Ссылки для упрощенного доступа

Положение интересное


Человек имеет право. Анонс
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:35 0:00

Человек имеет право. Анонс

Что положено от государства беременным женщинам? За что не надо платить и когда за беременность приплачивают?

  • Россия катится в демографическую яму: в минувшем году рождаемость в стране упала до десятилетнего минимума.
  • Решать проблему рождаемости российские власти предлагают с помощью различных материальных стимулов: пособий, выплат, налоговых послаблений.
  • Пособия по уходу за ребенком на данный момент в стране невелики: работающим женщинам их выплачивает работодатель, безработным – государство.

Марьяна Торочешникова: В 2018 году рождаемость в России упала до десятилетнего минимума. Ученые говорят: страна катится в демографическую яму. Но власти настроены оптимистично, заявляя, что уже к 2023–24 годам удастся добиться возобновления естественного прироста населения. Решать проблему предлагают с помощью различных материальных стимулов: пособий, выплат, налоговых послаблений.

А что сейчас положено от государства беременным женщинам и молодым родителям, какую помощь им обязаны предоставлять в медицинских учреждениях бесплатно? И как правильно заключать договоры о платном сопровождении беременности и родовспоможении? Спросим об этом у Юрия Стародумова, члена ассоциации "Юристы за трудовые права", и Владислава Мельникова, директора Европейского центра суррогатного материнства.

Видеоверсия программы

Судя по всему, российские чиновники решили бороться с демографической проблемой, затыкая по возможности дыры деньгами, и таким образом стимулировать женщин скорее рожать как можно больше детей. Но мало кто рассказывает женщинам, что государство может им предложить, помимо денежных выплат, в тот момент, когда они решили обзавестись семьей. Возьмем идеальный вариант: здоровая беременная женщина приходит в женскую консультацию, – должны ли ей там сообщить о наборе каких-то льгот, на которые она может рассчитывать?

Владислав Мельников: У врача нет обязанности осведомлять потенциальную маму о ее льготах. Его задача – поставить эту маму на учет и вести ее беременность. Законодательство в этом плане достаточно хорошее. Есть закон "Об основах охраны здоровья граждан", и в нем – 52-я статья, которая говорит о правах беременных женщин и матерей. Там первый пункт: материнство в Российской Федерации охраняется и поощряется государством. Второй пункт: каждая женщина в период беременности, во время и после родов обеспечивается медицинской помощью в медицинских организациях в рамках программы государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи гражданам. И третий пункт – обеспечение полноценным питанием беременных женщин, кормящих матерей, а также детей в возрасте до трех лет, – оно осуществляется по заключению врачей, в соответствии с законодательством РФ.

Марьяна Торочешникова: То есть питание должны обеспечивать не только малышам, но и мамам?

Владислав Мельников: Да, но это не значит, что для мамы и для малыша будет бесплатное питание. Это происходит в рамках программы различных субъектов РФ. Есть молочные кухни, например, где можно бесплатно получить питание на новорожденных до определенного срока. Если врач выпишет соответствующее направление, рекомендации о том, что мама тоже нуждается в усиленном питании, то теоретически, по законодательству субъектов РФ, возможно выделение такой маме каких-то продуктов.

Марьяна Торочешникова: Но если врач это не сообщает, откуда женщина должна узнать, что ей все это положено?

Владислав Мельников: Кто-то может залезть в интернет, грамотно прочитать этот закон и кучу подзаконных актов. Можно также обратиться к юристам – например, на своем предприятии.

Российские чиновники решили бороться с демографической проблемой, затыкая по возможности дыры деньгами

Марьяна Торочешникова: А в Собесе обязаны рассказать женщине о том, что ей даст государство, если она рано встанет на учет в женской консультации и благополучно родит: кто ей заплатит, дадут ли ей дополнительное питание?

Юрий Стародумов: Да, на органы социальной защиты населения возлагается обязанность информировать граждан о том, какие выплаты и льготы им полагаются. Но в основном этим занимаются региональные органы, и в каждом регионе они работают по-своему. В Москве все более-менее реализовано, есть отличный сайт Департамента труда и социальной защиты населения, где все это можно посмотреть. Но во многих регионах такую информацию получить проблематично. Тут еще усложняет задачу то, что многие пособия есть в одних регионах, а в других их нет. Но у нас есть основные пособия, которые выплачиваются матерям на федеральном уровне.

Марьяна Торочешникова: А что касается беременных?

Юрий Стародумов: На федеральном уровне, например, установлено пособие за постановку на учет в ранние сроки беременности, до 12 недель: оно полагается всем и в каждом регионе. Это разовое пособие, оно невелико – 600 с небольшим рублей. Кроме того, существует пособие по беременности и родам. Больничный лист по беременности и родам открывается за 70 дней до предполагаемой даты родов, и выплачивается оно разом за все 140 дней, когда вы принесли свой больничный лист работодателю. Поэтому нельзя сказать, что государство совсем не поддерживает женщин до родов: какие-то выплаты есть. Но поскольку в регионах они могут разниться, то самый лучший вариант -это прийти в соцзащиту по месту жительства и спросить: что мне полагается в такой ситуации?

Марьяна Торочешникова: Вот женщина узнала, что она беременна, пришла и встала на учет до 12 недель, получила за это 600 рублей. Значит ли это, что с этого момента врач из женской консультации будет названивать ей, чтобы узнать, как она себя чувствует, напомнить, чтобы она сдала анализы, и будет ли все это бесплатно для женщины?

Владислав Мельников: Вряд ли будут названивать. Просто есть программа наблюдения беременных, она включает в себя определенные тесты на определенных сроках беременности: это и УЗИ, и анализы крови. Если УЗИ, например, выявляет какой-то сложный случай, если, скажем, это двойня или тройня, то это всегда потенциально определенная опасность и для детей, и для женщины, поэтому есть четкий график, когда женщине желательно прийти в консультацию и сдать определенные тесты. Это делается бесплатно, заносится в ее карточку, а врач наблюдает и делает выводы, как лучше подвести эту женщину к родам. Если у врача есть какие-то сомнения насчет того, что женщина может не доносить плод до срока, то ее бесплатно помещают в родильный дом, где она под наблюдением врачей находится на сохранении этой беременности. Это тоже делается по ОМС.

Марьяна Торочешникова: А есть единый государственный стандарт этих тестов, чтобы женщина могла понять, все ли сделали, что было необходимо? И может ли она рассчитывать, например, на взятие пренатальных тестов крови, чтобы исключить потенциальные патологии эмбриона, наличие каких-то серьезных генетических заболеваний?

Владислав Мельников: Есть соответствующие приказы Минздрава, где описывается перечень анализов и процедур, которые делаются беременным женщинам. Все это назначает врач, и если он считает, что это нецелесообразно, можно, конечно, попробовать жаловаться, но это будет очень долго. Может быть, врача все-таки заставят назначить какой-то тест, но лучше не рисковать, а сделать его за деньги: например, тот же генетический. Врач, чтобы назначить генетический тест на патологию, должен быть уверен, что эта патология может возникнуть, то есть нужно принести врачу доказательства того, что в роду беременной женщины было то или иное генетически передающееся заболевание. Естественно, государство экономит, ОМС экономит, а эти тесты достаточно дорогие.

Марьяна Торочешникова: Стоит ли вообще женщине оповещать работодателя, как и социальные фонды, например, и врача в женской консультации, о том, что она уже беременна? Или лучше до последнего молчать, чтобы работодатель не узнал и, не дай бог, не уволил?

Юрий Стародумов
Юрий Стародумов

Юрий Стародумов: Женщина не обязана сообщать работодателю о том, что она беременна. Но скрывать я бы тоже не рекомендовал, потому что есть санитарные нормативы, которые работодатель должен соблюдать. К примеру, он не должен допускать, чтобы беременная женщина работала с вредными производственными факторами, на рабочих местах, где выявлена вредность. На каждом рабочем месте должна проводиться специальная оценка условий труда, с результатами которой работодатель обязан ознакомить всех работников под роспись.

Марьяна Торочешникова: А сидячая работа в офисе, перед монитором целый день – это вредный фактор для здоровья беременной женщины?

Юрий Стародумов: Беременных должны убирать с этой работы, или, в исключительных случаях, такая работа не должна превышать трех часов в день, с соблюдением всех разминок, которые есть в специальных СанПиНах.

Марьяна Торочешникова: А если это не соблюдается, жаловаться в Гострудинспекцию?

Юрий Стародумов: И туда, и в органы Роспотребнадзора. Но у работодателя всегда есть возможность, если он не может предоставить беременной женщине работу, не связанную с вредными факторами, отстранить ее от работы с сохранением заработка.

Корреспондент: Оксана Скоропад десять лет проработала в Московском государственном театре киноактера. Любимая профессия, столь ценные для актрисы главные роли оставляли на заднем плане вопрос о документах.

Оксана Скоропад: Изначально, когда я пришла, была одна дирекция, и там заключались гражданско-правовые договоры, то есть это полный уход от налогов и всех последующих моментов. С 2014 года пришло другое руководство, и тогда начали заключать уже срочные трудовые договоры.

Корреспондент: В течение последних четырех лет с Оксаной заключали срочные трудовые договоры, хотя это запрещено 58-й статьей Трудового кодекса, чтобы работодатели не уклонялись от предоставления прав и гарантий своим работникам. До беременности Скоропад не понимала, чем могут закончиться такие трудовые отношения.

Оксана Скоропад: Началась смена руководства, и штат не сокращался, но людей уволили. Но у меня другая история: я одна оказалась в декрете.

Корреспондент: В начале марта Оксана сообщила, что беременна, а в конце апреля ей позвонил кадровик и прислал уведомление, что трудовые отношения с ней были расторгнуты. Запись в трудовой книжке о заключении пятого срочного трудового договора руководство назвало технической ошибкой: якобы кадровик перепутал, и никакой новый договор с Оксаной не заключали, а старый закончился еще до того, как она узнала о беременности.

Еще одна история, в которой работодатель решил избавиться от беременной сотрудницы, произошла с Еленой Литвин. С 2006 года она работала операционным директором в международной компании "Найт Френк". Первая беременность Литвин в 2012 году не помешала руководству.

Елена Литвин: После этого я проработала еще более трех лет. А потом человек, возглавивший новую команду, захотел на всех ключевых должностях иметь своих проверенных людей.

Корреспондент: Работать из дома Литвин не разрешили, предложили уволиться по собственному желанию. Она отказалась. Тогда работодатель изменил условия договора в худшую сторону и стал искать другие причины для отстранения от работы.

На вопросы Радио Свобода компания "Найт Френк", где работает Литвин, не ответила, пояснив, что трудовой договор с ней не расторгнут. Сейчас и актриса Оксана Скоропад, и Елена Литвин судятся с работодателями за восстановление своих прав и выплату социальных пособий.

Марьяна Торочешникова: Если беременную женщину начинает прессовать начальство, чтобы она уволилась сама, каким образом она может защищаться?

Ни в коем случае не надо соглашаться с тем, чтобы уволиться по собственному желанию

Юрий Стародумов: Ни в коем случае не надо соглашаться с тем, чтобы уволиться по собственному желанию, потому что гарантии, предоставляемые работающим женщинам, кардинально отличаются от тех гарантий, которые дают безработным. Безработная женщина не может претендовать даже на отпуск по беременности и родам. И пособие по беременности и родам значительно выше социального пособия по уходу за ребенком, которое выплачивается безработным.

Марьяна Торочешникова: А можно буквально сбежать на сохранение?

Юрий Стародумов: Если врач предоставляет больничный, то женщина может туда уйти, просто она может потерять в заработной плате. Но по дисциплинарным мотивам беременных увольнять нельзя, тут работодатель тоже несколько ограничен в давлении.

Марьяна Торочешникова: А насколько врачи, которые ведут женщину во время беременности, заинтересованы в том, чтобы у нее все было благополучно, в том числе на ее рабочем месте?

Владислав Мельников: Конечно, у врачей тоже есть определенная статистика, за которую они борются, и им нужно, чтобы на их участке не было преждевременных, неудачных родов, смертей. В принципе, всегда можно найти возможность положить женщину на сохранение в стационар и выписать больничный.

Марьяна Торочешникова: А врач может каким-то образом повлиять на решение работодателя перевести женщину, например, на другие работы, с пониженной нагрузкой?

Владислав Мельников: Он может написать такое заключение, но это должно соответствовать нормам Трудового кодекса и СанПиНа. И тогда работодатель должен выполнить эти нормы.

Марьяна Торочешникова: Есть ли смысл женщине, имеющей какие-то сбережения, после того, как она узнала о своей беременности, заключить договор о платном сопровождении беременности? И есть ли смысл сразу задумываться о заключении договора на платное родовспоможение?

Владислав Мельников
Владислав Мельников

Владислав Мельников: В крупных городах, где построены хорошие перинатальные центры, где достаточно большой поток рожениц, качество бесплатной медицинской помощи не отличается от качества платной. Несколько отличается сервис. При платных услугах вы не будете стоять в очередях, у вас будет отдельная палата для родов, дополнительные посещения мужа, родственников. А при бесплатных вам придется постоять в очередях, рожать в общей палате, с посещениями проблематично и так далее.

А вот в маленьких городках, селах, деревнях, где очень часто даже нет своих родильных домов, женщинам, у которых диагностирована сложная беременность, надо задуматься о заключении платного наблюдения и платных родов. При платных родах возможна госпитализация несколько заранее, и женщина спокойно долеживает два-три дня до родов, готовится, и роды уже происходят в родильном доме, под наблюдением.

Марьяна Торочешникова: На что должна обращать внимание женщина, заключая договор о платном ведении беременности или платном родовспоможении? Нужно ли прописывать какие-то вещи, связанные не с отдельной палатой с телевизором, а именно с медицинскими вещами?

Владислав Мельников: Надо очень внимательно читать договор. Как правило, в крупных медицинских центрах он уже отработанный, внести в него изменения бывает очень сложно, но договоры, как правило, достаточно грамотно написаны. Нужно всегда посмотреть приложение: перечень услуг часто выносится туда, либо иногда прямо в теле договора идет перечень медицинских услуг, обязательно с ценой. Надо обратить внимание на то, сколько стоит конкретная услуга, из чего формируется стоимость всего договора. Стоит посмотреть относительно кесарева сечения, например: оно должно быть обязательно включено в платный договор, потому что, как правило, цена его весьма высока.

Марьяна Торочешникова: А если оно не включено, разве по жизненным показаниям тут не включается механизм, когда на это уже распространяется страховка ОМС?

Владислав Мельников: Нет, тут либо вы заключаете платный договор, либо идете по бесплатному ОМС, и они друг друга не перекрывают.

Иногда мужья хотят присутствовать при родах, иногда хотят вести при родах съемку: при бесплатных родах это, как правило, не разрешается. Медикаментозная часть, как правило, и бесплатная, и платная, одинаковые, однако более дорогие импортные обезболивающие лекарства по ОМС не положены. Но если вы хотите рожать по ОМС, бесплатно, вы всегда можете договориться с врачом, что принесете свое обезболивающее, которое не входит в перечень ОМС, вам его уколют, и это будет лучше для организма.

Корреспондент: Ева Грузинская никогда не сможет ходить, никогда не засмеется и никогда не увидит своих родителей. У девочки тяжелое поражение центральной нервной системы.

Ольга Грузинская: У меня никогда не было никаких осложнений, всю беременность я ходила нормально, все анализы были в норме. Когда делали УЗИ, сказали, что у меня крупный ребенок, а так как я маленькая и у меня узкий таз, лучше сделать кесарево.

Корреспондент: Помимо узкого таза, у Ольги было и другое показание для кесарева сечения – обвитие пуповины вокруг шеи плода. Но врач, у которой Грузинская консультировалась на 36-й неделе беременности, настояла, чтобы Ольга рожала самостоятельно.

Ольга Грузинская: Когда все уже закрутилось, по КТГ было видно, что сердцебиение ребенка падает, я была в шоке. Они ничего не могли сделать, хотели щипцами доставать, я уже начала кричать: "Режьте меня прямо здесь!" Они посовещались и увезли меня в операционную, сделали кесарево.

Корреспондент: Ребенок появился на свет в состоянии комы: "Острая гипоксия плода, зрачки на свет не реагируют, крик отсутствует, самостоятельное дыхание отсутствует". Девочку срочно подключили к аппарату искусственной вентиляции легких.

Ольга Грузинская: Врач-педиатр долго ко мне не приходил, потом пришел и сказал, что ребенок в тяжелом состоянии, возможен летальный исход.

Корреспондент: Сегодня Ева – подопечная детского хосписа "Дом с маяком". Грузинские уверены: состояние ребенка – последствия врачебной ошибки. Больница пыталась доказать, что это не так.

Ольга Грузинская: Они переписали всю историю нашей болезни, и в поликлинике пытались переписать мою карту, что я там болела какой-то болезнью, что у ребенка была внутриутробная инфекция.

Корреспондент: Медицинские исследования не подтвердили наличие инфекции, и приписанные маме заболевания, согласно экспертизе, тоже не могли привести к таким последствиям. Суд подтвердил наличие дефекта в оказании медицинской помощи. Грузинским выплатили 500 тысяч рублей компенсации морального вреда.

Главной целью Грузинских было отстранение от работы Натальи Габитовой, того самого врача, которая посоветовала не делать кесарево сечение. Но она, согласно показаниям в суде, не принимала активного участия в родах.

Спустя несколько лет Грузинские решили завести еще одного ребенка, и с помощью кесарева сечения на свет появилась Катя. Сейчас девочка учится ходить и заботится о старшей сестре.

Марьяна Торочешникова: Правильно ли я понимаю, что в подобных случаях семье очень сложно добиться компенсации от клиники?

Владислав Мельников: Если на руках нет документов, конечно, это будет сложно. Медицинская экспертиза делается независимыми медицинскими учреждениями, и если речь идет о государственном учреждении, то, как правило, срабатывает такое понятие, как "честь мундира", то есть каждый врач старается прикрыть другого врача. Если женщина наблюдается в женской консультации, что я настоятельно рекомендую делать всем, то она поступает в роддом с медицинской картой из этой консультации. И я советую нотариально заверить копию этой карты, чтобы потом из нее ничего не пропало, не было подтасовано.

Марьяна Торочешникова: Родился ребенок – и после этого медицинское учреждение больше не несет ответственности ни за женщину, ни за малыша?

Владислав Мельников: Новорожденный сразу ставится на учет в детскую поликлинику. Как правило, в хороших поликлиниках, даже бесплатных, начинают названивать маме, говорить: "Пожалуйста, приходите, покажите ребенка, надо снять все параметры". Приходят домой патронатные сестры, настаивают на прививках.

Марьяна Торочешникова: Предусмотрена ли проверка того, в каких условиях будет жить новорожденный?

Отцы в последнее время без особых проблем уходят в отпуска по уходу за ребенком, все чаще и чаще

Юрий Стародумов: Эти функции возложены на органы опеки и попечительства, и они могут действовать по сигналам из медицинских учреждений, если родители с ребенком не появляются.

Марьяна Торочешникова: Какая предусмотрена материальная помощь маме?

Юрий Стародумов: У нас предусмотрена на федеральном уровне единоразовая выплата – 17 тысяч рублей: чтобы ее получить, нужно взять в органах загс или в МФЦ справку о рождении ребенка, помимо свидетельства о рождении. С ней можно идти к работодателю, если женщина работает, или в органы социальной защиты населения, если она безработная.

В дальнейшем все смогут претендовать на оплату отпуска по уходу за ребенком. У работающих женщин это начнется сразу после 140 дней оплаченного декретного отпуска, пособие будет выплачивать работодатель за счет социального страхования. Это страховое пособие, как правило, выше социального, почему я не рекомендую увольняться перед родами. А неработающая женщина сразу же после рождения ребенка сможет пойти в соцзащиту и получать пособие по уходу за ребенком до полутора лет. Там минимум – три с небольшим тысячи на первого ребенка, шесть с небольшим тысяч на второго и последующих детей, если регион не установил свою доплату. А размер страхового пособия, которое может получать работающая женщина, зависит от ее предыдущего заработка, потолок – 26 тысяч с копейками.

Марьяна Торочешникова: А отцы могут получать эти пособия?

Юрий Стародумов: Отцы не могут получать пособия по беременности и родам по вполне понятной причине, но любой родственник: отец, бабушка, дедушка – которые фактически осуществляют уход за ребенком и при этом работают, могут получать у своих работодателей пособие по уходу за ребенком. Правда, это может быть непросто, от них потребуют справки от родителей, что они не получают пособия на своих рабочих местах, работодатели не всегда охотно на это идут из-за проблем с ФСС, но такие случаи бывают. Отцы-то уж точно в последнее время без особых проблем уходят в отпуска по уходу за ребенком, все чаще и чаще.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG