Ссылки для упрощенного доступа

Голодовка как спасение. Мусорные войны. Футбол и закрытое небо


Митинг против мусорного полигона "Ядрово" в Волоколамске

Что обсуждали на этой неделе правозащитники, юристы и гражданские активисты?

  • Украинский режиссер Олег Сенцов 19-й день голодает в колонии. Письма деятелей культуры и акции в его поддержку не вызывают у российских властей никакой реакции.
  • Жители Подмосковья ложатся под колеса мусоровозов, протестуя против открытия новых свалок. Регион задыхается от мусора.
  • В России из-за чемпионата мира по футболу ограничили полеты малой авиации, несмотря на ущерб для отрасли в несколько миллиардов рублей.

ОДИН ЗА ВСЕХ

Неделя была бурной. Вторник: известие об убийстве в Киеве публициста Аркадия Бабченко. Шок. Некрологи. Проклятия. Среда: брифинг Службы безопасности Украины. Бабченко жив. Убийство – инсценировка спецслужб. Снова шок и проклятия. Обсуждение этих событий на некоторое время оставило в стороне историю украинского режиссера Олега Сенцова. Сегодня 19-й день его голодовки.

Пикеты солидарности с Олегом Сенцовым проходят в десятках стран и городов мира. Первое и 2 июня объявлены днями глобальной акции в поддержку Сенцова.

Видеоверсия программы

Ситуацию комментирует литератор Алиса Ганиева, одна из организаторов акции в поддержку Олега Сенцова в Москве.

Алиса Ганиева: Московские власти не разрешили нам провести акцию в городе, никак не мотивировали свой отказ и даже не предложили никакой альтернативной площадки.

В феврале правозащитница Зоя Светова написала открытое письмо президенту Франции Макрону, его опубликовала французская газета La Tribune. Макрон приезжал в Петербург на экономический форум, правозащитники с ним встречались. Он озвучивал проблему Сенцова – Путина, но то ли сделал это недостаточно жестко, то ли переводчики попытались сгладить углы: эффекта мы не видим.

Практически одновременно с этим Олег Сенцов объявил о бессрочной голодовке, и это, конечно, стало стимулом тут же искать выход и что-то делать.

Марьяна Торочешникова: Когда Олег Сенцов начал голодать, он не выдвигал никаких требований к российским властям, сказал, что голодает в знак протеста против того, что в российских колониях и тюрьмах содержатся граждане Украины. Он называет их политзаключенными.

Алиса Ганиева: Он просит не за себя, а за своих сограждан, которые по тем или иным причинам оказались заложниками войны между Россией и Украиной. Он будет голодать, пока их не отпустят. Но вряд ли наша исполнительная власть пойдет на это. Но одного Сенцова могут выпустить – и это будет огромным шагом, потому что он рискует жизнью ради своих товарищей по несчастью.

Марьяна Торочешникова: А эффективна ли вообще голодовка как способ привлечения внимания властей к той или иной проблеме?

Алиса Ганиева: Она может быть эффективной, особенно накануне чемпионата мира по футболу, ведь у нас принято отстраивать "потемкинские деревни", пускать пыль в глаза.

Поэтому сейчас самое время говорить о Сенцове, хотя даже в среде деятелей культуры многие говорят, что это все абсолютно бессмысленно, это только ставит под угрозу тех людей, которые выходят с плакатами на одиночные пикеты. А в конце мая появился указ президента, который ужесточает проведение публичных мероприятий в городах, где пройдет чемпионат мира по футболу, и даже одиночные пикеты теперь требуют согласования с властями.

Марьяна Торочешникова: Так толкуют этот указ президента представители правоохранительных органов, а в самом указе сказано только, что городские власти могут отказывать в проведении каких-то акций, но нигде не говорится о том, что людей нужно тут же хватать, штрафовать и везти в кутузку, как это уже было в Москве, когда проходили пикеты около памятника Пушкину.

Голодовка – часто единственный способ привлечь внимание к проблеме. Одну из самых длительных голодовок держала украинская военнослужащая Надежда Савченко. В конце 2014-го – начале 2015 года, находясь в российской тюрьме, она голодала больше 80 дней, требуя своего освобождения. Савченко начала принимать пищу только после того, как состояние ее здоровья серьезно ухудшилось.

Более 60 дней осенью 2013 года голодал обвиняемый по "Болотному делу" Сергей Кривов, требуя, чтобы ему выдали протоколы судебных заседаний. Во время голодовки он перенес два инфаркта. После встречи с членами президентского Совета по правам человека он начал принимать пищу.

Почти такой же длительной, но не связанной с лишением свободы, была голодовка кандидата в мэры Астрахани Олега Шеина. В 2012 году Шеин и несколько десятков его сторонников отказывались принимать пищу почти 40 дней. Это был протест против результатов выборов мэра Астрахани, которые, по официальным данным, выиграл кандидат от "Единой России". Сам Шеин занял второе место и считал выборы сфальсифицированными.

Краткосрочными, но частыми голодовками рабочих сопровождалось строительство космодрома "Восточный". Строители отказывались есть, требуя выплат зарплат. После встреч с руководством и обещаний, что задолженности будут погашены, рабочие прекращали акцию протеста.

Алиса, а какие еще варианты, кроме голодовки, остаются у людей?

Сенцов просит не за себя, а за своих сограждан, которые оказались заложниками войны между Россией и Украиной

Алиса Ганиева: Обращения известных деятелей искусства уже не помогают. С 2014 года режиссер Александр Сокуров и другие обращаются к Путину, но ничего не происходит. Но все это в совокупности как снежный ком, все-таки может дать эффект.

У нас в стране совершенно непредсказуемая ситуация, все зависит от настроения чиновников, полицейских и главного чиновника. Но нужно использовать все имеющиеся рычаги. К сожалению, их не так много. И постоянно звучащая в информационном пространстве фамилия Сенцова – это, может быть, комариный писк, но, в то же время, навязчивое зудение. От него можно отмахиваться, но реакция все-таки есть, и это самое важное.

Марьяна Торочешникова: С другой стороны, может быть, пора вам, деятелям искусства, уже не выходить с пикетами, а перекрывать федеральные трассы. Один раз это сработало, когда в 2009 году в Пикалево вышли люди, у которых была проблема с зарплатой: тут же приехал Путин, и проблема была решена.

Алиса Ганиева: Есть еще один метод – идти абсолютно законным путем, но каждый день бомбардировать органы самоуправления Москвы и других российских городов уведомлениями о проведении пикетов и митингов. Но у нас очень мало времени. Сенцов голодает уже 19-й день, а статистика показывает, что человек не может голодать больше 40 дней без ущерба для здоровья.

Марьяна Торочешникова: А в России еще могут начать принудительно кормить: вспомним историю покойной Валерии Новодворской.

Алиса Ганиева
Алиса Ганиева

Алиса Ганиева: А я вспоминаю историю с советским диссидентом Марченко, который не выдержал стодневной голодовки. Он скончался уже после того, как его начали насильно кормить, но эффект был, пусть и посмертный: Сахарова вернули в Москву из ссылки, последовало массовое освобождение политзаключенных. Правда, это было время распахивания всех окон, а сейчас мы наблюдаем обратную картину.

Есть надежда, что условный Трамп замолвит слово о Сенцове. Но и мы не должны замолкать. Конечно, хочется, чтобы к нам присоединялись и рабочие, и работники "Уралвагонзавода", и байкеры, и все те, кого очень любит наш национальный лидер.

Марьяна Торочешникова: Но в глазах многих из этих людей Сенцов – не украинский режиссер, а террорист, которого российский суд совершенно справедливо приговорил к 20 годам лишения свободы. Об этом сообщили со всех экранов телевизоров.

Алиса Ганиева: Да, никто не будет вчитываться в состряпанное дело и вдумываться в эту кафкианскую ситуацию – зачем Сенцову было думать о подрыве памятника Ленину или поджигать подоконник в отделе "Единой России", как будто ему больше нечем было заняться в Крыму… Сейчас Сенцов находится в парадоксальной ситуации: он помимо своей воли является гражданином России.

Марьяна Торочешникова: Его назначили гражданином России по факту проживания его в Крыму как раз в то время, как Россия оккупировала Крым.

Алиса Ганиева: Поэтому его не могут обменять как военнопленного, как это сделали с Савченко. Он находится в более тяжелой и странной ситуации. И, конечно, это своего рода "крымский трофей" для Путина. Отдать Сенцова – это означает в какой-то степени признать факт оккупации Крыма.

Марьяна Торочешникова: А главное, что стало заметно в этой ситуации, – это иллюзорность некоторых общественных институтов. В частности, российский омбудсмен Татьяна Москалькова сказала, что никак не может повлиять на эту ситуацию.

"ПОМОЙНЫЕ ВОЙНЫ"

В Подмосковье – "мусорные бунты". Накануне полиция разогнала стихийную акцию протеста против мусорного полигона "Сычево". Временную свалку организовали на месте, где планируется строительство современного комплекса переработки отходов. Жители близлежащих деревень опасаются, что свалка не будет временной. Об этом – в сюжете Ивана Воронина.

Иван Воронин: О том, что возле подмосковной деревни Щелканово появится огромная временная свалка, ее жителям стало известно в начале мая. С этого момента они примкнули к "мусорному протесту". Ситуация обострилась 29 мая, когда около 70 человек перекрыли дорогу, ведущую на свалку. Некоторые ложились под колеса мусоровозов.

Екатерина Рогозина, местная жительница: Пригнали четыре автобуса ОМОНа, и четверых забрали в отделение. Одного посадили на трое суток, второго – на пять, а двоим – штраф по тысяче рублей.

Вчера у нас собрались одни женщины, порядка десяти человек, и мужественно встали перекрывать дорогу КамАЗам. И опять сотрудники ДПС и полиции в касках оттесняли нас. Мы просили представить документы для заезда на эту временную площадку, но, конечно, не получили ответа.

Иван Воронин: От Щелканово до мусорного полигона "Ядрово" под Волоколамском 15 километров. По словам Екатерины Рогозиной, после массовых протестов жителей Волоколамска, задыхавшихся от свалочных газов, мусор, который раньше вывозили туда из Москвы, теперь перенаправляют в сторону Щелканова.

Екатерина Рогозина: В Волоколамске добились наконец-то того, что мусор едет только легально, по электронным талонам. Те машины, у которых электронные талоны отсутствуют, едут к нам. Плюс Звенигород, Истра… Они купили 70 гектаров. Если сейчас полигон "Ядрово" – 11 гектаров, то здесь – 70. И мы не понимаем, как может быть временная площадка на воде с песком и с полиэтиленом, как они будут вывозить оттуда обратно этот мусор, если они уже натаскали туда порядка 300 грузовиков, да еще и с прицепами. И это всего лишь за месяц!

Иван Воронин: У полигона "Ядрово" местные жители тоже преграждали путь мусоровозам живым щитом. Тысячи участвовали в митингах за закрытие мусорного полигона. Когда в конце марта на свалке произошел выброс сероводорода, в больницах оказались более 30 школьников. Приехавшего в одну из них губернатора Воробьева волоколамцы закидали снежками.

Протестуя против свалок, перекрывали дороги жители Коломны и Серпухова. Мусор из Москвы думали вывозить под Ярославль, но и там этому не были рады: в городе прошла серия протестных митингов.

Мусорный коллапс в прошлом году спровоцировала череда закрытий свалок в других районах Подмосковья. В их числе полигон "Кучино", прекративший работу по распоряжению президента Путина. В этот момент резко возросла нагрузка на остальные свалки.

Москва и Подмосковье производят пятую часть всех отходов в стране, 90% мусора идет на свалки

Москва и Подмосковье производят пятую часть всех отходов в стране, заявляют в "Гринпис России". По словам экологов, 90% мусора идет на свалки. При этом в Московской области работают сотни предприятий по переработке отходов, которым не хватает сырья.

Марьяна Торочешникова: Проблему мусора в регионе обсуждают Александр Иванников, руководитель проекта "Ноль отходов" "Гринпис России", и Николай Голубев, староста деревни Щелканово.

Николай Голубев: Мы постоянно дежурим с 10-го, с первой машины. Блокировали, вызывали УБОП, писали заявления, но до сих пор нет никаких ответов. Сделали депутатский запрос в полицию. Уже проведены экспертизы с нашей стороны. Хотим действовать и в правовом поле, и в виде протеста, и в виде контроля над создавшейся ситуацией, потому что возили с четырех часов утра и до позднего вечера.

Эта свалка – несанкционированная. Вчера проходил совет старост по поводу организации вывоза с поселений Рузского района, заключение договоров с жителями района и садовых товариществ, деревень. Региональный оператор, который вышел на площадку и с 2019 года будет обслуживать весь Рузский район, а сейчас будет частично работать с 5 июня, официально сказал: "На несанкционированную свалку в деревне Щелканово я возить не буду". То есть операторы, вывозящие мусор из Москвы и области, сами подтверждают, что это несанкционированная свалка.

Во главе с господином Тархановым, главой Рузского городского округа, и инвестором Неверовым под прикрытием высокотехнологического экопарка, который они объявили на круглом столе 10 апреля, нам показали красивые картинки: это все будет прекрасно, высокотехнологично. И я им тогда сказал: "Ребята, надо посоветоваться с народом".

30 апреля мы провели сход деревни Щелканово. В деревне всего лишь 90 домов, а с окружающих поселков, деревень и садовых товариществ собрались 1,5 тысячи человек. Они рассказывали нам сказки. А с 28-го у них уже было подписано решение, что здесь будет якобы временное складирование.

Марьяна Торочешникова: Александр, мусорная проблема характерна только для Москвы и области или еще где-то в стране есть регионы, где люди точно так же задыхаются от мусора?

Александр Иванников: Мусорный кризис в России носит системный характер, он касается практически всех субъектов страны. Колоссальные проблемы в Краснодарском крае, в Абинском, Крымском районах, в Тульской области, в Сибири. А Москва и Подмосковье – этот региональный кластер, и 20% отходов, которые здесь образуются, здесь и остаются. Это проблема, накопленная за десятилетия откровенного бездействия.

Александр Иванников
Александр Иванников

У нас есть федеральный закон об отходах, который требует соблюдения так называемой иерархии методов обращения с отходами. В приоритеты госполитики были вложены очень здравые мысли. Главный приоритет – предотвращение образования отходов: мы прикладываем все возможные усилия для того, чтобы предотвратить появление мусора. Следующий приоритет – это максимальная сортировка отходов, их раздельный сбор. Наименее приоритетным способом является мусоросжигание, а захоронение вообще не является приоритетом, находится за пределами всего этого.

Ни один из региональных документов не соответствует приоритетам госполитики, то есть главной статье федерального закона. Ни в одном документе нет ни одного мероприятия по предотвращению образования отходов. Отсюда и следствие – накопленный экологический ущерб, колоссальные свалки, которые оказывают негативное воздействие на окружающую среду и здоровье местных жителей.

Марьяна Торочешникова: Я уже видела сообщения на лентах информационных агентств: глава Рузского округа пообещал, что в течение трех-четырех недель все это решится. Николай, вы верите, что за это время мусор увезут? Если этого не произойдет, как вы будете действовать?

Николай Голубев: Конечно, не увезут. Может быть, только через суд мы потом как-то отстоим это дело и вывезем все это. Тут был сильный ветер – все раздувает, ничего не накрыто. Господину Тарханову, главе нашего округа, никто не верит.

Александр Иванников: Сейчас для ликвидации мусорного кризиса нужно в первую очередь обратиться к вопросу: как предотвратить образование мусора? А что привозят на полигоны? Порядка 30% – это пищевые отходы. Именно они начинают метанировать, источать неприятный запах. Выбросы свалочного газа формируются из-за того, что все это смешано с другим мусором: скажем, органический с неорганическим. А оставшиеся отходы – это очень много пластика, довольно много бумаги, стекло. В январе этого года Минпромторг выпустил Стратегию промышленного развития в области обращения с отходами. Там показана катастрофическая недозагруженность предприятий по переработке.

Марьяна Торочешникова: А при этом пластиковые и стеклянные бутылки выбрасываются. Людей не научили сортировать мусор, соответственно, с одной стороны, простаивают предприятия, а с другой – наполняются мусорные полигоны.

Каждый россиянин использует 181 пакет (это 26 миллиардов пакетов) и 166 бутылок в год

Александр Иванников: Прежде всего, нужно отразить в территориальной схеме Подмосковья организацию раздельного сбора во всех местах образования отходов, чтобы у населения был стопроцентный доступ к этому.

Марьяна Торочешникова: Проблема мусорных свалок существует не только в России. Например, Нью-Йорк, который входит в двадцатку самых экономически развитых и богатых городов мира, одновременно с этим считается одним из самых грязных городов Америки. Евгений Левкович выяснил, как там борются с мусором.

Евгений Левкович: Несколько лет назад в США провели опрос среди жителей мегаполисов на тему "Какой город они считают самым грязным в стране". Нью-Йорк не оставил исследователям никаких шансов. Среднестатистическая нью-йоркская семья выбрасывала около 900 килограммов мусора в год. Огромные свалки, нефтяные отходы, два миллиона крыс – все это казалось абсолютно не решаемыми проблемами до тех пор, пока новый мэр Нью-Йорка Билл де Блазио не сделал борьбу за экологию одним из основных пунктов своей программы. Он привлек сотни миллионов долларов инвестиций в постройку заводов по переработке мусора, оснастив их новейшими оптическими сканерами, которые способны отличить друг от друга даже пластиковые бутылки из-под воды и молока. За несколько лет количество перерабатываемых в Нью-Йорке отходов возросло на 13%, и сейчас лишь четверть мусора, который генерируют жители, не пригодна для последующего использования. Кроме этого, мэрия постоянно судилась с нефтяными компаниями, заставляя их возмещать ущерб от изменения климата. Полученные деньги она опять же инвестировала в чистоту мегаполиса.

В ноябре прошлого года де Блазио переизбрали на второй срок, и теперь он поставил перед собой сверхзадачу: к 2030 году вовсе избавиться от мусора. В ближайшее время власти Нью-Йорка хотят ввести новые правила по производству и утилизации – вплоть до того, что планируют заставить уличные кофейни продавать кофе только в тару клиента. Таким образом, город хочет избавиться от необходимости утилизировать миллионы картонных стаканчиков в день.

Мусор в Нью-Йорке
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:42 0:00

Марьяна Торочешникова: А в России чиновники готовы создавать такие прожекты и назначать даты, когда в Москве вообще не будет мусора?

Александр Иванников: Необходимо требовать разработки таких законопроектов. Обратимся к опыту Евросоюза. Совсем недавно Еврокомиссия приступила к разработке и обсуждению закона, который будет сокращать потребление и использование одноразовых пластиковых предметов, и там четко по годам прописаны целевые показатели.

В России тоже должны быть разработаны такие законопроекты в соответствии с федеральным законом. Уже появляются первые проекты, в "Открытом правительстве" появляются первые экспертные доклады по сокращению доли полиэтиленовых пакетов. Мы как общественная организация сейчас проводим кампанию по сокращению доли одноразовых пластиковых пакетов.

Марьяна Торочешникова: То есть вы рассказываете людям, что не надо каждый раз брать новый пакет, а нужно носить с собой какую-то сумку?

Александр Иванников: Да. Многоразовая альтернатива – это как раз решение проблемы. По статистике, каждый россиянин использует 181 пакет (это 26 миллиардов пакетов) и 166 бутылок в год. Это тонны пластика! И эти колоссальные объемы попадают на свалки.

Марьяна Торочешникова: Это проблема ответственности самих людей. А известно, сколько мусора производит в год российская семья?

Александр Иванников: 400 килограммов – это довольно много. В сумме это дает 70 миллионов тонн мусора ежегодно.

Можно посмотреть на опыт Калифорнии, Сан-Франциско. Там на муниципальном уровне есть концепция "Ноль отходов", и город постепенно идет к нулю отходов, это реально достижимо.

ЗАКРЫТОЕ НЕБО

В связи с проведением чемпионата мира по футболу в восьми регионах России закрывают небо для полетов малой авиации, несмотря на то что подобные ограничения обернутся для отрасли ущербом в несколько миллиардов рублей и на полтора месяца значительно усложнят работу поисково-спасательных отрядов. Спецслужбы непреклонны: полетам не время!

О том, что означает это "закрытое небо", рассказывает председатель правления Межрегиональной общественной организации владельцев и пилотов воздушных судов (АОПА – Россия) Владимир Тюрин.

Закрытое небо
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:55 0:00

Владимир Тюрин: Полеты малой авиации не запрещаются, а переводятся в специальный разрешительный порядок: за сутки до планируемого полета вы должны подать специальный запрос, указать маршрут, цель полета, пассажиров, и накануне вылета вам его либо разрешат, либо не разрешат. Вокруг восьми городов, где проводятся футбольные матчи, установлены запретные зоны радиусом 110 километров, вокруг Москвы – 130 километров. Полеты будут запрещены с 1 по 17 июля.

Марьяна Торочешникова: А о каком количестве бортов малой авиации идет речь?

Владимир Тюрин: По нашей оценке, это примерно 4,5 тысячи воздушных судов, и они расположены в экономически активных регионах страны: это Центральный федеральный округ, Москва, Санкт-Петербург, юг, то есть две трети всего этого количества подпадут под данный запрет. По нашим оценкам, оборот этой отрасли – 25 миллиардов рублей в год, а потери экономики страны – три-четыре миллиарда рублей за полтора месяца.

Марьяна Торочешникова: Сотрудники ФСБ и обычные люди могут вас упрекнуть: "Ну, потеряете вы эти деньги, зато мы все радеем за безопасность, за то, чтобы во время проведения чемпионата мира не случилось никаких терактов".

Владимир Тюрин: Я не специалист по террористической защите, но ни в одной стране мира мы не видим, чтобы спецслужбы устанавливали такие драконовские меры по запрету на полтора месяца и в таких огромных зонах. Как правило, такие зоны устанавливаются только вокруг стадионов и только на время проведения матча. Только что проводился финал Кубка чемпионов в Киеве, и там запрет устанавливался в радиусе 15 километров вокруг стадиона, где проводился матч, и только на несколько часов. Спецслужбы других стран почему-то оказываются более профессиональными, меньшими мерами справляясь с той угрозой, которая стоит и перед ними.

История не знает примеров применения малой авиации в террористических целях. В таких целях применялись большие самолеты. Но структуры, отвечающие за безопасность, у нас в стране имеют чрезвычайные полномочия в плане влияния на подобные запреты.

Марьяна Торочешникова: Известно, что сейчас в Подмосковье добровольцы из малой авиации очень активно участвуют в поисках людей. Кто даст разрешение взлететь для того, чтобы начать поиски?

Владимир Тюрин: У нас есть вертолетное подразделение "Ангел", которое занимается поисками людей. Разрешение выдает так называемый Межведомственный оперативный штаб. Накануне планируемого полета нужно послать туда запрос, и штаб будет выдавать разрешения.

Марьяна Торочешникова: Кстати, запреты, связанные с проведением чемпионата мира по футболу, коснулись и владельцев оружия, включая оружие самообороны и газовые баллончики, и владельцев водных судов – они тоже не везде сейчас могут ходить, не по всем рекам и не во всех регионах. Так что спецслужбы основательно подготовились к тому, чтобы соблюсти безопасность во время чемпионата мира по футболу.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG