Ссылки для упрощенного доступа

ВАК без возмутителей. Маленький праздник "липовых" докторов наук


В новый состав Высшей аттестационной комиссии России (ВАК) не вошел представитель сообщества "Диссернет" Михаил Гельфанд, а также пятеро ученых, голосовавших за лишение министра культуры Владимира Мединского ученой степени. Зато – вопреки положению о комиссии – многие члены попали в состав ВАК в третий раз подряд, в том числе глава комиссии Владимир Филиппов.

За это ВАК критикует не только "Диссернет", но и ученые из академического "Клуба 1 июля". Высказался даже вице-президент РАН Алексей Хохлов, признавший, что его "не радует отсутствие в составе ВАК некоторых фамилий, а также присутствие некоторых других фамилий".

Высшая аттестационная комиссия (ВАК), пожалуй, никогда в своей истории не привлекала столько общественного внимания, как в последние годы. Главная причина этого – деятельность сообщества "Диссернет" по лишению ученых степеней авторов “списанных”, то есть содержащих неправомерные заимствования диссертаций. Осенью 2017 года ВАК оставил степень министру культуры РФ Владимиру Мединскому, диссертацию которого, впрочем, критиковали не за заимствования, а за низкие научные достоинства.

Это разбирательство среди прочих инициировал один из членов "Диссернета" – Иван Бабицкий. Теперь в комиссии новый скандал: в ее новый состав не вошел биоинформатик и представитель "Диссернета" Михаил Гельфанд, а также несколько других ученых, в том числе некоторые из членов, голосовавших за лишение Мединского степени. Зато ВАК сохранила руководителя – им в третий раз подряд стал ректор РУДН и бывший министр образования Владимир Филиппов. Филиппов и некоторые другие члены комиссии формально нарушили положение о комиссии, которое запрещает членство более двух сроков подряд.

Михаил Гельфанд объяснил в комментарии для Радио Свобода свое отсутствие в новом составе ВАК конфликтом с Филипповым:

Дело в общей управляемости процесса

– Я ему плешь проел. Владимир Михайлович Филиппов – опытный административный манипулятор. Просто путем формулирования вопросов и постановки их на голосование в правильном порядке он достигает всех своих целей, когда они у него есть. Когда их у него нет, то ему все равно. А если есть кто-то, кто, с одной стороны, обращает внимание на эти манипуляции, а с другой стороны, в каких-то случаях настаивает на более подробном обсуждении и не дает дело зажевать, ясно, что это ему мешает. Это мои домыслы. Я знаю, что, может быть, это было не только его решение, но во всяком случае оно его не расстроило, – сказал Михаил Гельфанд.

В то же время биоинформатик подчеркнул, что не следует связывать перетасовку состава ВАК именно с делом Мединского. Пятеро из шести членов комиссии, голосовавших за лишение министра ученой степени, не вошли в новый состав, но Гельфанд не знает, кто из них подавал на это документы: “Я думаю, что тут причина не в Мединском: про него все давно забыли. Были там люди и посерьезнее Мединского, рассматривались в этом ВАКе (комиссия рассматривала диссертационные дела бывшего министра связи Никифорова, зампреда ВС РФ Свириденко, генералов ФСБ Мухитова и Щеблыкина и других. – РС). А дело в общей управляемости процессом”.

Михаил Гельфанд
Михаил Гельфанд

Легитимность нового состава ВАК вызывает вопросы из-за нарушения положения, согласно которому быть ее членом больше двух сроков подряд нельзя. Филиппов успел заявить, что на него ограничение не распространяется, потому что он не член ВАК, а ее председатель. Затем и Минобрнауки выступило с разъяснением: с точки зрения привлеченного для экспертизы Института законодательства и сравнительного правоведения, “положение о ВАК не распространяется на работу членов ВАК до принятия этой нормы”. Новая редакция положения была принята в 2016 году, то есть, как считают в министерстве, с этого момента начался новый отсчет сроков членства в комиссии. “Ссылка на то, что было принято новое положение и все обнулилось, является лукавой, потому что во всех предыдущих положениях такой пункт тоже был. В этом смысле эти положения абсолютно наследуют друг друга”, – уверяет Михаил Гельфанд, который также подчеркнул, что директор Института законодательства и сравнительного правоведения Талия Хабриева сама вошла в состав ВАК в третий раз подряд, то есть имеет место конфликт интересов.

С критикой нового состава ВАК выступил "Клуб 1 июля", созданный в РАН во время реформы академии наук для защиты интересов ученых. В открытом письме члены клуба подвергли критике невключение в ВАК Михаила Гельфанда и других ученых, рекомендованных РАН, нарушение положения об ограничении числа сроков членства, а также деятельность комиссии вообще. “Проводимая ВАК в последние годы бюрократическая имитация антикоррупционной деятельности и наложение безумных ограничений под предлогом недопущения конфликта интересов уже сделали практически невозможным участие в аттестационном процессе многих ведущих ученых. При этом качество диссертационных работ в стране продолжает падать”, – говорится в документе.

Главное здание РАН
Главное здание РАН

Член "Клуба 1 июля" филолог Анна Дыбо, которая вошла в новый состав ВАК, считает, что проблемы в работе комиссии начались примерно с начала 2010-х годов:

– Все время изменяются и становятся более строгими правила защиты диссертаций. Это как бы устраивается ради того, чтобы изничтожить коррупцию, избежать конфликта интересов, но делается бюрократическими методами, которые приводят к тому, что сейчас, если защита по какой-нибудь достаточно сложной и редкой специальности, то ее фактически невозможно провести. Все ученые подозреваются в том, что они воры, и в том, что никаких профессиональных чувств к самой работе у них быть не может. Обстановка, которая сейчас создана для защиты, может быть, хороша для каких-то совсем не специальных тем. Но нынешние правила приводят фактически к уничтожению целых областей науки, которые у нас были прилично развиты, – сказала Анна Дыбо в интервью Радио Свобода.

Все ученые подозреваются в том, что они воры

“Клуб 1 июля” настаивает, что контроль над ВАК должен быть возвращен от министерства Академии наук. Тем временем идет другой процесс: университеты получают право присуждать ученые степени без согласования с высшим аттестационным органом. Дыбо считает, что лишь немногие российские вузы могут обеспечить достаточный уровень защит диссертаций. “В университетах еще раньше, чем в Академии наук, начался отрицательный отбор, теперь во многих университетах полно докторов, которые уже с такими [незаслуженными] степенями. Есть риск, что там это приведет к размножению подобных работ”, – предполагает Анна Дыбо.

С ней согласен и Михаил Гельфанд, который указывает, что даже в диссертационных советах МГУ присутствуют люди “со списанными диссертациями”. В некоторых вузах, которые тоже могут получить право присуждать ученые степени, ситуация еще хуже. “Вот есть ФИНЭК в Санкт-Петербурге. У него ректор Максимкин, член ВАКа. Это просто фабрика липовых диссертаций. Это всегда была фабрика липовых диссертаций, а теперь мы говорим, что, слава богу, мы даже и смотреть теперь не будем – делай что хочешь”, – объясняет Михаил Гельфанд. Биоинформатик отмечает, то фактически процедура лишения ученой степени, присужденной вузом, не определена. В то же время Гельфанд считает, что в перспективе, при некоторых дополнительных условиях и внешнем контроле, идея с университетскими степенями разумна.

В сельском хозяйстве защищаются работы о лечении коров иглоукалыванием в чакры

Анна Дыбо защищает идею перевода ВАК под контроль Академии наук: “Когда-то так и было, хотя и сложно сравнивать ту академию и нынешнюю. Но все-таки определенный дух свободы мысли и научного романтизма, который необходим для аттестации, чтобы решить – этот человек выглядит как перспективный для науки или нет, скорее все-таки витает в академических кругах, а уж точно не в министерских”. Михаил Гельфанд также считает, что нынешняя Академия наук неоднородна по научному уровню: “Я на медицинское и сельскохозяйственное лобби насмотрелся. Там чего только не защищают: в медицине защищаются массово диссертации, содержащие прямые подлоги, в сельском хозяйстве защищается лечение коров иглоукалыванием в чакры. С академией не все в порядке, но, с другой стороны, по-видимому, никакого более здорового научного института в России не имеется”, – говорит ученый.

В ближайшее время система аттестации вряд ли кардинально изменится, и высшим органом в ней останется ВАК – в новом составе. Гельфанд уверен, что возможности продвигать в комиссии интересы "Диссернета" теперь существенно снизятся: “Раньше стараниями позапрошлого министра Ливанова там был я, в частности как прямой представитель "Диссернета", и еще несколько активных людей, которым было не жаль своего времени, чтобы вникать в дела. Сейчас этих людей стало существенно меньше. Там есть достойные люди, но занятые. С другой стороны, возможности "Диссернета" опротестовывать вообще все решения ВАК подряд на основании нелегитимности нынешнего состава возросли”, – иронизирует ученый.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG