Ссылки для упрощенного доступа

Киркоров и Путин: "Надоели!"


Первый канал транслировал концерт Киркорова "Я". Канал "Россия" – его же концерт "Другой". Филипп в телевизорах всей страны

Киркоров, заполонивший экраны, Навальный и "самозеленка", первомайские демонстрации в духе СССР, а также почему умирает "Прожекторпэрисхилтон". В студии телекритики Александр Мельман и Юрий Богомолов.

Видео: приветственная телеграмма Владимира Путина в адрес Филиппа Киркорова

​Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Мы обсуждаем первомайское телевидение, гигантской частью которого был юбилей Филиппа Киркорова. То, что вы сейчас услышали, слова Владимира Путина – это маленькая частичка того, что мы услышали о Филиппе Киркорове. Я выписывала специально. Только на Первом канале: юбилейный концерт Филиппа Киркорова, два выпуска шоу Андрея Малахова, посвященных Филиппу Киркорову, шоу Ивана Урганта, посвященное Филиппу Киркорову, фильм "Король и шут", посвященный Филиппу Киркорову. Я представляю гостей: с нами Юрий Богомолов и с нами Александр Мельман, наши уважаемые телекритики. Я этот разговор о Филиппе Киркорове хочу начать с одной цитаты. В этом фильме "Король и шут", который показали по Первому каналу, участвовал Дмитрий Песков, пресс-секретарь Владимира Путина. Его слова многое, на мой взгляд, объясняют. Его появлению в кадре предшествовала такая фраза: "В процессе завоевания одной женщины Филипп Киркоров покорил весь мир". После этого включается Дмитрий Песков собственной персоной и говорит следующее: "Для нас отрадно, что значительная часть его концертной деятельности проходит за рубежом. Есть такое понятие, как "мягкая сила" за рубежом. Он один из ярких представителей той самой "мягкой силы". Он не только доходит до наших соотечественников, но его искусство покоряет граждан тех стран, куда он ездит. Он несет за границу наше российское творчество, нашу российскую музыку современную". После чего следует телеграмма Путина. Напрашивается у меня такая версия: вот ведь как раздражает их эта акция "Надоел!" в отношении Владимира Путина. При этом по поводу Филиппа Киркорова такая акция происходит регулярно. Мы видим ее в социальных сетях каждый Новый год: надоел, надоел, надоел. То есть они товарищи по несчастью. Их связывает еще одна вещь – один король, второй президент, то есть два руководителя государства фактически в Российской Федерации, один на эстраде, другой в политике. Третий момент, который, может быть, действительно делает отношение Владимира Путина гораздо более теплым к Филиппу Киркорову: Филипп сидит на эстраде и является ее королем дольше, чем Владимир Путин управляет государством. Нет ли в этом чего-то такого мистического, что он уже надоел, и я уже надоел, но он держится, может быть, я тоже буду столько держаться. Нет ли между ними такой связи астральной, что если ты уйдешь, то и я уйду, значит, нужно, чтобы ты держался, тогда я устою?

Александр Мельман: Я восхищен прежде всего вами, вашими замечательными ассоциациями. Вы просто зажигаете. Что касается того, что вы сказали, есть еще более такой серьезный пример для подражания – это Иосиф Давыдович Кобзон. Он уже практически со сталинских времен поет, чуть попозже – с хрущевских. Вот, наверное, Владимир Владимирович на кого должен ориентироваться.

Елена Рыковцева: Вы можете себе представить к юбилею Кобзона сейчас шоу Урганта, концерт Кобзона, два шоу Малахова подряд на Первом канале, несколько фильмов и на всех остальных каналах то же самое? Едва ли, Александр.

Александр Мельман: Я считаю, что Иосиф Кобзон гораздо больше заслуживает такого чествования. Я надеюсь, что к 80-летию мы его увидим во всей красе хотя бы просто по одному факту того, что он был в "Норд-Осте" и спас просто лично четырех человек. Это, может быть, самое важное и самое главное.

Елена Рыковцева: Это точно не будут вспоминать и педалировать. "Норд-Ост" не принято вспоминать в Российской Федерации.

Александр Мельман: Он действительно замечательный большой певец. Если мы говорим о Филиппе Киркорове, меня это, честно говоря, никак не раздражает, потому что я это не смотрел. То, что советуют телекритики: не хочешь – не смотри, переключи. Я это и делал. Я поэтому смотрел в основном "Мачт-ТВ" и канал "Культура", как мальчишка следил за матчем ЦСКА и "Спартак", потому что я давний болельщик ЦСКА, переживал за Марию Шарапову, которая дошла до полуфинала, и за Владимиром Кличко, который проиграл.

Елена Рыковцева: Но вы можете поделиться своей версией, мало того что долголетие на эстраде, но и долголетие в ящике и такое плотное, что продолжают каналы такие большие, как Первый, второй, третий, четвертый, собирать большие рейтинги на каждый из этих форматов?

Александр Мельман: Я не хочу теорию заговора проводить. Просто есть Филипп Киркоров, есть у него круглая дата, есть телевидение, которому особо нечего показывать в эти праздники, мне очень понравились его дети, замечательные дети – вот это то, что мне понравилось в Филиппе Киркорове. Я включил Малахова, увидел, как Бедрос Киркоров пел с детьми, как-то это все переживал. Вот это мне понравилось.

Елена Рыковцева: Ага, значит, все-таки смотрели, а стесняетесь признаться.

Александр Мельман: Я включил на пять минут!

Юрий Богомолов: Я вот не стесняюсь признаться. Надо сказать, что нынешняя панорама по творчеству Филиппа Киркорова, его фигуре серьезно раздражала уже одним своим масштабом. Надо сказать, что раздражала вообще вот эта вся уже постаревшая поп-культура нашей страны. Она сильно постарела, и это ее не очень красит. Она очень молодится, она пытается что-то такое за счет пластики отдельных ее персонажей приобрести. Потом она приобретает такой конвульсивный характер. Особенно это видно на примере самого Филиппа Киркорова. Его выступления последние – это какой-то парад канареечных облачений, которые он менял, наряжался, менял свои образы, то он белый, то он цветной. Это создает ощущение, что в принципе этот экшн его демонстрирует, что он себя исчерпал. Как это бывает, неприязнь рождает, когда люди начинают превышать и демонстрировать, активничать по части своей молодости, неувядаемости и так далее. А что касается вашей параллели, я подумал о сказке Шварца под названием "Тень", где один герой является тенью другого героя, и они очень зависимы друг от друга. Отрубленная голова у одного сразу лишает другого головы.

Елена Рыковцева: Интересно, что фильм назывался "Король и шут", но, конечно, он не был о Киркорове и о Путине. Я подумала, что если бы это было о них, кто король и кто шут – это очень большой вопрос в этой паре был бы. Второй момент, если подумать, серьезно подумать, что люди, которым надоел Филипп Киркоров и надоел Владимир Путин, – это абсолютно те же самые люди. Во-первых, их мало, во-вторых, они примерно одинаково интеллектуально ориентированы, в-третьих, они правда одни и те же. А те, которым они не надоели, их больше и они тоже во многом одинаковы.

Юрий Богомолов: Бывает и соответствует тому, что вы сказали, но бывает и по-другому. Я думаю, люди, которые любят Киркорова, не очень любят Путина, и наоборот, здесь возможно. Я думаю, не угадаешь со вкусами и какими-то претензиями каждого или каждой группы. У нас страна с очень укорененным имперским менталитетом, а имперский менталитет требует иерархии. Иерархическая наша реальность, которая требуется и в политике, не можем мы без президента, короля, царя, императора, выясняется, что и на эстраде мы не можем, обязательно нам нужен король или королева, примадонна. Поэтому возникает все время ощущение, что надо построить какую-то вертикаль.

Елена Рыковцева: Везде, где она может вырасти, там и вырастет. А исключения, конечно, есть в каждом правиле. Я говорю в основном.

Александр Мельман: Те, кому надоел и тот, и другой, – это действительно очень молодые люди, те люди, которые выходили 26 марта на Пушкинскую площадь, то есть люди контркультуры. Потому что действительно для этих людей и Владимир Путин, и Филипп Киркоров – это что-то очень старое, замшелое, отстойное. Эти оба человека, в большей степени Киркоров, в меньшей степени Путин, они не входят в какой-то синтез и фактуру их жизни. Хотя у нас действительно президент над всеми стоит, так или иначе невидимо присутствует над даже такими молодыми и отвязанными людьми, которые не приемлют эти условности. А условности действительно есть. То, что мы хотим навязать сами себе, есть традиция, вертикаль, есть президентская роль, вот эти молодые люди совершенно не понимают, для них это непонятно что. Кто нам навязал этого непонятного кудрявого человека? Кто нам навязал вот этого человека, который сидит в Кремле и думает, что он нами управляет? Другое дело, все-таки есть некая разница, одно дело, если ты занимаешься политикой, выступаешь против президента, что в общем-то нормально, это политическая группа, которая почти 18 лет находится у власти. А вот эта попса – для меня это не очень серьезно, не составляет факт моей жизни.

Елена Рыковцева: Давайте послушаем Александра.

Слушатель: Хотелось бы о мистической связи. На мой взгляд, что объединяет их: во-первых, Киркоров является, на мой взгляд, членом команды нынешней власти, ее глашатай, ее поддержка, ее реклама, ее верный слуга и раб. Выразителем чувств и чаяний основной массы народа он, конечно, не является. У нас вообще сейчас белое пятно, нет социальных певцов. А во-вторых, они оба ненавидимы народом, один как тиран и проводник интересов капитала, в первую очередь Запада, а второй как незаслуженно купающийся во властной благодетели. Вот это их тоже объединяет, на мой взгляд.

Елена Рыковцева: О политических взглядах, если можно такое говорить о Филиппе Киркорове, я помню, что он очень резко возражал против участия России в Евровидении, потому что российскую участницу не впускают украинские власти за нарушение при посещении Крыма. Он резко против этого был, поддержал решение Первого канала не транслировать конкурс.

Давайте послушаем опрос, считают ли прохожие на улицах Москвы, что это событие – юбилей Филиппа Киркорова, которому надо посвятить столько времени.

Елена Рыковцева: Кто помнит, почему его назвали королем? Его же не выбирали, выборов же не было.

Юрий Богомолов: Я не помню конкретный момент, но это, видимо, происходило постепенно после того, как он отделился и разошелся с королевой Аллой Борисовной Пугачевой. Был период отстраненного к нему отношения, поддержанное пародистом Галкиным и другими пародистами, тем же Ургантом и так далее. Он стал восприниматься как-то отдельно.

Елена Рыковцева: То есть бывший муж королевы автоматически становится королем.

Юрий Богомолов: Его стали воспринимать как короля. Я не знаю, какие могут быть критерии определения его верховенства на сцене. Я не знаю, мог бы он состязаться со Шнуром по части собирания аудитории на стадионе.

Елена Рыковцева: Я верю, что мог бы.

Юрий Богомолов: Во всяком случае Шнур, не имея той поддержки со стороны телевизионных каналов по известным причинам, тем не менее.

Елена Рыковцева: Без такой поддержки едва ли. Хорошее название "Король и Шнур". Я закончу одним неприятным эпизодом, который меня покоробил, это уже штука невеселая. В программе Ивана Урганта "Вечерний Ургант", в которую приходил Филипп Киркоров, она целиком ему посвящалась, он его очень троллил смешно, Иван без пиетета, конечно, там было совсем не противно смотреть, потому что он шутил над ним, но он точно так же пытался шутить с детьми, которые сидели в его рубрике, вы знаете, "Голос снизу", дети к нему приходят, он с ними хорошо разговаривает. Но один момент был тяжелый, было видно, как дети, как у них нафарширована голова по поводу прекрасной звездной семьи. Он спросил маленькую девочку, года три-четыре: что ты знаешь о Филиппе Киркорове? Она говорит: я знаю, что он был женат на певице Пугачевой, потом он развелся, потом он купил себе жену, чтобы она забеременела. Тут Ваня с показным ужасом говорит: хватит, хватит. Но факт остается в том, что эти опилки уже в головах очень маленьких, связанные с этой семьей, поскольку все пространство заполнено ею.

Елена Рыковцева: Следующие темы, которые мы будем обсуждать, – это по поводу всех этих "зеленок" и по поводу сюжета довольно циничного, насколько я понимаю, которое мы посмотрели по РЕН ТВ, связанного с Алексеем Навальным и зеленкой. Александр, что вы скажете о своих впечатлениях по этому вопросу?

Александр Мельман: Что касается того, что произошло недавно на улицах разных городов, с людьми из оппозиции, то, что это показало РЕН ТВ, так как мы телекритики, мы должны с точки зрения телевидения, наверное, это обсудить. Мне кажется, это говорит о телеканале РЕН ТВ.

Елена Рыковцева: У канала РЕН ТВ оказались съемки человека, который плеснул в лицо Алексея Навального. Человек бежит, его лицо размыто каналом. Следует такой текст, что это он сам все сделал, Алексей Навальный нанял кого-то для того, чтобы подстегнуть к себе интерес.

Александр Мельман: Я хочу сказать, что канал РЕН ТВ очень сильно преобразовался, изменился после ухода Марианны Максимовской. Там есть лейбл РЕН, который не имеет ничего общего с основательницей Иреной Лесневской, которая все это делала, совершенно задуман был не для этого. Вместо Максимовской пришел другой человек, который делает аналитическую программу, которую никто не смотрит, с нулевыми рейтингами, но это абсолютно вписано в кремлевскую систему координат. А то, что у них появился такой "эксклюзив", говорит о том, что они действительно сотрудничают с ФСБ. Это умело делать НТВ, может быть, умеет делать до сих пор, не знаю, будет ли она от этого немножко дистанцироваться сейчас. РЕН ТВ, есть какие-то связи, где они сливают все, и дальше они в должном стиле комментируют это. Это какое-то подразделение ФСБ, возможно, сегодня – это канал РЕН ТВ. Это довольно позорная история, мне кажется.

Елена Рыковцева: Я думаю, что никого из вас не удивило, что никаких упоминаний об акциях со словом "надоел" не было на федеральных каналах.

Юрий Богомолов: Это очевидно в формате общих тенденций. У федеральных каналов государственных есть своя повестка жизни, действительности, той действительности, в которой нет протестных акций, в которой нет жутких атак на человеческие жизни, в которой нет неправедных судов, в которой нет тех обвинений. Они работают в рамках этой повестки, потом удивляются, что что-то происходит в их жизни помимо их воли. Этот сюжет, которым РЕН ТВ решил отметиться, он как раз в рамках. Тут что звучит обнадеживающе: что все-таки этот сюжет, этот слив был выброшен не на главные федеральные каналы, а на такой второстепенный, который является таким дуплом, в который сливают что-то такое, а оттуда другие каналы могут попользоваться, если надо.

Елена Рыковцева: У меня случился такой странный разговор в эти выходные, я познакомилась с семьей молодой, в которой растет мальчик 8 лет. Мальчик сидит, играет в компьютерные игры. Я ему говорю: а ты что-то по телевизору смотришь, какие-то каналы? Может быть, ты себе включишь мультик, "Дисней"? Он говорит: нет, я это не смотрю, мультики мне не нужны, я смотрю только РЕН ТВ. Я страшно удивилась. Я говорю родителям: а что он смотрит? И тут мне родители тихо говорят: пропаганду. Мне очень неудобно его расспрашивать и вытрясать, хотя очень хотелось, а он сидит тихонечко, молчит. Только говорит: он мне уже немножечко надоел, я стараюсь его не смотреть, я смотрю по привычке. И тут я спрашиваю маму, а что же имеется в виду. Она говорит: вы не представляете, там начинается про египетские пирамиды, а заканчивается, что Америка враг. Начинается про пришельцев, а заканчивается, что Америка враг. Ему все это очень интересно, хотя уже говорит, что устал от этого. Так что одного телезрителя я видела живьем.

Юрий Богомолов: Это легко объяснимо, потому что мальчику хочется видеть картину мира более-менее упорядоченной и простенькой. И РЕН ТВ, и федеральные каналы занимаются упрощением сложной реальности до тех красок, которые понятны. А главное, что там все время движется. Это особенность такого зрения. Известно ли вам, что лягушка не видит неподвижных предметов, она видит только те, которые начинают двигаться. Поэтому ты можешь стоять рядом с лягушкой, но если ты делаешь какой-то жест, она это замечает и отпрыгивает. Детское восприятие или упрощенное, не слишком развитое сознание интересуется экшеном, поэтому мульты – это первая пища ребенка. А в политической идет непонятный смысл, но понятное противостояние, ненависть и так далее.

Елена Рыковцева: И ему приятно, что он начинает разбираться в этом.

Юрий Богомолов: Он это воспринимает, естественно.

Александр Мельман: На РЕН работает господин Прокопенко, когда-то уважаемый человек, он делал очень хорошие военные репортажи, честные, правильные, но это было тогда, давно уже. Теперь он делает нечто неизведанное в стиле канала ТВ-3. Наверное, этот ребенок это смотрит. А уж что можно в эту упаковку завернуть, да все что угодно. Просто иногда господина Прокопенко запускают на целый день как раз в праздники, идет совершенно непонятная фактура, наполнение телевизионное, которое совершенно невозможно проверить и понять, что это действительно некий набор и заполнение времени и контента. Контентом можно ли это назвать, я не знаю, тем не менее, его там ценят. Он превратился тоже в пропагандиста, который на основе нечто неизвестного может как-то смыслы повернуть, как нужно в том числе для 8-летнего мальчика.

Елена Рыковцева: Послушаем Сергея из Ростовской области.

Слушатель: В шоу-бизнесе так же, как в политике, зачищено все. Начнем с нашей власти, они никому дорогу не дадут, никакой оппозиции. София Ротару как-то высказалась, что я жила в Ялте 30 лет, никаких проблем не было, все высосано из пальца, и сразу она превратилась во врага России. Сколько талантливых певцов, их вообще близко не пускают, а вот это "ля-ля" – оно уже приелось все.

Елена Рыковцева: Абсолютно точная параллель. Точно так же, как в политике на выборах, если не дадут отмашку раскрутки на телевидении, он не получит этих голосов. Даже если он будет Алексеем Навальным, ему будет симпатизировать какая-то часть аудитории, пока у него не будет телевизионной трибуны, у него нет шансов. Точно так же с шоу-бизнесом, пока у вас нет этой трибуны, а вас туда не пустят, пока вы не член команды определенной.

Александр Мельман: Все-таки и да, и нет. Времена меняются, прогресс идет. Вот эти 20 тысяч или, может быть, 30 тысяч, которые вышли на Пушкинскую, они вышли посредством интернета, и Алексей Навальный это хорошо понимает, и власть начинает как-то понимать.

Елена Рыковцева: Их мало, они не делают все равно политической погоды.

Александр Мельман: Это тенденция, некий мейнстрим, который не остановишь так или иначе, просто это позже в России появляется. Власть, конечно, сейчас в большом тупике, она же не знала, как показывать митинг 26-го числа. 20 миллионов посмотрело фильм про Дмитрия Анатольевича.

Елена Рыковцева: Не факт, что они живут в Российской Федерации. Возможно, что из них живет в Российской Федерации два.

Александр Мельман: Много посмотрело. Малахова смотрят меньше.

Елена Рыковцева: Малахова смотрят больше и по всему миру особенно. Малахова смотрит российская диаспора так, что вам мало не покажется.

Юрий Богомолов: Я должен сказать в связи с этим направлением разговора, как связаны шоу-бизнес с шоу-политикой, очевидным образом. Потому что эти все передачи малаховские, Корчевникова, все эти таблоидные программы того же НТВ и так далее, они рыхлят, готовят почву для совершенно безудержного пропагандизма политических ток-шоу. Они создают питательную среду в этом отношении.

Елена Рыковцева: Агрессия как норма.

Юрий Богомолов: Поэтому неслучайно на российском канале Корчевников часто берет политические какие-то темы. Он все время мусолит тему Максаковой.

Александр Мельман: А Малахов не берет.

Юрий Богомолов: Малахов возьмет. Сейчас будет Евровидение, которое не будем показывать, но эта тема все время будет в такого рода шоу, будет попытка создания интереса какого-то альтернативного по отношению к Евровидению, так или иначе будет вспухать эта тема. Малахов несколько более бережется, но тем не менее. Тут была горячая дискуссия по поводу "Анны Карениной", мне показалось, что "Анна Каренина" тоже своего рода отклик. То есть еще немножечко, мне думалось, войдет Малахов и начнет разбираться с взаимоотношениями Каренина, Вронского, Анны. А в принципе этот сериал, кому-то кажется, что это очень здорово, но мне показалось, что это более респектабельное шоу "Пусть говорят".

Елена Рыковцева: Вы, наверное, забыли, как после последних серий приходил Карен Шахназаров к Соловьеву, так что разбиралось это все в эфире Владимира Соловьева.

Юрий Богомолов: Сейчас эти праздники, кажется, народ находится в расслабухе, он отдыхает от этих политизированных ток-шоу, нет Соловьева.

Елена Рыковцева: Но есть Борис Корчевников со своим бесконечным сериалом про убийство Вороненкова, политический сериал. У него в каждой серии новый убийца, это кто угодно, только не те, не дай бог, российские специальные службы, которых начали подозревать украинцы. Есть какой-то заказ, есть какое-то задание от власти увести любую мысль, любое подозрение народа от российских спецслужб. Поэтому, например, вчера, во вчерашней серии убийцей была уже соперница Марии Максаковой, с которой когда-то был близок убитый. То есть всякий раз это новый и новый подозреваемый, только не те, на кого подумали с самого начала. Это все не так просто.

Александр Мельман: Мне тоже кажется, что Борис Корчевников тоже, к сожалению, нехорошая история, человек действительно выполняет заказ. Когда убили Бориса Немцова, у него был другой сериал по поводу жен Бориса Немцова – это было постыдно абсолютно. К сожалению, человек так продается. Это выбор каждого, в данном случае Борис Корчевников делает так, как он делает.

Елена Рыковцева: Я предлагаю наш разговор направить в советское русло. Первомайский праздник мало того, что советский, но и стилистически телевизор очень советский. Вы, наверное, не поверите мне, но я уверяю, что все, что я сейчас читаю, я читаю с сайта программы "Вести". Это репортаж Дмитрия Петрова о вчерашней первомайской демонстрации. Послушайте эти слова: "С гармошкой не только работа спорится, но и отдыхать веселее. В каждом большом коллективе свой гармонист". "Первомай – праздник международный. Иностранные державы здесь представлены трудовыми делегациями из стран ближнего зарубежья. Вот сразу несколько бригад строителей из Таджикистана, но у каждого в руке российский триколор". "Единоросы предлагают свою повестку для демонстрации, она согласуется с новыми задачами и вызовами. Самое запоминающееся: "На Дальнем Востоке хочу я гектар. Возьму и поеду, пока я не стар". Второй лозунг: "Честному – хвала, коррупционеру – тюрьма". Это все говорит корреспондент, живой современный корреспондент современного российского телевидения. И наконец, не поверите: "Коммунисты стройными рядами под алыми стягами маршируют от памятника Ленину к памятнику Марксу. Перед лицом основателя коммунистического движения и теории классовой борьбы лидеры компартии клянутся в верности идеалам пролетарской революции". То есть он всем сестрам по серьгам раздал, обо всех очень уважительно. Стилистически это же просто "Кубанские казаки" отдохнули далеко-далеко.

Юрий Богомолов: Первый канал в прямом эфире 1 мая запустил нон-стоп ряд советских фильмов, симпатичных вполне – "Высота", "Весна на Заречной улице", "Верные друзья". Я пунктирно просматривал эти фильмы, я думал, что это действительно какая-то особенная культура. Иногда мы получаем удовольствие от блатного фольклора, от блатного шансона, скажем так, то есть там зона по другую сторону колючей проволоки, а по эту сторону колючей проволоки в Советском Союзе развивалась другая культура, тоже очень лирическая, но чувствовалось, что где-то ограда стоит, люди находятся в замкнутом определенном пространстве, внутри которого они люди. Это видно по этим фильмам. "Верные друзья" ужасно любимый мною фильм, но очень он советский. Пожилые люди вдруг вспоминают, что они когда-то были мальчиками, у них были какие-то чувства, при том, что все они имеют титулы и высокие звания, один академик, другой профессор. Вот они вдруг на плоту себя чувствуют нормальными людьми. Советские фильмы, вот эти лирические картины, так же как "Весна на Заречной улице", "Высота", дороги своей искренней лиричностью, независимо от тех советских идеологем, которыми так или иначе пропитано там, то рабочий класс, то крестьянство, то свинарка и пастух, они как-то так воспринимаются, и люди слегка отдыхают. Сегодняшний зритель на Первом канале в воскресенье отдыхал весь день, можно сказать, еще Киркорова в тот момент не было на экране. Я подумал, как забавно, когда советское было время, иногда позволялось отдохнуть, послушав "Ритмы зарубежной эстрады".

Александр Мельман: Действительно советская душевность в старых советских фильмах, я тоже ностальгический человек. Даже те иногда кондовые фильмы советские смотрятся с ностальгией. А то, что вы, Лена, привели – это совершенно другое, это такая казенщина, которая даже тогда, в брежневские времена не смотрелась органично. Но сейчас это смотрится как фарс, буффонада, комедия, это совершенный абсурд уже.

Елена Рыковцева: Это абсурд, но это все, к сожалению, на полном серьезе. Не успела возродиться программа "Прожекторперисхилтон", как она уже канула до осени. Мы подведем некоторые итоги. Он реанимировался через пять лет, "Газпром" отпустил снова на вольные хлеба своих знаменитых звезд. Вы помните, что история закрытия канала была связана впрямую с их контрактами, они должны работать только в проектах ТНТ и "Газпром-Медиа", не могли светиться на Первом канале. Теперь, видимо, денег у "Газпрома" стало поменьше и разрешили им участвовать в программах Первого. Мы увидели несколько передач, несколько гостей. Мы увидели разницу между старым и новым, которая состояла в том, что если раньше они пытались звать каких-то зарубежных звезд, каких-то исполнителей, кто-то привозил новый фильм, даже американский, то теперь они перешли исключительно на отечественный продукт. Мы помним, Мария Захарова первой пришла, второй пришла Наталья Поклонская, потом пришел Виталий Милонов, потом появилась прыгунья, тоже очень идеологизированная, Елена Исинбаева, в конце концов все закончилось Владимиром Жириновским. Это был последний финальный аккорд, с нами распрощались до осени. По каким причинам так рано, мы не знаем, выдохлись или просто отпуска. Ваши мнения, оценки этому реанимированному проекту?

Александр Мельман: Я скажу, что когда это все началось, я посмотрел первый выпуск, второй и даже третий, когда были эти люди, которых вы назвали, у них в гостях. На языке нового поколения Навального это фрики, политические фрики. Но не в этом дело. Они возродились, я был очень рад, потому что действительно пять лет назад это была моя одна из любимых программ, там был действительно качественный и новый юмор, как хотел этого Константин Эрнст, старый юмор ассоциировался с каналом "Россия-1", а здесь новый юмор. Потом прошло пять лет, и эти люди опять пришли. В первых программах иногда встречались очень такие редкие, но тонкие шутки и по поводу Медведева. Это было как-то так умно и складно. Они обыграли фильм Навального про Димона, мне кажется, это было тонко. Но потом с четвертого выпуска это начало выдыхаться, потому что время изменилось – это очень видно. За эти пять лет много чего в России произошло, и страна уже другая, бэкграунд, соответственно, другой, а эти люди, как оказалось, довольно сладенькие, приходили к ним депутаты для раскрутки, приходила Наталья Поклонская, которую хотели вытащить и спасти, чтобы не слишком на нее нападали. И это тоже было видно, хотя они старались тонко юморить, уже не получалось. То есть время сейчас жесткое, если чего ждать было от "Перисхилтон" – это жестких и, наверное, политических шуток, невзирая, что называется, на лица. Но это невозможно в нашем королевстве. Поэтому эта программа выдохлась, не успев начаться. Это нормально, потому что надо соответствовать времени, а они сейчас времени не соответствуют.

Юрий Богомолов: Конечно, никогда не возвращайтесь в старые места, как в свое время сказал Шпаликов. Они попытались вернуться в ту же реку. Время другое, река другая.

Елена Рыковцева: Я даже не понимаю, о каких шутках идет речь. Им ничего нельзя вообще в этой новой реке.

Юрий Богомолов: В чем смысл "Прожектора", в том, чтобы немножко переиграть тот абсурд нашей действительности, информационной повестки, они берут газеты и пытаются тот абсурдизм сделать еще более наглядным, очевидным, переиграть в этом отношении. А абсурдизм уже такой, что его переиграть невозможно, в чем мы убедились в последнем "Перисхилтоне", когда вытащили Жириновского. Уж этот Жириновский, этот шут гороховый, который не знает, что придумать. Придумал, что все должны быть девственниками. Иван Ургант слегка в кулак пошутил, сказал, что перед нами девственник с сыном. Переиграть этот абсурд, перестебать его уже практически невозможно. А когда это не получается, то получается просто пиар все того же абсурда, пиар Поклонской, пиар Захаровой. Скажем, в своей общественно-политической деятельности та же Захарова или Поклонская работают на серьезе, она не воспринимается как реальный человек, а воспринимается как функционер. Она попыталась очеловечиться, когда станцевала "Калинку" перед гостями иностранными, ей поаплодировали. А что еще можно придумать по этой части? Вот придумали формат очеловечивания этих функциональных персоналий. Все равно видна эта натужность, эта искусственность, выпирает с большой силой. Я думаю, то, что они поскорее ушли из эфира, связано с тем, что они еще должны сильно работать над каким-то усовершенствованием этого.

Елена Рыковцева: Перед президентскими выборами уже вообще ничего не будет можно им.

Юрий Богомолов: Возможно, еще приперло с новыми проектами, в которых каждый из них участвует. Ургант, может быть, будет снимать очередной какой-нибудь документальный фильм с Познером.

Александр Мельман: Я хочу сказать, это мое личное субъективное мнение, в отличие от Натальи Поклонской, Мария Захарова моя скрытая, даже не скрытая любовь, я к ней отношусь неравнодушно и с очень большой симпатией.

Елена Рыковцева: Дай бог вам счастья, Александр. Все-таки человеческие подарки телевидение тоже делает, канал "Культура" сделал такой подарок телезрителям. Есть одна причина, не буду ее называть, по которой Юрию Богомолову не очень удобно и этично говорить об этом подарке, но Александр Мельман знает, о чем идет речь.

Александр Мельман: Вчера состоялось событие на телевидении, пока, мне кажется, главное событие сезона – это показ на канале "Россия-1" фильма Кончаловского "Рай", а второе событие – это показ спектакля "Юбилей ювелира", который вчера все могли посмотреть. Замечательный спектакль, прекрасная постановка Константина Богомолова, там играет замечательно Олег Табаков, Наталья Тенякова, Дарья Мороз. Я просто смотрел на одном дыхании, очень благодарен каналу "Культура" за то, что они показали.

Елена Рыковцева: Это мы показали нашей аудитории, что мы не только Филиппа Киркорова смотрим,

Александр Мельман (смеется): Мы интеллигентные люди.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG