Ссылки для упрощенного доступа

"Превращают в туалетную бумагу". Что происходит с "Ведомостями"


Печать газет "Ведомости" и "Российская газета" в типографии "Экстра М"

Конфликт между редакцией и руководством газеты "Ведомости" вышел на новый виток. Андрей Шмаров, назначенный новыми собственниками газеты на должность и. о. главного редактора, запретил выпускать в газете или на сайте издания тексты, основанные на данных опросов "Левада-центра", и критиковать "терешковскую" поправку к Конституции. Об этом со слов сотрудников газеты сообщила редактор отдела медиа "Ведомостей" Ксения Болецкая:

Он уже пытался раньше уговорить журналистов «Ведомостей» не использовать «Леваду» – типа некачественно проводят опросы и тд. Теперь прямой запрет. И только в устном виде. Также запретил плохо писать про поправку в Конституции про обнуление сроков Путина.
За неисполнение запретов – увольнение.
По словам Шмарова, опросы «Левады» не хочет видеть в «Ведомостях» администрация президента. И типа если редакция хочет выжить, к пожеланиям администрации надо прислушиваться.
А у «Левады», конечно, огненные опросы – например, 40% россиян уверены, что Путин отстаивает интересы олигархов или 47% россиян не одобряют обнуление сроков Путина.

Цензурой содержания газеты новый и. о. главного редактора занялся сразу же после назначения. Десять дней назад по распоряжению Шмарова с сайта газеты исчезла колонка, в которой критиковались действия главы "Роснефти" Сечина. Последовавший за этим скандал нанес репутации "Роснефти" больший ущерб, чем собственно колонка, считает ее автор Константин Сонин:

Новый и.о. главреда Шмаров сумел поставить работу издания под угрозу за короткие три недели. Когда он был назначен, у меня сразу появились сомнения в его компетентности – он никогда не работал на таком уровне и в такой сложной организации как ведущая деловая газета России. Эта некомпетентность видна и в большом и в малом – объясняя снятие моей колонки из "Ведомостей", он сказал, по слухам, что опасается исков. Но он убрал с сайта уже опубликованную в газете колонку! Как это может помочь от каких-то исков? :) Это может помочь в глазах настоящих организаторов "цензуры некомпетентностью" – тех, кто не хочет видеть в печати анализ реальных последствий работы Сечина и "Роснефти".

Прогнозы у меня печальные. Никаких "мозгов" за планом назначения Шмаров и.о. главреда, конечно, не стоит. Уже сейчас эта история нанесла больший ущерб репутации Сечина и "Роснефти", чем все колонки и статьи, которые могли бы написать про них "Ведомости" за следующие двадцать лет. Если бы какие-то "враги Сечина" попытались бы опубликовать столько "грязи" о нём за деньги, сколько на него вывалилось из-за Шмарова с Леонтьевым в последние недели – никаких денег бы не хватило, чтобы опубликовать ту колонку по всем ведущим изданиям страны. Если бы у "Роснефти" была адекватная PR-служба, они бы сделали всё возможное, чтобы убрать Шмарова и прекратить нападки на газету. Но PR "Роснефти" занимаются настолько некомпетентные люди – из той же самой "тусовочки из 90-х", из которой Шмаров – что я думаю, не прекратят.

Моя карьера колумниста "Ведомостей" закончена в любом случае – если могут снять одну твою колонку, это значит, что каждая твоя колонка, если продолжится, будет выглядеть подцензурной. Но журналисты "Ведомостей" меня восхищают. Если я могу как-то пригодиться – вот хоть в виде "кейса" и прецедента – используйте на здоровье.

Редакция "Ведомостей" опубликовала на сайте заявление, в котором говорится, что новое руководство убивает газету.

Этой редакционной статьей мы хотели бы подтвердить, что дорожим ценностями, на которых построена репутация «Ведомостей», и намерены отстаивать их впредь. Лишившись репутации, «Ведомости» станут еще одним зависимым и управляемым медиа, цель работы которого – не удовлетворение потребности читателей в проверенных новостях и качественной аналитике, а реализация интересов и амбиций официальных и негласных владельцев.

Многие комментаторы горячо одобрили этот шаг.

Федор Крашенинников

Молодцы!
Надо бороться за ту газету, которую мы любим – пока есть возможность

Кирилл Шулика

Журналистам "Ведомостей" надо отдать должное, они еще хотят воскресить убитое издание. Не веря в успех, хочется пожелать им удачи в этом благом деле хотя бы потому что любые мерзавцы, а в данном случае противостоят коллективу издания именно они, должны страдать.

Илья Вайцман

"Бунт на корабле."

Издание "Ведомости" опубликовало редакционную статью, в которой выражается коллективный протест журналистов против осуществляемой и.о. главного редактора т. А. Шмаровым идеологической цензуры. Насколько я знаю, А.Навальный уже предложил коллективу и юридическую помощь от ФБК, и/или помощь в организации фандрайзинга на юридические расходы.

Что же, ситуация интересная. Я не припоминаю, чтобы раньше коллективы СМИ, которые загоняли в рамки цензуры так брыкались. Как-то все более-менее гладко прокатывало. Интересно, этот "бунт на корабле" тенденция или случайный выброс?

О том, что газета перейдет в другие руки, стало известно в конце марта. Однако процесс продажи издания новым владельцам, главному редактору газеты “Наша версия” Константину Зятькову и бизнесмену Алексею Голубовичу, еще не завершен, и теперь сделка, судя по всему, оказалась на грани срыва.

По сети широко разошелся диалог Алексея Голубовича с корреспондентом "Открытых медиа":

— По какому вопросу звоните?
— По вопросу «Ведомостей».
— А что за вопрос? У меня нет таких вопросов.
— Как же: вы ведь в сделке участвуете, акции «Ведомостей» вам продали?
— Вы что-то путаете или шутите, уважаемый. Я не участвую. Не покупал, не продавал, это хрень какая-то.

О возможном выходе из сделки Голубович сообщил в письме издателю "Ведомостей Глебу Прозорову, пишет The Bell. По данным издания, в числе причин такого решения основатель Arbat Capital назвал в том числе резонанс и политизированность конфликта в редакции. Кроме того, Голубович ссылается на "оценку действий Д. К. за прошедшие 3–4 недели" имея в виду, вероятно, одного из нынешних собственников газеты Демьяна Кудрявцева.

Александр Морозов

Никому ничего понятно, что здесь происходит: кто продает газету, кому продают, кто поставил Шмарова, зачем он паясничает до завершения сделки, в чем тут претензии Голубовича к Д[емьяну] К[удрявцеву] - понятно только одно: нормально, по-человечески и открыто объяснить происходящее невозможно, поскольку все эти маневры башен и их фронтменов должны происходить в многозначительной тишине (иначе "власть" перестанет быть властью в их смысле). А сейчас все в России пошло наперекосяк - и теперь они не только не могут объяснить по-человечески, что происходит, но не могут и удержать конфликт и порождение анекдотических сообщений вокруг своих маневров.

Понятно здесь большинству комментаторов только одно: в случае, если Андрей Шмаров продолжит руководить редакцией "Ведомостей", от газеты скоро останутся рожки да ножки.

Константин Эггерт

Да, и я не ангел. Да, и я шёл на компромиссы. Да, я всё понимаю про "Ведомости", которые и до Шмарова не были голосом де Голля из Лондона в июне 1940-го. Я также знаю и про "другую культуру", которая должна "обновлять кровь" застоявшихся редакций, как внушал мне недавно Сергей Митин. Сам бродил из "культуры" в "культуру", обновлялся и обновлял разные СМИ по мере сил и возможностей, пока не стал работать на себя. Но всё же в нашем не очень сложном и пока еще, до полной победы нейросетей, важном для общества ремесле, есть момент, когда вынужденные компромиссы и, порой, увы, неизбежная в нынешней России самоцензура, превращаются в откровенную мерзость. Как и с порнографией, тут трудно дать точное определение. Но видишь - и сразу понимаешь - оно! Я, как и некоторые френды, пережил смерть "Известий" в конце вегетарианской по нынешним понятиям ельцинской эпохи. Превращение некогда «главной газеты страны» в сегодняшнюю туалетную бумагу началось именно тогда. Для меня лично - с того, что владельцы (не АП!) попросили убрать из материала всего одно имя, теперь уже не важно, чьё. Для расследования в двух номерах на два разворота, которое потом попало в шорт-лист престижной премии, это, в общем, как тогда казалось, небольшая жертва. Убрал. А вот ведь поди ж чем всё кончилось... Всем искренне желаю избежать таких ситуаций. Ну, и конечно, шлю пожелания удачи и лучи солидарности коллегам из «Ведомостей». То, что коллектив не уходит без боя, заслуживает уважения.

Леонид Бершидский

Будучи редактором в начале путинского правления, я не лил слез по поводу захвата госструктурами (лицом коего захвата был другой нынешний житель Германии, А. Кох) группы Медиа-мост. Не лила слез и газета, которую я редактировал. Государство смогло захватить СМИ Гусинского, потому что Гусинский, используя свое политическое влияние, набрал государственных кредитов на развитие своего бизнеса. Используя токсичные способы, он раздобыл токсичных денег; он знал, чем и как рискует, и его риск не оправдался.

Эта история не похожа на недавнюю историю той газеты, которую я тогда редактировал. Газету не забирают госструктуры за долги, которых наделали у государства ее создатели-издатели. Она была совершенно частным проектом, который создатели-издатели развили на свои средства и от которого получали прибыль. А потом государство просто запретило им владеть активом, установив законодательные ограничения на иностранную собственность в СМИ. И они были вынуждены продать этот актив тем, кто платил хоть сколько-то. Как вынуждены были продавать евреи при "аризации" в начале правления нацистов в Германии.

Разница между тем, что случилось с "Мостом" и тем, что произошло с газетой, -- как между сексом по согласию, из которого вырос дисфункциональный брак, и доказанным, прямо-таки снятым на камеру жестким изнасилованием.

Попытки редакции остановить этот процесс имеют обратный эффект, считает​ Олег Кашин (полная версия статьи доступна подписчикам Republic):

Очевидно, Шмаров ⁠действительно пришел убить газету и справился с этим очень быстро. ⁠Не считая разговоров с редакцией (разговоры – это вообще не наше дело, мало ли о чем и как они там у себя разговаривают), было три эпизода: замена заголовка про «Роснефть», снятие колонки Сонина про нее же и наиболее загадочное – запрет на цитирование и упоминание невиннейшей «Левады». Последнее – как будто совсем для тупых. В жестяной рупор над самым ухом: «У вас цензура! Цензу-у-у-ра! Я цензор!»

Редакция очнулась и села ⁠писать передовицу про ⁠Шмарова, не отдавая, ⁠вероятно, себе отчета, что тут уже начинается знаменитое путинское дзюдо, когда противник начинает обслуживать себя сам.

В редакционной статье написано о доверии и о репутации – да, разумеется, это и была основа капитализации «Ведомостей». Проблема в том, что борющийся, сражающийся, и, как уже двадцать лет принято говорить в таких случаях, уникальный журналистский коллектив – это принципиально другая репутация, чем та, которая была у «Ведомостей» с момента их создания и на которой они всегда держались. Это ловушка, да. Ты либо защищаешь свою честь ценой превращения в УЖК (или в «оппозиционную газету» – для классических «Ведомостей» это должно быть очень обидным ругательством), либо сдаешься, но в обоих случаях себя губишь.

Многие считают, что коллективу газеты помог бы еще более широкий общественный резонанс и поддержка.

Илья Красильщик

Возможно, это потому что я не работаю в медиа, но со стороны кажется, что убийство Ведомостей — первое молчаливое. Я вижу сопротивление редакции и молчаливое приговоренное сочувствие. Это ужасно. Трагедия со спойлером. Одна и та же пьеса повторяется из раза в раз, сценарист давно устал, а на сцену выходят герои со все более спившимися лицами.

Анна Немзер

Новости про Шмарова и Ведомости. Мир рушится, но процесс «до мышей» всесилен и идёт своим чередом.

Это катастрофа. Просто окаймленная мышами со стаканом сингмолта и на фоне вируса она маскируется под фарс. Сил на осознание этой катастрофы нет. У нас тут катастрофа помасштабнее: люди умирают, врачи изнемогают, это ад, а как убивают спартак – ну что, в первый раз, что ли?

Эпическая катастрофа правда страшнее дегенеративно-мышиной. Я просто автосубъективирую, записываю свои симптомы и реакции. Нет сил на бешенство. Это очень хорошо, это распределение ресурсов. Это совершенно чудовищно. Я этим бешенством, этим неравнодушием определялась; память моя знает это; кто я без этого? Мне стыдно. Интересно. Отвратительно.

Александр Поливанов

То, что происходит с «Ведомостями» – беспросветный, лютый мрак, от которого тем тошнее, что сам сделать ничего не можешь. Но и просто молча переживать, подспудно думая, что в этот раз пронесло, людоед пришел не за тобой – еще тошнее.

Я точно знаю, что ребятам в редакции сейчас важны не просто сочувственные взгляды и «всепонимающие» улыбки – а прямые слова поддержки.

Ото всех: от читателей, коллег, героев материалов, экспертов, компаний, про которые «Ведомости» пишут.

Не верю в петиции на ченчж-орге и в хештеги, и не знаю вообще как это делается, но и молчать не получается, поэтому я начну – а вы продолжайте, у себя в ФБ, здесь в комментариях, в личных сообщениях знакомым сотрудникам, да где угодно:

«Дорогая редакция Ведомостей. Происходящее с изданием – это прямое давление на свободу слова, да еще и с клоунской, циничной издевкой. Спасибо, что имеете силы этому противостоять и не сдаетесь».

И многие эту поддержку с готовностью оказывают.

Глеб Гавриш

При разных редакторах и при всех изменениях в редакции работать с Ведомостями было сложно и интересно, журналисты там работали (и работают) въедливые и компетентные, поэтому каждый опубликованный там комментарий воспринимался как пиаровский успех: Веды взяли, вот это круто, а если для бумажной версии, то вообще кайф. <...>

А то, что сейчас происходит с новым и.о. главреда — какой-то стыдный позор. Хочется пожелать редакции сил и энергии в эти непростые времена, а студентам-пиарщикам российских вузов — чтобы им, как и мне пятнадцать лет назад, преподаватели объясняли, почему «Ведомости» — одно из главных деловых изданий в стране, и какую роль в этом играет репутация.

Денис Волков

Сказал сейчас в эфире и здесь скажу, что мы в Левада-Центре надеемся на продолжение сотрудничества с коллективом газеты Ведомости и переживаем за журналистов, которым сейчас нелегко. Сил им!

Митя Алешковский

Дорогие друзья из газеты Ведомости. Я уважаю вашу попытку спасти любимое и родное издание.

Я хочу предложить вам альтернативу. По-моему сейчас идеальный момент для того, чтобы все, кто не согласен с новой редакционной политикой ушли из Ведомостей и открыли свое собственное издание, которое будет жить не на деньги инвестора, а на деньги читателей.

Уверен в успехе крауд-кампании и готов с ней помочь.

Уверен, что читатель поддержит вас. Главное ведь не название, а в содержание.

В конфликте мог бы сыграть решающую роль голос Демьяна Кудрявцева, считает ​Лев Шлосберг:

Конфликт вокруг редакции газеты «Ведомости» – это конфликт банального политического примитива и современного стандарта работы СМИ. В жизнь «Ведомостей» ворвалось многократно прожитое другими редакциями гопническое рейдерство. Оптимальный этический выход из ситуации – это отказ продавца (Демьяна Кудрявцева) от регистрации сделки. Это очень трудное решение и почти невозможно предположить, что оно состоится. В том числе потому, что такое решение предполагает готовность Кудрявцева и дальше нести бремя владельца независимого медиа либо готовность искать другого, адекватного изданию, покупателя. Судя по состоявшейся сделке, это бремя его отягощало. Но уничтожение медийного капитала издания репутационно всегда перевешивает материальную прибыль. Деньги приходят и уходят, а репутация приходит и остаётся.

Еще дальше пошел Алексей Навальный: он возлагает на Кудрявцева вину за все, что сейчас происходит с газетой.

Я, наверное, сейчас скажу что-то такое, что не понравится многим в журналистской тусовке. И журналистам "Ведомостей" тоже.

Однако, это важно сказать, прежде чем строчить посты в поддержку издания, которое разрушают в пыль у нас на глазах.

Главный мерзавец, жулик, вор и виновник происходящего - Демьян Кудрявцев. Он всех умышленно обманул, когда пришёл в издание, сказал, что никого не фронтует и хочет сохранить газету. И лично меня обманул тоже. Сейчас ясно, что в этом и был план.
Фронтовал одного вора. Начал коррумпировать редакционные правила. Потом "ой, а это убыточное" и отдал другому вору. И теперь тот работает как прокси от Сечина, Леонтьева или не знаю какого ещё упыря.

Да-да-да, понятно, что цензуру и авторитаризм в стране придумал не Кудрявцев, он всего лишь аферист, оказавший услугу злодеям.

Но эта услуга была уникальной. Поэтому "Ведомости" сейчас тихо тонут. И смерть эта не вызывает резонанса и сочувствия.

В это, кстати, внесли вклад и всякие журналисты-ипотечники "Ведомостей", бегавшие по фейсбукам, защищая Кудрявцева и тщательно не замечая то, как он совмещает руководство штабом Собчак и общее руководство газетой. Тогда "Ведомости" и кончились.

Так что, извините за использование избитой конструкции с трусами и крестиком, но нельзя одновременно переживать за цензуру в "Ведомостях" и держать Кудрявцева в друзьях, сюсюкать с ним, участвовать в каких-то поэтических вечерах и сидеть за одним столом.

В числе тех, у кого пост вызвал возражения, оказался и Константин Сонин:

я не согласен с последним абзацем – те, кто общаются с Демьяном, знают, каким бизнесом он занимается. Тут нет обмана. Да и делать его (или Леонтьева) ответственными за убийство "Ведомостей" смешно – это "Роснефть" и Сечин.

Конфликт Навального с Кудрявцевым уходит корнями в 2018 год, когда второго называли негласным руководителем штаба Ксении Собчак, имитировавшей лидера оппозиции на президентских выборах (официально штаб возглавлял Игорь Малашенко). Позднее, когда "Ведомости" не отреагировали на публикацию расследования ФБК о Наиле Аскер-Заде, Навальный написал, что Кудрявцев превратил газету в "сборище трусливых мурзилоидов". Кудрявцев впоследствии извинился за такую реакцию газеты.

Критикой на критику Навального ответил Марат Гельман:

Кажется, Навального мы потеряли.

Когда радикальный художник, например, Петр Павленский публично говорит о том, что всё искусство вокруг декоративное, мне понятно. Он не хочет участвовать в коллективных выставках, чтоб не раствориться – мне понятно. Это позиция. Во первых, в определенном смысле он прав. Он хочет остаться в одиночестве. И его миссия радикального художника, в том числе, именно в этом заявлении воплощается. Главное же здесь то, что он "герой" и предлагает другим, если хотят встать рядом, тоже быть героями. Одиночество – идеальная поза для художника.

Когда политик, мужественный, честный, отказывающийся от благ, которые сулит компромисс, терпящий лишения от власти, призывает всех, кто не так мужественен, решителен, как он – считать изгоями, он перестает быть политиком. Будьте как я – иначе не будьте. Это не политическая позиция. Это о Алексее Навальном. И о его посте, посвященном Демьяну Кудрявцеву и Ведомостям. Жест сознательно сужающий круг поддерживающих себя людей – жест самоубийственный. Даже если уверен в своей правоте, соблюдай элементарное правило: пусть на других, всех, кроме твоего политического оппонента, наезжаю другие.

Не только об этом. В целом роль оппозиционного лидера – это попытка объединить какое-то количество людей. Вначале единомышленников, потом партнеров, потом союзников. Потом сочувствующих (в том числе и молча сочувствующих). Так можно когда нибудь сформировать большинство, достаточное для смены власти. Но вместо того, чтобы "менять ситуацию", Алексей со товарищи "создает корпорацию". ФБК живет по корпоративным законам. Увы, это медицинский факт. Но никакой объединительной работы, никакой работы по согласованию интересов не происходит. Вообще при всем моем приятии фигуры Алексея как "героя", все меньше надежды на него как на политика. Если бы рядом было много других, я бы не стал так переживать и писать этот текст. Просто вычеркнул бы фамилию "навальный" и все. Но ФБК и Алексей гораздо масштабней остальных субъектов и мне жаль. Так что считайте этот мой пост последней попыткой обратиться к нему.

По мнению Гельмана, именно благодаря Кудрявцеву редакции "Ведомостей" удавалось до сих пор сохранять независимость:

...конечно, мне жалко Ведомости, но понятно же, что это каток. Он когда-то добрался до НТВ, потом Рен-Тв, потом Коммерсант и т д. Обстоятельства более или менее понятны, но ведь Деме, пусть хитростями , но удавалось удержать проект какое-то время – тоже понятно, и хорошо что эти пять лет были. А то что финал был предрешен – тоже понятно. Но человеческих отношений это не отменяет. Наверное, герой в этой ситуации повел бы себя иначе, но требовать героического нельзя. Можно быть только примером. Так вот, "пример" никогда не будет никого обличать, потому что нельзя предугадать, в какой-то ситуации кто-то вдруг может стать героем.

Сотрудничество с властями для благой цели осуждает ​Игорь Эйдман:

Безобразия, происходящие с газетой «Ведомости», вызвали очередную дискуссию о допустимости компромиссов с властями. Наиболее распространенное оправдание коллаборационизма – т.н. «интересы дела». У меня есть один такой знакомый – талантливый экономист, работающий в государственной структуре. Когда я пытаюсь его стыдить, он отвечает мне примерно так: «если я уволюсь, эти придурки развалят работу за месяц, кому от этого будет лучше?».

Все это напоминает мне такую историю. Командиром знаменитого крейсера «Аврора» в октябре 1917 года был старший лейтенант Николай Адольфович Эриксон. Он не любил большевиков и не сочувствовал их октябрьской авантюре (потом сидел в ЧК и с трудом унес из советской России ноги). Эриксон был честный профессионал, любил свое дело и свой корабль. Во время Октябрьского переворота Петроградский ВРК приказал «Авроре» захватить разведенный юнкерами Николаевский мост, свести его для пропуска на Дворцовую площадь верных большевикам воинских частей и направить орудия на Зимний. Эриксон вначале отказался выполнять незаконное распоряжение мятежников. Тогда пробольшевистски настроенные матросы заперли его в каюте и решили сами вести «Аврору» к мосту. Тут командир понял, что дебилы-матросы погубят корабль, и согласился встать у штурвала, заявив, что не может допустить, чтобы совсем недавно отремонтированный крейсер сел на мель.

Если бы он отказался, не было бы никакого знаменитого выстрела «Авроры», «возвестившего начало новой эры в истории человечества», т.е. давшего сигнал к штурму Зимнего. Часто в истории исход сложной ситуации решает какое-то случайное недоразумение. Есть шанс, что гибель «Авроры» смешала бы карты большевикам и сорвала бы их планы. Однако «Аврора» была спасена, а страна в результате большевистского переворота погублена. И не в последнюю очередь в результате коллаборационизма таких честных профессионалов как бравый лейтенант Эриксон.

Путинский режим (как в прошлом большевистский) тоже не смог бы существовать, продолжать агрессию против Украины и другие преступные авантюры без профессионалов, идущих на компромисс с ним как бы исключительно «в интересах дела»

Хотя, судя по многим воспоминаниям, «интересы дела» были во времена раннего большевизма для многих «буржуазных специалистов» просто самооправданием. В действительности, они шли на службу к большевикам преимущественно из-за повышенного пайка. Что-то мне подсказывает, что и сейчас «большая пайка» – главный аргумент, заставляющий разного рода «независимых» специалистов (экономистов, режиссеров, редакторов, урбанистов, благотворителей и т.д.) сотрудничать с преступным чекистским режимом.

Демьян Кудрявцев заявил "Медузе", что не имеет отношения к управлению газетой сейчас за нее целиком и полностью отвечают новые собственники. При этом ни один из них, как утверждается в материале "Медузы", не готов брать на себя ответственность за назначение Андрея Шмарова. "Условие сделки было таким: вы покупаете бизнес и рулите бизнесом, но главреда вам приводят из администрации президента", цитирует издание собеседника, близкого к руководству газеты.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG