Ссылки для упрощенного доступа

Протест влияет на выборы


Протесты 17 августа 2019 г.

Сенсация дня: кандидат КПРФ кинорежиссер Владимир Бортко снялся с выборов в Петербурге, освобождая дорогу кандидату власти Александру Беглову. Что даст "умное глосование"? К чему ведут протесты? Что теперь ждать от голосования 8 сентября? Обсуждают политологи Александр Кынев, Дмитрий Орлов ("Единая Россия"), кандидат в депутаты Мосгордумы от партии "Яблоко" Сергей Митрохин, политики Михаил Светов (Либертарианская партия РФ), Сергей Дьячков (Новосибирск), Сергей Михайлов (Республика Алтай).

Ведет передачу Михаил Соколов.

Видеоверсия программы

Михаил Соколов: Обсудим сегодня ситуацию за 10 дней до дня голосования 8 сентября. Кампания по выборам продолжается. Начнем со свежей сенсации: коммунист, кинорежиссер Владимир Бортко заявил, что снимает свою кандидатуру с выборов губернатора Санкт-Петербурга. Сказал он, что не советовался с Зюгановым и партией, готов понести любое партийное наказание за самовольный поступок. А не советовался потому, что боялся, что его остановят. Причина – дополнительные участки в Псковской области, невозможность препятствовать этому. И он не хочет проиграть выборы, получив 17%. Что случилось в Питере на выборах?

Александр Кынев: Я думаю, это истерика власти. Это означает, что дела у господина Беглова плохи совсем. Честно говоря, если мы внимательно посмотрим публикации даже провластных технологов или экспертов, самое мягкое слово по поводу господина Беглова, что он никакой. Тот самый редкий случай, когда если против кандидата выставить столб, то победит столб. Я думаю, это такая отчаянная попытка хоть как-то попытаться улучшить ситуацию в надежде, что сторонники Бортко просто не пойдут на выборы.

Но дело в том, что в Петербурге одновременно проходят выборы губернатора и муниципальные. Известный феномен: чем больше кандидатов, тем выше явка. Каждый дополнительный кандидат мобилизует своих сторонников. Соответственно, муниципальные выборы – это тысячи кандидатов по городу, эти кандидаты неизбежно все равно будут вести свою группу поддержки, а поскольку там довольно большое количество оппозиционных кандидатов, сложно себе представить, что, приходя на участки, человек, голосуя за оппозиционера в муниципалитет, а по второму бюллетеню вдруг проголосует за карикатурного Беглова. Поэтому, я думаю, это автоматически будет повышать шанс остальных кандидатов. Тем более что не нулевые в Питере.

Надо сказать, что остаются три человека, кроме господина Беглова. Михаил Амосов, очень широко известен в городе – это депутат Заксобрания, в прошлом он был лидером городской организации "Яблоко", вышел два года назад. Михаил Иванович вполне себе системный политик, с хорошей известностью, объяснять, кто он такой, людям не нужно. Есть третий кандидат – это госпожа Тихонова, представляет "Справедливую Россию". Я думаю, что если сравнивать шансы Амосова и Тихоновой, конечно, Амосов намного известнее, он воспринимается как человек, способный быть чиновником, способный быть руководителем. Поэтому, я думаю, в этой ситуации вторым будет Амосов. Будет ли второй тур, я думаю, сейчас не знает никто. Мне кажется, что в условиях, когда выборы спаренные, все равно явка будет высокой. Мне кажется, назло после такой истории с попыткой принудить людей голосовать за Беглова через снятие Бортко, мне кажется, что, наоборот, многие назло пойдут. Потому что это выглядит как плевок в лицо людям. Мне кажется, морально-этическая составляющая здесь будет доминирующей.

Кстати, мне кажется, вообще вся эта история – Колмогоров снялся на прошлой неделе в Москве в 45-м округе, сейчас снялся Бортко, сейчас пытаются в округе снять Метельского, коммуниста, я думаю, что в совокупности это создает у людей ощущение того, что власть нервничает. Надо понимать, что для власти нервничать и суетиться – это выход из образа. Потому что власть должна быть спокойной, уверенной в себе, размеренной. Любые истеричные действия, а это воспринимается как истерика, они рождают неуверенность, они, наоборот, имеют прямо противоположный эффект, мобилизуют протестный электорат. Хочу напомнить, что у нас в прошлом были случаи похожие. Были выборы мэра Иркутска последние прямые, 9 лет уже прошло, когда был кандидат Антонов, которого сняли с выборов, там в бюллетене остался коммунист Кондрашев, которого тогда никто не знал практически, и осталась пенсионерка.

Михаил Соколов: В Усть-Илимске была подобная история, тоже там снимали кандидата в мэры и в итоге выбрали домохозяйку от ЛДПР.

Михаил Светов: Люди боятся победить. Этот абсурдный комментарий, что он боялся набрать 17%, очевидно, не 17%, а выйти во второй тур. Причина его снятия в этом, он не хочет повторить судьбу Ищенко, оклейменную позором, человек победил и не стал бороться за эту победу. Мне интересно узнать, что думают настоящие коммунисты, члены КПРФ, которые все еще во что-то верят.

Михаил Соколов: Исключат из партии, партбилет отберут, может быть.

Михаил Светов: Они так борются за победу коммунизма, мне просто интересно?

Михаил Соколов: Сергей, что вы скажете, такая неожиданная ситуация, подарок вашему бывшему коллеге по партии Михаилу Амосову, у него теперь шансы, наверное, есть во второй тур выйти?

Сергей Митрохин: Довольно авторитетный человек в Санкт-Петербурге. Возможно, есть шансы.

Михаил Соколов: А у вас как дела? Продолжается кампания по выборам.

Сергей Митрохин: У меня дела обычные для оппозиционного кандидата. Против меня сконцентрирована вся мощь администрации. Это выражается в том, что мою агитацию срывают мгновенно, как только она где-то появляется. Развернута кампания какой-то чернухи против меня очередная. Самое неприятное, конечно, это день голосования, когда я ожидаю всевозможных методов корректировки голосования.

Михаил Соколов: Вы единственный, кому через Мосгорсуд власти вернули регистрацию. Вы согласны, что это политическое решение? У вас есть какое-то объяснение, почему вам такой подарок сделали?

Сергей Митрохин: Решение, конечно, политическое, раз на это еще и Путин ссылался в международных своих встречах. Видимо, хотели показать, что кто-то может зарегистрироваться, вот он и зарегистрировался.

Михаил Соколов: А как у вас отношение к "умному голосованию"? Вас Навальный и Соболь поддержали или нет?

Сергей Митрохин: Насколько я понял, Соболь высказалась, что надо голосовать за меня. Вроде бы на сайте я включен в "умное голосование". Алексей Навальный пока ничего не говорил на эту тему.

Михаил Соколов: А вас не беспокоит, что в Мосгордуме, если "умное голосование" сработает, будет много коммунистов?

Сергей Митрохин: Была такая ситуация 10 лет назад, когда я был депутатом, а там вторая по численности фракция были коммунисты. В общем-то они не мешали, честно могу сказать. По некоторым вопросам мы вместе голосовали. Конечно, есть такие вопросы, по которым мы вместе не можем голосовать, поэтому никакая коалиция невозможна. В ряде случаев на уровне здравого смысла против абсурда, выдвигаемого властями и поддерживаемого "Единой Россией", довольно часто приходится вместе с ними кооперироваться.

Михаил Соколов: Вы пойдете на субботнее гулянье по бульварам?

Сергей Митрохин: Я постараюсь обязательно принять участие хотя бы на какое-то время. А так у меня в субботу три встречи в округе.

Михаил Соколов: Не будем вас отрывать от борьбы за голоса. Давайте, агитируйте, работа у вас серьезная теперь.

Михаил, субботнее гулянье состоится, не состоится? Зачем оно нужно?

Михаил Светов: В какой-то форме оно состоится. Оно нужно для того, чтобы показать, что общество все еще не приемлет происходящих событий, оно готово на какую-то борьбу. Я не знаю, что будет завтра. Я думаю, будет достаточно жесткое винтилово. Я очень переживаю за людей, которые выйдут на улицы. Я постараюсь выйти сам, но пока собственные планы не понимаю.

Я думаю, самый большой главный митинг будет после выборов, когда мы увидим фальсификации, которые будет использовать власть для того, чтобы предотвратить эффект "умного голосования" Навального, которое я считаю разумной стратегией, которое как раз направлено на то, чтобы заставить власть нарушать законы еще больше и этим еще больше раздражать гражданское общество, которое выйдет уже после голосования.

Михаил Соколов: Чем хуже, тем лучше? Чем больше они напакостят, тем лучше?

Михаил Светов: Они напакостили уже максимально. Просто их нужно постоянно ловить за руку, как любого шулера, как любого жулика. Мы по-любому не получили честные выборы, никакого демократического процесса не происходит. Но нам нужно непрерывно их ловить на все новых и новых нарушениях для того, чтобы все-таки добиться допуска настоящих кандидатов и настоящих выборов.

Михаил Соколов: Дмитрий Иванович, что же ваша партия, где вы членом Высшего совета состоите до сих пор, как-то странно ведет себя на этих выборах? То кандидаты у вас себя не афишируют как единороссы, Метельский, глава партийной фракции – а идет как самовыдвиженец. Сейчас то один снимется какой-нибудь коммунист в вашу пользу, то в Питере тоже в пользу Беглова фактически убежал Бортко. У вас какие-то страхи за результат выборов возникли?

Дмитрий Орлов: Вы всегда напоминаете мне о принадлежности к партии "Единая Россия", спасибо вам за это. По поводу стратегии партии, она действительно была несколько нетрадиционной на этих выборах. Начнем с того, что она дифференцированная по регионам, где-то кандидаты обозначают партийную принадлежность жестко и ясно, где-то идентичность эта изначально не была заметна, но затем нарастала, как в случае с Москвой. Проведен форум, обнародована предвыборная программа единая партийная, партийная идентификация 26 кандидатов в депутаты Московской городской думы, лояльного пула, который прежде достаточно общо обозначался, она достаточно жестко теперь определена. Поэтому говорить о том, что партия отстраняется от выборов либо нет у кандидатов партийной идентичности, я бы не стал. Просто была сделана ставка на то, чтобы собрать подписи, участвовать в кампании в таком же формате, как и другие кандидаты. Я при этом не думаю, что "Единая Россия" изначально была каким-то ограничителем для участия лояльных кандидатов в кампании. У партии значительный рейтинг в Москве, более низкий, чем во многих других регионах, но значительный.

Михаил Соколов: Значительный, это сколько – 35%?

Дмитрий Орлов: Социология на старте кампании показывала довольно приличный результат. Сейчас я просто не обладаю информацией о том, какой текущий рейтинг.

Михаил Соколов: Я просто не очень понимаю, зачем было снимать, не пропускать оппозиционных либеральных и демократических кандидатов, если такой хороший рейтинг у "Единой России"?

Дмитрий Орлов: Я затрудняюсь ответить на ваш вопрос. Были очевидные нарушения, об этом сказал Владимир Путин, об этом сегодня в интервью "Ассошиэйтед Пресс", говоря о желательности некоторых изменений в избирательном законодательстве, в правоохранительной практике, к сожалению, вынуждена была сказать Элла Памфилова, что нарушения эти были, идти против этих нарушений, конечно, власть не могла. Кроме того, зарегистрирован Сергей Митрохин. Насколько я понял логику Владимира Путина, другие кандидаты от непарламентской оппозиции могли пойти таким же путем.

Михаил Соколов: Пошли. Некоторые сидели в тюрьме, некоторые до сих пор сидят. Михаил Светов вышел недавно, со свежими силами пришел к нам.

Михаил Светов: Дмитрий Орлов на голубом глазу нам рассказывает о том, что была сделана ставка на сбор подписей кандидатами от "Единой России". Зачем вы обманываете москвичей? Мы прекрасно знаем, кто собирал подписи, кто был не допущен, кто эти подписи принес в аккуратных папочках и не может объяснить, откуда он их взял, потому что никто этих сборщиков просто в глаза не видел. Давайте мы будем прерывать такую очевидную ложь о том, что кандидаты от "Единой России" какие-то подписи собирали.

Михаил Соколов: Вдруг кто-нибудь собирал. Вдруг Валерия Касамара, например, как независимый кандидат, пользующийся уважением студентов, собирала подписи?

Михаил Светов: Жители района, по которому выдвигалась Касамара, прекрасно знают, каких сборщиков они видели, каких они не видели. У Касамары все довольно плохо с этим было.

Александр Кынев: Если смотреть на данные официальной социологии, которая нам на голубом глазу демонстрируется, про лидерство всех кандидатов в губернаторы, там какие-то фантастические цифры рисуют господину Осипову в Забайкалье – 85%, 86%. Почему же тогда в Забайкальском крае в единственном регионе из всех 16 не зарегистрировали ни одного кандидата парламентской партии, почему только врио и три технических кандидата, за которых, как выясняется, даже депутаты не подписывались, поскольку обзванивая подписантов, они рассказывали, что подписывались за Осипова. Теперь там грандиозный скандал. Зачем Осипов, у которого якобы самый высокий рейтинг, не пустил ни одного хоть сколько-нибудь заметного конкурента?

Михаил Соколов: Сейчас Дмитрий Иванович нам скажет, что они плохо собрали подписи или фильтр не преодолели.

Дмитрий Орлов: Я думаю, что произошел так называемый сбитый фокус. Внимание общественности, медиа, политизированной части населения было приковано к протестам, было приковано к деятельности тех кандидатов непарламентской оппозиции, которые не были зарегистрирован.

Михаил Соколов: Если людей бьют на улице, конечно, будет внимание к ним.

Дмитрий Орлов: Собственно, избирательная кампания, в том числе та, которую вели кандидаты от "Единой России", от лояльного пула, в том числе та, которую вели кандидаты от Компартии, она оказалась не слишком заметной, только сейчас выходит на первый план. Мы в понедельник обнародуем большой доклад по ситуации на выборах в Москве, постараемся показать, что происходило в каждом округе московском, где ситуация более конкурентная, где менее конкурентная, где кандидаты от власти пользуются большей поддержкой, где у них не слишком значительные шансы.

Михаил Соколов: Большая просьба: обратите, пожалуйста, внимание на округ, где баллотируется господин Бунимович из "Яблока". Там идет кампания черного пиара совершенно непристойная, с черными технологиями, не хочется просто воспроизводить всякие мерзости, но она идет абсолютно открыто, закидывают листовками абсолютно безнаказанно.

Дмитрий Орлов: В любом случае Бунимович серьезный кандидат "Яблока", известный политик, я думаю, у него очень неплохие шансы.

Александр Кынев: Вы не ответили про Забайкалье. Я понимаю, что у господина Осипова сбитый фокус, он сам не верит в эти 85%, поэтому никого не пустил.

Дмитрий Орлов: По ситуации в Забайкалье я не являюсь специалистом, не очень внимательно слежу за этой кампанией. То, что эта кампания одна из наиболее проблемных в этом сезоне, – это совершенно точно.

Михаил Соколов: Все-таки за "умным голосованием" Алексея Навального вы следите? Есть утечка на сайте, который не принадлежит Навальному, тем не менее, не опровергаются многие комбинации, за кого могут предложить голосовать 8 сентября. Как вы считаете, серьезно может повлиять эта акция Навального на результаты выборов или это несерьезно?

Дмитрий Орлов: Я думаю, что это повлияет на результаты выборов, не думаю, что кардинально. Н апример, наш прогноз: от 32 до 39 депутатов будет от лояльного пула в широком определении, включая кандидатов от "Единой России". Конечно, голосование Навального повлияет. Но он фактически сам таскает каштаны из огня для других игроков, для парламентских партий, призывает население, политизированную часть его заниматься тем же. Практически он играет в интересах компартии и "Яблока". Компартия и "Яблоко", на мой взгляд, будут выгодоприобретателями протеста в любом случае, и с Навальным, и без Навального. Протест, который мы наблюдали, он сыграет в интересах прежде всего этих партий.

Михаил Соколов: Александр, что вы скажете по поводу того тезиса, что Алексей Навальный сдает Москву коммунистам, коммунисты имеют шансы чуть ли не большинство в Московской Городской Думе получить на волне протеста, потому что в округах осталось «яблочников» только трое?

Александр Кынев: В этом виноват не Навальный, в этом виноваты те отморозки, которые не пустили нормальных кандидатов. Если вы бы хотели иметь другую Думу, надо было регистрировать самых разных людей.

Хочу напомнить, что про тот беспредел, который имел место, там же пострадали не только кандидаты Навального, у него было четыре человека, не пустили никого почти из «яблочников», фактически зарегистрировали буквально трех человек на всю Москву. Не пустили никого из команды Гудкова, кроме одного человека. Не пустили массу независимых кандидатов, типа Юлии Галяминой, которая сама по себе, но которая просто гражданский активист. Сейчас сняли Цукасова, который независимый кандидат, он поддерживался и демократами, и коммунистами. Поэтому, когда говорят, что Навальный сдает Москву коммунистам — это не Навальный сдает Москву коммунистам, это московская власть отмороженная не зарегистрировала нормальных кандидатов, не оставляя людям никакого выбора. Честно говоря, если вопрос о том, что выбирать какого-нибудь идеалиста, который идет под левыми лозунгами, но думает о городе, и выбирать жулика от мэрии, конечно, нужно выбирать человека, который честный и порядочный, а не жулик. Поэтому здесь не вопрос сегодня о том, за кого вы голосуете, за коммуниста или эсера, кстати, в этом списке есть и эсеры, там есть разные кандидаты, не факт, что все изберутся. При этом надо понимать, что часть округов безнадежная. Это округа, которые вокруг МКАДа и так далее, нет объективных шансов. Я думаю, что выборы сегодня превращаются в референдум, люди показывают, что у них есть собственное достоинство, а уж за кого, в данном случае это не так важно. Второе: эти выборы должны показать, что, во-первых, и внутри системной оппозиции тоже есть люди с иной точкой зрения. Потому что с одной стороны у нас есть откровенное штрейкбрехерство, коллаборационизм со стороны старой номенклатуры, которая зажралась, которая привыкла получать госфинансирование, делиться портфелями и так далее, есть нормальные коммунисты на низовом уровне, у которых нет иного варианта попасть на выборы, как выдвигаться от партии. Они совершенно по-другому настроены, они ходят на митинги, они поддерживают тех же независимых кандидатов. Поэтому на самом деле мы имеем сегодня не только новую демократическую оппозицию, мы имеем глубочайший внутренний конфликт внутри системной оппозиции, где есть старая номенклатура, где есть новое поколение лидеров, которое хотело бы выйти вперед, но ему не дают эти самые засидевшиеся партийные бонзы. Я абсолютно убежден, что через несколько лет в результате мы будем иметь новую оппозицию и справа, и слева. То, что происходит сейчас — это как раз работа на ее обновление.

Михаил Соколов: Михаил, либертарианцы тоже готовы сотрудничать с такими неокоммунистами?

Михаил Светов: Речь не идет о сотрудничестве, речь идет о расколе монолитного состава Мосгордумы. Это абсолютно разумная тактическая стратегия, здесь мы готовы поддержать абсолютно кого угодно.

Михаил Соколов: Можно сказать, что вообще это акция протеста?

Михаил Светов: Разумеется. Совершенно правильно сказал Александр, что это референдум. Это референдум не только о Путине, это референдум еще и о протестном движении, которое должно показать, что оно вообще-то что-то может, даже будучи загнанными в угол. Вот это протестное голосование, нас лишили графы «против всех», нас лишили наших кандидатов, значит мы будем голосовать за кого угодно, кто может победить. Если это будет коммунист — это будет коммунист, потому что сейчас нужно расколоть единство власти хоть по каким-то лекалам. Если это будет лекало коммунисты и все остальные, значит здесь нужно раскалывать.

Александр Кынев: В реальности всего два. То есть либо вы имеете монопольную Думу, которая целиком голосует, как надо, позволяет воровать на всем, чем угодно, либо вы имеете Думу, в которой есть хоть какая-то оппозиция, которая будет иметь хоть какой-то контроль, будет хоть как-то мешать принимать решения вопреки воле жителей. Третьего варианта нет. Поэтому во втором варианте пускай эта новая сила будет неважно кем, главное, чтобы не было этого монолита. Потому что нет ничего хуже во власти, чем абсолютно бесконтрольное жульничество.

Михаил Светов: Самое важное, что Мосгордума уже нелегитимна. Какой бы состав ни получился, кто бы в него ни прошел, даже если в нее пройдут коммунисты, она будет нелегитимна в любом случае, потому что коммунисты пройдут по «умному голосованию», по гражданскому протесту. Да, мы будем голосовать не за своих кандидатов, за людей, которые нам несимпатичны, но мы будем голосовать против тех, кто поставил нас перед этим невозможным выбором. А перед этим выбором нас поставила «Единая Россия».

Михаил Соколов: Сергей, вы в Новосибирске создавали оппозиционный блок, выбрали мэром господина Локтя, а теперь фактически на новых выборах вся оппозиция выступает против Локтя и блока коммунистов и «Единой России». Это, наверное, то, что будет дальше в Москве?

Сергей Дьячков: Высока вероятность. На самом деле коммунисты, как наша партия показала, довольно легко идут на соглашение с «Единой Россией». Но при этом мы выдвигаем другого кандидата, даже не одного. То есть в Новосибирске конкуренция есть. Чтобы всем было понятно, на выборах мэра будет 15 человек. Может быть это много, но это Новосибирск. Понятно, что лидер пока там Локоть. Я посмотрел прошлые выборы, как они происходили, там ведь тоже не думали, что Локоть выиграет. Поэтому, что может произойти в Новосибирске, мы посмотрим. Даже если Локоть выиграет, оппозиция объединилась против него, его следующий срок не будет легким.

Михаил Соколов: Я хотел еще обратить внимание на один момент. Сейчас у нас Илья Яшин продолжает сидеть, получил пятый 10-дневный срок ареста. Давайте короткий репортаж Мумина Шакирова посмотрим и обсудим.

Заседание по делу Ильи Яшина
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:31 0:00

Михаил Соколов: Дмитрий Иванович, зачем власть так злит людей? Все же понимают, что эти серийные посадки, тут не скажешь, что за какие-то фальшивые подписи или еще за что-то, серийные посадки делать или по 30 дней, как Михаилу Светлову дали, когда он в мэрии вел переговоры, а его там повязали? Это же политтехнологически даже глупо.

Дмитрий Орлов: Для меня мотивация вот этих арестов лидеров протеста не является очевидной, так скажем аккуратно. На мой взгляд, это требует серьезного внимания и Центризбиркома, и прокуратуры, всех надзорных и контрольных органов. Это все, что я могу сказать по этому поводу.

Михаил Соколов: Александр, что вы скажете, зачем они разъяряют публику? Завтра, видимо, кто-то опять выйдет протестовать, кого-то опять повяжут. Зачем раздражать, можно же было провести эту кампанию совершенно спокойно. В Новосибирске же никого не вяжут, никаких особых протестов там не наблюдается, по ЖКХ там выступают, скажем, все вроде идет культурно.

Александр Кынев: Я думаю, это самая большая загадка этой кампании — это изобилие этих идиотских решений. Я думаю, когда-нибудь выйдут мемуары людей, которые находились возле точек принятия решений. Потому что даже масса людей, близких к власти, тот же Дмитрий Орлов, они либо помалкивают, либо осторожно говорят, что есть вопросы. Очевидно, что никакой пользы, кроме вреда. Потому что возникает ситуация, когда, во-первых, дискредитируется сама избирательная кампания, дискредитируются выборы, уничтожена репутация ЦИКа на сегодня, он даже не может экспертов собрать, потому что люди просто не хотят ходить и слышать бредятину с рассказом о том, что у них все хорошо. Мне кажется, то, что происходит, будет иметь долгоиграющие негативные последствия. Фактически власть впервые за долгое время примирила всю оппозицию, где раньше много лет выясняли, кто лучше, какой лидер перспективнее — Гудков или Навальный. Сегодня у людей ситуация очень простая, что либо вы вместе объединяетесь, либо вас всех сажают, что все время происходит. Мне кажется, в этом смысле этот год очень важен и символичен. А то, что эти бессмысленные посадки, мне кажется, возник внутри элит какой-то дисбаланс между адекватными людьми и какими-то параноиками, которые стали реализовывать какой-то план "Ч", посчитав, что начался Майдан, мы идем по жесткому сценарию. Получился идиотизм.

Здесь, мне кажется, есть изначально фундаментальная аналитическая ошибка. Репрессии бывают двух типов: либо вы репрессируете самих организаторов, считая, что вы обезглавили протест, но тогда вы должны понимать, что это организатор. В данном случае он сетевой.

Второе: репрессии бывают диффузными или селективными, когда вы демонстративно наказываете людей из разных социальных групп, таким образом их запугивая. Соответственно, под это попадают студенты разных вузов. Если общество запугано само по себе, то да, такие демонстративные порки людей, которых выбрали как символические жертвы, действительно могут кого-то запугать. Но если это политизация, получается, что вместо того, чтобы запугать, вы политизируете каждую группу дополнительно. Потому что у каждого посаженного есть друзья, родственники, знакомые, некая социальная группа, которая его символизирует. Получается, что московские вузы, которые много лет были вне политики, получается, что власть сама пошла по пути политизации новых дополнительных групп. То, что сегодня мы имеем такие массовые акции протеста в Москве, во многом это заслуга самой власти, а не заслуга каких-то оппозиционеров.

Михаил Соколов: Михаил, вас обижают, говорят, что это не ваша заслуга.

Михаил Светов: Это заслуга всего гражданского общества. Лидеры протеста — это люди, которые вербализируют настроения общества может быть лучше, чем это удается кому-то еще. Но само общество обладает субъектностью. Запрос на перемены — это не запрос, который формирует Алексей Навальный или я формулирую, это запрос, который существует среди москвичей, который сейчас необходимо удовлетворить. Власть на самом деле забыла, что демократия нужна не только гражданскому обществу, она нужна самой власти для того, чтобы обновлялись кадры, которые и должны принимать эффективные решения, которые сегодня не принимаются, потому что обновления власти не происходит, нет положительного отбора во власть. А раз нет положительного отбора во власть, что же удивляться, что после 20 лет отбора отрицательного принимаются такие идиотские решения, типа пятого по счету ареста Ильи Яшина. Я сидел в камере с Иваном Ульяновым — это человек, который работал в офисе соседнем от ФБК, он был абсолютно не политизирован, он даже не смотрел фильм про не Димона. Из камеры через 8 дней он вышел абсолютно политизированным человеком.

Александр Кынев: Сегодня такая ситуация, что у каждого москвича есть знакомые, которые либо ходили на митинг, либо кого-то арестовали, побили и так далее. То есть степень людей лично вовлеченных колоссальная. В таких условиях пропаганда работать перестает. Более того, людей раздражает история типа снятия Бортко и так далее. То есть какое-то огромное количество технологических ошибок. То есть такое впечатление, когда решение принимается на грани нервного срыва, то люди это чувствуют. Это абсолютно фундаментально противоречит образу власти и базового электората, который существовал. Какая к черту стабильность, если невозможно поехать на выходные в центр города, потому что тебя могут скрутить, вместо прогулок по бульварам ты получишь удар дубинкой по голове. Это в Москве сегодня понимают абсолютно все, сегодня нет москвича, который не в курсе, что на выходные ехать в центр города не стоит, вот вам урбанизация, вот вам дорожки, вот вам все, что вы хотите. Рассчитывать, что люди будут счастливы и пойдут все это поддерживать 8 числа, могут только полные идиоты.

Михаил Соколов: Сергей, есть ли общая повестка дня сейчас, вы баллотируетесь, у вас борьба на губернаторских выборах серьезная, кажется, кандидат Кремля может не попасть во второй тур, есть ли общая повестка для Москвы и Алтая?

Сергей Михайлов: Да, есть. Я сейчас слушал внимательно Михаила Светова, у нас в республике Алтай получилось так же, как у вас в Москве. Бенефициарами того, что происходит, судя по всему, у нас станет КПРФ. На выборах было снято четыре политических партии, в том числе была снята Партия народной свободы, список которой я возглавлял, были сняты еще как минимум две партии, которые имели шанс войти в заксобрание. Из 8 кандидатов в губернаторы осталось только трое. На самом деле для нашего региона самое главное — это как раз история с губернаторскими выборами. Как вы знаете, республика Алтай — это национальный регион, у нас 35% населения этнические алтайцы и очень хотелось бы, чтобы среди кандидатов на должность губернатора был их представитель.

Мы от ПАРНАСА пытались выдвинуть Мергеля Теркина, от «Справедливой России» пытались выдвинуть Леонида Ефимова, бывшего главу одного из муниципальных районов республики Алтай, не прошла ни первая попытка, ни вторая. Леонид Ефимов, когда успешно собрал подписи, когда он их ждал, сотрудники Ресизбиракома трудились в эту ночь очень много, на утро оказалось, что среди подписей, которые были поданы за этого кандидата, в трех районах из 11 подписи так называемые вторичные. Мало того, что они заблокировали на 100% фильтр, они к тому же еще воспользовались инсайдерской информацией для того, чтобы снять Ефимова. Я думаю, связано это с очень простой вещью, с тем, что социология показала, что господин Хорохордин с высокой вероятностью может выйти во второй тур.

Михаил Соколов: Есть у кандидата-коммуниста выйти во второй тур, а может быть обыграть Хорохордина?

Сергей Михайлов: Мы очень на это надеемся. Стараемся помочь Виктору Васильевичу Ромашкину. Судя по социологии, которую мы видим, Хорохордин сейчас на грани. Второй тур может быть, может не быть. Мы очень надеемся, что второй тур будет.

Михаил Соколов: Сергей, я хотел бы спросить об общей повестке. В Москве протестуют по поводу того, что не пускают на выборы, не пускают к власти, не пускают контролировать бюджет и так далее. В Новосибирске, насколько я помню, были успешные протесты по тарифам ЖКХ, за их снижение, удалось заблокировать. Какая повестка, на ваш взгляд, могла бы объединить Сибирь и Москву, столицу, которая живет очень хорошо, Новосибирск похуже, а есть вообще в регионе у вас места, такие медвежьи углы, скажем так?

Сергей Дьячков: Это очень хороший вопрос, потому что экономические интересы, конечно, разные в Москве, даже в Петербурге и в Новосибирске, а уж тем более, если говорить, например, про тот же Горный Алтай. В этом смысле, мне кажется, Москва, такой город, специально сделанный так, чтобы люди жили лучше, чтобы у них не было тяги к протесту. Теперь их начали бить, они вдруг увидели, что в России есть другие регионы, во всех регионах есть свои проблемы. Конечно, поиск общего очень тяжел. Все регион живут по-разному, на сегодня у каждого региона своя проблематика. Чем дальше от Москвы, тем, условно говоря, хуже живут люди, тем больше проблем, тем больше всяческого рода нарушений. Поэтому действительно поиск какой-то совместной темы, за что можно выступать вместе — это большой вопрос.

Михаил Соколов: Михаил, что вы скажете от молодых энергичных либертарианцев?

Михаил Светов: Я абсолютно не согласен с комментарием о том, что москвичи чего-то не понимали. Из действительно умасливали потому, что в Москве, в отличие от всех остальных регионов, у нас невероятно централизованная страна, сконцентрированы органы власти, куда, по крайней мере, можно выйти с митингом. Проблема регионов, о которой я постоянно говорю, что они могут выйти с митингом на центральную площадь, но там нет органа, который может решить их проблемы, там нет органа, который может рассмотреть какие-то самые банальные вопросы, потому что губернаторы назначаются из Москвы, законы принимаются в Москве. Это уязвимое положение регионов должно быть воспринято москвичами, а регионы должны понять, что москвичи сейчас в Москве этими митингами борются в том числе и за их автономию, и за их право принимать участие в решении насущных вопросов. Рычаги влияния на эти вопросы у них отнял Путин.

Александр Кынев: Дело в том, что эти разговоры, что Москва, остальная Россия и так далее — это не совсем соответствует действительности. В Москве избирателей примерно 7 миллионов 300 тысяч, население Москвы 11 с лишним миллионов человек, на самом деле гораздо больше, потому что не все зарегистрированы. По данным налоговых органов налоги в Москве платят около 12 миллионов человек, а москвичей с пропиской 7. Это говорит о том, что в Москве как минимум несколько миллионов людей, которые живут и работают, формально юридически москвичами не являются. Зайдите в любой московский офис, спросите, откуда люди в этом офисе. Как правило, до половины сотрудников — это люди, которые де-факто москвичи давно, но кто-то из Хабаровска, кто-то из Новосибирска и так далее, и все это прекрасно знают. Поэтому рассказывать про то, что москвичи что-то не знают и не понимают, львиная доля людей, которые сегодня в Москве работают — это как раз те самые россияне, как Сергей Михайлов, Сергей Дьячков. Поэтому это мифология, которая к жизни не имеет никакого отношения.

Михаил Соколов: Есть общая повестка дня или нет?

Александр Кынев: Я думаю, общая повестка дня сегодня существует, она заключается в том, что власть абсолютно окуклилась. Власть не слышит сама себя, потому что ее правая рука не слышит левую. Когда мы видим ситуацию, когда принимаются решения идиотские, даже близкие к власти технологи не могут объяснить, как они приняты, кем они приняты, я имею в виду аресты, недопуск кандидатов, это говорит о том, что внутри власти что-то сломалось. Механизмы принятия решений внутри абсолютно разбалансированы, она принимает решения во вред самой себе. Люди, которые близки к ней, даже не могут оказать влияния на абсолютно идиотские решения.

Я не хочу реабилитировать Центризбирком, я считаю, что он ответственен за те решения, которые приняты об отказе в Москве, но ситуация двух последних лет, когда ни одна инициатива Центризбиркома по изменению законодательства о выборах не была принята. Проблема с барьером 3%, что, о ней не знали раньше? Знали. Год назад я выступал на совещании Центризбиркоме, говоря о том, что нужно срочно поменять эту норму. Руководство ЦИКа неоднократно публично выступало за как минимум исключение муниципального фильтра.

Михаил Соколов: Разве власть может сама себя высечь, они наоборот только закручивают гайки.

Александр Кынев: Часть власти разумная понимала, что все это перебор, неоднократно в том числе выступала за эти поправки. Никто никого не слышал. Даже какие-то компромиссные, половинчатые, убогие меры, которые были согласованы зимой, когда дошло до Думы, все это абсолютно до одного пункта через Думу не прошло. Получается, что одна рука власти с кем-то ходит, договаривается, когда дело доходит до решения, другая рука власти хватает и выкидывает все это в корзину. Это говорит о том, что власть внутри самой себя сегодня не в состоянии ни с кем ни о чем вести диалог, потому что механизмы принятия решений внутри сломались и не работают.

Михаил Соколов: На прошлых выборах была власть наказана несколькими скандалами со вторыми турами, и Хакасия, и Приморье, Владимирская область. У меня есть список — Волгоградская, Астраханская, Вологодская область, республика Алтай, Сахалин, Санкт-Петербург и Ставрополье, где есть риск второго тура. Дмитрий Орлов считает, что везде кандидаты власти должны победить.

Александр Кынев: В прошлом году были точно такие же прогнозы, власть в прошлом году ни одного второго тура не ожидала. Были сомнения по Хакасии, по Хабаровску, по Приморскому краю вообще не было никаких сомнений, это был шок, что в Приморском крае вообще создался второй тур. Сейчас, я думаю, ситуация похожая. То, что снялся Бортко — это говорит о том, что внутри истерика, они реально боятся. Есть несколько проблемных регионов, в которых никто не знает, как ляжет карта. Есть давняя закономерность, что люди врут в соцопросах. Во-первых, очень много людей отказываются отвечать. Есть такой фактор, когда граждане воспринимают социолога как представителя власти. Люди отлично знают, что в регионе есть один соццентр, он работают на администрацию. Социологу говорят не то, что думают, а то, что, как им кажется, они должны сказать в ответ. На практике всегда рейтинги власти завышены где-то на 10-15%.

Прошлый год показал, что если смотреть динамику по явке, радикальных изменений не было, явка в прошлом году, если брать с тем, что было пять лет назад в этих же регионах, примерно такая же. Это говорит о том, что приходят те же самые люди, которых власть во многом приводит по приказу. Но приходя на участки, эти люди все чаще голосуют совершенно по-другому. Как показал прошлый год, если люди недовольны, снимаешь одного кандидата, они моментально находят второго оппозиционного, неважно, от какой партии он идет. Это и есть особенность того, что есть сейчас. Главная проблема даже не то, что власть раздражают новые группы, главная проблема с собственным базовым электоратом, который очень сильно разочарован, который фактически обманули, проведя пенсионную реформу, потому что не было ничего этого в обещаниях перед президентскими выборами. Сейчас власть, начав нервничать, к этому базовому недовольству стала добавлять новое недовольство. Кусая как бешеная собака всех, кто попался, таким образом она стала расширять круг тех, кто возмущен тем, что происходит.

Михаил Соколов: Это политическое бешенство распространяется?

Александр Кынев: На мой взгляд, да. В результате на выборы пойдут те, кто на них никогда бы не пошел. По регионам прогноз по явке выше, чем в прошлом году, я думаю, это как раз фактор политизации. В Москве мы получим в результате этих митингов и этих арестов, этого безобразия в центре города с избиениями явку выше, чем которая была. Как проголосуют эти независимые избиратели, которые много лет не ходили — это есть главная загадка.

Михаил Соколов: Мы на улице поговорили о возможной вдруг победе коммунистов, что люди думают об этом.

Могут ли коммунисты победить на выборах?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:33 0:00
Опрос на улицах Москвы

Михаил Соколов: Тот опрос, который у нас есть в Твиттере, там такой результат, что 60% уверено, что выборы просто фальсифицируют, поэтому никакая КПРФ победить не сможет. Еще 28% считают, что «умное голосование» сработает на КПРФ.

Александр Кынев: Победа — это когда больше половины мест. В нынешней Городской Думе из 45 депутатов оппозиционеров четыре штуки. Поэтому если будет не 4, а будет хотя бы 8 — это будет рост в два раза.

Михаил Светов: Сейчас власть нарушает еще новые законы для того, чтобы продолжать фальсифицировать, потому что не может справиться с тем валом негодования, который сложился. Особенно подлый комментарий был Сергея Собянина, что в Москве протестовали не москвичи, а люди из других регионов. Это просто потому, что Сергей Собянин москвича никогда в жизни не видел, он действительно не знает, что в Москве коренных москвичей сейчас, дай бог, половина. Люди выходят, которые в Москве живут, которые считают себя москвичами, действительно прописка у них из Хабаровска. Проблемы, которые происходят здесь, касаются всей остальной страны, потому что, к сожалению, в Москве абсолютно все деньги сконцентрированы. Не надо воровать у регионов деньги, потому что все налоги платятся в Москве, общий котел находится в Москве, с барского плеча Путин регионам раздает то, что он только что у них наворовал. Разумеется, регионы в бешенстве. Я очень надеюсь, что они поймут, что в Москве у них есть поддержка. Мы, оппозиция гражданская, считаем эту ситуацию недопустимой. На улицу выходим в том числе за ваши права, за то, чтобы деньги регионов оставались в регионах.

Михаил Соколов: Сергей, вы бьетесь за разные референдумы, восстановить пенсионный возраст, еще что-то хорошее, толк будет какой-то от этого?

Сергей Михайлов: Если законы будут соблюдаться, я надеюсь, что будет. Мы 25 мая в Москве делали попытку, несмотря на то, что в законе есть норма о том, что ЦИК дает оценку вопросам, 6 июня ЦИК отказался. 6 июля нам прислали издевательский ответ из ЦИКа, что ссылаясь на норму, которая требует в течение 10 дней давать оценку вопросам, они заявили, что мы даже оценку вопросам не обязаны давать.

Михаил Соколов: Референдума пока нам ждать не стоит, а голосование, наверное, будет с сюрпризами.

Александр Кынев: Я думаю, поскольку истерика имеет место быть, это означает, что могут на всякие глупости пойти, включая грубые фальсификации. Учитывая, что действительно сейчас у нас 2019 год, а не 2005-6, гаджеты у людей и все остальное, шила в мешке не утаишь, с грамотностью у людей намного лучше, поэтому любые попытки фальсификации закончатся грандиозным скандалом.

Михаил Светов: Самое главное, нет этого безумного экономического роста, который тогда был, который немножко нивелировал политическое недовольство.

Михаил Соколов: Посмотрим, недолго нам осталось. По крайней мере, события сегодняшнего дня действительно очень интересные, история с Санкт-Петербургом будет иметь свое продолжение.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG