Ссылки для упрощенного доступа

Открытие Кремля и "Радикальный урбанизм" обсуждают Александр Кынев, Сергей Митрохин, Елена Шувалова, Илья Варламов

Блогер Илья Варламов объявил о желании баллотироваться в мэры Москвы. Он представил программу "Радикальный урбанизм": предлагает открыть Кремль для бесплатного посещения, перекрасить его стены в белый цвет, ввести платный въезд в центр города, запретить въезд внутрь Бульварного кольца всем, разрешив это только машинам жителей центра города, такси и общественному транспорту. Выглядит эта программа как пародия на деятельность мэра Москвы Сергея Собянина, соперников которому Варламов не видит, хотя в выборах собираются участвовать опытные политики: Илья Яшин, Дмитрий Гудков, Сергей Митрохин, Илья Свиридов, Валерий Рашкин...

Как идет борьба за пост мэра Москвы? Зачем процесс выдвижения превращают в шоу? Есть ли альтернатива мэру Сергею Собянину?

Обсуждают депутат Мосгордумы Елена Шувалова (КПРФ), политик Сергей Митрохин ("Яблоко"), блогер Илья Варламов, политолог Александр Кынев.

Ведет передачу Михаил Соколов.

Видеоверсия программы

Михаил Соколов: Выборы мэра Москвы, напомню, состоятся 9 сентября. Те, кто следит за кампанией в Москве, привыкли, что есть Сергей Собянин, ставленник Владимира Путина, и набор претендентов от либералов, например, Дмитрий Гудков, от демократов Навального Илья Яшин, от "Яблока" Сергей Митрохин. И идут обычные споры о праймериз. Кто-то будет от коммунистов и ЛДПР. Но вот появляется неожиданно блогер Илья Варламов и выступает то ли с радикальной программой урбанистов, то ли с пародией на эту программу. Вся пресса подхватывает тезисы, например, открыть Кремль для народа. Эту новую предвыборную ситуацию за полгода до выборов мы и обсудим. Что же это такое происходит за полгода до выборов, то ли борьба за новый облик города, то ли какой-то очень яркий самопиар. Сергей Сергеевич, что вы скажете о происходящем?

Сергей Митрохин: Происходящее что?

Михаил Соколов: Вот эта пропагандистско-пиаровская кампания, которая началась буквально вчера.

Сергей Митрохин: Я отношусь серьезно к этим выборам, я считаю, что Москву надо спасать. Мы не так давно создали Комитет спасения Москвы. После правления Сергея Семеновича могут быть необратимые катастрофические последствия для нашего города. Поэтому я меньше всего хотел бы, чтобы эти выборы превращались в балаган, как, к сожалению, превратились президентские так называемые выборы. Это такая технология – балаганизация воли избирателей. Я хочу заявить о том, что собираюсь участвовать в выборах мэра Москвы. Я готов участвовать во всяких праймериз и так далее. Я готов бороться реально за этот пост. Я единственный сейчас из кандидатов в мэры, у которого есть программа. Вернее, это пока проект программы, я его еще обсуждаю. Это переработанная коренным образом моя программа, которая называлась "Я верну Москву москвичам". Сейчас пока название "Сбережение Москвы" с намеком на то, что Москву мы можем потерять полностью. У меня есть отчет, 15 лет моей работу в Москве, "Служу москвичам!" называется, где подробно говорится, чего я добился по остановке застроек точечных, остановке вырубки парков, помощь людям в решении жилищно-коммунальных проблем и так далее. То есть я вооружен полностью для того, чтобы активно участвовать в этих выборах и победить на них.

Михаил Соколов: Елена Анатольевна, а вы не собираетесь на выборы? Я видел список кандидатов на праймериз от левых сил, что-то вас незаметно было.

Елена Шувалова: Во-первых, я включена в эти так называемые праймериз. Наверное, правильно, что "Левый фронт" проводит такой опрос. Тем не менее, там была такая опция в этом опросе, что можно было нескольким десяткам человек предложить своего кандидата, удовлетворяющим определенным критериям. Я очень быстренько была включена в этот опрос и сейчас лидирую. Но меня заботит сейчас главное. Очень многие заявились о своем участии в выборах, а где они собираются взять те необходимые подписи муниципальных депутатов, которые должны охватывать три четверти районов Москвы?

Михаил Соколов: Илья, хотелось бы понять, что такое случилось? Вы там своим блогерством занимаетесь, журналистикой специфической, вроде как похваливаете мэрские программы "Моя улица", и вдруг у вас 17 пунктов, такая ультра, я бы сказал, урбанистически-экстремистская программа появляется.

Илья Варламов: Я рад, что вы назвали экстремистско-урбанистической. Но на самом деле, если бы вы хоть немножко следили за тем, что я делаю, эти пункты появились не вчера, эти пункты появились много лет назад. Я их довольно давно декларирую, отстаиваю, тут ничего нового нет для тех, кто за мной следит. Просто на самом деле сейчас довольно удачный момент, во-первых, напомнить о тех пунктах, о программе, с которой кандидат в мэры должен идти. То, что сейчас говорят другие кандидаты, на мой взгляд, не совсем правильно. Начинается опять: мы идем, потому что мы против того, всякие политические лозунги. А кто будет заниматься городом – непонятно. У меня пункты про город.

Михаил Соколов: У вас первый пункт называется так: "Прекращение заигрывания с федеральными властями. Москва должна показать зубы". Я хочу понять, какие зубы должна показать Москва и кому?

Илья Варламов: Мэр Москвы должен быть независимой. На сегодняшний момент мэр Москвы представляет партию "Единая Россия". Если половину времени он может заниматься городом, то другую половину времени он исполняет политические обязательства перед партией, во многих вещах он совершенно не самостоятельный, будь там какие-то митинги, другие вещи. Поэтому мне хотелось бы, чтобы мэр Москвы был независимый, чтобы он мог противостоять федеральным властям по многим вопросам, особенно по вопросам политическим. Поэтому мне кажется очень важным, чтобы в Москве появился самостоятельный мэр. Он автоматически будет в оппозиции федеральной власти.

Михаил Соколов: Я хочу еще один вопрос задать, поскольку публика возбудилась на одном пункте, который, похоже, взволновал общественность. Он у вас звучит так: "Возвращение Кремля людям. Переселение Администрации президента, ФСО и других служб из Кремля. Открытие всех ворот. Московский Кремль – старый город, где должна кипеть жизнь". Другие журналисты выяснили, что вы хотите обязательно перекрасить Кремль в белый цвет, стены, башни и так далее. Насколько это все актуально, особенно перекрашивание в белый цвет? Мне кажется, что это вообще федеральная собственность.

Илья Варламов: То, что вы сейчас этот пункт обсуждаете и говорите, что он всех взволновал, говорит о том, что это актуально. То, что происходит в Москве – это совершенно неправильно. Потому что весь центр города, тот самый старый город, эпицентр культурной жизни, где должны быть рестораны, кафе и все остальное, должна жизнь кипеть – Кремль сейчас мертвая зона, потому что все отдано охране президента, Администрации президента. Это неудобно всем, это неудобно москвичам, это неудобно им самим, потому что они ютятся по неприспособленным для того зданиям и кварталам. Поэтому, конечно, будем открывать, будем переселять и всем станет хорошо.

Михаил Соколов: А они так с вами и согласились переселяться, выметаться? Вы им что-нибудь построить собираетесь?

Илья Варламов: Что значит – вы построите? Это же вопрос не принципиальный ни для кого. Если будет общественный запрос, если будет общественная дискуссия на этот счет, то я думаю, рано или поздно все договорятся. Тем более сегодня это неудобно, это неудобно президенту, его охране, всем службам, которые заняли все эти кварталы.

Михаил Соколов: На Рублевке, конечно, лучше.

Александр Кынев: Пункт перекрасить в белый цвет уже был в свое время упомянут ЛДПР, видимо, об этом никто просто не помнит. На мой взгляд, то, что мы наблюдаем сейчас, мне очень напоминает осень прошлого года, когда перед началом президентской кампании шла такая информационная подсветка, почти каждый день пресса писала о том, что какая-нибудь очередная дива, Анфиса Чехова, Беркова, кто-то еще собирается в президенты.

Михаил Соколов: Одна дива и собралась в результате.

Александр Кынев: Хи-хи, ха-ха было много, но зато таким образом выборы оказались в некоторой информационной повестке. Я думаю, господин Варламов решает такую же задачу. С одной стороны он таким образом начинает привлекать внимание к кампании среди обывателей подобной клоунадой, а это, конечно, клоунада, а с другой стороны он создает общий фон вполне себе удобный для власти. Потому что если оценивать, как раз сегодня в "Ведомостях" есть моя статья про сценарии предстоящих выборов, самый удобный сценарий для московской власти, чтобы было большое количество несерьезных кандидатов, желательно маргинальных, желательно со всевозможными экстремальными программами, которые привлекают внимание, но не несут никакой угрозы. Потому что люди понимают, что за них всерьез голосовать нельзя, чтобы на их фоне кандидат номер один выглядел просто светом в окне, образцом мудрости, спокойствия, уравновешенности, всего остального.

Я хочу напомнить, что такую роль господин Варламов уже один раз сыграл, такого клоуна, который дискредитирует оппозицию, оттеняет власть, которая выглядит в самом лучшем свете в итоге. Были выборы мэра Омска 2012 года, когда господин Варламов тоже писал типа программы, все это выглядело вполне себе комично. Естественно, он зарегистрирован не был, но зато совершенно прекрасно вся его программа была использована местными пиарщиками, работавшими на администрацию под лозунгом: вот смотрите, какие москвичи, давайте защитим Омск от всяких враждебных сил, от этих всех безумных урбанистов и так далее, которые хотят нашу жизнь здесь испортить, ничего не понимают и так далее. И в результате совершенно спокойно на этом фоне вся оппозиция была представлена цирком. Выдвинутый властью совершенно не харизматичный кандидат в итоге стал мэром Омска. Сейчас, по-моему, попытка сделать нечто похожее. На мой взгляд, никаких иллюзий быть не должно.

Все эти хи-хи, ха-ха никаких голосов, конечно, не приносят, но зато они оттеняют внимание от реальных серьезных проблем, от реальных серьезных кандидатов. Потому что сегодня ключевая проблема, которая на этих выборах стоит: либо это будет цирк, будет очередная карнавализация, когда есть серьезный кандидат, остальные для подтанцовки, либо все-таки у тех политических сил, которые имеют реальную опору в обществе, хватит мужества выставить, невзирая на все сопротивление, реальных кандидатов.

Мы понимаем, что и с левой оппозицией, и с правой ведутся всякие неформальные переговоры с тем, чтобы они выдвигали не серьезных кандидатов, а удобных власти, чтобы они были не опасны. Если самая разная оппозиция не будет поддаваться стремлению стимулировать их к выдвижению всевозможных слабеньких фейковых кандидатов, а все-таки будет делать ставку на серьезных кандидатов, то тогда у города появляется шанс. И неважно, кто будет мэром, останется ли Собянин и так далее, важно, что каждый серьезный кандидат приводит на выборы каких-то своих избирателей. Потому что если человек действительно выражает мнение людей, за ним стоят социальные сети, за ним стоят гражданские активисты и так далее. Каждый дополнительный кандидат – это новые избиратели. Чем больше сильных кандидатов, пускай будет Гудков, пускай будет Яшин, пускай будет Шувалова, пускай будет Митрохин, пускай будет кто-то еще.

Михаил Соколов: Пускай будет Варламов. У него же есть поклонники в социальных сетях, и много.

Александр Кынев: Ну, пускай будет Варламов. Я думаю, что его поклонники никуда не ходят и сидят на диване. Чем больше кандидатов, тем в результате больше на выборы придет людей, которые думают что-то свое и которые независимы от власти. Это означает, что приход каждой дополнительной протестной группы будет снижать процент господина Собянин. Чем больше будет представлено других точек зрения, тем выше шансы на второй тур. На мой взгляд, чем меньше получит господин Собянин на этих выборах, чем менее уверенной будет его победа, тем власть будет вынуждена больше слушать москвичей.

Сергей Митрохин: Я оттолкнусь от слов Александра о серьезном кандидате. Давайте посмотрим, какие же должны быть критерии этой серьезности. Я считаю, что двумя главными критериями должна быть программа в первую очередь. И второй критерий – это его отчет, что он сделал, что он не выскочил как чертик из табакерки перед выборами и красуется, а мне кажется, среди перечисленных Александром есть такие, не говоря даже, вынося за скобки Варламова. Давайте смотреть все-таки, чего хочет кандидат. Варламов начал свое выступление со слов: у них у всех там политические лозунги, а у меня конкретное что-то. И сразу перешел на политические лозунги про мэра.

Михаил Соколов: Развитие велодвижения, ликвидация ведомственных парковок и всех подземных переходов внутри Садового кольца.

Сергей Митрохин: Это все мелочевка. У меня программа, первый пункт – политическая реформа. Что такое политическая реформа? Это установление обратной связи между властью и москвичами. Эта власть была утрачена при Лужкове еще, но при Лужкове какие-то остатки еще были. Кстати, я добился в свое время таких связующих звеньев. Например, межведомственная комиссия по точечным застройкам. Главный архитектор города принимал людей, мы с ним вместе обсуждали и говорили – вот этой стройки не будет. Пришел Собянин, создал так называемую градостроительную земельную комиссию, которая как сталинская тройка в обстановке абсолютной кулуарности приговаривает к смерти то одно место в Москве, то другое, к сносу домов, к строительству безумных зданий. Установление с нуля обратной связи между москвичами и властью. Это означает независимая Мосгордума, которую избирают самостоятельно, без изменения правил выборов с одних на другие. Это реальные полномочия местного самоуправления, не такие урезанные, кастрированные как сейчас. Это восстановление разрушенного, кстати, в конце прошлого года его окончательно добил Путин, института публичных слушаний. Он добил его с подачи Собянина. Потому что в Москве отработали процедуру профанации обсуждения с гражданами проблем страны, вместо публичных слушателей устроили обсуждение в интернете по типу "активного лохотрона" или "фиктивного гражданина". Без политики невозможно решить эти вопросы, потому что то, что я сейчас говорю, то, что власть должна зависеть от москвичей, она не должна творить все, что она хочет. Мы потеряем Москву, мы уже ее теряем на глазах. Поэтому эти механизмы в городе надо обязательно восстанавливать – это ключевой пункт моей программы.

Михаил Соколов: Елена, что вы считаете ключевым? Наверное, не демонтаж памятника Петру Первому и торгового центра "Атриум", что-то другое.

Елена Шувалова: Да, конечно, всегда возникают чисто популистские мотивы, типа расселим Кремль или пересадим всех на "Жигули". Конечно, не это главное. Главное для Москвы – это засилье строительно-транспортной олигархии и перекачка налогов москвичей в карманы очень узкой группировки, которая связана с правящими кругами. Действительно, я делала запрос, и мне пришел официальный ответ из департамента финансов о количестве налогоплательщиков в Москве. Оказалось, что количество налогоплательщиков гораздо больше, чем жителей Москвы трудоспособного возраста. То есть бюджет города формируется за счет налога физических лиц. А куда он тратится? Полтриллиона рублей тратится на развитие транспортной системы. Как вы считаете, хорошо у нас развивается транспортная система?

Михаил Соколов: Есть вопросы, я бы сказал.

Елена Шувалова: Причем это выделяется ежегодно, каждый год в прорву 500 миллиардов рублей.

Михаил Соколов: А плитка наша любимая?

Елена Шувалова: На плитку выделяется тоже очень много средств. В первую очередь нужно пересматривать строительную и транспортную политику, которую Москва уже не выдерживает. Строительство приняло такие масштабы, что город скоро от него просто лопнет.

Михаил Соколов: Я видел замечательное сообщение о том, что весь бывший Тушинский аэродром будет застроен гигантским микрорайоном. Честно говоря, это приводит в ужас особенно на фоне того, что творится в области с вывозом мусора и прочее. Давайте Илье Варламову, который подвергся жесткой критике, дадим возможность на нее ответить. Видите, без политики не выходит. Есть более глобальные вещи, чем то, что вы предлагаете, получается.

Илья Варламов: Все говорят правильные вещи. Я не хочу, чтобы у нас сейчас разговор превращался, чтобы я кого-то критиковал, я не буду критиковать. Все правильно и про правительство, и про слушания – это очевидные проблемы, которые нужно будет решать любому, кто будет мэром. Вы почему-то на конец оставили самую важную вещь, с которой надо было начать. Сегодня муниципальный фильтр для того, чтобы стать кандидатом в мэры, может преодолеть только кандидат от "Единой России", всех остальных на эти "выборы" будет определять партия "Единая Россия", господин Собянин будет выбирать лично или не лично спарринг-партнеров.

Михаил Соколов: Может быть, он уже вас выбрал?

Илья Варламов: Я крайне сомневаюсь в этом.

Михаил Соколов: Вы же просто хотите выполнить собянинскую программу и перевыполнить: платный въезд в центр города, закрыть Бульварное кольцо, сузить Садовое кольцо и засадить его липами вы только про плитку тут не пишете.

Илья Варламов: Всю историю про выборы нужно начинать изначально с того, что это выборы очень относительные, менее конкурентные выборы, чем выборы президента. Вопрос в том, какие будут процедуры, как мы можем повлиять на эту систему и кого в итоге зарегистрируют. Сейчас от оппозиции как минимум три независимые силы – это "Яблоко", Илья Яшин, Гудков. Как минимум три кандидата, которые готовы провести праймериз, какие-то процедуры, чтобы стать кандидатом. Но вопрос регистрации, непонятно, что будет с регистрацией. Непонятно, что мы должны с вами сделать, если мы говорим не про кандидатов, а вообще про москвичей, чтобы на этих выборах появились люди, за которых можно проголосовать, чтобы появилась хоть какая-то альтернатива действующей власти, чтобы эти выборы не были переназначением Сергея Семеновича Собянина.

Михаил Соколов: Это серьезный момент, действительно, как сделать так, чтобы в выборах приняло участие достаточно много кандидатов, представляющих разные политические силы. Условно говоря, есть коммунисты, есть демократы разного розлива, есть люди, которые при нормальной системе собрали бы подписи или внесли залог и без всякого муниципального фильтра участвовали бы в выборах. Что левые силы собираются сделать, чтобы от них был зарегистрирован сильный эффективный кандидат? Вы людей будете выводить на улицы или что делать?

Елена Шувалова: На самом деле я и начала наш с вами разговор с того, что это главный вопрос. Мы можем обсуждать программы, мы можем обсуждать действия кандидатов, пока, я считаю, что ни у кого нет подписей муниципальных депутатов для прохождения муниципального фильтра. Пока на сегодня я не вижу решения этого вопроса, кроме, как кто пойдет к Собянину – подайте Христа ради. И Христа ради, видимо, он подаст тем кандидатам, которые будут участвовать выборах для участия, но не для победы. Такова ситуация на сегодняшний день, какой она будет завтра, я не знаю. Я не исключаю такого варианта, что где-то через месяц, когда будет выдвижение кандидатов, учитывая сложившуюся ситуацию и в Москве, и в Подмосковье, поскольку Подмосковье уже не хочет принимать московский мусор, может быть, власти предержащие сами побегут за оппозицией и будут говорить: возьмите эту власть, которая валяется, потому что мы не знаем, что делать, у нас город летит в тартарары. Поэтому, конечно, надо говорить о выдвижении кандидатов, конечно, надо говорить о выдвижении серьезных кандидатов, но на данный момент муниципальных подписей нет, и этот фильтр является камнем преткновения.

Михаил Соколов: Вчера был форум у партии "Яблоко", часть московского актива собиралась, перед ней выступал Григорий Явлинский. Он высказался о механизме выдвижения "яблочного" кандидата.

Григорий Явлинский: "Яблоко" вполне способно организовать честное и прозрачное голосование лично с вашим участием и предложить уважаемым кандидатам в мэры три-четыре тура ответов на вопросы. Я свои вопросы, например, вам предложил. Мы вполне готовы пригласить кого-то из журналистов в качестве модераторов. Потом не в интернете, а живым голосованием тайным в течение двух, трех, четырех туров, двухчасовых или полуторачасовых дискуссий определить, кого больше поддерживают, кто лучше ответил на вопросы о транспорте, кто об экономике, кто о демократии, кто о будущем Москвы и так далее. Но это невозможно сделать необъятным. "Яблоко" выберет своего кандидата, пускай другие силы выберут своих кандидатов. Когда встанет вопрос, что этих кандидатов будет несколько, боюсь, что это предопределено по разным причинам, в том числе и по причинам того, что власть в этом крайне заинтересована. Дальше посмотрим, кому будут давать подписи или не будут давать подписи.

– Смогут ли Яшин и Гудков, у которых непростая история взаимоотношений с "Яблоком", принять участие во "внутрияблочных" праймериз?

Григорий Явлинский: Пожалуйста, кто хочет. Мы определяем правила праймериз, всякий, кто хочет в них участвовать, пусть участвует. Мне кажется, тут нет никакой проблемы.

Михаил Соколов: Сергей, вы там, кажется, не были, даже обиженно написали, что не хотите на эту тусовку приходить.

Сергей Митрохин: Я написал, что я занимаюсь подготовкой митинга. Я всех приглашаю, завтра мы с гражданскими активистами, выступающими против реновации, проводим на Суворовской площади митинг на эту тему, за пересмотр коренной жилищной политики в Москве и программы реновации. Поэтому меня не было на этом мероприятии. Явлинский озвучил то, что я говорил. Я был участником заседания муниципальных депутатов в Якиманском районе, где избранный от нас председатель муниципального совета, проводил совещание по вопросам праймериз. Я там озвучил свою позицию, я сказал, что я за то, чтобы праймериз среди демократов проводились "Яблоком", я буду участвовать только в таких праймериз, которые проводятся моей партией. Но при этом эти праймериз должны быть открыты для всех, никого искусственно от них отшивать нельзя. У нас есть документ, который называется "Политический меморандум", если этот документ подписывает человек, там довольно жесткие позиции по отношению к власти.

Михаил Соколов: Это типа в партию вступить?

Сергей Митрохин: Нет, это у нас было для кандидатов, не в партию вступить.

Михаил Соколов: У вас люди подписывали этот меморандум, после чего агитировали за то, что Крым наш. Знаем мы этих кандидатов, не хочется вам портить настроение.

Сергей Митрохин: Участвовать могут все, кто подписывает меморандум, голосовать могут любые их сторонники без ограничения. Если человек кого-то поддерживает из этих людей, значит пусть поддерживает. То есть на базе партии "Яблоко", но при этом открытые праймериз. Что касается муниципальных подписей, вы знаете, это гадание на кофейной гуще. То, что сейчас говорит Елена Шувалова, вполне вероятно, что никому не дадут или только каким-то особым дадут. На прошлых выборах было несколько не так, там дали всем, кому невозможно было не дать, чтобы не опозориться. Дали Навальному эти подписи, мне дали, отсекли людей, которые не являются сами по себе известными личностями или организации их неизвестны, всем парламентским партиям дали, КПРФ дали. Собянин дал, потому что иначе он понимал, что если он всех отсечет, он просто опозорится, это будут не выборы, а позорище.

Михаил Соколов: Сейчас может он опозориться или нет?

Сергей Митрохин: Мне кажется, это не в его интересах просто.

Елена Шувалова: Вы считаете, что чтобы не опозориться, он даст вам выиграть?

Сергей Митрохин: Он вам даст.

Елена Шувалова: Мне не даст. Поэтому меня никто не выдвигает, кроме простых москвичей.

Сергей Митрохин: Вы в праймериз КПРФ участвуете?

Елена Шувалова: Участвую, потому что меня туда записали простые москвичи.

Сергей Митрохин: Вы сейчас их выиграете, вас КПРФ выдвинет.

Елена Шувалова: Я буду участвовать и постараюсь выиграть, но для того, чтобы разоблачить сущность этой власти. Предсказать невозможно, как будут развиваться события.

Михаил Соколов: Мэрия скажет: Шувалову мы не пропустим, а условного Иванова мы пропустим, выдвигайте Иванова.

Сергей Митрохин: Это, кстати, вполне возможный вариант. Потому что Елена Шувалова вразрез выступает с некоторыми позициями КПРФ. Я ее за это уважаю, только не понимаю, почему она остается в этой партии. Потому что КПРФ оппозиционной партией не является, она голосовала за ту же реновацию.

Елена Шувалова: КПРФ сопротивляется существующим ныне порядкам вещей. Если несколько человек занимают какую-то иную позицию – это не значит, что вся партия плоха.

Михаил Соколов: Александр Кынев, ваш комментарий.

Александр Кынев: Поскольку речь шла про муниципальный фильтр, за эти пять лет выборов не было ни одного случая, когда хоть один серьезный кандидат был бы зарегистрирован без участия подписей "Единой России". Если мы возьмем выборы мэра Москвы, 2013 год, у Навального подписей членов "Единой России" было 42, у кандидата от КПРФ Мельникова таких подписей было 19, у кандидата от КПРФ Дегтярева 64, у Левичева 37, у Сергея Сергеевича 56 и так далее. Москва не уникальна. Более того, господин Левченко, который победил в Иркутской области, тоже среди его подписантов были депутаты от "Единой России". Почему это происходит? Именно потому, что крайне важна политическая ситуация в регионе, которая заставляет власть идти на регистрацию кандидатов и для репутации выборов, и под давлением общественного мнения, есть множество вещей. Я абсолютно убежден, если ведущие партии не будут играть в поддавки, если они все будут выдвигать серьезных кандидатов, не сможет власть по комплексу причин отказать всем серьезным кандидатам. Если будет Сергей Сергеевич Митрохин или Елена Шувалова, Дмитрий Гудков, Илья Яшин, не может быть такого, чтобы всех четырех не пропустили. При желании подписей хватит и на пять, и на шесть, и на семь человек. Ситуация, когда никого из серьезных не регистрируют, а регистрируют какого-нибудь начальника МУПа, я считаю, политически невозможна.

Были в прошлом году выборы в Свердловской области, фактически все свелось к тому, что из серьезных кандидатов шел один Ройзман, его не пустили. Если бы кроме Ройзмана был кто-то еще, выборы были бы совсем другие. Это как раз очень показательная история – власть готовится заранее, она пытается договориться. Поэтому многое упирается в то, насколько на этапе подготовки кандидатов партии проявят принципиальность, чтобы они не выдвигали безвестных кандидатов, которые точно не соберут никакого количества голосов, а чтобы они выдвигали людей, готовых серьезно бороться, критиковать и говорить неудобные вещи, и тогда хоть кто-нибудь в бюллетенях будет обязательно. Я считаю, что никакого другого сценария не существует. Кто в итоге окажется – Гудков, Яшин или все вместе, поживем – увидим. Но если будут выдвигаться все, кто-нибудь в бюллетень обязательно зайдет. А когда будет бюллетень, тогда будем говорить, за кого нужно голосовать. Кстати, выборы мэра – это всегда выборы личности. Для того, чтобы на них получать значимую поддержку, всегда нужно формировать коалицию. Левченко, который победил на выборах в Иркутской области, победил по одной причине, что смог вокруг себя в ходе избирательной кампании создать очень широкую коалицию, его поддерживали конкретно в Иркутске и коммунисты, и местные либералы, и беспартийные общественники, гражданские активисты. Была очень широкая коалиция и только поэтому он смог победить. Точно по такой же причине смог победить Локоть на выборах мэра Новосибирска. Москва огромный город, в нем огромное количество людей с очень разными интересами. Только формируя широкую коалицию, можно рассчитывать на серьезную поддержку.

Михаил Соколов: Я хотел бы обратиться к людям, как люди оценивают деятельность нынешнего мэра Собянина. Конечно, у нас опрос не социологический, просто мы на улице спрашиваем, еще мы спрашиваем в интернете.

Опрос на улицах Москвы

Михаил Соколов: Я смотрю, что недовольство в основном тем самым благоустройством, которым гордится мэр Собянин. Я повторю результаты опроса "Устраивает ли вас работа мэра Москвы Сергея Собянина?" у нас в Твиттере: 33% устраивает, 67% не устраивает. Такая политизированная аудитория, две трети против Собянина.

Сергей Митрохин: Я думаю, что это недовольство распределено локально совершенно по-другому. Потому что есть районы, которые чудовищно затронуты проектами Собянина, которые реализуются сейчас и которые он планирует. Если вы сейчас в Басманном районе проведете такой опрос, я думаю, что поддерживать там будут максимум 10% только. Потому что там планируется такая реновация, что мало не покажется, там будет уничтожена вся историческая застройка практически. Либо физически снесут дома XVIII века, либо их так застроят, что ничего вообще не будет видно. В других районах, например, идет страшный накат на парки путем вандального благоустройства, который уродует парк. Это тоже отмывание денег, на это тоже колоссальные средства. Нельзя по такому опросу судить. С другой стороны есть люди, которым действительно что-то нравится, их не затронул этот каток, в их двор не пришли с точечной застройкой, у них стадион не сносят. Я как специалист и человек, который долго этим занимается, могу сказать – хуже, чем при Лужкове, намного.

Михаил Соколов: Есть урбанистическая концепция, которую в анекдотическом виде господин Варламов представил сегодня, со всякими разнообразными безумствами, с парковками платными во дворах и прочим. Что с этим делать? Это же интерес, как вы, Елена Анатольевна, говорите, строительной мафии. Как остановить строительную мафию? С одной стороны есть сплоченная группа людей, которые вошли во власть, которые все контролируют, которые говорят, сейчас я смотрю: Собянин подписал программу борьбы с коррупцией. Видимо, они сами себя будут сечь. Как с этими людьми бороться разобщенным в общем москвичам?

Елена Шувалова: Дело в том, что вы сейчас затронули самую суть. Эта строительная олигархия, строительно-транспортная, транспорт вытекает из строительства, она имеет своих представителей во власти. Неважно, будет Собянин, Иванов, Петров, Сидоров, но это будет собянинщина, то есть засилье опять строек и строек. В городе уничтожены все точки развития. Территории предприятий застроены опять же тем же бизнесом, который получил на них прибыль. Кстати, за снятие запрета на строительство городу достались крохи, большинство ушли от этих выплат. Поэтому я думаю, что строительно-транспортная олигархия сделает все от себя зависящее, чтобы удержаться у власти. Есть реальность, есть политическая игра. Многие политики хотят себя на этой кампании раскрутить, прекрасная понимая, что победа им не светит.

Михаил Соколов: Может быть, они хотят войти в Мосгордуму, создать большинство в Мосгордуме и как-то влиять на власть. Может быть, такой сценарий, если невозможно победить на выборах мэра, то тогда, может быть, ориентироваться на какой-то результат и потом уже на думскую кампанию выходить.

Александр Кынев: Я думаю, что причины участия кандидатов могут быть очень разными. Кто-то может играть в долгую игру в расчете на какие-то выборы завтрашнего, послезавтрашнего дня. Есть люди, которые зарабатывают деньги, мы знаем, что участие в выборах может быть видом бизнеса, когда кандидат сознательно идет на то, чтобы раскалывать чей-то электорат, чтобы доводить до абсурда, подсвечивать кампанию главного кандидата, изображая карикатурную оппозицию и так далее. Есть те, кто действительно выдвигается для того, чтобы засветить конкретную проблему в расчете, что она найдет отражение в программах городской власти. Количество сценариев, почему люди участвуют, может быть действительно очень большим. На любых выборах всегда у всех участников разные мотивации, далеко не все идут побеждать. На мой взгляд, нужно разделять две вещи: кандидаты кандидатами, но мы сейчас здесь говорим как жители города, мы здесь живем, мы москвичи, мы хотели бы, чтобы наш город был комфортным, чтобы был нормальный транспорт, чтобы спокойно могли выйти на улицу, купить газету, купить мороженое, а не бегать в поисках уничтоженного малого бизнеса и так далее. Поэтому я думаю, что то, о чем мы говорили сегодня, мы говорили о том, как себя вести гражданам неравнодушным для того, чтобы в результате этих выборов наш голос был услышан. На мой взгляд, наша задача не зацикливаться ни в коем случае на конкретных фамилиях. Самое плохое, что может быть – начать с пеной у рта мочить друг друга вместо того, чтобы говорить о проблемах, которые есть в Москве, говорить, что плохая КПРФ или плохое "Яблоко", плохой Гудков или Яшин. Я считаю, что на период кампании этот томагавк информационной войны между разной оппозицией надо зарыть. Чем меньше вы критикуете друг друга, тем больше общей пользы. Если все вместе будут делать акцент именно на борьбе с конкретными проблемами, будет лучше совокупный результат. Потому что дискредитируя друг друга, вы людям показываете, что голосовать не за кого, люди разочаровываются в вас всех вместе взятых сразу. Поэтому спокойствие, позитивная программа, возможно, какие-то совместные агитматериалы. Я считаю, что все представители оппозиции друг другу не враги, они по большому счету решают общую задачу, они стремятся заставить власть прислушиваться к населению города, так к этому и надо относиться, вести на избирательной кампании рационально. То есть поддерживать всех разумных кандидатов, смотреть, кто из них зайдет и принимать окончательное решение может быть даже в последний момент по ситуации.

Михаил Соколов: Александр, я знаю, что вы много ездите по странам Азии и Африки, нынешняя разрастающаяся Москва, такой монстр, вместе с Подмосковьем вонючим, загаженным мусором, на что теперь похожа, на какие мегаполисы, которые вы видели?

Александр Кынев: Я все-таки не хотел бы уходить в дискуссию про урбанизм, потому что история развития городов и агломераций как раз урбанистическая дискуссия. Когда город уже сложился, изменить концепцию градостроительства в городе, в котором проживает больше 10 миллионов человек, уже невозможно. Кольцевая структура, которая сложилась в Москве, она данность.

Михаил Соколов: На Африку похоже или нет уже?

Александр Кынев: Нет, на Африку, конечно, не похоже. В Африке нет таких гигантских размеров городов. Это не Китай, это не Сан-Пауло, это не Мехико. У нас все иначе.

Я думаю, что можно, понимая гигантское количество проблем, которое есть у мегаполиса, медленно шаг за шагом идти по расшиванию проблем, которые накопились, а можно методом катка идти к тому, что никакие проблемы не решаются, просто обогащаются конкретные застройщики, конкретные подрядчики и так далее. При этом выбираются имиджевые проекты в стиле урбанизма так называемого, берутся какие-то центральные улицы, потом показывается – смотрите, как изменилась Москва. То, что на окраинах Москвы творится черт знает что, то, что люди в спальных районах не могут из-за отмены маршруток уехать, потому что автобус ходит редко, человек 30 минут стоит на улице, не может выехать из собственного района – это никого не волнует. Когда это говорят Сергею Собянину на встречах, он смеется: да что за чушь такая, у нас все проблемы решены, люди вообще не владеют информацией.

Сергей Митрохин: Я вернусь к вашему вопросу, первый ваш вопрос был, как москвичам бороться со строительной мафией. Я являюсь экспертом в этой борьбе. Я считаю, что я человек в Москве, который больше всего дал боев строительной мафии из всех москвичей вместе взятых. Я знаю, что такое строительная мафия, я знаю, чем она занимается. Она торгует вместе с чиновниками нашим городом, она торгует жизненным пространством москвичей. Каждый клочок земли – это деньги, если на нем что-то строится и извлекается коммерческая прибыль, поэтому все это строительная мафия стремится продать. Можно ли ее побеждать? Можно. Я являюсь инициатором множества таких побед. Я единственный из кандидатов, которые сейчас обозначились, которые имеют реальный практический опыт жесточайшего противостояния с этой мафией. Много раз я побеждал и "Домстрой", и "Капиталгруп", другие компании. Я знаю, какие проекты они выдвигают, какие проекты нельзя ни в коем случае поддерживать, какие сразу закрыть, как только человек садится в кресло мэра. Проект реновации, например, это проект строительной мафии.

Елена Шувалова: Это федеральный проект.

Сергей Митрохин: Это не федеральный проект, есть московский закон.

Елена Шувалова: Не надо обещать того, что не сделаешь, потому что это федеральный закон.

Сергей Митрохин: Уродливый закон о статусе столицы, который был изуродован при участии фракции КПРФ, в этот закон напихали всякой лабуды юридически бессмысленной, это все надо отменять. Может выйти мэр Москвы на федеральный уровень и потребовать изменения закона, который касается Москвы. Есть такие возможности, я их буду использовать, если стану мэром. Почему это проект строительной мафии – реновация? Потому что тотальная застройка всего, что еще осталось живого в Москве. Стартовые дома будут строиться в парках, скверах, либо рядом с ними, либо во дворах, либо со сносом детских садов, с другими такими чудовищными вещами, историческую застройку уничтожать. Этим торгует мафия и торгует в случае реновации по-крупному. Вот с этим надо бороться, это надо останавливать, потому что это чудовищное переуплотнение Москвы, приток новых граждан из регионов состоятельных, которые эти квартиры покупают. Где люди будут ставить машины? Я называл этот проект реновации "путь из Вавилона в Армагеддон". Новые правила землепользования и застройки направлены опять в интересах застройщика, получения им прибыли вместе с чиновником, который подписывает эти разрешения. Мы действительно, не побоюсь этого сравнения, находимся в 1941 году, просто враг в другом обличье, враг занял все посты руководящие в городе. Москвичам надо объединяться вокруг тех, кто реально готов дать бой строительной мафии, причем не только на уровне противостояния во дворах, но и на уровне законодательства, нужно чистить московское законодательство сверху донизу, вычищать из него коррупционные схемы. Нужны новые процедуры тендеров.

Михаил Соколов: Я понимаю, что вы замечательно тренируетесь перед дебатами. Если оппозиция будет демонстрировать какое-то единство, у вас свой митинг, который вы будете проводить по частным делам, будет 5 мая митинг в связи с президентскими выборами, результатами, которые многих не удовлетворяют. Например, надо ли выходить на этот митинг, который устраивает Навальный?

Сергей Митрохин: Я не пойду на этот митинг. Потому что я считаю, что Алексей Навальный очень сильно помог Владимиру Владимировичу получить такой ошеломительный результат на этих выборах. Он призвал к бойкоту, значит, огромное количество людей не пришло, повинуясь его призыву. Эти голоса, которые люди своими руками не опустили, были опущены другими руками. Поэтому после того, как ты помог Путину переизбраться, еще с таким результатом, мне кажется, бессмысленно проводить рынок. Я бы пошел в каком случае на этот митинг: если бы Алексей Навальный поддержал Григория Явлинского на этих выборах. Потому что это был единственный реально оппозиционный кандидат, не подставной, не шутовской, реально предлагал жесткую альтернативу путинизму. Если бы он это сделал, я бы первый пошел.

Елена Шувалова: Почему он говорил, что ему нужно только 10%? хорошо, что он откровенно говорил избирателям, что ему победа не нужна, ему нужны 10%.

Михаил Соколов: Я думаю, мы еще московские темы пообсуждаем обязательно. Все-таки Варламов затронул что-то такое в душах людей: 84% за то, чтобы открыть Кремль для круглосуточного свободного бесплатного посещения. Дарю эту идею Варламова всем кандидатам.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG