Ссылки для упрощенного доступа

Сирийские "симуляторы" Путина


Бомбардировщик Ту-22 ВКС России наносит удар по позициям джихадистов в провинции Дер-эз-Зор. 1 ноября

Совместное заявление России и США по Сирии, одобренное президентами Владимиром Путиным и Дональдом Трампом во время их мимолетного общения во Вьетнаме, очевидно, превращается в пустые слова. Последние высказывания военных и дипломатов двух стран доказывают, что Москва и Вашингтон по-прежнему имеют крайне противоположные взгляды и на перспективы окончания сирийской войны, и на мотивы, состав и действия всех ее участников – в первую очередь друг друга.

"Соединенные Штаты и их "подопечные" в Сирии потворствуют террористам и отказываются наносить по ним удары, американские вооруженные силы воюют в этой стране незаконно, а российские и иранские солдаты, наоборот, последовательно помогают законному правительству Башара Асада – и никуда не уйдут". Примерно так коротко можно изложить суть высказываний министра иностранных дел России Сергея Лаврова, 14 ноября обрушившегося с критикой на действия в Сирии возглавляемой США международной коалиции.

Ранее Минобороны России заявило, что командование вооруженных сил США 9 ноября якобы отказалось наносить авиаудары по боевикам террористической группировки "Исламское государство", отступавшим из сирийского города Абу-Кемаль на самом востоке страны, на границе с Ираком. Минобороны России одновременно представило фотографические "доказательства" слов Лаврова, оказавшиеся скриншотами компьютерной игры-симулятора, а также видеозаписей, сделанных в другом месте и совсем в другое время, как выяснили журналисты из независимой расследовательской группы Conflict Intelligence Team (CIT).

Позднее эти фотографии были удалены, а представители Минобороны рассказали, что к официальному заявлению их по ошибке прикрепил неназванный "внештатный гражданский сотрудник", в отношении которого "начата проверка". При этом в министерстве продолжают утверждать, что США отказываются наносить удары по радикальным исламистам, хотя никаких новых доказательств российскими военными предъявлено пока не было.

Как напомнила группа CIT, это уже не первый подобный случай. В прошлом июне Владимир Путин, общаясь с американским режиссером Оливером Стоуном, в качестве примера работы российской авиации в Сирии показал ему видеозаписи, на самом деле взятые из американского видео 2013 года, снятого в Афганистане.

Особый гнев Сергея Лаврова во вторник вызвало заявление главы Пентагона Джеймса Мэттиса о том, что США участвуют в военных действиях на территории Сирии с одобрения ООН и не планируют прекращать боевые операции до тех пор, пока не будет достигнут успех на переговорах по мирному урегулированию, проходящих под эгидой ООН в Женеве.

Кроме того, Лавров подчеркнул, что, вопреки последним заявлениям американского Госдепартамента, Москва, подписывая 8 ноября трехсторонний меморандум (с США и Иорданией) о механизме функционирования зоны деэскалации на юго-западе Сирии и о выводе оттуда всех иностранных вооруженных формирований, вовсе не имела в виду уход "иранских и проиранских сил".

О том, что происходит сегодня в Сирии, насколько обоснованными кажутся последние обвинения России в адрес США и почему военные и дипломаты обеих стран столь по-разному трактуют каждое слово во вроде бы согласованных ими документах, в интервью Радио Свобода рассказывает аналитик Conflict Intelligence Team Кирилл Михайлов:

– Что именно, по вашей информации, произошло при отступлении боевиков группировки "Исламское государство" из Абу-Кемаля?

– Это странная история. Еще 10 ноября сирийское государственное информагентство "САНА", а вслед за ним Министерство обороны России поспешили объявить, что город Абу-Кемаль, последний крупный населенный пункт в Сирии, находившийся под контролем боевиков "Исламского государства", перешел в руки армии Башара Асада и союзных ей формирований. Собственно, операцию против ИГИЛ на этом можно было бы считать завершенной, о чем уже заранее много говорили Путин и российский министр обороны Сергей Шойгу. Но через несколько часов обнаружилось, что никаких фотографий и видео из Абу-Кемаля не поступает, как этого можно ожидать в таких случаях. Например, при взятии Пальмиры оттуда сразу пошли фотографии, мол, вот, "наши в Пальмире". Люди, следящие за постами в социальных сетях сирийских военных и их союзников, иранских ополченцев, увидели, что они по-прежнему находятся лишь в пригородах Абу-Кемаля, на подступах. Даже была информация, что произошла ссора, закончившаяся боевым столкновением, между двумя различными формированиями, лояльными сирийским властям в Дамаске, в результате чего им пришлось отойти.

12 ноября то же агентство "САНА" опубликовало кадры военной операции против джихадистов в Абу-Кемале, там также видно, что солдаты Асада действуют лишь в пригородах и обстреливают город из артиллерии, что было бы странно, если бы он уже находился под их контролем. Судя по нашей информации, часть боевиков ИГИЛ действительно бежала. Продолжаются очень жесткие обстрелы этого города, в который и до этого стекалось очень много людей из других городов, где шли боевые действия. Население массово его покидает, и сейчас там хаос. Понятно, что Абу-Кемаль рано или поздно перейдет под контроль либо сторонников Дамаска, либо поддерживаемых США курдско-арабских "Сирийских демократических сил".

Танк армии Башара Асада ведет огонь по позициям джихадистов под городом Абу-Кемаль. 8 ноября
Танк армии Башара Асада ведет огонь по позициям джихадистов под городом Абу-Кемаль. 8 ноября

Почему в России поспешили так быстро отрапортовать о победе? Скорее всего, из-за общего стремления – побыстрее закончить военную операцию в Сирии, потому что на носу в России президентские выборы. Война, смерть, потери, которые продолжают нести российские наемники, военные советники на востоке Сирии, где все еще идет операция против террористов, – понятно, что властям хочется уже побыстрее такие новости убрать из телевизоров и сосредоточиться на предвыборной кампании.

– Не совсем понятно, какими данными пользуется Минобороны России, чтобы доказать, что радикальные джихадисты сбежали из Абу-Кемаля при как минимум попустительстве американских военных.

– Оставим это на совести Минобороны. Подтвердить или опровергнуть стопроцентно это не получится. Но как это пытаются доказывать? Российские военные опубликовали в Твиттере и Фейсбуке снимки якобы с российских беспилотников, которые оказались подтасовкой: один кадр из мобильной игры, а четыре других – кадрами действий иракских ВВС против ИГИЛ в 2016 году под Эль-Фаллуджей. Они могли, конечно, все это специально выдумать, это совершенно не исключено, если вспомнить методы работы Минобороны России. Зачем это западной коалиции, зачем выпускать из города такое количество боевиков, которые будут действовать уже против нее самой? Вспомните географическую карту: Абу-Кемаль – это последний оплот ИГИЛ на западном берегу Евфрата. Для того чтобы выйти из Абу-Кемаля, нужно перейти на восточный берег реки, а там уже действуют американская коалиция и союзные ей отряды "Сирийских демократических сил", противостоящих Асаду. Очевидно, что для них не было бы сколько-нибудь выгодно такое сделать.

Хотя, давайте будем предельно объективны, возможность таких договоренностей не исключена. Потому что и при взятии теми же сирийскими демократическими силами города Манбидж, и при освобождении Ракки оставшиеся там боевики ИГИЛ со своими семьями получили возможность эвакуироваться на территории, которые на тот момент продолжали контролироваться "халифатом". Недавно на эту тему вышла весьма сенсационная статья в ВВС – ее журналисты поговорили с сирийскими водителями, которые находились в колонне, вывозившей из Ракки боевиков. Другое дело, что никакого стратегического смысла в отпускании боевиков из Абу-Кемаля, чтобы они из "проблемы Асада" превратились в "проблему США", я абсолютно не вижу.

Твит с картой боевых действий на востоке Сирии (на английском языке)

– Суть заявлений главы российского МИДа Сергея Лаврова сводится с тому, что эти договоренности фактически были заключены напрямую между американской стороной и группировкой "Исламское государство". Вот цитата: "Это не единственный случай, когда США щадят террористов. Мы помним, как при взятии Ракки, Мосула в Ираке были открыты ими фигуральные ворота для игиловцев".

– Американцы и раньше не отрицали, что были договоренности – о "гуманитарных коридорах". А вот из-за того, что вместе с гражданскими из этих городов ушли вооруженные террористы, американское командование попало в нехорошую историю. Хотя и не настолько нехорошую, как российское Минобороны со своими последними фотоснимками. Американцы и тогда, и сейчас утверждают, что эти договоренности были заключены не ими, а их союзниками, то есть курдами, местными оппозиционными властями, под контроль которых, например, перешла Ракка. При этом в расследовании ВВС утверждается, что на встрече действительно присутствовал представитель американских военных, но сами переговоры о выходе из города велись курдами.

Режим Башара Асада тоже далеко не без греха в этом отношении

Нужно отметить, что режим Башара Асада тоже далеко не без греха в этом отношении. Например, несколько месяцев назад был случай, когда часть формирований радикальных джихадистов, находившихся ближе всего к ливанской границе, договорилась с формированиями ливанской "Хизбаллы", поддерживающей Асада, об эвакуации их от ливанской границы через всю Сирию на территорию, остававшуюся еще под контролем группировки "Исламское государство". Это закончилось плачевно: колонна застряла в одном городе, подконтрольном Асаду. И эти боевики, которым, видимо, надоело ждать, когда согласно достигнутой договоренности их увезут, этот город захватили. В итоге армии сирийского президента потребовалось перебрасывать какие-то формирования из других мест, чтобы их оттуда выбить.

Так что такие соглашения не являются чем-то из ряда вон выходящим. Они заключались неоднократно сирийскими властями и с повстанцами в осажденных городах, в том числе в Алеппо, и, например, джихадисты заключали их с бойцами, защищавшими шиитские поселения на территории провинции Идлиб. Это вообще общая практика в сирийской войне, которой занимаются непосредственные ее участники. Но факты прямой причастности либо американцев, либо россиян непосредственно к переговорам с ИГИЛ мне неизвестны.

– Москва, как заявил Сергей Лавров, обсуждала предметно с американской стороной возможности функционирования зоны деэскалации на юго-западе Сирии. И якобы есть договоренность между Россией, США и Иорданией о выводе с этой территории "несирийских" формирований. О каких военных отрядах идет речь?

– Большая часть действующих там противников Асада представлена, в первую очередь, "Свободной армией Сирии", что довольно уникально, потому что практически везде эти формирования сдали позиции джихадистам. Но там же действуют иранские формирования, и та же "Хезболла", и так далее. Вообще, обычно все иностранные бойцы едут, если они хотят воевать с Асадом, не на юг, а либо на земли, контролируемые группировкой "Исламское государство", либо на север Сирии, где действуют другие джихадистские формирования, привлекающие их своей идеологией.

Бойцы "Свободной армии Сирии". Октябрь 2017 года
Бойцы "Свободной армии Сирии". Октябрь 2017 года

– Лавров особенно сильно подчеркивает, что, по его мнению, никто не договаривался о выводе и оттуда, и вообще из Сирии проиранских формирований. А Вашингтон утверждает, что такая договоренность есть.

– Очевидно, тут явное недопонимание. Если взять тот же Донбасс и Минские соглашения: я уверен, что российская сторона тоже считает, что никто не договаривался выводить оттуда какой-нибудь "батальон Прилепина", или батальон "Спарта", который возглавлялся выходцем из России покойным Арсением Павловым, "Моторолой". То есть, естественно, у всех будет разное понимание в такой ситуации. По мнению России, это могло касаться только иностранных бойцов с другой стороны, из того же "Азова" или "Правого сектора". Все и в Сирии поняли это соглашение так, как хотели его понять.

– У вас есть данные, сколько иранских военнослужащих, бойцов "Корпуса стражей Исламской революции" находится в Сирии?

– Все эти подсчеты – очень сложная штука. Известно, что там воюет очень много "добровольческих" формирований, они иранцами набираются из Ливана, из Ирака и даже из Афганистана – в общем, из шиитского населения других стран. Во многом эти формирования действуют в интересах, скорее, даже Ирана, чем Сирии вообще. Одно время в новостях гремел конфликт Ирана и США на границе Сирии и Иордании, многие утверждали, что главная цель Ирана там – пробить наземный "коридор" к Средиземному морю. И у них это практически получилось! Потому что отряды "народного ополчения", во многом подконтрольные Ирану, с сирийской стороны также туда пробивают этот коридор. В принципе, Иран как раз достигает своих целей в Сирии.

Иранские военнослужащие в Сирии. 2017 год
Иранские военнослужащие в Сирии. 2017 год

– То есть цель Ирана в Сирии – пробить коридор к Средиземному морю, и к Израилю?

– Главное, что им удается снабжать оружием "Хезболлу". Мы помним об израильских авиаударах, которые периодически наносятся по территории Сирии – в основном при попытках передачи этой группировке того или иного оружия, в том числе российского. Оно может оказаться у "Хезболлы" теми или иными путями. Я не буду утверждать, что конкретно Россия вооружает "Хезболлу". Но известно, что несколько раз отрядам "Хезболлы" были приданы подразделения российского спецназа, так что, в принципе, это не исключено. Сейчас эта территория вся простреливается Армией обороны Израиля, и Ирану, конечно, хочется как-то укрепить этот маршрут. Учитывая, какой сейчас хаос начался в Ливане, после фактически насильного отречения, ухода в отставку премьер-министра Рафика Харири, Тегерану крайне нужен безопасный коридор туда, чтобы в случае чего участвовать в какой-то "горячей фазе" и ливанского кризиса.

– Очень хочется понять: что вообще еще осталось под контролем боевиков "Исламского государства" в Сирии?

– Этот город Абу-Кемаль, который, я думаю, со дня на день будет уже взят, после того как будет отутюжен ВКС России. Причем там продолжают погибать мирные жители, но их печальная судьба мало кого волнует, о них очень мало говорят. И всем неважно, кто их убивает – ВКС России или ВВС возглавляемой США коалиции. И еще на восточном берегу Евфрата у джихадистов есть некоторые, в основном пустынные, территории. Но там им очень сильно угрожают оппозиционные Асаду сирийские демократические силы, формирования курдско-арабских ополченцев, костяк которых составляют курдские отряды народной самообороны, поддерживающие федеративную курдскую (и теперь уже частично арабскую) автономию на северо-востоке страны. Очевидно, что часть территории, подконтрольной ИГИЛ, они также скоро со своей стороны "зачистят".

Не стоит думать, что на этом на северо-востоке Сирии война закончится

Но не стоит думать, что на этом на северо-востоке Сирии война закончится. В Дамаске политики очень резко высказываются в последнее время: что они не потерпят присутствия американцев на своей земле и что они намерены вернуть себе Ракку, которую сами же и потеряли в 2013 году. Башар Асад еще и воодушевлен успехами иракского центрального правительства в борьбе против иракских курдов, которые в результате войсковой операции Багдада потеряли важнейшие нефтепромыслы в Ираке. Сейчас курды в Сирии захватывают нефтяные месторождения, которые находились в руках ИГИЛ, одно за другим. В восточной провинции Дэйр-эз-Зор, наиболее нефтеносной провинции Сирии до войны, сейчас решается, кто будет контролировать сирийскую нефть – эти месторождения составляли одну из основ нефтяного бизнеса "Исламского государства".

Сейчас, если вспомнить любимые российскими властями аналогии со Второй мировой войной, происходящий там раздел территорий похож на то, что происходило между союзниками в 1945 году: кому достанется какая оккупационная зона на территории Германии? Если тогда была "встреча на Эльбе", то не так давно произошла – гораздо менее мирная и гораздо менее дружественная – "встреча на Евфрате". Курды и союзные им арабские формирования хотят обеспечить себе определенный оборонный рубеж по Евфрату и контроль над нефтью – она принесет деньги, которые позволят существовать их автономии. И они хотят сохранить за собой поддержку США. Им хочется иметь свою автономию, хотя бы такую, какая до недавнего времени была у курдов в Ираке. Но понятно, что Асад этого им не позволит.

Офицер армии США с бойцами одного из курдских отрядов на северо-востоке Сирии. 2017 год
Офицер армии США с бойцами одного из курдских отрядов на северо-востоке Сирии. 2017 год

И Турция на возможность появления в Сирии курдской автономии тоже смотрит очень неприязненно. Потому что, с точки зрения Анкары, фактически все курдские военные организации на сирийской территории являются продолжением и неотъемлемой частью "Рабочей партии Курдистана", признанной в Турции и во многих странах НАТО террористической организацией, которая ведет борьбу с турецкими войсками на территории самой Турции. США в этой связи оказались в очень неловкой ситуации, так как они продолжают поддерживать курдские отряды народной самообороны. Если внимательно посмотреть на фотографии, на которых американские советники фотографируются с курдскими командирами, мы увидим, что некоторые из этих командиров являются действительными членами "Рабочей партии Курдистана", которая, повторю, в США признана террористической организацией. Это все – просто один из многих примеров того, насколько запутан военно-политический клубок на Ближнем Востоке. И насколько и России, и США будет сложно из него выбраться, – напоминает Кирилл Михайлов.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”
XS
SM
MD
LG