Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Верховный суд России в среду снизил с 7 до 3 лет лишения свободы срок наказания Оксане Севастиди, 46-летней жительнице Сочи, подтвердив ее виновность в государственной измене за СМС-сообщение о передвижении российской военной техники незадолго до войны с Грузией в 2008 году. После решения суда Севастиди чувствует "обиду", но по-прежнему "любит Путина", удовлетворившего ее прошение о помиловании.

Оксана Севастиди была арестована 15 января 2015 года и обвинена по статье 275 УК РФ "Государственная измена". В марте 2016 был вынесен приговор. 7 марта 2017-го президент России Владимир Путин подписал указ о ее помиловании. 12 марта Оксана Севастиди вышла на свободу. Ее адвокаты говорят, что не удовлетворены решением Верховного суда и, скорее всего, оспорят приговор в его президиуме, а многочисленные процессуальные нарушения в этом деле станут поводом для обращения в Европейский суд по правам человека.

Дело Оксаны Севастиди вызвало широкий резонанс – настолько абсурдно звучало обвинение в госизмене за несколько отправленных в сообщении слов. "У вас что, танки стоят на платформе?" – написал Оксане в апреле 2008 года ее грузинский знакомый, таможенник, с которым она случайно познакомилась во время одной из своих поездок в эту страну. Севастиди отправила в ответ СМС такого содержания: "Раньше стояли, сейчас не знаю". До войны с Грузией оставалось еще 4 месяца.

Было и еще одно СМС, его Оксана Севастиди, по данным СМИ и адвокатов, якобы отправила все тому же знакомому уже сама, в июле, когда эшелоны с военной техникой снова проходили в сторону Абхазии через Сочи и Адлер.

Позже в материалах дела знакомый Севастиди был назван "сотрудником грузинских спецслужб" – как говорят адвокаты, на основании некоей "выписки", предоставленной суду ФСБ.

Суд счел, что этими СМС Оксана Севастиди "разгласила государственную тайну". 23 декабря 2016 года, во время ежегодной большой пресс-конференции, президент России Владимир Путин усомнился в том, что "общедоступные и не защищаемые специально сведения могут быть государственной тайной".

С Путиным согласен закон, в котором об этом говорится прямым текстом, а также эксперты, которых привлекли к делу адвокаты. Не согласны лишь судьи, которые отказались приобщать материалы экспертизы к делу и в конченом итоге подтвердили виновность Оксаны Севастиди.

  • Закон РФ о государственной тайне. Статья 2. "Государственная тайна – защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации".

На той пресс-конференции Путин пообещал "разобраться с этим делом". По словам самой Севастиди, об этом обещании Путина ей говорил и начальник СИЗО "Лефортово", когда просил женщину написать прошение о помиловании президенту под его диктовку.

В Сочи Оксана Севастиди работала обычным продавцом в хлебном магазине, жила с мамой и старенькой бабушкой. Была членом "Единой России", Путина, по словам ее мамы, "уважала". Для ее семьи это дело закончилось трагедией: после приговора, в апреле 2016 года, бабушка Оксаны скончалась от инсульта. По словам Севастиди, за время заключения в колонии она сильно подорвала здоровье из-за плохого питания. В интервью она также рассказывала, что в исправительное учреждение по этапу ее везли полтора месяца, назвав это "настоящей пыткой".

Мать Оксаны сейчас ждет ее дома. За то время, что этим делом занимаются адвокаты "Команды 29" Ивана Павлова, стало известно еще о нескольких уголовных делах, которые были возбуждены из-за сообщений о том самом железнодорожном составе с танками. Некоторые из них рассматривались одним и тем же судьей Краснодарского краевого суда – Владимиром Кобзевым. Например, дело жительницы Сочи Екатерины Харебава, осужденной на 6 лет лишения свободы в ноябре 2014 года. В среду, после заседания Верховного суда, Оксана Севастиди назвала имя еще одной осужденной за похожее СМС о тех же самых танках – 60-летней Анико Кесян из Адлера. По данным адвокатов, подобных дел и осужденных по ним – около десятка, сбор точной информации об осужденных за СМС накануне российско-грузинской войны сейчас продолжается.

Несмотря на то что решение Верховного суда оставить обвинительный приговор в силе не удовлетворило адвокатов, у него, как они говорят, есть и положительная сторона. Дело в том, что первый адвокат Севастиди, которого знакомые посоветовали ее маме и который представлял интересы Оксаны до вынесения приговора, по неизвестной причине не стал обжаловать приговор. В итоге сроки обжалования истекли, Краснодарский краевой суд отказался их восстанавливать, но Верховный суд постановил, что Севастиди все равно имеет право на апелляцию. Адвокаты "Команды 29", на которых Севастиди вышла через правозащитное общество "Мемориал", считают это решение прецедентным и очень важным для других осужденных, которые по той или иной причине не смогли обжаловать приговор. Говорит один из адвокатов Оксаны Севастиди Евгений Смирнов:

– Решение Верховного суда я оцениваю двояко. Конечно, тем, что он оставил приговор обвинительным, я недоволен. Потому что не может в тех сообщениях, которые посылались Оксаной и состояли из нескольких слов, содержаться сведений, содержащих государственную тайну, причем настолько серьезную, что она может "причинить ущерб внешней безопасности Российской Федерации". Но тут есть и один очень положительный момент – это то, что суд восстановил срок подачи апелляционной жалобы в связи с тем, что адвокат, который работал в суде первой инстанции, недобросовестно исполнил свои обязанности, а именно – не оспорил приговор в Верховном суде. Это такое прецедентное решение, которое, я очень надеюсь, будет использоваться нижестоящими судами и по многим другим делам, позволит добиться справедливости для многих-многих наших сограждан.

– Поставлена ли сегодняшним решением суда точка в этом деле? Будут ли адвокаты и дальше добиваться оправдания Севастиди? Например, в Европейском суде по правам человека.

– Да, я могу сказать, что нарушений в этом деле допущено большое количество. Даже сегодня Верховный суд дал нам несколько поводов для обращения в ЕСПЧ. Суд отказался допрашивать экспертов, которые установили, что в этих СМС-сообщениях содержатся сведения, составляющие государственную тайну. Также вызывает сомнения законность получения этих самых СМС-сообщений, а также множество других процессуальных нарушений по делу. Поэтому, как только мы получим на руки аргументированное решение Верховного суда и проконсультируемся с нашей подзащитной, мы примем решение о дальнейшем оспаривании. Но я не исключаю, что мы продолжим борьбу за вынесение оправдательного приговора.

– Это дело может быть обжаловано в Президиуме Верховного суда?

– Да, конечно. После консультаций с нашей подзащитной мы примем решение. Пока я склонен говорить, что, скорее всего, будем обжаловать.

– Сегодня после заседания суда Оксана Севастиди рассказала еще об одном подобном деле. О многих ли делах подобного рода вам известно? Можно ли говорить о том, что это была какая-то акция, кампания по возбуждению таких дел?

– Достоверно известно только о трех таких делах, но ходят слухи о как минимум семи, я просто не могу эти слухи подтвердить, потому что я не видел никаких процессуальных документов. Но если даже три уголовных дела, это уже, наверное, говорит о какой-то кампании. Потому что все были признаны виновными за разглашение сведений об одном железнодорожном составе, который проходил по Сочи.

– Сегодняшнее заседание суда было закрытым из-за того, что суд даже спустя 7 лет считает информацию о российско-грузинской войне государственной тайной. Какие слова звучали из ваших уст, из уст самой Оксаны Севастиди на этом заседании суда? Были ли приведены какие-то новые аргументы?

– Со стороны государственного обвинения никаких новых аргументов приведено не было. Оксана Севастиди не признавала свою вину, потому что только мы, ее новые защитники, смогли рассказать ей, что из себя представляет состав преступления в статье "Государственная измена". И когда мы ей разъяснили, она сказала, что, конечно же, не признает свою вину. В целом сторона защиты заявляла несколько ходатайств – об истребовании доказательств, о допросе экспертов, об оглашении материалов уголовного дела, которые не были оглашены, во всем нам было отказано.

– Чем в итоге закончилась история с тем первым адвокатом, который пропустил срок обжалования приговора?

– Адвокатская палата его наказала. Ему было вынесено предупреждение, это второе по строгости наказание у адвокатов. Он был признан виновным, отделался предупреждением, но, знаете, у нас сейчас принято, прежде чем заключать соглашение с адвокатом, посмотреть, что о нем пишут в интернете, и вот если набрать в любом поисковике "адвокат Зурнаджян", то можно прочитать все новости, которые позволят сложить о нем какое-то мнение, что, возможно, поставит крест на его профессиональной карьере, – говорит адвокат Евгений Смирнов.

Пока с экранов льется милитаристская пропаганда, общество будет обречено искать себе новых внутренних врагов

Рассуждая о причинах целого ряда так называемых "дел об СМС", еще один адвокат Оксаны Севастиди, Иван Павлов, добавляет: пока с экранов российского телевидения льется милитаристская пропаганда, общество будет обречено искать себе новых внутренних врагов, и статья о госизмене подходит для этого лучше всего. "Это может быть какой-то излишний формализм суда, излишнее рвение тех лиц, которые инициируют эти дела. Вы знаете, что карьерный рост для них обеспечен, звезды на погоны сыпятся после того, как дела доводятся до обвинительных приговоров. Конечно, та атмосфера, милитаристская риторика в средствах массовой информации, прежде всего в телевизоре, да и в головах наших граждан, способствует тому, чтобы находились чиновники, которые ищут врагов – как внешних, так и внутренних. И 275-я статья Уголовного кодекса как раз и предназначена для идентификации внутренних врагов, идеально подходит к этой дефиниции, и такие дела будут происходить, к сожалению, и дальше".

Сама Оксана Севастиди после заседания Верховного суда была немногословна. По ее словам, она "испытывает обиду" после всего случившегося, а в суд пошла уже после помилования и освобождения, чтобы "восстановить справедливость". Первое, что она намерена сделать теперь, – быстрее отправиться в Сочи к маме. СМС, говорит Оксана, она больше не пишет – "у меня даже телефона больше нет". О громком деле жительницы Смоленска Светланы Давыдовой, осужденной за звонок в украинское посольство с рассказом о предполагаемой отправке российских военных в Донецк, не знала и не знает. Путина Оксана Севастиди по-прежнему любит, а военную операцию России в Грузии в 2008 году, как она говорит, не поддерживала.

В самом конце выхода адвокатов и Оксаны Севастиди к прессе после заседания Верховного суда один из журналистов задал ей вопрос:

– Оксана, а скажите, в прессе о вас упоминали как о почитательнице Путина и как о члене партии "Единая Россия". После заключения в вашем мировоззрении что-нибудь изменилось?

– Нет. Я так же люблю своего президента.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG