Ссылки для упрощенного доступа

"Он почти не встает": адвокат Дмитрий Динзе о 87-м дне голодовки Олега Сенцова


Акция в поддержку Олега Сенцова в Киеве

Состояние украинского режиссера Олега Сенцова, голодающего 87-й день в российской колонии, "катастрофическое". Об этом сообщила его двоюродная сестра Наталья Каплан. Адвокат Сенцова Дмитрий Динзе подтвердил Радио Свобода, что его подзащитный слаб, практически не встает, однако голодовку прекращать не собирается.

"Если придется умереть, значит умру", – цитирует Дмитрий Динзе слова своего подзащитного, с которым виделся 7 августа. Сенцов голодает в колонии в полярном городе Лабытнанги, требуя освобождения 64 украинских политзаключенных, находящихся в российских тюрьмах.

– Состояние его очень плохое, – рассказывает Динзе. – С сердцем опять начались проблемы, потому что на прошлой неделе была жара до 40 градусов. На фоне жары состояние ухудшилось. У него понизилось кровяное давление, пульс понизился, сердце стало плохо работать. И это на фоне проблемы с почками и печенью. Сейчас у него малокровие и анемия. Он фактически только лежит, почти не встает. Качают теми же самыми препаратами, которые давали и раньше. Ничего не изменилось. Плюс он потребляет минимальное количество искусственной смеси для того, чтобы поддерживаться более-менее в сознательном состоянии.

– Что сотрудники ФСИН говорят?

– Сотрудники ФСИН два раза пытались его уговорить выехать в больницу, куда он однозначно не поедет. Потому что там какой-то садист работает, другого слова у меня нет. Это и больницей назвать не могу, Олег не знает ни номера, ни имени этого врача. Когда Олег туда приехал в прошлый раз, к нему было скотское отношение. Они начали ему говорить, что "сейчас мы тебя прикуем к кровати и будешь у нас как миленький. Вставим тебе раствор либо в нос, либо в рот. Если будешь сопротивляться, в задницу вставим". Такое отношение. Он говорит, что лучше находиться в колонии, в тюремной больнице, чем там, в гражданской. Какие-то непонятные люди и садисты работают, судя по их словам.

Я ему привез письма, где многие люди его слезно упрашивают прекратить голодовку. Он говорит: "Я их даже читать не хочу"

– Но он не рассматривает возможность прекратить голодовку?

– Я ему привез письма, где многие люди его слезно упрашивают прекратить голодовку. Он говорит: "Нет, я не буду прекращать голодовку. Эти письма можешь мне не привозить, я их даже читать не хочу. Я буду продолжать голодовку. Если придется умереть, значит, умру".

– Прошла информация, что по какой-то линии стало понятно, что никакого обмена не будет. Все разговоры оказались только разговорами. Что-то понятно с этим?

– Из определенных источников, из дипломатической стороны одной из стран чуть-чуть стало известно о закулисных разговорах по поводу Сенцова. Проводили какие-то переговоры в рамках закулисных переговоров с дипломатами российской стороны, где было сказано, что Сенцова никто не собирается освобождать, если он умрет, то пусть умирает в назидание другим заключенным, которые хотят таким же образом соскочить из колонии либо из тюрьмы, в которой они сидят. Примерно так было донесено до дипломатов, так скажем, иностранного государства.

Российская сторона бездействует! Всем плевать

–​ Что можно сейчас сделать, чтобы Олег не умер?

– То, что можно сейчас сделать, находится в руках у администрации президента, у президента РФ. Потому что украинская сторона уже предложила кучу условий, по которым можно было бы обменять многих политзаключенных, в том числе и Олега Сенцова. Российская сторона бездействует! Всем плевать. Соответственно, пока бездействует российская сторона и не рассматривает вопрос о каких-либо переговорах, все механизмы правовые, общественные для них не существуют вообще. Кто-то написал: "Что, много людей не могут освободить одного человека или повлиять на ситуацию?!" А я бы переформулировал так: "Один человек не хочет сделать все, что мог бы сделать, ради политзаключенных, ради самого Олега Сенцова".

Двоюродная сестра украинского режиссера Наталья Каплан цитирует письмо, полученное от брата, в котором тот сообщает, что "конец близок". Каплан написала, что вообще не представляет, "что еще можно сделать и как его вытащить" и что "все катастрофически плохо".

14 мая украинский режиссер Олег Сенцов объявил бессрочную голодовку. Он требует освобождения 64 украинских политзаключенных, которые находятся в российских тюрьмах. Собственного освобождения Сенцов не требует. К акции #SaveOlegSentsov с тех пор подключились российские и зарубежные деятели культуры, писатели, актеры.

Отар Иоселиани, кинорежиссер:

Лия Ахеджакова, народная артистка России:

Александр Филиппенко, актер:

Андрей Звягинцев, кинорежиссер:

Игорь Ясулович, актер:

Об отношении российских властей и руководства ФСИН к заключенному украинскому режиссеру свидетельствует и отказ в посещении Сенцова епископом Григорием. Отец Григорий 8 августа попытался второй раз попасть в ИК-8. Эту попытку описывает в Фейсбуке журналист и фотограф Виктория Ивлева:

"Ровно неделю назад епископ пытался попасть в ИК-8 в Лабытнанги, чтобы проведать Сенцова, да фсиновское начальство посчитало, что этот визит нецелесообразен.
Ага.
Именно так – НЕЦЕЛЕСООБРАЗЕН.

Потом ФСИН выпустил по этому поводу заявление, правда, в нем про нецелесообразность ничего не говорилось, а говорилось, что у епископа не было бумаги, позволяющей окормлять именно Уральский федеральный округ. Через пару дней появилась еще одна информация на сайте местного ФСИН про то, как безо всяких приглашений к Сенцову в медчасть зашел местный священник отец Богдан, спросил, не хочет ли Олег исповедаться и не надо ли ему чего, Олег ответил отказом, и иерей ушел...

Бумаги епископ Григорий выправил, и вчера после сообщения Дмитрия Динзе, адвоката Олега, о том, что самочувствие Сенцова сильно ухудшилось, епископ срочно собрался в дорогу.
А до этого глава Совета по Правам Человека при Президенте России М.А.Федотов направил письмо директору ФСИН генерал-полковнику Г.А.Корниенко с просьбой разъяснить, как же все-таки, учитывая, что Конституция дарует нам всем свободу совести, может епископ попасть к осужденному.
И директор ФСИН подробно разъяснил все на двух страницах, и получалось, что надо, в общем-то, две вещи: направление на посещение колонии от религиозной организации и просьбу осужденного гражданина. И пишет директор ФСИН председателю СПЧ, что если эти условия будут соблюдены, то "вопрос может быть решен положительно."
И вот епископ Григорий прилетает в Салехард, садится на паром до Лабытнанги через великую русскую реку Обь и приходит в колонию ИК-8 к начальнику. Начальник колонии смотрит все документы, свидетельство о регистрации религиозной организации, указ митрополита об окормлении и уральцев, кивает головой и говорит:

– А у нас нет просьбы от осужденного Сенцова на встречу с Вами!
– Я понимаю, – отвечает епископ Григорий, – я так быстро собрался и разъяснения от директора ФСИН получил только седьмого числа днем, то есть прямо вот за несколько часов до поездки, поэтому, пожалуйста, сообщите Сенцову, что я здесь.

– Нет, – ответствует начальник колонии, – я не могу этого сделать (заранее скажу, я обыскалась, но нигде, ровным счетом нигде ни в одном документе РФ не написано, что так нельзя, более того, когда к Олегу приезжал его друг Askold Kurov, это было именно так – пошли, спросили, получили согласие).

– Отчего же Вы не можете так сделать, это ж сто метров пройти или чуть поболе, – спрашивает епископ Григорий.

– А оттого, – отвечает начальник колонии, – что это будет расценено как давление на осужденного.
Совсем забыв, что буквально только что приходил вообще безо всякого разрешения этого самого осужденного местный священник о.Богдан.
Ну что ж! Вышел епископ Григорий из ворот колонии номер восемь, стал звонить на дежурную линию ФСИН России, телефон которой мы нашли на сайте ФСИН. Там пообещали разобраться, очень удивившись, однако, такому ответу про давление, и перезвонить.

А мы с епископом решили, что надо, конечно, Олегу срочно письмо отослать через службу ФСИН-письмо. Зашел епископ на сайт ФСИН письма, все чин-чинарем заполнил – и вот ответ – "ОБРАБОТКА ПИСЕМ ВРЕМЕННО ПРЕКРАЩЕНА". Тут вспомнил епископ, что и адвокат Динзе говорил ему, что письма не доставляют, задержка уж чуть не в две недели, даже от мамы своей письма Олег не получает, потому что цензор в отпуске.

Ладно. Епископ позвонил и в местный ФСИН, забыв про нецелесообразность визита к Сенцову. Заместитель начальника ему и говорит:
– Вы, - говорит, – епископ, отправьте Сенцову телеграмму.

– Дак как же я могу отправить телеграмму, если нет цензора, ее же не доставят адресату? – кротко спрашивает епископ.
– Доставят, доставят, вы не думайте, – сказал заместитель начальника.
Ну что – епископ Григорий отправляет вот такую телеграмму:
"Дорогой Олег! Вчера я говорил с Дмитрием и сразу снова собрался в дорогу к вам в колонию. Прилетел ночью и сейчас нахожусь в Лабытнанги, ожидая встречи с Вами. Пожалуйста, сообщите об этом руководству колонии. Большой привет Вам от Юрия Алексеевича Дмитриева, которого я посещал на днях. Он, как и Вы, не сдается. До скорой встречи. Епископ объединения православных общин апостольской традиции Григорий Михнов-Вайтенко."

Телеграмма ушла с пометкой срочно. Епископ поселился в хостеле в Лабытнанги. Ждет.

А вот сколько придется ждать – никто не знает".

​В заключении Олег Сенцов находится уже четыре года. В начале мая 2014 года его арестовали в Крыму. Сенцова и еще нескольких задержанных активистов обвинили в организации терактов на полуострове. Следствие считало, что они причастны к подготовке нескольких взрывов и к поджогу офиса "Единой России" в Симферополе. В августе 2015 года Северо-кавказский окружной военный суд приговорил украинского режиссера к 20 годам колонии строгого режима. Он вину не признал. Адвокаты и правозащитники называют дело сфабрикованным и утверждают, что показаний против Сенцова сотрудники ФСБ России добились пытками. Правозащитный центр "Мемориал" включил Олега Сенцова в список политических заключенных.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG