому я всех призываю обязательно прийти 10 сентября, потому что есть, за кого голосовать.

Если вы не знаете, за кого голосовать, заходите ко мне на сайт "Гудков.ру", вбивайте свой адрес и получите информацию о том, за кого где можно проголосовать, с кем познакомиться. У каждого кандидата есть ссылки в социальных сетях, пожалуйста, знакомьтесь напрямую. Десятки тысяч москвичей и жителей страны жертвуют на это деньги, мы собрали уже порядка 50 миллионов рублей – это включая те деньги, которые кандидаты тратят на себя. Мы отпечатали две волны агитационных материалов. Все кандидаты ходят по квартирам, я вместе с ними хожу каждый день по 5 часов, они ходят, знакомятся, заходят в каждую квартиру, да, не все открывают, но 20% дверей открываются. Я вижу, как они работают, как они хотят перемен.

Я прекрасно понимаю, что все эти люди и против Путина, и против Собянина, они против политического режима, и они хотят не только перемен в своем собственном районе, они хотят перемен в стране.

Они понимают, что сегодня мы работаем для того, чтобы создать политическую силу, которая имела бы сотни депутатов, десятки тысяч волонтеров в стране, чтобы в следующем году выдвинуть кандидата в мэры, чтобы в 2019 году победить на выборах в Московской городской думе, чтобы была история успеха и чтобы эта история успеха повторилась в крупных городах, которые за нами сейчас следят. Пожалуйста, идите на выборы, давайте постараемся в этот раз выиграть, провести депутатов и показать, что мы что-то значим в этом городе.

Михаил Соколов: Это позиция списка Гудкова, людей, которые связаны с "Яблоком". Галина Петровна, а что "Справедливая Россия", у вас есть какая-то активная кампания? Не удивляет ли вас то, что я не вижу активной кампании "Единой России"? Она как будто исчезла.

Галина Хованская: Я согласна с некоторыми высказываниями Дмитрия. Я всегда считала, что выборы муниципальные, выборы депутатов районного уровня – это не листовки, не баннеры, это проход по квартирам. Лично я в своем округе, когда впервые избиралась, прошла одна, никто меня не сопровождал, не было у меня никаких "паровозов", я лично сама приходила в каждую квартиру. В этих домах люди меня знают, до сих пор пишут, звонят, благодарят и так далее. Это специфика этих выборов. Так что вы сильно не горюйте, что нет баннеров, что нет каких-то кубов, крупных акций уличных, которые уместны при выборах в Московскую городскую думу, тем более при выборах в Государственную думу и выборах президентских.

Я хочу сказать, что у меня тоже есть определенная команда, там не только члены партии от "Справедливой России", там есть члены моего совета по жилищной политике, просто активные граждане, взгляды которых совпадают, они тоже за справедливость. Они не члены партии, но они профессиональны, они знают, что жителей волнует, а жителей очень серьезно волнуют жилищные проблемы во всех абсолютно проявлениях. Шансы у них, безусловно, есть, потому что они могут что-то сказать жителям, приходя в квартиру.

Михаил Соколов: Есть собянинская программа реновации, которой, вы сказали, вы тоже занимаетесь, через Думу прошел закон, было довольно много массовых протестов, были митинги, один из них очень приличный, один из самых больших в Москве. Многие люди были испуганы возможностью потерять свою частную собственность, в значительной степени это действительно так, есть большие риски. На ваш взгляд, что такое собянинская реновация в том варианте, как утвердила Государственная дума огромным большинством – это благо или насилие над людьми? Многие называют это не реновацией, а депортацией.

Галина Хованская: Это крайние высказывания, которые имеют право на существование, в отношении проекта, который был внесен, практически он написан был в коридорах правительства Москвы, хотя вносили его депутаты от "Единой России". Как вы, наверное, знаете, я отказалась подписывать этот проект, хотя мне предлагали стать соавтором. Документ в его первом варианте внесенном, который пытались продавить, – это катастрофа была. Все те слова, которые вы сейчас произнесли, это относится к первому проекту. Поэтому я очень благодарна людям, вышли, кстати, не политики первыми, а простые москвичи, действительно они испугались.

Это даже не палатку снести, когда у тебя будут изымать принудительно, в нарушение конституции ограничивать твое право на судебную защиту твое единственное жилье – это основание для того, чтобы выйти на улицу. Документ радикально был переработан. Сейчас я работаю надо документом, который будет посвящен реновации жилищного фонда в Российской Федерации. Москва – это огромный регион, но это не вся Россия. В этом проекте я предусматриваю не только снос, а в том числе и реконструкцию. Далеко не все надо сносить. Я побывала в Калужской области, посмотрела, как там по нанотехнологиям обычные домишки, которые сносятся серией в Москве, как их восстанавливают. Мне стало исключительно обидно.

Михаил Соколов: Есть такие технологии, например, на территории бывшей ГДР тоже не стали сносить бывшие пятиэтажки, а многие из них реконструировали. Просто есть такая проблема, получается, что Москва жирует, а по Российской Федерации люди остаются в бараках, в аварийном жилье. Если ваша партия "Справедливая Россия", то похоже, что она поддержала явную несправедливость.

Галина Хованская: Здесь я с вами не соглашусь. Конечно, я за весь закон не могу отвечать, но свою жилищную часть я практически всю переписала. Да, мне не удалось провести несколько поправок очень важных, но я их буду снова вносить. Дмитрий знает, что я достаточно упрямый человек, я буду снова их вносить. У нас создана рабочая группа, на которую приходят просто жители этих домов, которые подлежат сносу. Кстати, общение исключительно было эффективным, потому что им было интересно то, что я им сказала, они это поняли, в отношении, например, земельных участков вокруг дома, их надо ставить на кадастровый учет, потому что это входит в оценку. С другой стороны, я от них получила информацию по конкретным злоупотреблениям, по подделке протоколов. Сейчас Петр Толстой занимается этими проблемами уже через органы внутренних дел. Потому что протокол сейчас – это официальный документ, в законе мы эту поправку внесли, два года она действует.

Михаил Соколов: Для того чтобы дом был в реновации, нужно две трети голосов или половину?

Галина Хованская: Две трети. Но заблокировать может меньшинство, 30% плюс один голос.

Михаил Соколов: Я хотел бы понять позицию вашего избирательного блока, если его так можно назвать, по поводу реновации. Есть какая-то общая линия или все отдано на откуп кандидатам?

Дмитрий Гудков: Давайте разделять два понятия – реновация и закон о реновации. Я не выступал против реновации, потому что идея переселения людей из плохого жилья в хорошее – она правильная, но как она была реализована, меня не устраивает. Меня не устраивает категорически первое чтение федерального закона, но также меня не устраивает то, что было принято во втором и третьем чтении, а также то, что принято московским законом. Да, действительно, сегодня увеличена норма с половины до двух третей, но при этом неголосующие считаются пропорционально тем, кто проголосовал, то есть вы не голосовали, а вас все равно запишут в сторонники, если, например, при явке 30% две трети проголосуют за внесение дома в список приговоренных. Второй момент: по жульнической схеме происходит подсчет голосов. Судиться вы можете, если в первом чтении был один месяц, сейчас три месяца. Если в течение трех месяцев вы не смогли в суде ничего доказать, то дальше уже будет поздно. Эти два момента фактически извращают всю хорошую идею и превращают ее в возможность всяких разных рейдерских структур изъять собственность. Например, Евгений Ройзман, который встречался с нашими кандидатами, рассказывал примеры рейдерских захватов таких домов. Представьте себе какую-нибудь сталинскую пятиэтажку с трехметровыми потолками, там живут замечательные люди, парковая зона рядом. Далее рейдеры закупают две-три квартиры по цене чуть выше рыночной, заселяют туда бомжей, а потом через некоторое время жизнь в вашем доме превращается в сплошной ад, в грязь, вонь и так далее. Люди потихонечку начинают выставлять квартиры на продажу, а в какой-то момент все остальные понимают, что там жить больше невозможно. Дальше происходит снижение цены, дальше происходит общее собрание собственников, и по этой схеме запросто можно внести дом в число приговоренных, он сносится, и на этом месте выстраивается какой-нибудь небоскреб.

Нет никакого плана, совершенно очевидно, что даже главный архитектор Сергей Кузнецов, с которым я как-то был на дебатах на одном из телеканалов, даже он признавал, что для него это было откровением узнать об этих планах. Нет понимания того, что будет строиться вместо пятиэтажек. Если Москва превратится в город небоскребов, то невозможно будет просто жить, потому что инфраструктуру нельзя будет быстро подготовить так, чтобы она обслуживала эти все многоэтажки. Поэтому нет плана, нет институтов, как независимый суд, где вы можете доказать свое право собственности, у нас практически нет независимых депутатов в парламенте, единицы, которые могут выступить против. Галина Петровна одна из них, безусловно. Мы знаем, как, например, будет голосовать Московская городская дума. Может быть, один депутат есть, который проголосовал против этого закона. Местные депутаты не имеют достаточных полномочий для того, чтобы этому противодействовать. Хотя все равно они могут серьезно шуметь. Почему я призываю поддерживать депутатов независимых на выборах муниципальных, потому что хотя бы придет депутат, хотя бы об этом напишет, поднимет шум, и уже будет сложно рейдерам серьезно нарушить права граждан. Я уже не говорю о том, что 10 миллиардов рублей будут распределять муниципалитеты в следующем году на благоустройство. Мы же не хотим, чтобы эти деньги тратились на перекладывание плитки несколько раз в год, асфальт и прочее, чтобы они все-таки доходили до тех целей, которые заявляются.

Михаил Соколов: Может быть, реновация такой предвыборный пиар-проект Путина, который потом будет забыт?

Дмитрий Гудков: Я уверен, что до 2018 года никаких проблем не будет. Наверняка будет пара показательных сносов, переселение в хорошие квартиры, которые будут действительно использованы в предвыборной кампании, но мы же должны смотреть, что будет дальше. Собянин заявил, что по сути каждый день будет сноситься один дом, если верить его планам. 5 тысяч домов в течение 10 лет.

Михаил Соколов: Кризис может, конечно, на это повлиять. Галина Петровна, я хотел перейти к программе так называемой благоустройства "Моя улица", которая тоже в Москве людей раздражает, уже которую весну, лето и начало осени люди проводят в пыли, перекладывании плитки, сужении улиц, разнообразных проблемах, которые кругом. Почему эти деньги идут на явно не первоочередные цели? Есть приоритеты, к строительству этого городского фасада, все в мраморе и граните, мне лично не кажется таким важным мероприятием.

Галина Хованская: Во-первых, я хочу вернуться к реновации. Я прошу Диму более внимательно прочитать закон, который принят. Потому что там не от тех, кто пришел на собрание, вычисляется, а от собственников две трети, обладающих соответствующими голосами и площадями. Это существенно меняет результаты голосования. Иногда как раз людям сложно собрать это большинство для того, чтобы включить их дом. То есть идет сейчас обратная реакция: почему наш дом не включили? Конечно, мне крайне не нравилась позиция, которая была в рабочих группах, предшествующих принятию, когда говорили: мы не будем расселять коммуналки. Как это так, вы будете консервировать коммунальное заселение? К счастью, эта норма прошла. Не прошла норма по земле о том, что нельзя сносить дом, не поставив на кадастровый учет. Я буду снова вносить. Не прошла компенсация за непроизведенный капитальный ремонт, которая предусмотрена законом о приватизации. То есть они должны быть учтены при введенной возможности получения денежной компенсации, которая вообще отсутствовала. Нам говорили: возьмите квартиру, продадите и все. А то, что возникают налоги, с этим еще не разобрались – вот где копать нужно, надо глубже копать. Я рекомендую независимым депутатам тоже.

Теперь по поводу программы "Моя улица", она вызывает раздражение не только у вас, у подавляющего большинства москвичей вызывает раздражение. Что сейчас будет, когда вернулись все из отпусков, возвращаются последние из бархатного рая в Москву, пробки, все встанет. Сужение улиц – это, конечно, я считаю, поговорите с любым водителем, он вам все расскажет немножко другими словами, которые я не произношу обычно. Меня тоже это, честно говоря, сильно беспокоит. Вопрос как раз о выборах в Московскую городскую думу. Это серьезнейший вопрос. Потому что нынешняя Московская городская дума – все уже было сказано, мне добавить нечего к этому.

Михаил Соколов: Речь идет об огромных суммах, которые идут на очень странные проекты. Дмитрий, что вы собираетесь делать, предположим, у вас будет во многих управах, у ваших сторонников, тех людей, которые записались как противники разных программ Собянина, большинство, они скажут: вот тут улицы сужали, у нас теперь пробки, давайте расширять? Или: у нас снесли огромное количество парковок, везде запретили возможность стоянки, платная парковка, все равно встать негде. Что делать?

Дмитрий Гудков: Давайте будем честными, конечно, муниципальные депутаты не влияют на все эти вопросы. То есть у них настолько мало полномочий, что единственное, что они могут делать, – это контролировать, как расходуются мизерные деньги, которые выделяются на благоустройство.

Михаил Соколов: Может быть, им провести демонстрацию муниципальных депутатов оппозиционных?

Дмитрий Гудков: Это мы посмотрим. Согласитесь, воровство любит тишину. То, что могут сделать депутаты, то, что я делал, будучи в меньшинстве в Государственной думе, я поднимал шум. Если я видел, что происходит воровство, какая-то коррупция, я поднимал шум и часто удавалось какие-то вещи, какие-то правонарушения или преступления остановить в момент, когда они только готовились. Поэтому муниципальные депутаты, естественно, если они будут представлять не интересы мэрии, чиновников, а интересы тех людей, которые за них придут и проголосуют, если они будут независимые от управ и от префектур, безусловно, они будут обращать внимание на то, что у них происходит. Объективно надо, конечно, менять законодательство Москвы, надо менять федеральные в том числе законодательства, чтобы у нас было другое местное самоуправление, чтобы местные депутаты получили до 30% бюджетных денег на распределение и полномочия на то, чтобы эти деньги распределять.

Вопрос парковки, платной или бесплатной, в разных районах разное мнение на этот счет. Но опять-таки у муниципальных собраний нет такой возможности голосовать за расширение или ограничение количества парковочных мест.

Михаил Соколов: Насколько я понимаю, это все забрал себе департамент транспорта.

Дмитрий Гудков: Безусловно. Муниципальное собрание может написать челобитную и получить письменный ответ. "Дорогой наш Сергей Семенович, а вы не могли бы сделать то-то, то-то?" Сергею Семеновичу если это надо, он говорит: да, хорошо, уважаемые депутаты, получите. Или: идите вы к черту, у нас другие планы. Больше депутаты ни на что не могут повлиять. Поэтому важно, чтобы прошли депутаты во всех районах, потом надо проводить, безусловно, конгресс независимых депутатов, требовать увеличения полномочий и вообще дальше менять повестку для Москвы. Потому что меня тоже достало, живем как на стройке постоянно. Никто не спрашивает у нас, как мы хотим дальше жить, за нас решают буквально все.

Михаил Соколов: Несколько человек.

Дмитрий Гудков: Вот завтра Собянин, например, скажет: Тверская замечательная улица, мы здесь устроим аттракционы и будем слонов водить, всем показывать на радость туристам. Главное, что нет никаких инструментов запретить Собянину водить слонов. Вместо троллейбусов на слонах будет перевозить людей.

Михаил Соколов: Мы же видим, пожалуйста, должно быть открытие на месте гостиницы "Россия" парка. Там такой мост, который в никуда, такая парабола над рекой построена, все это очень красиво, потрачено полмиллиарда долларов на это все, какая-то ледяная пещера, тундра под куполом, концертный зал, хорошо, что будет концертный зал, еще что-то. Я не очень понимаю: кого-нибудь спросили, нужно ли было тратить полмиллиарда долларов на этот парк, или когда самодержец Всея Руси Владимир Путин пришел на это место, он сказал – постройте парк, может быть, он имел в виду что-нибудь поскромнее, и надо было потратить часть денег на больницы? Вот это действительно вопрос.

Дмитрий Гудков: Можно я отвечу так, как не очень слушателям нашим понравится? Мы вообще кто такие, чтобы нас спрашивали? Мы сидим на диване, мы не участвуем в выборах, мы не ходим на митинги. Так нам и надо. Поэтому я и говорю: друзья, не сидите. Только от нас зависит, кто будет представлять наши интересы в муниципалитетах. Будет история успеха, все те люди, которые в этом участвуют, десятки тысяч волонтеров, жертвователей, если они увидят, что у нас что-то получается, значит, мы пойдем дальше, будем развивать это, будем участвовать в выборах мэра, в выборах Мосгордумы, будем добиваться. Я лично хочу, чтобы все наши радиослушатели это услышали.

Я проиграл выборы в Государственную думу, понятно, можно винить административный ресурс, отсутствие равного доступа к СМИ, но я понимаю, что просто мне нужно было заранее выстраивать всю команду, не за четыре месяца, а за год. Да, конечно, это не моя вина, но одномандатные округа появились просто поздно, невозможно было заранее выстраивать, но сейчас мы знаем, какие будут округа, мы сейчас имеем в каждом округе депутатов независимых, причем можно ставить галочку сразу за всех, многомандатные округа. Вы сходите, потратьте 20 минут, проголосуйте, дальше вы хотя бы сможете через вашего депутата решать какие-то местные проблемы. А мы сможем построить серьезную политическую силу, с которой невозможно будет не считаться, невозможно будет игнорировать. Если мы действительно из себя будем что-то представлять, если мы ощутим себя жителями Москвы, гражданами страны, которые имеют право на принятие решений в нашем городе, значит, с нами будут считаться. А так, конечно, нас никто не спрашивает.

Михаил Соколов: Галина Петровна, в Государственной думе нынешней, где абсолютное преимущество "Единой России", есть какие-то попытки расширить возможности местного самоуправления или у жителей России, Москвы в том числе, будут отнимать права прямых выборов мэров практически везде, отняты полномочия у самоуправления, особенно это видно хорошо в столице России? Эта тенденция так и будет продолжаться?

Галина Хованская: Меня это очень сильно беспокоит. Единственное, что внушает очень умеренный оптимизм, что все-таки занялись распределением доходов. Потому что власть, даже если у нее есть какие-то полномочия, но нет денег – это не власть. Основная проблема 99% муниципальных образований в России – это отсутствие финансовых средств и огромное количество обязанностей. В итоге они мальчики и девочки для битья внизу, потому что именно к ним приходит население, именно от них требуют сделать то-то, то-то и то-то, а у них денег едва хватает на затыкание каких-то дыр. Поэтому этой проблемой сейчас занялись, к счастью, но пока ощутимого результата я не вижу. По крайней мере, власть наверху услышала, что все-таки надо вспомнить про муниципальный уровень, надо обеспечить их какими-то налогами дополнительными, которые они будут собирать в свою казну и будут какие-то функции выполнять. Сейчас два-три, ну десяток муниципалитетов, которые самодостаточны, о чем мы говорим, какое местное самоуправление – это дискредитация нормы конституционной о местном самоуправлении. Это очень грустная тема, она заслуживает отдельного эфира.

Михаил Соколов: Вы согласны с тем, что все деньги России, значительная часть из-за несправедливой налоговой системы сосредотачиваются в Москве, и поэтому московские власти способны самые безумные проекты вроде этого парка на месте "России" со странными объектами, вроде разных странностей других воплощать в жизнь в то время, как не хватает денег на школы, больницы, дороги, социальную сферу в какой-нибудь Ивановской или Новгородской области, Карелия находится в ужасном состоянии, а здесь парадный фасад продолжает строиться какими-то невероятными, я бы сказал, сталинскими, теперь собянинскими темпами?

Галина Хованская: Дело в том, что ситуация на самом деле изменилась для Москвы, налоговое законодательство изменилось, поэтому те, кто поставляли в бюджет определенные средства, серьезные средства, эти деньги ушли в регионы. Вы, наверное, об этом просто не слышали. Преимущество Москвы в том, что сюда идут инвесторы по-прежнему. Эти все проекты сногсшибательные, они делаются в сильной степени за счет инвестирования в Москву. Поэтому я считаю, что реновация пройдет в тех субъектах Федерации, которые самодостаточны. То есть есть уже обращения из Санкт-Петербурга, из Башкирии, из Белгородской области, из Калужской области, они хотят иметь этот закон о реновации, потому что они смогут привлечь инвесторов. Но объективно Забайкальский округ, Тыва, какие инвесторы туда пойдут? Вот в чем проблема, не потому что Москва все поглощает, просто сюда идут инвесторы. В Калужскую область идут инвесторы, там грамотный губернатор, я исключительно его уважаю, потому что он не душит бизнес, он развивает нанотехнологии на своей территории. В Белгородской области немножко другая политика, она мне не слишком нравится, но тем не менее, там тоже порядок, более-менее приличная ситуация в части инвестиций.

Михаил Соколов: Дмитрий, что скажете, за счет инвестиций или за счет бюджета Москва процветает?

Дмитрий Гудков: Москва получает примерно 30% федеральных инвестиций, федеральных денег, две трети – это московские деньги. Но если говорить про налоговую систему без всякого популизма, потому что очень многие говорят: давайте деньги оставим в регионах. Объективно в России менее 15 регионов-доноров. Если мы оставим регионам больше денег, от этого выигрывают именно эти 15 регионов-доноров, остальные проигрывают, потому что дальше налоги распределяются по всем реципиентам. Дело не в налоговой системе, а дело в том, как эти деньги тратятся. Можно дорогу построить, условно, за 3 рубля, а можно за 15. Можно фейерверки запускать за бюджетные деньги, а можно перекладывать плитку два или три раза в год.

Михаил Соколов: Шесть миллиардов рублей на освещение деревьев московская мэрия решила потратить.

Дмитрий Гудков: Дело даже не в деревьях, а дело в том, как их тратить.

Михаил Соколов: Шесть миллиардов – это же бред.

Дмитрий Гудков: Бред, когда плитку сначала одну положили, а через два-три или пять лет положили другую заново. Потому что плитка должна служить 10–15 лет. Или асфальт постоянно перекладывают через год, чего не происходит в нормальных странах мира даже с таким же климатом. Отсутствие контроля и коррупция – это одна из главных проблем. Естественно, у нас очень плохой инвестиционный климат, когда мы захватываем чужие территории, когда мы загоняем страну под санкции, в изоляцию вводим, когда мы просто уничтожаем деловой климат, потому что у нас нет независимой судебной системы, у нас телефонное право и так далее. Нет институтов, деньги не приходят сюда, а уходят.

Михаил Соколов: Институт самодержавия замечательно работает. Зеленые папочки губернаторам Путин выдает.

Дмитрий Гудков: Кто будет вкладывать деньги в страну, где у тебя бизнес могут в любой момент отобрать, ты даже не сможешь его защитить. У нас отток капиталов, по-моему, даже Кудрин об этом говорил, порядка 250 миллиардов долларов было за несколько лет после присоединения, кому как угодно, аннексии Крыма. Более того, у нас было прямых инвестиций в страну иностранных 70 миллиардов в год, а два года назад мы скатились до 1,7. Представляете, сколько мы потеряли денег, а это значит, деньги не поступают в инфраструктуру, нет инфраструктуры, ничего не развивается.

Михаил Соколов: Депутаты Государственной думы виноваты. Вот у нас профессиональный человек с нами беседует из Государственной думы, он виноват или не виноват, например, Галина Петровна Хованская?

Дмитрий Гудков: Виноват Путин, виновато правительство России, виноваты все те люди, которые принимают решения. Галина Хованская, при всем моем уважении к ней, она является депутатом Государственной думы, но мы прекрасно понимаем, где принимаются все политические решения. Государственная дума является всего лишь инструментом проведения этой политики. Да, там, конечно, "Единая Россия" в основном нажимает на все кнопки, но решение все равно в Кремле принимается.

Михаил Соколов: "Справедливая Россия", получается, это покрывает?

Галина Хованская: Ничего подобного. Уже это перебор на самом деле. Во-первых, я со многими моментами последнего высказывания Дмитрия согласна, по судебной системе и прочим делам. Но бюджетную систему он не знает, немножко по-другому все распределяется в регионы, которые дотационные, туда больше денег гораздо идет. Есть какие-то нормативы, другое дело, что их надо понимать, потому что далеко не уедешь на том, что есть на сегодняшний день. Надо более четко все-таки знать бюджетную систему.

Михаил Соколов: А внешняя политика не влияет на экономику, на инвестиции, на все эти авантюры, все эти конфликты с Западом?

Галина Хованская: Внешняя политика, безусловно, влияет. Дмитрий плохо все-таки, видимо, со мной был знаком, потому что мне удается добиться того, что я считаю правильным и необходимым для граждан Российской Федерации. Единственное мое преимущество, я с этим абсолютно согласна, что у меня есть трибуна, я могу в публичном пространстве высказать свою точку зрения. Это преимущество, конечно, депутата. Он же сам сказал, что воровству нужна тишина, они боятся гласности, поэтому все-таки даже маленький депутат, но у него огромнейшая функция, о которой никто сегодня не сказал из нас. Все-таки так называемый пресловутый фильтр, против которого я категорически возражаю, наша фракция вносила проекты законов, естественно, они большинством были отклонены, о том, чтобы убрать этот фильтр, но этот фильтр создают депутаты местные. Поэтому у них будет важнейшая позиция при выборах мэра Москвы. Так что об этом надо помнить, когда идешь на выборы или не идешь, а сидишь и ругаешь.

Михаил Соколов: Дмитрий, вы ставите задачу собрать депутатов достаточно, чтобы вас, например, кандидатом в мэры зарегистрировали?

Дмитрий Гудков: Безусловно. Нужно 110 депутатов в 110 районах, по одному депутату от каждого района, необходимо получить эти подписи для выдвижения депутата.

Михаил Соколов: Тогда Собянину не надо будет "Единую Россию" просить, как это было в истории с Навальным.

Дмитрий Гудков: Безусловно, конечно, ничего выпрашивать нельзя. Я еще раз хочу подчеркнуть, что Галина Петровна Хованская – депутат, который действительно добивается в своих вопросах изменения. Но она не может влиять на внешнюю политику, внешняя политика стала частью внутренней политики. Она не может влиять в том числе на многие глобальные вопросы, когда необходимо конституционное большинство, потому что для изменения судебной системы нужно конституционное большинство.

Про бюджет хочу еще раз подчеркнуть, Галина Петровна сказала, что я что-то не так сказал, а потом фактически меня повторила. Если в 1990-е пропорция была 50 на 50, 50% налогов в регионах, а 50% уходило в Москву, то сейчас в Москву уходит больше, до 70% налогов. Потому что доноров регионов стало меньше, а дотационных стало больше.

Михаил Соколов: Губернаторы стоят в Минфине и выпрашивают деньги.

Дмитрий Гудков: В итоге это еще со всеми откатами зачастую. Вот в чем проблема.

Михаил Соколов: Давайте посмотрим, что люди думают о выборах. Мы поинтересовались их мнением о предвыборной ситуации, надо ли вообще идти на эти выборы.

Михаил Соколов: Галина Петровна, что бы вы сказали тем людям, которые сомневаются, что надо ли идти на выборы?

Галина Хованская: Я бы им сказала, что если у них есть проблемы, которые будут зависеть от позиции вашего депутата, то надо обязательно прийти, потому что иначе ваш голос может быть использован против вас. Потому что основные махинации идут благодаря тем, кто не пришел.

Михаил Соколов: Дмитрий, а вы что скажете? Сомневающиеся люди, президента надо выбирать, а не муниципальных депутатов.

Дмитрий Гудков: Плохую власть выбирают хорошие люди, которые не ходят на выборы. Надо понимать, что если наши радиослушатели не пойдут на выборы, то за них проголосуют люди, которые находятся на зарплате у "Единой России", сотрудники ЖЭКов, дворники, эти все люди выберут нам депутатов, которые потом будут заниматься благоустройством ваших районов. Вопрос, кого больше – нас или их? По нашим расчетам, "Единая Россия" и мэрия может мобилизовать порядка 500 голосов в районе, нам нужно привести тысячу человек в каждом районе, умножьте на 125 районов – 125 тысяч всего. А на выборы в Госдуму, например, за "Яблоко" проголосовало 250 тысяч человек. То есть нам достаточно для того, чтобы победить, просто математически это доказывается. Поэтому идите, ставьте галочки за независимых кандидатов, причем можно сразу ставить за команды. У нас команды идут, у нас по пять есть. Илья Азар идет, Илья Яшин, много людей.

Михаил Соколов: Навальный вас поддержал?

Дмитрий Гудков: Навальный поддержал в нескольких районах команды. Я очень надеюсь, что он поддержит всех остальных.

Михаил Соколов: А партии, "Яблоко", Парнас?

Дмитрий Гудков: Впервые есть единый список, "Яблоко", ПАРНАС, "Открытая Россия", Гудков. Порядка 1200 кандидатов претендуют на 1500 мандатов, идите голосуйте, в конце концов. Есть возможности, есть выбор. 20 минут времени прийти, поставить галочку хотя бы для спокойствия. Вот какой мой аргумент, почему нужно пойти, даже те, кто не верит, я им всегда говорю: а вы верите в победу сборной России по футболу? Нет, не верю. Но вы же хотите, чтобы они победили, вы же смотрите матч? Да, смотрим. Вы хотите, чтобы наши кандидаты прошли и победили, даже если вы не верите? Если хотите, идите и голосуйте, чтобы потом не ныть пять лет, не ходить на митинги каждый день, не попадать в автозаки, не слышать про истории точечных застроек, сносов каких-то исторических зданий, чтобы в ваш парк не приехал бульдозер, чтобы было кому защищать. Вот идите и избирайте своих представителей и контролируйте их потом.

Михаил Соколов: Может быть, лучше на митинги пойти? Смотрите, неожиданно вышли люди по призыву Кадырова на митинги в защиту Мьянмы. У него есть, видимо, вещи важнее, чем российские проблемы, даже чеченские, именно любовь к жителям Мьянмы им двигает. Тем не менее, вышли, никто их не разгонял, они постояли у посольства, поскандировали, в Грозном провели митинг. Может быть, внешняя политика России изменится. А может быть, изменится политика по проведению митингов, несанкционированные митинги теперь после Кадырова никто не будет разгонять?

Дмитрий Гудков: Пусть каждый себе, кто нас слушает, задаст вопрос: готов он пойти на несанкционированный митинг, вступить в конфликт с сотрудниками полиции? А дальше он решит, что лучше. Лично я хожу на все митинги, в том числе на несанкционированные, пока, к сожалению, численность недостаточна для того, чтобы действительно добиться каких-то перемен. Я считаю, что одно не исключает другого, 20 минут потратить в воскресенье, а если не можете в воскресенье, досрочно сходите в управу, проголосуйте досрочно.

Михаил Соколов: Путин испугается и изменит политику?

Дмитрий Гудков: Путин не испугается и не изменит политику, но надо с чего-то начинать, надо политическую силу строить с земли, чтобы было, на что опираться. А потом, если нужно, идите на митинги вместе со мной, я же хожу и туда, и сюда. Мы сейчас создали возможность выбора, давайте воспользуемся. Не получится – пойдем на митинги.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG