Ссылки для упрощенного доступа

Инвестиции в СИЗО: социальные сети об аресте Майкла Калви


Майкл Калви

Главная тема выходных – задержание, а потом и арест на два месяца крупнейшего западного инвестора в России Майкла Калви (подробности – в хорошем материале издания The Bell).

Николас Давидов:

Самый лучший в России фонд прямых инвестиций. Образец для всего рынка. Прозрачные, белые и пушистые. Очень грустно, что уже и за ними пришли, причём в рамках акционерных разборок

Эдуард Гуринович:

По инвестиционному климату нанесен существенный удар и мне как человеку из венчурной индустрии очень грустно за всем происходящим наблюдать.

Акитилоп:

Только, только Moody's Investors Service повысило долгосрочный рейтинг инвестиционной привлекательности России, мы вышли из мусорной категории.

Так сегодня СК арестовал одного из самых ключевых инвесторов Baring Vostok, уроженца Висконсина, Майкла Калви. Калви работает на российском рынке с 1994 года и является одним из самых успешных инвесторов на территории РФ (Яндекс, СТС Медиа, Вымпелком), многие из которых вышли на IPO.

Надеюсь у СК есть весомые улики и обвинения, иначе западный инвестиционный мир может забить на Россию болт, далеко и надолго.

Михаил Ханов:

Дурной пример американских коллег, арестовавших вице-президента Huawei в разгар переговоров по "торговым войнам" Трампа и Цзиньпина оказался заразительным и арест основателя Baring Vostok и сотоварищи провели аккурат во время форума по культовой проблематике (инвестиции) в культовом месте (Сочи).

"Не, ну а чо они там нарушают, понимашь, против хороших людей?"

Я не буду сейчас давать никаких оценок по сути происходящего (хотя, как говорится, в очередной раз "на дне" снизу постучали), скажу лишь по форме.

Даже если завтра выступит человек с пшеничными усами и скажет, что "президент внимательно следит за развитием ситуации" и всех задержанных сразу после этого на руках отнесут в кабинеты, откуда забрали, посадят в кресла, стряхнут пылинки и извинятся, фотографии в сети в наручниках и в стакане под охраной полиции никуда не денутся. И не только фотографии. К превеликому сожалению.

Ксения Болецкая:

Этот фонд очень много инвестировал в медиа и телеком, отрасли прекрасно знаком. Они были совладельцами "СТС Медиа", до сих пор миноритарии "Яндекса", совладельцы Ivi и Ozon. Только-только, буквально за последние пару месяцев продали доли в Avito и операторе наружной рекламы Gallery

Алекс Чачава:

Я не думаю, что это [задержание топ-менеджеров фонда] прямо начало полномасштабной стратегии по выдавливанию иностранных инвесторов из России — почти все уже и так ушли сами за редчайшим исключением. Это событие всесторонне негативно: и для рынка, и для чиновников.

Это скорее необдуманные, непрофессиональные действия правоохранительных органов. Я не знаю подробностей, но мне очень слабо верится в то, что эти люди [задержанные руководители фонда] могли совершать преступления, потому что репутация у фонда самая лучшая. Я в некоторых сделках с ними участвовал — их всегда сопровождают качественные юристы. Это очень профессиональный фонд, который вряд ли будет заниматься мошенническими схемами, тем более, на столь высоком уровне.

Анатолий Чубайс:

Я не готов комментировать уголовное дело против основателя Baring Vostok Майкла Калви, потому что мы не знаем суть предъявленных ему обвинений.
Но от лица Российского совета фондов прямых инвестиций могу уверенно сказать, что Майкл Калви - один из самых уважаемых инвесторов, который стоял у истоков создания нашей индустрии и обладает высокой репутацией в деловых кругах как в России, так и за рубежом. Благодаря его профессионализму и авторитету в Россию было привлечено около 4 млрд долларов иностранных прямых инвестиций.
Российский совет фондов прямых инвестиций выражает надежду на объективное расследование с учетом приведенных фактов.

Константин Синюшин:

Я снова всем напоминаю, что разговоры про хороший инвестиционный климат в стране это одно, а реальный инвестиционный климат это совершенно другое.

Владимир Милов:

Инвестиционный климат, благоприятные условия для предпринимателей, вот это всё. Как там называется инвестфорум ВТБ, "Россия зовёт" (в КПЗ)? Понятно, что капитал отсюда будет бежать

Антон Хащенко:

Вот зачем Басманный суд Москвы на два месяца арестовал основателя инвестиционного фонда Baring Vostok гражданина США Майкла Калви? Какая в этом логика? Он представляет опасность для окружающих? Нет. Он наотрез отказался сотрудничать с судом и следствием? Нет. Государству нанесён страшный ущерб? Нет, речь идёт об обвинениях в мошенничестве в частном секторе. Он не признает своей вины? Так, может быть, он и не виноват? Он может сбежать? Ну тогда не под залог, а под домашний арест. В чем проблема то? Почему Васильева могла сидеть под домашним арестом, а Калви должен обязательно дожидаться суда в СИЗО?

Александр Морозов:

Глава правительства выступает с манифестом: говорит, что через 6 лет экономика России будет великолепной! прямые инвестиции потекут рекой. Манифест призван открыть новую эпоху: данные Минэкономики показывают, что рецессия кончилась... И прямо в момент произнесения манифеста арестовывают руководство крупнейшей компании, которая занимается прямыми зарубежными инвестициями в российские перспективные сектора. Причем, вместе с гражданином США... И тут же в газетах сообщают, что он, разумеется, совершенно невиновен и предъявляют ему какой-то вздор, но дело безнадежно, потому что инициатор наезда на эту кампанию близок с сыном Патрушева... Поэтому "дело решенное".
Инвестируйте, господа! - воодушевленно кричит премьер-министр. - Правительство гарантирует вам всяческую поддержку!

Андрей Колядин:

Не смотря на многочисленные обращения к руководству России всяких экономических и политических звезд нашей (и ненашей) страны, каток правоохранительной системы неуклонно катится вперед.
Суть в этой истории даже не в том, кого Майкл Калви обидел и перед кем встал на пути.
Суть в том, что привлекательность России для иностранных инвесторов достигла такого потрясающего уровня, что посадят последнего из них или нет - для экономики страны уже не имеет никакого значения...

Иван Яковина:

Удивительно, конечно, что в мире есть еще люди, готовые вкладываться в путинскую Россию.

Кирилл Рогов:

Дело Baring, конечно, голимое позорище, будни мафиозного государства. Не знаю, насколько это новый поворот в истории режима, не понимаю, не прочувствовал. Пока мне кажется, что это скорее "побочный продукт": какие могут быть инвесторы, не аффилированные с уполномоченными от ФСБ?

Сергей Васильев:

Задержание Майкла Калви, главы и основателя фонда Baring Vostok – безусловно, позор для всего финансового и инвестиционного рынка России.

Для тех, кто не в теме, нужно сказать пару слов, кто такой Майкл Калви и его фонд.

Он приехал в Россию еще молодым, в начале 90-х, работая в иностранном банке, и стоял у самых истоков формирования российского финансового рынка, когда только начали появляться первые частные компании и вообще рынок акций в России.

Он вместе с нашим рынком падал и возрождался.
Когда случился дефолт 98-го и все зарубежные банки стали убегать из России, он остался верным нашему рынку, и выкупил на себя инвестиционную компанию, где работал.

С этого начался его уже личный проект по созданию фонда прямых инвестиций «Baring Vostok».

Это был первый, профессионально организованный инвестиционный фонд, по всем законам мировой финансовой индустрии, который был поднят в России после августовского дефолта 98-го.

Он был первым, и остался до сих пор единственным в России, который работал по настоящим прозрачным, открытым и профессиональным принципам инвестиционных фондов. С начала нулевых, именно этот фонд всегда был образцом для российских и международных фондов.

Главной его сделкой, обеспечившей во многом залог успеха
для инвесторов, была сделка по покупке акций Яндекса.

В начале 2000-го, консорциумом Runet Holding, они покупают за 5 мил долларов 35% Яндекса.
Именно эти деньги, полученный от Baring Vostok, и дали возможность Аркадию Воложу создать компанию-мечту, полноправного конкурента Гуглу в России и абсолютного лидера интернет-индустрии в России.

Они вложили деньги в Яндекс в самое сложное и голодное время, через два года после государственного дефолта и через месяц, после падения NASDAQ, на крахе американского пузыря доткомов. Но Майкл Калви дал деньги Яндексу и не мешал им, не вмешивался в бизнес, давал развиваться, верил в успех и через 10 лет, в 2011-м Яндекс вышел на Nasdaq с капитализацией 8 млрд $.

Пакет, купленный Runet-холдингом за 5 мил $, стоил теперь уже 2.8 млрд $.

Это был колоссальный успех для фонда и его инвесторов. Многие могли бы счесть, такой успех достаточным и разойтись, разделив прибыль.

Но не Майкл Калви и Baring. Они стали собирать новые фонды и продолжили инвестировать свои деньги в российские проекты. Сегодня их портфель состоит из инвестиций в 80 различных проектов. И только в России.

Разговаривая с Baring Vostok, об их принципах инвестиций, на какие компании они смотрят, на какие индустрии? Они всегда отвечали, что они смотрят на разные сектора, но главный их принцип – входить только в частные бизнесы, без участия государства.

Они никогда не инвестировали в госкомпании или в компании, связанные с госсектором и всегда искали только чистые поляны, где их не обвинят в какой-то не честной приватизации или в каких-то темных сделках с чиновниками.

Они всегда сторонились сделок с государством, стараясь работать на прозрачных и конкурентных рынках.
И очень печально узнать, что все-таки наше «государство» добралось уже и до Baring Vostok, хоть и через частный корпоративный спор.

Если ты сам не идёшь к "государству"… тогда "государство" приходит к тебе.

Елизавета Осетинская:

одна картинка с Майклом Калви в суде в окружении полицейских шапок делает для "поддержки" инвестиций в Россию больше, чем видео блоги, инстаграммы и медиа вместе взятые. На деньгах Бэрринга выросли Яндекс и Вкусвилл, Авито и СТС, Вымпелком и Тинькоф.
А теперь ответьте на вопрос, почему, проснувшись утром в другой стране, и прочитав эти новости, десятки умнейших, успешнейших, образованнейших и предприимчивых людей, которые уехали из России, должны захотеть вернуться? Ответьте, пожалуйста, институты развития, организаторы форумов, представители финансовых регуляторов, реформаторы правительства итд итп

Дмитрий Навоша:

Ну и Яндекс в тот же вечер – минус миллиард по капитализации, очередной обвал на бирже (предыдущий был осенью на ничем не подтвержденных слухах о вхождении Сбера в капитал Яндекса). Несмотря на рекордные, совершенно роскошные финансовые показатели

Александр Финн:

В истории с Майклом Калви и Барингом самое удивительное для меня оказалось вот что: откуда в соцсетях и прессе такое количество плача по рухнувшему инвестклимату, исчезнувшему венчурному рынку, отсутствию перспектив для российских стартапов? Как будто еще позавчера в России были инвестклимат, венчурный рынок и стартапы.

PS: Майклу, конечно, сил и удачи. Хочется наивно верить, что вот в этот раз все почему-то будет не как всегда.

Александр Рыклин:

Вот, что еще важно понимать про историю с Майклом Калви, американским банкиром, которого сегодня в Москве посадили в тюрьму... Она, история эта, как мне кажется, очень убедительно подтверждает тезис о том, что путинский режим обречен.
За Майкла Калви вступилось все по кругу либеральное подбрюшье правящей власти от Грефа до Чубайса с Титовым. Причем, люди эти сочли важным зафиксировать свою позицию публично. Логика их безупречна, а возмущение вполне оправдано. Дескать, страна в тяжелейшем экономическом положении, наружу валюту вывозят мешками, санкции ужесточаются, покупательная способность населения падает, а инвестиции стремятся к нулю. И в этой ситуации вы по каким-то мутным основаниям сажаете в тюрьму американского инвестиционного банкира, который много лет здесь чего-то делает! Тем самым даете ясно понять всем остальным, что из России надо бежать сломя голову и выносить все деньги, какие только получится...То есть, это не просто игнорирование государственных (путинских) интересов. Это фактически - прямое вредительство! Как нынче любят говорить, - при Сталине за такое бы сразу к стенке поставили...
Теперь, давайте вспомним, почему Майкла Калви посадили в тюрьму. А потому, объясняют нам знающие люди, что у него случился конфликт с другом сына Патрушева.
Итак, на одной чаше весов интересы путинского государства, а на другой чаше тех же самых весов интересы друга сына Патрушева. Ну, вы, собственно, уже знаете, чьи доводы и ресурсы оказались весомее и убедительнее, на чью сторону встали силовики и суд... Оказалось, что государству даже в той критической ситуации, в которой оно нынче находится (не важно, по каким причинам), совершенно нечего противопоставить другу сына Патрушева. Оно его слабее...
Но ведь и сам Патрушев, и сын друга Патрушева, и друг сына Патрушева - они же никакие не оппозиционеры. Они- важные государственные люди, соратники Путина...Другими словами, какой-нибудь сын друга Патрушева должен был сказать другу сына Патрушева: "Слышь, друг, Калви - важный для нас перец... Поэтому ты аппетиты свои умерь, давай отползай и заказ на него у крокодилов отзови"... Но такого же не случилось... Одни несчастные сислибы грудью встали на защиту путинизма. Но они, конечно, не справятся...
Это государство пожрет самое себя...

Слава Рабинович:

Когда я работал в фонде «Эрмитаж» в Москве с 1996 по 2000 гг., Билл Браудер и Майк Калви часто спорили, при мне, кто из них добьётся более высокой доходности для своих инвесторов и для себя в России, в долгосрочной перспективе – то ли «Эрмитаж» в классе портфельных инвестиций, то ли «Baring Vostok» в классе прямых инвестиций.

Казалось, что спор разрешился в 2006 году, когда путинская ОПГ разрушила «Эрмитаж». Но это не так, тогда была просто «запятая». В этом споре поставлена точка только лишь сегодня. И поставила её – опять – путинская ОПГ. В сталинском стиле: «Оба хуже».

Дети, смотрите, и мотайте на ус: инвестиции – это мошенничество!

Иностранные инвесторы: ваши инвестиции в России – это мошенничество в особо крупном размере. Мы посадим вас на подвал и сгноим в тюрьме.

Сегодняшние события с Baring Vostok будут иметь долгоиграющие последствия на десятилетия вперёд. Международный скандал, топ-ньюз на CNBC и Уолл Стрит, в Wall Street Journal и Financial Times, среди правительств США и ЕС. И нет и не будет никаких иллюзий по поводу сохранности инвестиций в России при режиме путинской ОПГ.

Политическое устройство России под оккупацией путинской ОПГ: фашизм.

Экономическое устройство России под оккупацией путинской ОПГ: бандитский неофеодализм.

#ИмперияЗла жива. При НКВДшнике Путине по-другому быть и не могло.

Альфред Кох:

Тут многие ломают голову: зачем Кремлю нужен арест Майкла Калви? Мол иностранные инвесторы, и так напуганные беспределом российских силовиков, вообще разбегутся и тогда все пропало...

А я по-другому поставлю вопрос: а кому нужны эти самые иностранные инвестиции? Вы кэш полковника Захарченко видели? Вы знаете про миллиард налика у Рамзана Кадырова? Вы понимаете какое количество ликвидности скопилось в руках у путинской "илитки" после того, как он запретил им инвестировать в заграничные яхты/виллы/самолеты?

Посмотрите на ситуацию глазами этих людей: российские активы серьезно недооценены. Рейтинговые агентства, наконец, сменив гнев на милость, подняли кредитный рейтинг России с мусорного до инвестиционного. Самое время скупать все по дешевке.

А тут в самой Москве, у нас под носом, окопался (уже четверть века как!) американец, который собаку съел на российском рынке, все про него знает и может вот-вот притащить сюда миллиарды! Этак он нам цены поднимет и все, что мы хотели скупить за копейки, вдруг станет стоить каких-то серьезных бабок.

Нет уж! Второй раз мы на эти грабли не наступим! В начале нулевых начался подьем, а мы сдуру пустили иностранный капитал на наш рынок. Так они на нем такие бабки подняли, что нам потом пришлось у них наши же активы покупать втридорога!

Дудки! Теперь мы умные! <Нечего> вам тут делать, уважаемые иностранные инвесторы. Мы наоборот теперь поступим: щас жути нагоним, пересажаем с десяток таких же как Калви умников и рынок вообще ляжет.

Вот тогда мы достанем наш кэш и все как пылесосом сметем. А потом уже, может быть, начнем свою зверинную харю превращать в человеческое лицо. И вот тогда вы у нас все это и купите за серьезные бабки. И никак не наоборот...

Может быть начнем превращать харю в лицо.... А может и не начнем. Там решим. Но сейчас вы нам тут точно не нужны. Так что пусть Калви посидит. Другим будет хорошая острастка: нечего к нам соваться. Мы тут одни будем миллиарды зарабатывать. И больше - никто.

Сергей Романчук:

Что я имею сказать по теме? Новость о задержании топ менеджеров фонда конечно плохая и конечно «плоха для инвестиционного климата в России». Однако у меня пока нет информации для того чтобы сказать политически ли мотивированное это дело или нет. Это может быть и коммерческий спор, я тут не эксперт. Но даже если и так, то это «ужас», потому что суд не должен сразу помещать под арест участников коммерческого спора. Ужас ли это или «ужас-ужас» мы узнаем в ближайшие дни - по реакции «системы» - политический ли это «ответ американцам» или жесткие российские разборки с привлечением институтов легализованного насилия одной из сторон.

Борис Ким:

Среди моих друзей и приятелей есть люди разных политических взглядов - от оппонентов режима через нейтральных до пропонентов.

Показательно, что арест Майкла Калви объединил их всех.
Как сказал Буль де ля Мерт Наполеону по поводу убийства герцога Энгиенского: «Это больше, чем преступление, это ошибка».

И совершенно не случайно эту фразу приписывают двум прожжённым циникам -
Талейрану и Фуше. Потому что они были циниками, но не политическими самоубийцами.

Алекс Бисикало:

Такая маски-разборка из 90-х во время инвестфорума в Сочи с участием уважаемого иностранного инвестора - то ли признак полной потери контроля над силовым блоком, то ли сознательная политика изоляции страны от всего мира. И в том, и в другом случае это ничем хорошим не кончится. Будем последний <член> с солью доедать. Отрадно, что Греф, Титов и некоторые другие не боятся об этом сказать.
В-третьих, я бы очень советовал господам из PwC Russia, дабы не потерять доверие бизнес-сообщества, не отказываться от комментариев, а рассказать публично про свою оценку, которая легла в основу обвинений.

Максим Дбар:

При всем искреннем сочувствии к фигурантам дела Baring Vostok этот пост симпатизантов вполне себе объясняет все их проблемы.

Вот, реально, в 2019 году советовать российскому PWC не поддерживать фейковое обвинение своими заключениями, «дабы не потерять доверие бизнес-сообщества», это как? Ради того, чтобы отжать компанию у акционеров PWC отозвала аудит ЮКОС за все годы. Предав своего клиента, PWC способствовала отъему собственности на десятки миллиардов долларов. И, заметьте, не потеряла доверие бизнес-сообщества. А тут потеряет, блин.

Тоня Самсонова:

Интересно про Калви, что люди сильные и умные, победившие в бизнесе других сильных и умных людей, думают (и напрасно), что уж с приставами, фсином, гэбе и остальными справятся. Все-таки раз справлялись и побеждали у людей, закончивших стенфорд и физтех, то уж как-нибудь и троечников из прокуратуры сборят. И это большая ошибка. Каток троечников из прокуратуры, он тупой, конечно, но вправо-влево ехать не умеет, он умеет медленно, но только вперед.

Бойлерная:

За Калви вступилось все либеральное крыло, но сегодня ему ещё раз дали понять, кто принимает решения в этой стране. У нас возможно всё. Мы даже не удивимся запрету Гугла и ФБ. Теперь правил нет, даже неписаных.

Максим Миронов:

Встает вопрос: как на это отреагирует бизнес? Я поговорил с несколькими знакомыми бизнесменами – они в шоке. Даже те, кто всегда думал, что пока они не лезут в политику, подобные проблемы их не коснутся, начали серьезно переосмысливать свой взгляд на ситуацию в России. Публичная реакция бизнесменов на арест Майкла Калви подтверждает это. Даже государственные бизнесмены – Герман Греф, Анатолий Чубайс и Кирилл Дмитриев высказались в поддержку Майкла Калви.

За последние годы мы прошли много красных черт. Но это, возможно, как раз та большая жирная красная черта, которая заставит многих бизнесменов задуматься. Теперь у нас неприкасаемых нет. Любого бизнесмена, самого лояльного, со связями, со знаковыми проектами, могут арестовать по заказу конкурента. Причем у Калви даже есть гражданство США, а это дополнительный фактор защиты (при всем нашем гоноре с США мы стараемся без лишнего повода отношения не портить). И все равно арестовали. Это значит, что сейчас вообще все российские бизнесмены находятся в зоне риска. В любой момент их могут арестовать, ведь возбудить уголовное дело стоит довольно дешево – несколько десятков тысяч долларов. Это очень небольшие деньги, когда речь идет о суммах в несколько миллионов. У меня лично есть несколько знакомых бизнесменов, против которых в последние годы применили подобные средства.

Возможно, многие бизнесмены сейчас поменяют стратегию. Это как кролику, который просто хочет, чтоб его не съели. До какого-то момента оптимально забиваться поглубже в угол клетки, сидеть тихо и надеяться, что съедят не тебя, а соседа. Но когда прутья клетки уже впиваются в бока, а зубы хищника клацают над самым ухом, возможно, имеет смысл начать действовать агрессивно. Конечно, львом от этого кролик не станет, но хищник может подумать, что лучше с таким кроликом не связываться – вдруг он губу или нос поцарапает или, может, у него бешенство: съешь его, а последствия для здоровья будут неизвестны. Лучше этих буйных не трогать, а продолжать поглощать спокойно тех, кто вжался в клетку, и живет принципом «умри ты сегодня, а я завтра».

Как я вижу реализацию этой стратегии на практике? Надеюсь, группа бизнесменов сможет скоординироваться и как минимум выпустить совместное письмо с оценкой дела Baring Vostok. Без всяких расплывчатых формулировок типа «это не очень хорошо скажется на инвестиционном климате, но мы надеемся, что суд разберется», а четко изложить позицию, что на самом деле происходит. В этом письме должно говориться примерно следующее: «Это государственный бандитизм, когда одна из сторон бизнес-конфликта использует ФСБ и правоохранительную систему, чтобы запугать противоположную сторону. Ни в чем следствие и Басманный суд не разберутся и разобраться не могут – у них просто нет необходимых знаний для выяснения, была ли справедливой оценка акций компании или нет. Мы требуем немедленного освобождения всех сотрудников Baring Vostok и разрешения этого спора в арбитражных судах, как и полагается по закону и сложившимися обычаями делового оборота». На подписании подобного письма я бы не ограничился и начал принимать участие в других аспектах политической деятельности. Например, в этом году будут выборы в Мосгордуму, муниципальных депутатов и губернатора в Питере. Пусть бизнесмены выберут оппозиционных кандидатов, которые им по душе (не обязательно радикальных) и публично поддерживают их кампании.

Какие дополнительные средства защиты даст подобная тактика для бизнесменов? Во-первых, возбудить дело против политически активного бизнесмена намного сложнее. Если вас хочет заказать ваш бизнес-патнер, и он уже приготовил 50 тыс. долларов, чтобы занести следователю, то следователь может отказаться их взять. Ведь возбуждение дела против «политического» всегда имеет значительный резонанс. Вполне возможно, последует проверка сверху. Лучше заработать эти же 50 тыс. долларов на возбуждение дела против тихого «кролика». В России ежегодно возбуждается более 200 тыс. уголовных дел против предпринимателей, и о скольких из них вы слышали? Деньги любят тишину, и при прочих равных лучше на неприятности не нарываться. Во-вторых, в случае возбуждения дела – можно рассчитывать на поддержку общества.<...>

Если какая-то группа бизнесменов будет активно высказывать свою позицию по поводу арестов других бизнесменов и политических активистов, то и в свою очередь они смогут рассчитывать на подобную поддержку в дальнейшем. В-третьих, если дела сложатся неблагоприятным образом, и им придется бежать из страны, то процесс получения политического убежища для бизнесменов с активной политической позицией намного проще. Если ты всю жизнь хвалил власть, выигрывал арбитражные суды, говорил как все в России хорошо и замечательно, то может быть довольно тяжело убедить иностранный суд, что тебя сейчас вдруг преследуют несправедливо, и ты правда не мошенник. В-четвертых, дела против «политических» нужно согласовывать на самом верху. Вас много, Путин один. Вполне возможно, что согласование возбуждения уголовного дела против политически активного бизнесмена средней руки затеряется где-то в общей очереди на разрешение возбуждения уголовных дел. Причем здесь важно понимать, что спрос на подобные услуги от силовых органов будет только расти. Друзья Путина уже все при делах. Они разобрали себе сладкие активы еще много лет назад. Но у них подросли дети. Детям Патрушева, Фрадкова, Иванова, Матвиенко и прочих уважаемых людей тоже хочется чем-то управлять. А у этих детей есть еще и друзья. Сами эти товарищи ничего создать не могут, а управлять хочется чем-то большим и успешным. Единственный вариант реализовать свою мечту - это отобрать актив у кого-то другого.

Конечно, активная политическая позиция связана и с дополнительными рисками, но, возможно, настал момент, когда эти дополнительные риски ниже, чем дополнительные выгоды. Как обычно в бизнесе, в выигрыше окажется тот, кто первым поймет, что нужно менять стратегию поведения, а кто этого не поймет и продолжит вжавшимся в клетку кроликом, того съедят. С костями.

Мышь в овощном:

Надеемся на то, что во ФСИН приняты необходимые меры к тому, чтобы на седую голову Майкла Калви не села бы ни одна лишняя пылинка.

Нечисть со всего света сейчас пускает слюни, ожидая, как бы с мудрым инвестором в нашей отечественной клетке случилось чего похуже.

Очень хочется верить, что этого не произойдет.

На "Немецкой волне"колонка Константина Эггерта:

В эпоху надвигающихся новых американских санкций, экономического роста в полтора процента и медленно, но верно нарастающего социального недовольства населения, распугивать инвесторов - последнее, что нужно Кремлю. И, конечно, Кремль - если понимать под ним администрацию президента и лично Владимира Владимировича - не давал любителям серых схем отжима активов и их партнерам-силовикам команду "брать" Калви и его коллег.

Но любители таких схем и их партнеры-силовики тоже знают про санкции, полуторапроцентный рост и недовольство масс. И они хотят успеть. Вне зависимости от того, кто прав, а кто виноват, все они хотят хапнуть денег - напоследок, перед тем как санкции, стагнирующая экономика и раздражение привыкшего к прекратившейся раздаче денег путинского большинства взорвут эфемерную стабильность. А пока не взрывают, то можно попытаться хапнуть что-то еще. И еще. И еще. Пока, наконец, не придет время хватать кошелек Louis Vuitton, жену в Prada, детей в Fendi, собачку и рвать во Внуково-3, чтобы успеть погрузиться в последний джет, вылетающий на французскую Ривьеру (или, скорее, в Дубай или Шанхай).

И, разумеется, им безразлично, что там скажут какие-то там иностранцы, задумавшие вложить свои кровно заработанные в российские голубые фишки. Строго говоря, им абсолютно все равно, что будет с Крымом, Украиной, Башаром Асадом, сербскими националистами, британскими социалистами и остальными многоликими клиентами Кремля. Строго говоря, им и судьба самого президента, в целом, безразлична. Сколько продержится - столько и будут хапать. И вот за создание этой, с позволения сказать, элиты Владимир Владимирович и его окружение несут полную ответственность.

В "Новой газете" вышел текст Юлии Латыниной с хлёстким заголовком "Россия, которую мы посадили":

Разумеется, дело это ни с какой стороны не политическое. Это не то чтобы в ФСБ существовал план-график по окончательному уничтожению репутации страны. Или не то чтобы Кремль решил дать ответ на внесенный в Конгресс очередной законопроект о санкциях.

Вовсе нет. Это глубоко частное дело. Но именно оно и характеризует поразительным образом то отхожее место, в которое превратилась страна.

Перед нами — пропасть в мировоззрении.

Для Грефа, Дмитриева, даже Титова, — Майкл Калви — это осколок того, как могла бы выглядеть экономика России. Процветающие частные компании. Международные деньги. Интернет-компании, сети магазинов, пиццерий, развлекательные частные телеканалы, инвестиции, инвестиции, инвестиции — и, разумеется, не 3 млрд долларов, а в десятки и сотни раз больше. Крупные частные инвестфонды, дающие деньги развитой и интегрированной в мир экономике.

А для силовиков бизнесмены — это преступники, а иностранные — еще и шпионы. Арестовать любого из них — благое дело. Это очищение земли русской от иностранной нечисти.

Наверняка, гад. Или нашпионит, или деньги у него от ЦРУ. Это возвышенная картина мира как раз и позволяет исполнять коммерческую заказуху за деньги.

В прошлом году андаманские туземцы убили американского миссионера. Это прекрасные люди, которые до сих пор не умеют добывать огонь, — зато расстреливают из лука всех чужаков.

Является ли убийство миссионера политической акцией? Конечно, нет. Это является следствием образа жизни. «Хотели кушать и съели Кука».

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG