Ссылки для упрощенного доступа

Испанский след в деле Магнитского. Браудер будет судиться с Россией?


Билл Браудер

Испанский суд займется исками, поданными международным инвестором Биллом Браудером против ряда граждан России. Браудер утверждает, что часть налога, уплаченного его фондом Hermitage Capital в России за 2006 год и похищенного российскими коррупционерами, оказалась в Испании. Перед этим деньги якобы были отмыты в разных банках и офшорных зонах, а в Испании вложены в движимое и недвижимое имущество.

Постановление о начале делопроизводства в Национальной судебной палате Испании подписал Исмаэль Морено, начальник второго следственного отдела этой инстанции. Палата рассматривает наиболее важные и сложные дела, в том числе правонарушения, совершаемые иностранцами. Судебное разбирательство инициировала специализированная Антикоррупционная прокуратура, занимающаяся экономическими преступлениями.

Именно в эту прокуратуру фондом Браудера были поданы два иска – в 2017 и в 2018 году. Рассмотрев их, прокуроры Хуан Хосе Альварес и Хосе Гринда посчитали, что они могут служить основанием для возбуждения уголовного дела. При этом дело может быть возбуждено сразу по двум статьям – "отмывание добытых незаконным путем капиталов" и "принадлежность лиц, подозреваемых в этом правонарушении, к преступному сообществу". О том, что говорится об отмывании в Уголовном кодексе Испании, Радио Свобода рассказал мадридский адвокат Фернандо Сориано:

– Это преступление рассматривается в 301-й статье Уголовного кодекса. Речь идет, как правило, о больших деньгах, полученных в результате противоправных действий. Их "отмывание" имеет место, когда предпринимаются попытки "легализовать" похищенное, доказать, что средства получены законным путем. Это делается, к примеру, через вложение денег в легальный бизнес, чтобы в дальнейшем выдать их за доход от предпринимательской деятельности. Четвертый пункт 301-й статьи гласит, что отмывание средств, полученных преступным путем, является в Испании правонарушением, даже если эти средства добыты за пределами страны, – говорит Фернандо Сориано.

Уголовный кодекс Испании рассматривает отмывание денег как серьезное преступление и предусматривает за него наказание в виде лишения свободы от 6 месяцев до 6 лет, а также значительный денежный штраф. Однако если речь идет о чиновниках-коррупционерах или отмывании в составе преступной группы, то тюремные сроки назначаются с трех лет и трех месяцев и могут значительно превысить 6 лет.

– Несколько слов об отягчающих обстоятельствах в случаях с "отмыванием" денег, – продолжает Фернандо Сориано. – Одно из этих обстоятельств, за которое увеличивается наказание, – действия в составе преступного сообщества. Это сообщество может являться юридическим лицом или просто группой людей, объединившихся для совершения незаконных действий. Еще одно отягчающее обстоятельство – коррупция как источник отмываемых денег. Об этом говорится в 19-й статье Уголовного кодекса Испании. Там перечисляются все виды коррупции: использование служебного положения для незаконного обогащения, взятки, хищение государственных фондов, их нецелевое использование, кумовство и так далее – всё, что мы подразумеваем под коррупцией.

В Испании оказались 35 миллионов евро, украденных из общей суммы примерно в 203 миллиона, которую Браудер уплатил в российскую казну

О чем конкретно идет речь в документах Браудера, переданных прокуратурой в суд? В них утверждается, что в Испании оказались 35 миллионов евро, украденных из общей суммы примерно в 203 миллиона, которую Браудер уплатил в российскую казну. В Испании, по его данным, эти деньги отчасти пошли на закупку экспорта – запчастей для автомобилей, строительной техники, обуви, тканей и мебели. Но в основном средства использовались для приобретения недвижимости. В своих публичных заявлениях в той же Испании Браудер всякий раз напоминает, что упомянутые хищения из казны были вскрыты в свое время аудитором Сергеем Магнитским, оказывавшим услуги его фонду и погибшим в российской тюрьме.

– Мой адвокат Сергей Магнитский был подвергнут пыткам и убит в российской тюрьме в 2009 году – за то, что разоблачал преступления режима Путина, – говорит Билл Браудер. – Я выступил с инициативой в Вашингтоне, чтобы Соединенные Штаты заморозили активы и запретили въезд в страну людям, виновным в смерти Сергея Магнитского, и любым иным лицам, совершившим аналогичные преступления в других странах. Таким образом был принят Закон Магнитского. Соединенные Штаты постоянно добавляют фамилии в список лиц, подпадающих под этот закон. И это мощный механизм борьбы с функционерами из коррумпированных правительств, которые отравляют жизнь своим гражданам.

Содержание документов, переданных в прокуратуру, пока полностью не разглашается

В материалах Браудера фигурируют 90 физических и 24 юридических лица в той или иной степени причастных, по его данным, к делу о попавших в Испанию 35 миллионах евро. Правда, содержание документов, переданных бизнесменом в прокуратуру, пока полностью не разглашается. В прессу попало лишь несколько фамилий, а также названий банков и предприятий. К примеру, в документах фигурируют граждане России – пенсионерка Анна Курепина, предприниматель Виктор Сыщиков, сын замруководителя корпорации "Ростех" Дмитрий Артяков, председатель совета директоров консалтинговой группы "Градиент Альфа" Павел Гагарин, Евгения Гагарина и бизнесмен Дмитрий Клюев.

Говорится и о стратегии, использованной для сокрытия происхождения денег. Перед тем как попасть в Испанию, упомянутые 35 миллионов "прокручивались" через ряд банков в странах Балтии, Молдавии и Украине и через специально созданные для отмывания фирмы-"призраки" в офшорных зонах. В этой связи упоминается эстонский Сампо Банк, литовский Укё Банкас, офшорная компания "Делко", зарегистрированная на Британских Виргинских островах, и панамская "Дино". Как отмечают местные наблюдатели, подобная стратегия хорошо известна правоохранительным органам Испании – чтобы запутать следы, деньги совершают путешествие по миру – желательно как можно более длительное.

Пройдя через ряд фирм, часто расположенных в разных офшорах, деньги могут вернуться к своему владельцу

– Капиталы, добытые преступным путем, правоохранителям легче всего обнаружить, когда они попадают в банковскую систему, – рассказывает профессор права Мадридского университета Артуро Креспо. – Поэтому преступники стараются не делать крупные вклады – они предпочитают небольшие вложения в разных финансовых учреждениях. Однако, когда по каким-то причинам последнее невозможно, деньги вкладываются в офшорные зоны, находящиеся вне контроля со стороны правоохранительных органов. Пройдя через ряд фирм, часто расположенных в разных офшорах, деньги могут вернуться к своему владельцу. Нередко они возвращаются на банковские счета подставных лиц – под видом, к примеру, безвозмездного кредита.

Все эти приемы фигурируют и в деле о 35 миллионах. Газета "Эль-Периодико" утверждает, что пенсионерка Курепина, якобы связанная с семьей Артяковых родственными отношениями, получила в 2008 году почти 13 миллионов евро на приобретение недвижимости в Испании. Деньги пришли ей в качестве кредита из офшорных компаний. Остальные средства поступили на имя 65 лиц – физических и юридических. Речь идет о проживающих в Испании россиянах и выходцах из других стран бывшего СССР, а также об их предприятиях. Как отмечает со ссылкой на прокуратуру газета АБС, эти фирмы ничего не производили и были открыты лишь для сомнительных финансовых операций.

Что дальше? Означает ли передача дела из прокуратуры в суд, что расследование завершено и что судебный процесс не за горами? Нет. Ведь как таковое расследование еще даже не начиналось – прокуратура его лишь инициировала, посчитав материалы, предоставленные Браудером, заслуживающими внимания. Об особенностях испанского судопроизводства Радио Свобода рассказал юрист Мигель Суарес:

Следователь может наложить арест на имеющееся в Испании движимое и недвижимое имущество и банковские счета подозреваемых

– На первом этапе сотрудники следственного отдела Национальной судебной палаты займутся сбором материалов. Помимо изучения документов им предстоит разыскать и выслушать подследственных, свидетелей и независимых экспертов, к примеру, финансистов. Затем следователь определит, насколько собранные факты изобличают подозреваемых. И если улик достаточно, он возвратит дело в прокуратуру. Следователь может также наложить арест на имеющееся в Испании движимое и недвижимое имущество и банковские счета подозреваемых. Прокурор, если сочтет собранные доказательства недостаточными, может закрыть дело или вернуть его на доработку. Если же доказательств вины подследственных будет достаточно, он составит обвинительное заключение и направит его судье. На судебных заседаниях стороны – обвинение в лице прокуратуры и защита в лице адвокатов – предоставят соответствующие доводы, будут выслушаны обвиняемые, свидетели и эксперты, затем последует решение судьи. Оно может быть обжаловано в вышестоящей инстанции. При этом до вынесения решения этой инстанцией наказание к подсудимым не применяется. Но после подтверждения приговора он тут же приводится в исполнение – исключений не предусмотрено.

Опрошенные Радио Свобода испанские эксперты считают предстоящее дело весьма непростым. Такого же мнения придерживается и прокуратура, которая потребовала, чтобы Национальная судебная палата объявила его "особо сложным", что позволит вести следствие в течение нескольких лет. Кроме того, юристы полагают, что для успешного следствия понадобится содействие российских правоохранителей. Впрочем, они сомневаются в возможности подобного содействия, учитывая равнодушие россиян к предыдущим делам об отмывании соотечественниками денег в Испании. Не поможет и негативное отношение в России к Браудеру. В этой связи эксперты напоминают, что он обвинен в финансовых нарушениях и приговорен российским судом заочно к девяти годам колонии.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG