Ссылки для упрощенного доступа

Глава правозащитной организации "Русь сидящая" Ольга Романова сообщила, что еще летом уехала из России. Поводом, по ее словам, стал "донос", который написал заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Анатолий Рудый. Он обвинил правозащитницу в хищении бюджетных средств в крупном размере. В июне в офисе "Руси сидящей" прошли обыски. Сразу после них Романова уехала за рубеж: "Чтобы качественно доказать, что ты не верблюд, хорошо бы неверблюду в этот момент быть на свободе", – написала она на своей странице в Фейсбуке. В сентябре Ольга Романова получила предложение о работе "в одном из респектабельных немецких фондов".

"Русь сидящая" обратилась в Арбитражный суд с иском о защите деловой репутации, ответчиком по нему выступит ФСИН. Правозащитники настаивают, что ФСИН предоставила Министерству финансов недостоверную информацию. На 6 декабря назначено первое заседание.

О ситуации в "Руси сидящей" и о своих дальнейших планах Ольга Романова рассказала в интервью Радио Свобода:

Ольга Романова
Ольга Романова

– Много лет назад компания, в которой я являюсь генеральным директором и учредителем, компания, которая зарабатывает деньги для "Руси сидящей", – ООО "ЭрЭс" заключила договор с Всемирным банком на просвещение в тюрьмах, среди осужденных, среди родственников осужденных и среди сотрудников. Мы разработали пять брошюр по финансовой грамотности, они поступили в библиотеки системы ФСИН. И мы прочитали 92 лекции в тюрьмах и на зонах. Что такое 92 лекции? Это не Ольга Романова носилась колбасой по всей России. Мы заключали договоры с членами общественно-наблюдательных комиссий, со священниками, с региональными уполномоченными по правам человека. Это были договоры, заключенные в гражданско-правовой форме, по ним были выплачены деньги, которые люди заработали тем, что читали лекции, тратили свое время, покупали билеты, ездили по дальним зонам. Мы написали отчет, Минфин его принял, Всемирный банк его принял. Все хорошо, забыли об этом, прекрасно работаем и живем дальше.

Я уехала сразу после обыска. Я не то чтобы опасалась, что меня могут привлечь, я была в этом уверена

Но сразу после событий 26 марта в Москве (антикоррупционного митинга сторонников Алексея Навального. – Прим. РС) – я думаю, это связанные вещи, – замдиректора ФСИН Анатолий Рудый написал на нас донос. Это человек, который очень многое решает, и я уверена, что последние скандалы со ФСИН, арест заместителей директора ФСИН, бухгалтера и других связаны с его художествами. Еще до всего этого он, видимо, почувствовал, что под него тоже копают. Он решил написать в Следственный комитет, что "Русь сидящая" и я обманули Минфин, обманули всех на свете, не читали лекции, никаких брошюр не печатали, ничего не отправляли в библиотеки. Мы, конечно, предполагали такое развитие событий, поэтому обзавелись благодарностями от лагерей, от тюремных библиотек, фотоматериалами и прочим. Мы всегда просили начальников зон, где мы бывали, написать, нужны ли еще брошюры, как прошла лекция и так далее, с подписью и печатью.

По договору, если я не ошибаюсь, у нас было 60 лекций в тюрьмах, мы прочитали 93 лекции, потому что многих людей не могли остановить, понравилось всем очень. Собственно, будем продолжать в том же духе. Проект давным-давно [формально] закончился, но мы его продолжаем, потому что почему не рассказывать людям о том, как платить алименты, оплачивать кредиты, счета за газ и воду, пока ты сидишь в тюрьме и некому платить за тебя, как получать пенсию и почему из пенсии у тебя не имеют права вычитать твое содержание в тюрьме? Вопросов, правда, много. И все бумаги о прочитанных лекциях у нас есть. Поэтому теперь Рудому придется ответить.

Обыски, которые проходили летом, были связаны с его доносом?

– Это последствия этого доноса, да.

Обыски в "Руси сидящей" в июне 2017 года

– Вы уехали, потому что опасались, что вас могут привлечь к ответственности?

– Я уехала в тот же день, сразу после обыска. Я не то чтобы опасалась, что меня могут привлечь, я была в этом уверена. И сейчас уверена, потому что я с такими случаями работаю и понимаю, как это все делается. Прежде всего, человека ограничивают в общении с внешним миром – потом иди доказывай что-нибудь. Как ты сможешь доказать что-то, если у тебя нет интернета, нет связи с внешним миром, нет информации? Адвокаты, юристы – штука хорошая, но они не знают, что и где у тебя лежит, что где посмотреть, где найти. И никто не тратит больше усилий на твою защиту, чем ты сам. Поэтому надеяться на юристов – это, конечно, последнее дело. Ведь даже самые эффективные люди – это не ты сам. Это во-первых. Во-вторых, такая удивительная вещь: после того как Рудый написал эту грязную бумажку (за которую он, безусловно, ответит – я человек упорный, пройдут годы, но за это он сядет), я обнаружила себя в базе судебных приставов, якобы я что-то там задолжала. А я человек, который не может задолжать, просто потому что у меня нет собственности. И так красиво получилось, что я попала в базу прямо в день обысков. Я наверно, не смогла бы уехать, если бы задержалась еще на день-два. Сейчас юристы с этим разбираются, приставы уже признали – ай-яй-яй, ошибка, нашли собственность, которой у меня не было никогда. Ну ладно, бывает. Но по датам уж очень совпало. Такие штуки каждый день встречаются, я сталкиваюсь с ними в своей работе. Хочу сказать, что я, конечно, буду заниматься этим и дальше. Сейчас XXI век, [с моим отъездом] ничего же особо не изменилось – я изменила свое физическое положение, географическое. А так все остальное осталось прежним.

Сергей Шаров-Делоне и Ольга Романова у входа в офис "Руси Сидящей"
Сергей Шаров-Делоне и Ольга Романова у входа в офис "Руси Сидящей"

– Сейчас, как я понимаю, "Русь сидящая" подает иск к ФСИН о защите деловой репутации. 6 декабря его будут рассматривать в суде. Как вы считаете, какие есть перспективы у этого иска?

Интересуются только своей зарплатой и тем, как усидеть на месте и еще украсть что-нибудь

– Я думаю, что перспективы очень хорошие. Потому что невозможно отрицать очевидные факты. Потому что вот документы за подписью ваших же подчиненных, что все прекрасно прошло, вот фотографии, на них ваши сослуживцы, ваши подчиненные. Бремя доказывания сейчас лежит на них.

– Были ли у "Руси сидящей" подобного рода конфликты с ФСИН раньше? И в чем могут быть, на ваш взгляд, истинные мотивы, почему Рудый это сделал?

– Рудый это сделал, потому что он не очень умный и не очень порядочный человек. И таких людей не надо допускать до управления другими людьми, тем более до исправления людей. Он непрофессиональный, некомпетентный, непорядочный и так далее. Посмотрите, кто сейчас работает в ФСИН – выходцы из ФСБ и еще бог знает откуда. Нет ни одного профессионала, человека, который занимался бы, скажем, пробацией – я думаю, там слова никто такого не знает. Это люди, которые не интересуются ничем, не интересуются своей работой. Интересуются только своей зарплатой и тем, как усидеть на месте и еще украсть что-нибудь. В принципе, конечно, так было всегда. И сколько против наших адвокатов всяких разных происходит безобразий. Вы и сами знаете, как адвокатов не пускают к подопечным и к своим доверителям, как мучают тех, кто жалуется. Все это, к сожалению, наша ежедневная обычная рутина.

Конечно, я вернусь, не собираюсь эмигрировать

– Как в эти месяцы "Русь сидящая" работала формально без вас, в ваше физическое отсутствие?

– Ну почему же без меня? Я на связи каждый день. Сегодня с утра уже разбиралась с платежками, со счетами, с поступлениями. Отправила сейчас на наш счет 28 тысяч рублей пожертвований. Я все время этим занимаюсь. Сейчас все-таки от того, где находится физическое тело, действительно работа не зависит. Многие работают по скайпу. А так у нас сейчас в Германии будет большое мероприятие "Руси сидящей", приедут ко мне коллеги, всех увижу. Я просто пока не очень хочу приезжать в Россию, опасаюсь. Но, конечно, я вернусь, не собираюсь эмигрировать. Я просто уехала, я не эмигрировала. Не собираюсь просить политическое убежище, не собираюсь тут надолго оставаться. Я собираюсь разобраться с Рудым и спокойно вернуться.

Коллеги Ольги Романовой о работе "Руси сидящей":

Сейчас очень токсичные государственные деньги, и если кто-то думает сейчас, что уж кого-кого, а его это не коснется, он зря так думает

– Почему вы отказались от президентского гранта, полученного летом? Мог ли грант быть своего рода провокацией, чтобы потом обвинить организацию в растрате государственных денег, например?

– Я не думаю, это было бы слишком просто. Сейчас уже середина ноября, грант мы получили летом, до сих пор у нас не подписано никаких договоров с фондом президентских грантов. Конечно, это наводит на самые разные мысли. Потому что мы работу делаем, ее никто не оплачивает и не собирается. Но дело не в деньгах, а в том, что мы должны будет потом готовить отчеты задним числом. А это неприемлемо. Это халтура и это то, на что мы пойти не можем. Мы всегда понимали, что рано или поздно случится нечто подобное, что случилось. И конечно, сейчас государственные деньги очень токсичны, и если кто-то думает сейчас, что уж кого-кого, а его это не коснется, он зря так думает. И дело не только в получателях президентских грантов, но и в распределителях. Посмотрите на судьбу Софьи Апфельбаум. Человек непосредственно выполнял распоряжение Путина и Медведева, за что сейчас ее посадили под домашний арест. Зачем ходить туда, где тебя ждут очень глупые, очень жадные и довольно страшные волки, когда можно спокойно сидеть на пенечке?

– Связана ли ваша работа в Германии с пенитенциарной системой? И насколько ваша деятельность там отличается от того, что вы делаете в России?

Мы обязательно победим, я в этом не сомневаюсь ни одной секунды

– Пока это никак не отличается. Утром встала – руковожу организацией, всякие проблемы решаю. За то время, пока меня не было в России, в "Русь сидящую" несколько человек пришли работать, несколько ушли, у кого-то поменялись функции, кто-то пошел на повышение, кто-то поменял работу с административной на более творческую. Все это обычная, нормальная жизнь, в которой я принимаю самое деятельное участие. Ведь никто не отменял интернета. К тому же 15 ноября мы проводим в музее Штази в Берлине большую конференцию, посвященную двум тюремным системам – нынешней системе в России и пенитенциарной системе в ГДР, особенно в части политических преследований. Добро пожаловать на совместную большую встречу фонда Фридриха Науманна и "Руси сидящей".

– Как вы думаете, расценивают ли злопыхатели из ФСИН ваш отъезд как свою победу?

– Я [так] не думаю, потому что у меня не эмиграция. Я уехала на время, чтоб спокойно защититься. Я защитилась, собрала все бумаги. Все лето я готовила оборону, приготовила оборону, и мы решили, что можно идти в атаку. 6 декабря мы идем в суд. Мы пошли в атаку. И эта атака не остановится. Либо мы победим 6 декабря, либо чуть попозже, либо сильно попозже. Мы обязательно победим, я в этом не сомневаюсь ни одной секунды. Наше дело правое, мы победим, – сказала Ольга Романова.

Журналисты Радио Свобода обратились за официальным комментарием в пресс-службу ФСИН по поводу искового заявления "Руси Сидящей", но пока не получили ответа.

Фонд "Русь сидящая" был основан в 2008 году. Организация оказывает помощь заключенным и их семьям. "Пора прекратить репрессии против самых талантливых и креативных российских граждан. Руки прочь от нашего будущего – продажные судьи и силовики должны остаться в прошлом", – говорится на сайте движения.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG