Ссылки для упрощенного доступа

Искусство отпуска


Как не превратить отдых в стресс? В эфире психолог Анна Карташова и соучредитель компании RUBTUR Екатерина Соловьева

  • Медики и психологи все чаще говорят о новой болезни – выгорании на работе. Лекарством от него принято считать отпуск.
  • Нередко сам отпуск превращается в новый стресс, а выгорание возвращается сразу же после отпуска.
  • Психологи уверены: к выгоранию склонны только те люди, которые не любят свою работу. Любимое дело чаще заряжает энергией, чем лишает ее.
  • Несмотря на экономические кризисы, инфляцию и прочие трудности, россияне совершенно не склонны экономить на отпуске.

Сергей Медведев: Сегодня у нас археология отпуска – тема летняя и вечная. Порой кажется, что целый год мы живем ради этого короткого промежутка – каникул. Но очень часто сам отпуск превращается в тяжелую работу, а путешествие – в сложную логистическую операцию. Как часто и как долго человек должен отдыхать? Как превратить путешествие в открытие?

Корреспондент: В современном мире скорость и объемы информации постоянно увеличиваются. Человек нередко чувствует себя нервным и перегруженным быстрым ритмом жизни. Первые симптомы выгорания заметить просто: мы становимся раздражительными, с трудом засыпаем, наступает апатия. Отпуск начинает планироваться чуть ли не зимой – сроки, затраты и чувство предвкушения… Одни собираются в теплые края, другие – в горы, третьи – на дачу: все равно, лишь бы отдохнуть от работы и заняться любимыми делами.

Но долгожданное путешествие спасает не всех. Очень часто бывает так, что после одной-двух недель отпуска люди возвращаются на работу еще более вымотанными и совсем не отдохнувшими. На то могут быть абсолютно разные причины – например, незавершенные дела на работе, которые дают о себе знать на отдыхе. Люди, которые ничем не занимаются в отпуске и не получают новых впечатлений, попросту не чувствуют себя отдохнувшими. Отмеренное для отпуска время должно быть полноценным отдыхом, а не вереницей мыслей о трудностях, к которым вскоре придется вернуться. Каждому человеку необходимо выбрать место для отпуска, которое по душе именно ему.

Сергей Медведев: У нас в студии психолог Анна Карташова и Екатерина Соловьева, соучредитель компании RUBTUR.

Начнем с темы стресса, выгорания человека на работе, которое сейчас вошло в Международную классификацию болезней. Как часто человеку нужен отпуск? Достаточно ли вот этого цикла – один раз в год?

Анна Карташова: Все люди настолько разные, что сказать, как часто нужен человеку отпуск, практически невозможно. У нас есть законодательство, которое регулирует эти промежутки – сейчас такая установка, что человек обязательно должен отдыхать свои четыре недели в год и, по-моему, не меньше, чем две недели вместе.

Если же говорить о психологии, то это зависит от того, какая у человека работа. Если человек любит свою работу, то для него отдых может превратиться в нагрузку и вызвать ощущение некоторого стресса и апатии. Мы хотим отдыхать тогда, когда мы устали, и от интересной работы мы устаем гораздо меньше, а иногда мы даже заряжаемся от нее.

Это так же как со сном. Есть люди, которые спят восемь часов, и им мало, а есть люди, которые спят пять часов, и им достаточно. Все зависит от организма. Но если вы хотите спать и не спите – вот это уже плохо. Такая же история и с отдыхом. Если вы понимаете, что вам надо отдохнуть, но есть всякие "но", которые заставляют работать сверх ваших сил, то они и приводят к эмоциональному выгоранию.

Сейчас люди хотят интересных комбинаций, сложных экскурсий, хотят ехать надолго

Екатерина Соловьева: А у многих работа связана с командировками: люди очень много путешествуют и комбинируют свою работу с отдыхом. Другой момент: не всегда получается отключиться от работы внутри отдыха. Но если вопрос в том, чтобы просто поменять обстановку, то сейчас очень много таких людей, которые просто улетают на выходные или на 4–5 дней и прекрасно себя чувствуют. А кому-то для того, чтобы прийти в себя, надо две или три недели, причем с выключенным телефоном и обязательно на Мальдивах.

Сергей Медведев: Екатерина, сколько лет вы на этом рынке?

Екатерина Соловьева: 13.

Сергей Медведев: За эти годы люди стали больше отдыхать, больше ездить?

Екатерина Соловьева: Однозначно – да. Мы работаем в основном с Москвой и Санкт-Петербургом. Еще порядка десяти лет назад стандартный отпуск был один, максимум два раза в год, и это была одна или две недели. Так ездили практически все, причем очень просто – Турция и Египет. Сейчас ситуация кардинально другая. Мы видим такую тенденцию: люди не хотят ехать в какие-то простые направления. Они хотят интересных комбинаций, сложных экскурсий, хотят ехать надолго. Или они могут ехать и ненадолго, на несколько дней, но они будут супернасыщенными – это будет интересно! Это не про лежание на пляже. Это про то, что люди хотят что-то узнать, набраться впечатлений и эмоций.

Пляжный отдых тоже, безусловно, присутствует, особенно летом, в пиковый сезон, когда люди едут и в Турцию, и в Грецию. Но большинство клиентов хотят разнообразить этот отдых чем-то еще.

Сергей Медведев: Отдых – это не только время, вынутое из работы, это время, когда человек меняет парадигму: это другой взгляд на мир, другой образ деятельности.

Анна Карташова: Конечно, это переключение, но кому-то нужно и полежать на пляже, а экскурсионный, событийный отдых для таких людей – дополнительная нагрузка. Есть люди, для которых отдых – это походы на выставки, а есть такие, которые любят лежать перед телевизором. Это зависит от характера и от количества дней отпуска. Если ты едешь на месяц, то может быть какой-то период насыщенного отдыха, потом человек немного полежал на пляже, а потом снова насыщенный отдых.

Сергей Медведев: Появляется ли какая-то социальная стратификация по доходам: может быть, люди с более низкими и средними доходами остаются на пляжном египетско-турецком отдыхе, а высокодоходные категории выбирают более сложные маршруты?

Екатерина Соловьева: Безусловно, градация существует, потому что хорошая программа стоит денег. Получить интересные индивидуальные экскурсии, посетить места, которые расположены относительно далеко, заказать машину, гида, трансфер – это все стоит денег.

Сергей Медведев: Анна, как часто вам приходится сталкиваться с тем, что по возвращении из отпуска люди быстро выгорают снова? Эффект разочарования – возвращение в серые, часто дождливые российские города – обесценивает весь тот позитив, который был?

Анна Карташова: Выгорание возвращается к тем людям, которые не любят свою работу. Они устали, у них уже накопилось раздражение, они ждут отпуска. Вот они уехали, отключились на какое-то время, а потом вернулись и снова включились. За время отпуска они не изменят ни мотивацию к работе, ни коллектив, в котором работают, ни состав своей деятельности. А если человек любит свою работу, то, когда он возвращается, впечатления не обесцениваются, но как бы отодвигаются, остаются где-то за спиной, и люди вспоминают о них, смотрят с друзьями фотографии.

Екатерина Соловьева: Поскольку наша профессия связана с туризмом, мы часто путешествуем, ездим в рекламные туры, посещаем страны с целью ознакомления с самой страной и с отельной базой. У нас в офисе часто звучат шуточки: "Я порой уже просто не помню, когда и откуда я приехала". Все довольны и рады, потому что просто любят свою работу. Вопрос исключительно во внутреннем состоянии. Выгорание – это скорее просто какое-то недовольство своей жизнью в целом, чем конкретно отдыхом.

Сергей Медведев: По-моему, здесь речь идет об изменении самой структуры рынка труда. Человек гораздо меньше привязан к корпоративному рабству, чем когда надо пять дней в неделю работать, когда у тебя отпуск 20 дней в году, и ты возвращаешься к одним и тем же людям. Появление новой гибкости позволяет людям совершенно иначе выстраивать свои жизненные траектории.

Екатерина Соловьева: Да, сейчас многие работают на фрилансе. Они могут взять с собой ноутбук, улететь куда-то на недельку-две и одновременно работать. Это прекрасно! Именно из-за этого сейчас больше путешествующих людей, продается больше билетов и отелей. Это здорово!

Сергей Медведев: Многие представители креативного городского класса улетают и на несколько месяцев – зимовать, например.

Екатерина Соловьева
Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева: Таких людей очень много, это особенно популярно среди мам с маленькими детьми. Поскольку зима у нас обычно суровая и длинная, они берут детей и уезжают в теплые страны на два-три, а иногда даже на четыре месяца. Тут самые популярные страны – Бали и Таиланд. Это же Азия, недорогие страны.

Анна Карташова: Стоимость придорожного мотеля в глубинной Америке приблизительно равна стоимости очень хорошей "пятерки" на Бали в хорошем туристическом районе с хорошей инфраструктурой.

Сергей Медведев: Вы же сами каждый год ездите туда на несколько месяцев?

Анна Карташова: На Бали – на месяц. Месячный отдых вдвоем в очень хороших местах, в своих собственных вилах на первой линии обойдется вам приблизительно в две тысячи долларов (без учета билетов).

Сергей Медведев: Это одна и та же категория людей за эти 13 лет? Или все-таки их круг расширяется, к вам приходят клиенты из каких-то других регионов? А может быть, сейчас нас смотрят россияне из других городов и думают: "Боже, эти москвичи зажрались!"

Екатерина Соловьева: В основном мы все-таки говорим про Москву и Санкт-Петербург, где и уровень жизни, и зарплаты выше. Есть клиенты, которые в свое время были молодыми и покупали у нас недорогие туры – и вот они растут, женятся, рожают детей и уже едут отдыхать с нянями, уже берут, например, вместо одного номера две отдельные виллы. Мы видим их рост, и это очень приятно. Нельзя сказать за всех, но в целом уровень растет: и чек растет, и, что лучше всего, у клиентов растет понимание того, чего они хотят. Они стали более придирчивы. Они хотят интересного отдыха! Они хотят, чтобы о них позаботились, хотят сервиса. Это уже не просто путешествие, а целый набор услуг. Конечно, это стоит денег, и это, наверное, не про экономкласс.

Сергей Медведев: А провала рынка не было? Мне доводилось общаться с представителями индустрии после 2014 года – это же и обрушение валюты, и различные санкционные дела…

Екатерина Соловьева: Кто-то из наших коллег закрыл свои агентства, кто-то немного поменялся, начал по-другому вести себя на рынке, но на нашем агентстве это не отразилось – наверное, потому что у нас достаточно стойкая база клиентов и уровень все-таки выше среднего.

Сергей Медведев: А нет оттока клиентов от агентств из-за большого количества сервисов самостоятельного бронирования?

Екатерина Соловьева: Это сейчас очень популярный вопрос: зачем нужны турагентства? Конечно, всегда можно забронировать билеты и отель самостоятельно, особенно если речь идет о не очень дорогих вариантах размещения – например, о трех звездах в Европе. Я даже, скорее всего, сама посоветую пойти на Booking и забронировать, потому что это легко, быстро, вы сразу платите картой и обо всем забываете. Но если говорить про действительно хорошие дорогие отели, то в агентствах на них всегда лучше цена, потому что агентство имеет прямые контракты с отелями. Люди, которые часто путешествуют и платят много, это знают и обращаются в первую очередь и за этим тоже. Кроме того, это сервис. Все-таки люди, у которых много работы, не хотят самостоятельно копаться, искать и составлять какую-то программу. Это занимает очень много времени, это трудно. Им проще переложить это на специалистов: они спокойно делают свою работу, а мы делаем свою, и им остается только утвердить то, что мы прислали.

Сергей Медведев: Насколько принципиально для людей ехать в отпуск летом, в высокий сезон?

Начиная с 2013 года расслоение стало больше: богатые стали богаче, а бедные – беднее

Анна Карташова: Очень многие едут летом из-за детей, из-за школьных каникул. Пики всегда приходились на летние каникулы. Ну, и летнее настроение тоже немножечко подталкивает людей к тому, что можно поехать куда-то отдохнуть. Например, психологи уезжают, потому что уезжают клиенты.

Екатерина Соловьева: И точно такой же пик приходится на последнюю неделю октября и последнюю неделю марта – время детских каникул, когда буквально все на стопе, и все в два раза дороже.

Сергей Медведев: То есть рынок отдыха привязан не только к рабочему, но и к семейному циклу.

Анна Карташова: Начиная с 2013 года расслоение стало больше: богатые стали богаче, а бедные – беднее. Та часть, которая богаче, теперь ездит больше, а те, кто стал беднее, кто когда-то ездил два раза в год на две недели, теперь ездит один раз на две недели, и, может быть, уже даже и не в Турцию, а в Крым или еще куда-то поближе.

Екатерина Соловьева: Люди, которые раньше ездили за 200 тысяч, за эти деньги могли получить хороший перелет, пятизвездочный отель. Но в какой-то момент эта цена стала в два раза выше: они уже должны заплатить не 200, а 400 тысяч! Таких денег у них нет, но они хотят тот уровень, к которому привыкли. Тем не менее, судя по нашему опыту, отпуск – это последнее, от чего откажутся люди. Они займут, откуда угодно достанут, но путешествовать поедут обязательно.

Сергей Медведев: Это такое символическое потребление? Для россиян очень важно, что они могут себе это позволить?

Анна Карташова
Анна Карташова

Анна Карташова: Такие люди тоже есть. Мы все в чем-то в душе дети, но не можем позволить себе быть детьми на работе, и наша детская часть нуждается в какой-то подпитке. А отпуск – это про детское, про удовольствие. Отказаться от этого – это как отказаться от сладенького, а съесть вместо этого побольше хлебушка, потому что надо наесться.

Сергей Медведев: Это инвестиция в мечту!

Екатерина Соловьева: И очень тяжело отказаться от определенного уровня комфорта, когда вы привыкаете летать хорошими авиалиниями, а не чартерами, жить в хорошем отеле. На этом наши клиенты не экономят.

Сергей Медведев: Наверное, здесь можно говорить о какой-то национальной черте. Скажем, немцы или австрийцы так себя не поведут: в случае экономического кризиса они умерят свои отпускные аппетиты.

Анна Карташова: Мы вообще инфантильная нация.

Екатерина Соловьева: И царская! На наших курортах все жалуются на проблему с сервисом, потому что русские люди не хотят никому прислуживать – для них это психологически тяжело.

Сергей Медведев: А насколько адекватной заменой становится Крым или Северный Кавказ?

Екатерина Соловьева: Нет, это не замена. У нас минимальный процент поездок по России: очень хорошие отзывы с точки зрения красот природы и очень плохие с точки зрения размещения и сервиса. И цена отеля в Крыму или в Сочи сопоставима с ценой очень хорошего отеля в той же Греции, где вы получите и лучше сервис, и вкуснее и свежее продукты, и море поприятнее, а не с булыжниками. У нас пока не научились делать качественный продукт.

Сергей Медведев: Это следствие все того же инфантилизма? Ведь туристический потенциал России огромен!

Анна Карташова: На мой взгляд, это не психологическая и даже не туристическая, а, скорее, общеэкономическая проблема. Если бы людям дали хорошие возможности развивать тот самый малый бизнес, к которому относятся частные отели, гостевые дома и рестораны, ситуация исправилась бы. Ведь эта ниша востребована, да и по красоте мы можем переплюнуть очень многие страны. Но у нас столько бюрократических препон – и кредит сложно взять, и не все хотят его брать: ты что-то построишь, а потом у тебя это отнимут по каким-то причинам... Вот эта невозможность реализации хорошего сервиса и порождает такую ситуацию. Один-три правильных умных деловых человека найдутся в любом месте и сделают прекрасный отель, но, видимо, по каким-то причинам это невозможно.

Екатерина Соловьева: Трудно сказать, в чем именно проблема, но она есть. И очень жаль, ведь у нас так много красивых интересных мест! Если бы все было в порядке, люди оставляли бы больше денег внутри страны. Я искренне надеюсь, что мы все-таки придем к этому. Но все равно сейчас лучше, чем пять-семь лет назад: появляются более-менее хорошие отели.

Сергей Медведев: Но ведь не обязательно ехать в отпуск – можно, скажем, осуществлять какие-то туры по Москве, наполнять смыслом и впечатлениями те места, где ты живешь.

Анна Карташова: Это можно делать в выходные дни, а отпуск – это все-таки возможность куда-то поехать.

Екатерина Соловьева: Есть очень интересная компания Tripster. Они делают абсолютно сумасшедшие экскурсии по Москве и Питеру: водят по каким-то дворам, показывают настоящую внутреннюю жизнь города.

Анна Карташова: Да, они водят по московскому метро, в депо, куда вы никогда не попадете сами, по местам "Мастера и Маргариты".

Сергей Медведев: В России огромное количество потенции – можно придумать экскурсию по индустриальной и постиндустриальной архитектуре Урала, по петровскому северу страны: есть какие-то огромные слои истории, культуры, цивилизации, которые совершенно никем не освоены.

О том, как наполнить смыслом свою жизнь и окружающее пространство, рассказывает Виталий Раскалов, безработный путешественник.

Виталий Раскалов: Я был примерно в ста странах. Из последнего, что я действительно запомнил, – это Монголия. Невероятная страна! Там практически нет туризма, нет никакой инфраструктуры, но есть каньон, где самое большое кладбище настоящих костей динозавров. Там есть пещеры с рисунками, которым 20 тысяч лет! В Монголии не знают английского и русского, и там приходится изъясняться жестами.

Когда я только начал путешествовать, у меня не было денег, и я ездил автостопом. Есть страны, где автостоп очень хорошо работает. В Армении очень любят русских, там очень гостеприимный народ: ты застопил машину, и все – ты уже живешь бесплатно, тебя кормят, все показывают. А вот где-нибудь в Ливане я бы не стал автостопить.

Есть такие необычные приложения, о которых практически никто не знает: например, советские военные карты. Они помогут в Монголии, потому что там Google практически ничего не покажет, а они досконально показывают территорию. Допустим, в Иране очень сложно найти жилье, так как там не работают ни Booking, ни Google, ничего. Там нужно искать на местных форумах. А в Европе этих сервисов сейчас тысячи.

Могу рассказать небольшой лайфхак, связанный с авиабилетами. Например, ты летишь Гонконг – Москва, и в Москву билет стоит 30 тысяч рублей, но если лететь Гонконг – Москва – Прага той же авиакомпанией, то билет стоит 20 тысяч, вы просто выходите в Москве, регистрируете багаж до Москвы.

Я сейчас был на Шпицбергене – это норвежско-русская территория. Это единственное место в мире, где тебе могут дать огнестрельное оружие. У нас с друзьями был нацистский маузер, экспансивные патроны. За чертой города много белых медведей, поэтому ты по закону обязан ходить с ружьем.

Иногда я путешествую с друзьями, у которых отпуск – месяц в году. И в прошлом году ребята ездили на четыре недели в Гренландию, пересекли всю Гренландию на кайтах – вот так они отдохнули, так сняли стресс. Все зависит от человека.

Я никогда не путешествовал с гидом. Даже если просто взять билет в какую-нибудь условно безопасную страну, то это все равно клевое приключение. Когда ты едешь с гидом, там нет приключений, у тебя все расписано. Я всем советую просто взять билет хотя бы на два-три дня в любое место, в любую европейскую столицу и полететь без плана.

Для меня расслабиться означает отдаться на волю страны, духа места, судьбы

Сергей Медведев: Вот такие люди – это сегмент или будущее туриндустрии?

Екатерина Соловьева: На мой взгляд, это сегмент.

Анна Карташова: Когда все организованно – это, конечно, здорово. Но я где-то прочитала замечательную фразу: "Я менял отели и картинки за окнами, но не места". Когда у тебя все организовано, ты не чувствуешь жизни. А вот этот человек как раз чувствует жизнь!

Просто есть разные типы людей. Многие очень плохо относятся к ситуации неопределенности, а такие ребята обладают базовым доверием к миру. У богатых людей бывает много паранойи, враждебности, то есть у них базовое недоверие к миру. И такие люди предпочтут организованные туры, а с люди с базовым доверием предпочтут ехать даже в Ливан, а не только в безопасную Европу. Но есть и люди, которые чередуют: один отпуск так, а другой – все организованно.

Сергей Медведев: Это входит в мое представление о том, чтобы расслабиться: отдаться на волю страны, духа места, судьбы. Ты приезжаешь утром в город… У меня в жизни часто такое бывало: я специально ничего не читал про этот город. Я просто выхожу и отдаюсь утренней толпе, и она понесет меня на рынок, в местный собор, на кладбище, в какой-то интересный район, где работают ремесленники. И ты весь день ходишь, повинуясь какому-то внутреннему компасу, а вечером садишься и начинаешь читать о том, где ты был.

Екатерина Соловьева: Это исключительно ваш психологический настрой. У кого-то это есть, а кто-то этого боится. Но для того, чтобы совершать такие путешествия, вы должны знать иностранные языки и современные технологии.

Сергей Медведев: Однажды я оказался в Сантуше, где все языки, которые я знал, не работали, только бразильский вариант португальского. И у меня ушло несколько часов на то, чтобы попросить людей набрать какой-то номер!

Вы можете вспомнить ваши самые удивительные путешествия, самые неожиданные открытия?

Анна Карташова: Недавно было ощущение открытия от Каньона Антилопы. Я покупала туда билеты за полгода. Туда водят только индейцы навахо. Он очень узкий, и если солнышка нет, то он будет серенький. А если солнышко светит прямо в эту узкую щель, то у тебя не получатся фотографии. Мне пришлось прочитать отзывы туристов о том, что хорошие фотографии получаются, если ты выходишь из каньона приблизительно без 15 зенит, найти американский сайт, который показывает все зениты, рассветы и закаты в городе Пейдж, найти нашу дату, посмотреть, когда там без 15 зенит, рассчитать время... Но это было великолепно!

Сергей Медведев: У меня в жизни тоже одно из самых сильных впечатлений оставили американские каньоны: я там жил в палатке в разных каньонах и несколько раз возвращался.

Екатерина Соловьева: Для меня было очень неожиданно то, насколько я полюбила Мальдивские острова. Занималась там снорклингом, сейчас планирую и дайвинг. Думаешь: "Ой, ну, там же так скучно, делать нечего!" Но приезжаешь туда и понимаешь, как же ты была неправа. Сколько всего можно делать на природе, на этом маленьком островке! Какие же невероятные эмоции можно от этого получать! С тех пор я как минимум два раза в год туда езжу и прямо наполняюсь…

Сергей Медведев: Когда придет время держать последний ответ перед вечностью на смертном одре, наверное, мы вспомним людей, которых любили, и путешествия, которые совершили. И я уверен, что самое удивительное ваше путешествие еще впереди. Отдыхайте со смыслом!

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG