Ссылки для упрощенного доступа

Слово и дело Путина. Почему президент говорит не то, что делает


Российские власти по-прежнему стараются не замечать ни второй волны коронавируса, ни ее экономических последствий, а заболеваемость и смертность в стране продолжают обновлять рекорды. Новые меры поддержки бизнеса и населения пока не обсуждаются, поскольку и нового национального локдауна никто вводить не намерен. При этом нельзя сказать, чтобы государство совсем уж сидело сложа руки. Оно вернулось к более привычной деятельности – введению новых запретов и ограничений. Об этом в новом выпуске программы "Деньги на Свободе" с экономическим публицистом Максимом Блантом.

В субботу, 21 ноября, в онлайн-режиме состоялся саммит "Большой двадцатки". Главной темой был, конечно, коронавирус и его экономические последствия. В совместном коммюнике лидеры G20 пообещали обеспечить справедливое распределение по всему миру вакцин от COVID-19, необходимых лекарственных препаратов и тестов, а также поддержать бедные страны в борьбе с пандемией.

Полная видеоверсия программы:

Выступил на виртуальном форуме и президент России Владимир Путин. Он пообещал сделать российские вакцины доступными для нуждающихся в них стран. И тут, как мне представляется, российский участник саммита несколько погорячился.

Выступление Владимира Путина на саммите G20
Выступление Владимира Путина на саммите G20

Российская вакцина "Спутник V" действительно стала первой официально зарегистрированной в мире. И еще две вакцины проходят в России клинические испытания. Однако между тем, чтобы создать и испытать вакцину, и тем, чтобы наладить ее массовое производство, сохранив при этом эффективность опытных образцов, дистанция весьма существенная.

Даже по самым смелым прогнозам Россия только к весне выйдет на производство 15 миллионов доз "Спутник V" в месяц. А учитывая, что для вакцинации одного человека требуется две дозы, даже при таких объемах производства только на то, чтобы закрыть потребности самой России, уйдет 18–20 месяцев. Если же произведенные в России препараты будут уходить – пусть и за деньги – "всем, кто в них нуждается", с коронавирусом нам жить и умирать придется еще долго.

Для сравнения, американо-немецкий альянс Pfizer и BioNTech обещают уже до конца этого года произвести 50 миллионов доз, а в следующем году – 1,3 миллиарда. И американский президент Дональд Трамп, выступавший на том же саммите, ничего никому поставлять не обещал, даже после того, как его об этом специально спросили.

Возвращаясь к Путину, стоит отметить, что говорил он не только о вакцинах. Среди прочего он призвал к снятию торговых барьеров. Любопытно, что в тот же день Путин подписал указ о продлении контрсанкций до 31 декабря следующего, 2021 года. Контрсанкции Россия ввела еще в 2014 году в отношении стран Евросоюза, Норвегии, Швейцарии, США, Австралии и Канады. О том, что продовольственное эмбарго в гораздо большей степени бьет по российским потребителям, чем по европейским, американским или австралийским производителям, мы уже говорили. Называли и цифру потерь. По оценке экспертов Российской академии народного хозяйства и госслужбы и Центра экономических и финансовых исследований и разработок, ежегодно ответные санкции обходятся россиянам в 445 миллиардов рублей, причем в ценах 2013 года.

Понятно, что основную выгоду от запрета на импорт продуктов питания получили российские производители этих самых продуктов, а также сельхозпроизводители.

Однако и тут коронавирус внес свои коррективы. Из-за закрытых границ в Россию не смогли приехать сезонные рабочие. Растить и собирать урожай во многих хозяйствах оказалось просто некому. Так что этой осенью впервые за многие годы вместо сезонного снижения цен мы впервые наблюдали подорожание овощей, фруктов, круп, растительного масла.

Платить же в любом случае придется простым россиянам

На российском оптовом рынке, несмотря на хороший урожай, цена на продовольственную пшеницу почти в полтора раза выше, чем год назад. Чтобы сбить цены, Министерство сельского хозяйства собирается ввести ограничения на экспорт зерновых. Однако это чревато серьезными убытками для производителей. Они и так столкнулись не только с дефицитом рабочих рук и, как следствие, с ростом расходов на заработную плату, но и с резким повышением цен на удобрения из-за девальвации рубля.

Да и вообще, ни к чему хорошему внешнеторговые ограничения, как правило, не приводят. Введение экспортных квот, возможно, собьет цены на зерно урожая этого года. Но в следующем году, памятуя о негативном опыте, крупные российские производители будут просто меньше сеять. И тогда уже Минсельхоз может столкнуться не просто с ростом цен, а с дефицитом зерна на внутреннем рынке. Придется либо еще сильнее сокращать экспортные квоты, а то и вовсе закрывать экспорт, либо мириться с опережающим ростом цен. Платить же в любом случае придется простым россиянам.

Продолжая тему запретов и ограничений, я не могу обойти стороной еще одну новость. 19 ноября группа депутатов и сенаторов внесла в Госдуму законопроект, который позволяет полностью или частично ограничить доступ к ресурсам, владельцы которых нарушают ни много ни мало "основополагающие права и свободы человека". В пояснительной записке уточняется, что санкции – от штрафов до замедления трафика и полной блокировки – могут вводиться против сайтов и интернет-платформ, которые дискриминируют доступ к материалам российских СМИ. Решение будет принимать генеральный прокурор по согласованию с российским МИДом, а исполнением заниматься Роскомнадзор. В этом ведомстве, кстати, инициативу приняли с восторгом.

Один из авторов законопроекта, глава комитета Госдумы по информационной политике Александр Хинштейн, заявил, что его детище позволит полностью заблокировать YouTube на территории России, и сравнил документ с изобретением ядерной бомбы. Что в голове у этого человека, мне судить сложно. Но я искренне надеюсь, что Хинштейн не внесет законопроект, предусматривающий ядерные бомбардировки собственной территории в ответ на нарушение основополагающих прав и свобод россиян другими государствами. Впрочем, последствия блокировки YouTube, Facebook или Twitter (а к ним предъявляются аналогичные претензии) для российского бизнеса, который активно использует эти площадки для продвижения своих товаров и услуг, могут быть вполне сопоставимыми с ракетно-ядерным ударом по Воронежу.

Депутаты получат шанс блеснуть квасным патриотизмом, хотя для этого им и повода не нужно

Но думаю, что в реальности МИД никаких блокировок согласовывать не будет. Хотя бы потому, что популярные блогеры Мария Захарова, Маргарита Симоньян и прочие подобные лишатся площадок для распространения своих перлов, которые в последнее время все чаще уже даже не оправдывают, а заменяют российскую внешнюю политику. Так что и бизнесу радикально пересматривать маркетинговую политику пока рано. Но законопроект (а его написание, по информации РБК, инициировала администрация президента), конечно, примут. Депутаты получат шанс блеснуть квасным патриотизмом, хотя для этого им и повода не нужно. Роскомнадзор пытается оштрафовать Facebook или YouTube, а те традиционно этого не заметят. На том дело и закончится.

Другие темы новой программы "Деньги на Свободе" с Максимом Блантом:

  • Криптоденьги. Кому нужно уголовное наказание за криптовалюты.
  • "Не в деньгах счастье". Чему Минфин пытается учить россиян.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG