Ссылки для упрощенного доступа

"Не виделись несколько лет". Родственники не могут ездить к осужденным


Комитет Государственной думы по государственному строительству и законодательству рекомендовал принять в первом чтении законопроект, разрешающий переводить осужденных в колонии в те регионы, где живет кто-то из их близких родственников. Сейчас, к примеру, жителям республик Северного Кавказа приходится преодолевать десятки тысяч километров для того, чтобы раз в несколько лет увидеться с осужденными родными.

Жениха Зулайхат Нурмагомедовой, уроженца Чеченской Республики, осудили в 2017 году. Его задержали в Москве за распространение наркотиков. "В деле он фигурирует как глава преступной организации, хотя никогда ничем подобным не занимался. Ему подкинули деньги, предназначенные для контрольной закупки. В итоге – 12 лет колонии строгого режима в Мордовии", – рассказывает Зулайхат Нурмагомедова.

За два года она смогла приехать в Мордовию всего один раз. "Пока мы официально не расписаны, я могу приезжать только на короткие свидания. Свадьба у нас назначена на 16 июля. Перед этим я хотела приехать к нему еще раз, но он постоянно находится в штрафном изоляторе. В колонии никаких справок не дают, говорят только, что он якобы постоянно нарушает какие-то правила", – делится девушка.

Вместо четырех часов встреча продлилась полтора часа

В то, что ее жених может быть "злостным нарушителем", она не верит. "Я была в колонии всего один раз как посетитель, и даже во время этого визита столько моих прав было нарушено! Я не представляю, как сотрудники ведут себя по отношению к осужденным", – добавляет Нурмагомедова.

По ее словам, началось все с того, что свидание состоялось гораздо позже, чем изначально планировалось. Ее просили приехать в колонию к девяти утра, чтобы написать заявление, пройти инструктаж, а в 11 уже встретиться с женихом. В итоге свидание началось в 15:10.

Боюсь, что если мать увидит, в каких условиях он содержится, ей станет плохо

Встреча должна была продлиться четыре часа, однако в 16:30, то есть через полтора часа после начала свидания, сотрудница колонии попросила разговор закончить. "Комната для свиданий комнатой по сути не являлась. Там же находилась приемка и постоянно ходили люди. Никаких телефонов или специальных аппаратов, чтобы пообщаться с осужденными, в комнате не было. Только маленькая дырка в стене, через которую и происходило общение. То есть я преодолела столько километров, а в итоге даже поговорить не смогла с человеком, которого давно не видела. На все мои претензии в колонии ответили: "Скажите спасибо, что мы вам вообще встретиться разрешили", – рассказывает Нурмагомедова.

Исправительная колония №2 УФСИН России в Забайкальском крае
Исправительная колония №2 УФСИН России в Забайкальском крае

Мама жениха не смогла за два года приехать к нему в колонию ни разу. "Я боюсь, что если она увидит, в каких условиях он там находится, ей станет плохо", – признается девушка. Добраться до Мордовии из села Чернокозово Чеченской Республики, где живет его мать, для пожилого человека практически невозможно. Прямого транспорта нет. Сначала на такси нужно добраться до ближайшего города, оттуда доехать до Рязанской области, потом – до поселка Зубова Поляна в Мордовии. Там снова такси, чтобы доехать до колонии.

"Помимо того что это очень тяжелая и длительная поездка, она еще и дорогая. Пенсия у матери – десять тысяч рублей. Каждый раз в обращении во ФСИН мы указывали и этот факт тоже. Вся ее пенсия уйдет на то, чтобы собрать посылку в дорогу и купить билеты", – добавляет она.

По словам Нурмагомедовой, в селе Чернокозово есть колония строгого режима. В ней есть свободные места. Об этом она тоже писала в нескольких своих обращениях во ФСИН. Сначала в ответах тюремщики ссылались на переполненность колонии, но после того, как она предоставила документы о наличии свободных мест, ей ответили, что осужденные должны находиться в одной колонии в течение всего срока.

Законопроект, согласно которому заключенного смогут перевести в колонию по месту жительства близкого родственника, дает надежду на то, что видеть жениха Нурмагомедова сможет чаще, чем раз в два года. По действующим нормам, перевести осужденного в другую колонию могут только в случае болезни, для обеспечения личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения или при других исключительных обстоятельствах.

В итоге жители Северного Кавказа не могут годами встретиться с отбывающими наказание родственниками. По словам координатора проекта помощи заключенным из Чечни и Ингушетии комитета "Гражданское содействие" Ольги Чмуровой, за год к ним поступает около ста таких обращений. "Иногда заключенные или их родственники пишут нам о какой-то другой проблеме, а во время диалога выясняется, что они уже несколько лет не виделись", – говорит Чмурова.

По ее словам, согласно 73-й статье Уголовно-исполнительного кодекса, заключенный должен отбывать наказание по месту жительства или по месту жительства ближайших родственников. Однако статья содержит уточнение: это не касается осужденных за терроризм или экстремизм. Место заключения для них определяет ФСИН. Жителей Северного Кавказа чаще всего осуждают именно по этим статьям.

"Как только мы получаем такое обращение, если оно исходит от родственников, мы стараемся связаться с самим осужденным и узнать, готов ли он ситуацию изменить. Иногда заключенный страдает из-за отсутствия свиданий с семьей, при этом находится в неплохих условиях, где никто не применяет в отношении него силу или не отправляет просто так в ШИЗО, и менять эти условия не готов", – рассказывает Чмурова.

Мужская исправительная колония в Мордовии
Мужская исправительная колония в Мордовии

Если в изменении ситуации заинтересованы обе стороны, комитет направляет обращения от имени родственников во ФСИН. В них перечисляются причины, почему осужденный должен быть переведен в колонию ближе к месту проживания родственников. Обычно указывается финансовый фактор и состояние здоровья членов семьи, если оно не позволяет совершать длительные поездки.

В ответ ФСИН чаще всего отвечает, что ни один из перечисленных пунктов не является законным основанием для перевода заключенного. Потом происходит обжалование решения в Замоскворецком суде Москвы. Там тоже обычно родственники получают отказ. Тогда "Гражданское содействие" помогает им направить жалобу в Европейский суд по правам человека.

Европейский суд признает ситуацию нарушением и присуждает компенсацию. При этом реальных изменений в виде перевода осужденного никогда не происходит. "Хотя многие заключенные остаются отбывать наказание в отдаленных колониях, ФСИН все же видит, что обращений в Европейский суд по этому поводу становится все больше, и следующих заключенных старается не направлять так далеко. Редко их оставляют отбывать наказание на территории республик, даже если там колонии есть, но дальше Центральной России не этапируют", – говорит Чмурова.

Раньше, по ее словам, осужденных с Северного Кавказа отправляли в основном за Урал.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG