Ссылки для упрощенного доступа

Мясо на ниточке. Как государство экономит деньги на пенсионерах


Размер пенсий у большинства россиян невелик. Чтобы сводить концы с концами, многим пенсионерам приходится работать, и вот тут чиновники начинают снимать с них надбавки, воюя за каждую копейку.

В Москве пенсионерам дополнительно положена региональная социальная доплата до прожиточного минимума: так называемая "лужковская надбавка" (ее ввел предыдущий мэр Москвы Юрий Лужков). На данный момент, если человеку положена пенсия меньше 20 222 рублей, то разница доплачивается из бюджета социальной защиты. Если же при выходе на пенсию москвичу начислена ежемесячная выплата выше минимума, то доплату он не получает. Обязательное условия для ее получения – подтвержденное проживание в Москве не менее десяти лет.

Я думала, это ошибка: я же не поступала ни на какую работу, не получала никакую зарплату

Ирина Васильева вышла на пенсию в 2018 году и пару лет благополучно получала и пенсию (8083 рубля), и московскую доплату.

– Примерно через год я заключила договор с издательством на публикацию моей книги, – рассказывает Ирина. – Прошел еще год. И вдруг мне позвонили из собеса и говорят: "А вы знаете, что социальная выплата теперь для вас прекратится?" Я думала, это ошибка: я же не поступала ни на какую работу, не получала зарплату. И даже гонорара за книгу этот договор не предполагал, только выплаты по итогам продаж, но до этого дело так и не дошло. Ну, думаю, фамилия у меня распространенная: наверное, меня с кем-то перепутали. Но, как выяснилось, не перепутали, и причиной стал мой договор с издательством.

Я ходила в Пенсионный фонд и в собес, множество раз говорила им, что в издательстве не работаю, никаких выплат в налоговую с моих отсутствующих гонораров не было нигде и никогда. Они сказали: "Разберитесь с вашим издательством". В издательстве сказали, что раньше этого не было, а сейчас почему-то требуют какие-то странные справки. Они предоставили мне кучу справок, что я никогда там не работала, денег не получала, книга еще не напечатана, никаких выплат не было.

Все эти справки я отнесла в собес. Но это не помогло. Через два месяца мне позвонили и сказали, что у меня теперь статус работающего пенсионера, и поэтому выплаты, которые я уже получила за предыдущий период, с момента заключения договора, я получила незаконно, использовала их для незаконного обогащения и теперь должна вернуть в собес наличными 90 тысяч рублей. Я сначала совершенно обалдела, а потом побежала в Сбербанк и на всякий случай сняла все свои деньги. На следующие звонки я отвечала, что я бедная пенсионерка, которая за всю жизнь не смогла ничего накопить, поэтому никаких денег я вернуть не могу.

Сказали, что выплаты за предыдущий период я использовала для незаконного обогащения

Когда я рассказала эту историю своему сыну, он подумал, что это мне звонят мошенники, вымогают эти 90 тысяч. Сын просто не мог поверить, что это делает государство! Я опять обратилась в издательство, и там мне предложили расторгнуть контракт, что мы и сделали. К тому времени доплату мне переводить уже перестали. Несколько месяцев я получала только восемь тысяч пенсии. Я снова собрала все документы, подала на эту субсидию и стала ее получать.

Потом я пообщалась с юристами, и они мне все объяснили. Статус работающего пенсионера, которому не положена доплата, получают все, у кого патент, авторские права, интеллектуальная собственность, все, кто нечаянно опубликовал статью, стихи, музыку. Почему-то этот статус присваивается и всем священникам, и представителям малых народов Севера, а также фермерам, продающим сельскохозяйственную продукцию. Все эти люди никогда не будут получать доплату. Юристы прислали мне этот документ, и там есть замечательная строчка – "и другие". Так что гипотетически в статус работающего пенсионера могут попасть все люди, которые, допустим, что-то продают в интернете.

Ирина Васильева
Ирина Васильева

Вскоре я заметила, что получаю социальную выплату меньше на три тысячи. Они вычитали у меня деньги в счет этого "долга"! Я-то думала, что собес должен подать на меня в суд, а потом, наверное, меня пригласят в суд, и там я объясню, что не обманывала государство и не обогащалась за его счет. Но все было тихо, меня никуда не приглашали, никакого суда не было. Просто стало приходить на три тысячи меньше. Меня об этом вообще не предупредили!

– А почему они совсем ее не сняли?

– Ну, договор-то с издательством я расторгла, значит, опять имела право на эту выплату.

– То есть сейчас вычитают за прежнее "незаконное обогащение"?

Они что-то там пересчитали и утверждают, что теперь я должна им уже 158 тысяч

– Да. Я опять пошла сначала в Пенсионный фонд, потом в собес. Меня туда не пустили, потому что у меня не было прививки от ковида и QR-кода. Но я села на стул у входа и сказала: "Я не уйду, пока мне не дадут документ, на основании которого у меня вычитают деньги". Они там бегали, бегали, но так ничего и не показали. Наверное, если бы этот документ был, можно было его распечатать и отдать мне. Но, похоже, они его только потом сделали задним числом, потому что мне его прислали через две недели!

Сотрудник Дмитровского учебно-производственного предприятия
Сотрудник Дмитровского учебно-производственного предприятия

– Вы собираетесь выплачивать эти 90 тысяч?

– В начале декабря я получила еще одно письмо. Они что-то там пересчитали и утверждают, что теперь я должна им уже 158 тысяч. Выплачивать мне их не с чего, да и нужным я это не считаю. Я никого не обманывала. Я не получила от издательства ни копейки, но почему-то должна заплатить 158 тысяч! Честно говоря, мне все это напоминает рассказ Чехова "Каштанка". Помните, там был злой мальчик, который давал собаке кусочки мяса, привязанные за ниточку? Она их глотала, а он эти кусочки вытягивал обратно у нее из желудка. А еще очень обидно за тех людей, которые вообще не вникают во все эти тонкости, просто ничего не знают и никуда не ходят, а государство на них экономит кучу денег. Мне знакомые рассказывали: у многих подобные истории и с пенсиями, и с детскими пособиями, – говорит Ирина Васильева.

Все это напоминает злого мальчика из рассказа Чехова "Каштанка"

В самом деле, к работающим пенсионерам, согласно российскому законодательству, относятся в том числе авторы произведений, получающие выплаты и иные вознаграждения по договорам об отчуждении исключительного права на произведения (науки, литературы, искусства). Вот только выплат Ирина Васильева не получала.

Тот же статус работающего пенсионера имеют и руководители организаций. Так, Валентина Мельникова, ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России, не получает ни зарплаты в своей организации, ни московской субсидии. Вот что она рассказала Радио Свобода.

– Раньше у нас все время были грантовые проекты, и московскую субсидию мне не платили. Когда в 2018 году гранты закончились, я уволилась, собрала необходимые документы и стала ее получать. А потом в конце 2020-го эту доплату вдруг перестали присылать. У меня сама пенсия-то небольшая – 16 тысяч. Я звоню, а они говорят: "А вы работаете. Вы в едином государственном реестре показаны как руководитель организации. А у нас есть указание, что если руководитель показан в реестре, то он считается работающим: ему надбавки не платят и пенсию не индексируют".


– Но вы же уволились!

– Да, но меня же никто не переизбирал! Организация – юридическое лицо. Меня выбрали на съезде ответственным секретарем, я так у них и числюсь в реестре. А уволилась я как штатный работник, не получающий зарплату.

– То есть вы волонтер?

Если руководитель показан в реестре, то он считается работающим, ему надбавки не платят и пенсию не индексируют

– Да. Налоговая показала, что за эти годы у меня нет никаких налоговых перечислений от организаций. Но им в 2019 году пришла какая-то цидуля, что если человек числится в организации руководителем, он все равно считается работающим, хоть там вообще никаких денег нет! Они потребовали, чтобы я вернула в соцзащиту 68 тысяч за неправедно полученную надбавку.

Ну, я развернула борьбу. Позвонила в организацию "Юристы за гражданское общество". Там мне сказали: "У нас есть такие истории, но мы пока не победили". – "Хорошо, я попробую победить". Написала сначала в свой в Пенсионный по месту жительства, попыталась выяснить, как эти данные туда попадают. Оказывается, организация ежемесячно заполняет специальные формы и один раз в год – дополнительно на всех своих сотрудников. И было указание, чтобы на руководителей эти формы заполнялись каждый месяц и в них было указано, что человек работает, даже если денег нет. И моя бухгалтер честно все это делала.

Валентина Мельникова
Валентина Мельникова

Я написала в Пенсионный фонд, в котором мы числимся как организация, послала им эти отзывные формы. Они мне исправили задним числом, более того, вежливо ответили, что "вам неправильно не проиндексировали пенсию". И проиндексировали пенсию сразу на две с лишним тысячи. Соцзащита, которая выплачивает московскую надбавку, прислала мне письмо, что, да, вы имеете право, но все-таки вы в 2019 году числились в Mediascope, они вам там выплачивали по 170 рублей в месяц и платили за вас налоги, так что этот год вы считаетесь работающей, но должны вернуть уже не 68 тысяч, а только 38. В Mediascope они ставят программку на компьютеры и смартфоны: мониторинг СМИ и прочее. И я в 2019 году имела неосторожность подписать с ними договор, и они мне присылали на телефон частичную оплату за интернет. Но я же не думала, что они платят с этой штуки налоги!

– Как же вам все-таки удалось победить? Есть же указание считать руководителей организаций работающими.

– Некорректно сформулированные положения нормативных документов подразумевают, что каждый читает их как хочет. Соцзащите и Пенсионному фонду дали указание читать вот так, что, даже если он ни копейки не получает, все равно надо считать работающим и всего, чего можно, лишать. А можно прочитать это и иначе. Кроме того, я нашла судебное решение по похожему делу. Там еще к тому же и благотворительная организация, и все-таки там тоже попытались что-то с нее поснимать. Но эта женщина выиграла суд.

Некорректно сформулированные положения нормативных документов подразумевают, что каждый читает их как хочет

Правозащитники мне еще прислали подобные решения. Так что я написала свою трактовку и проиллюстрировала ее судебными решениями. Пока мне приходит только чистая индексированная пенсия, без доплаты, но я собираюсь довести это дело до конца, – говорит правозащитник Валентина Мельникова.

Прокомментировать эту историю мы попросили юриста Екатерину Васютину, директора проекта "Правовая команда".

– Статус руководителя НКО постоянно вызывает вопросы. В общественные организации люди приходят, как правило, по зову сердца, и последнее, о чем они думают, – это о том, что становясь директором, они автоматически попадают в ЕГРЮЛ, волей-неволей вступая в трудовые отношения со своей организацией, а трудовые отношения подразумевают заработную плату, хотя бы минимальную.

Ситуация с Валентиной Мельниковой в конечном счете сложилась удачно, потому что Пенсионный фонд самостоятельно меняет практику правоприменения. История непростая. С одной стороны, есть официальная позиция Пенсионного фонда: работающий гражданин – застрахованное лицо, независимо от того, были ли выплаты или вознаграждения. Трудовые отношения подразумевают возмездность, что четко указано в Трудовом кодексе, и возникают они в связи с избранием или назначением на должность.

Статус руководителя НКО постоянно вызывает вопросы

С другой стороны, в последние два года начала появляться судебная практика, в интернете появились письма Пенсионного фонда, адресованные конкретным организациям, о том, что если руководитель НКО работает безвозмездно, то есть на общественных началах, то он не признается работающим и ему можно индексировать пенсию. Однако сложность в том, что официальная позиция не изменилась.

Екатерина Васютина
Екатерина Васютина

Одно из управлений Пенсионного фонда Москвы разослало в НКО своей территории письма об индексации пенсии руководителю, даже если он работает без зарплаты. Одно территориальное управление разослало такое письмо, а другие, видимо, нет, то есть практика, мягко говоря, разнообразна.

Проблема в несогласованности норм большого количества различных нормативно-правовых актов. Есть Трудовой кодекс, есть Закон о пенсионном страховании, а там очень длинное определение, что такое застрахованное лицо. И, исходя из анализа норм, все же нельзя четко сказать, что если нет зарплаты, то лицо не является застрахованным, а если есть, то является застрахованным.

Томск. Пожилые мужчина и женщина обучаются работе за компьютером
Томск. Пожилые мужчина и женщина обучаются работе за компьютером

Когда речь идет про назначение различного рода надбавок и пособий, то каждая из них, как правило, регулируется отдельным постановлением правительства, федерального или регионального. И в каждом постановлении написано, что, например, на московскую надбавку к пенсии (или, скажем, пенсию по потере кормильца) могут рассчитывать такие-то категории граждан, а основанием для лишения является то-то. Не юристу довольно сложно разобраться во всех этих определениях.

Проблема в несогласованности норм большого количества различных нормативно-правовых актов

– Возможно, и есть какая-то логика в том, чтобы не индексировать пенсию или не платить субсидию тем, кто зарабатывает в другом месте, а стало быть, не является малоимущим. Но ни Валентина Мельникова, ни Ирина Васильева нигде не получали денег.

– Если у человека нет иных источников дохода, кроме пенсии, и он при этом берет на себя какие-то дополнительные общественные обязанности, конечно, было бы справедливо, чтобы он сохранял все свои льготы, надбавки и доплаты. Но, к сожалению, сейчас законодательство сформулировано так, что полностью снять этот вопрос можно только одновременным внесением соответствующих взаимодополняющих изменений в Трудовой кодекс и иные нормативные акты.


А вот что думает по этому поводу Павел Кудюкин, член Совета Общероссийского объединения профсоюзов "Конфедерация труда России", в прошлом – замминистра труда.

– То, что работающим пенсионерам не индексируют пенсии, – это ужасное безобразие! Основная часть пенсии – это пенсия страховая, на которую люди всю свою трудовую жизнь отчисляли с тех пор, как у нас возник Пенсионный фонд. И в советское время тоже были начисления на Фонд оплаты труда, за счет которых финансировались пенсии. И лишать людей пенсии в полном объеме только на том основании, что они работают, неправильно, тем более что с их зарплаты продолжают делать отчисления в Пенсионный фонд.

То, что работающим пенсионерам не индексируют пенсии, – это ужасное безобразие!

Считать руководителей НКО, если они не получают зарплату, работающими – это, полагаю, произвол конкретных чиновников. Вообще-то, смотреть надо не на то, значится ли человек на том или ином посту, а есть ли на человека отчисления в Пенсионный фонд, и вот если этих отчислений нет, это значит, что он не получает заработную плату. И считать его работающим на этом основании и лишать московской доплаты до прожиточного минимума либо индексации, с моей точки зрения, это грубое нарушение закона. Такое впечатление, что это просто произвол конкретных чиновников в Пенсионном фонде, которые считают, что они таким образом заботятся об интересах государства и экономят пенсионные деньги.

Павел Кудюкин
Павел Кудюкин

Когда у человека не регулярные доходы, а какие-то случайные разовые мелкие гонорары, тут очень спорный вопрос – можно ли считать его работающим и лишать надбавки и индексации. Но я встречал такую информацию: люди действительно сталкивались с этим, шли в Пенсионный фонд и добивались, что их признавали неработающими и, соответственно, имеющими право и на доплату, и на индексацию.

– К сожалению, граждане, обладающие интеллектуальной собственностью или авторскими правами, действительно исключаются из списков людей, которые могут получать региональные субсидии. Но справедливо ли это?

– Это несправедливо, и это противоречит экономической природе страховой пенсии. Что касается держателей авторских прав. Это не работа, а некое право, которое либо приносит доходы, либо не приносит доход (чаще, кстати, не приносит). Это просто произвольно делается.

Экономят копейки на несчастных пенсионерах

– Много ли еще несовершенств в российском пенсионном законодательстве?

– Несовершенств много во всей пенсионной системе. Во-первых, есть некоторые рекомендации МОТ, в каком размере должна быть пенсия. Это некий социальный норматив: пенсия должна возмещать 40% утраченного дохода. А у нас она в среднем возмещает где-то 25–30%, в какие-то годы дотягивает, а в какие-то нет. Уже этот международный социальный норматив не выполняется.

У нас, как известно, у людей отняли их пенсионные накопления. Я критически отношусь к самой идее накопительной пенсии в России по целому ряду причин, но раз уж такое ввели, то люди рассчитывали на то, что на их оплату труда начисляется определенный процент, который идет в накопительную часть, и она будет им добавкой к пенсии. Сейчас эту накопительную часть просто пускают на выплаты текущих пенсий, отнимая эти деньги у будущих пенсионеров, что тоже несправедливо и не очень законно, если отказаться от чисто нормативистского понимания права, что право – это то, что власть прописала в законе, а исходя из более принципиальных моментов.

Омская область. 64-летний учитель обществознания, истории и ОБЖ
Омская область. 64-летний учитель обществознания, истории и ОБЖ


Размер пенсии часто бывает унизительным и не очень-то дает возможность полноценно жить, особенно с учетом того, что у пенсионеров возрастают расходы на лекарства и лечение. Да, они могут получать эти лекарства в натуральном виде, но, во-первых, за ними набегаешься, чтобы получить соответствующие документы в поликлинике, а во-вторых, многие жизненно важные препараты не включены в список лекарств, которыми обеспечивают бесплатно.

– Зачем вводятся все эти ограничения? Чтобы, не дай бог, кто-то из пенсионеров лишнюю копейку не получил?

Размер пенсии часто бывает унизительным и не очень-то дает возможность полноценно жить

– Большая часть политики у нас диктуется Минфином, который исходит не из макроэкономических или социальных, а сугубо бухгалтерских соображений. Вот у них есть пунктик, что бюджетные расходы нужно сокращать. Притом что у нас много лет профицитный бюджет (только в прошлом году он был немножечко дефицитным в связи с ковидными выплатами), денег, что называется, куры не клюют. Используются они достаточно бездарно, откладываются в два стратегических фонда. Но средства этого фонда в основном вложены в американские финансовые инструменты, которые не восполняют даже потери от инфляции. Это не в упрек нашему правительству, потому что других инструментов в мире просто нет. Но при этом экономят копейки на несчастных пенсионерах.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG