Ссылки для упрощенного доступа

"Не были лояльны". Арест Дрыманова и будущее Бастрыкина


Александр Дрыманов в суде

Лефортовский суд Москвы арестовал до 12 сентября бывшего главу столичного главка Следственного комитета Александра Дрыманова. Его обвиняют в получении крупной взятки за освобождение из СИЗО и смягчение обвинения соратнику криминального авторитета Захария Калашова (по прозвищу Шакро Молодой) Андрею Кочуйкову (по прозвищу Итальянец). Многие СМИ пишут об аресте Дрыманова как об очередном эпизоде сериала под условным названием "ФСБ против Следственного комитета". При этом под вопрос ставится прочность позиции самого главы СК Александра Бастрыкина.

Арест Александра Дрыманова – это продолжение коррупционных скандалов в Следственном комитете, начавшихся в 2016 году. Краткое содержание предыдущих серий этой драмы выглядит следующим образом.

Все началось с криминальной разборки у московского ресторана Elements, которая произошла в декабре 2015 года. По версии следствия, вор в законе Захарий Калашов по кличке Шакро Молодой вымогал у хозяйки ресторана Жанны Ким 8 миллионов рублей. Та обратилась за помощью к бывшему сотруднику ФСБ, адвокату Эдуарду Буданцеву. Выяснение отношений закончилось перестрелкой на Рочдельской улице, в которой погибли два человека. Калашов и его подручный Андрей Кочуйков по кличке Итальянец были арестованы, однако следствие в их отношении буксовало…

Захарий Калашов (Шакро Молодой)
Захарий Калашов (Шакро Молодой)

В июле 2016 года по обвинению в получении взятки за освобождение из СИЗО участников перестрелки на Рочдельской улице​ были задержаны высокопоставленные офицеры Следственного комитета России: заместитель главы московского главка СК Александра Дрыманова генерал Денис Никандров, начальник управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР Михаил Максименко и его заместитель Александр Ламонов.

В сентябре 2017 года стало известно о том, что Александр Дрыманов был допрошен по делу в отношении своего зама Дениса Никандрова. Тогда же сотрудники ФСБ провели у Дрыманова обыски.

В начале 2018 года представители Генпрокуратуры назвали Александра Дрыманова в числе офицеров, причастных к получению взяток от Шакро Молодого, за освобождение из СИЗО его сообщника Итальянца. Это произошло на одном из судебных заседаний по делу Михаила Максименко. Как сообщают СМИ, подробно о размерах взяток и схеме их получения следователям ФСБ рассказал экс-заместитель Дрыманова Денис Никандров. Он также добавил, что в 2016 году сам заплатил начальнику взятку почти в 10 тысяч евро за общее покровительство и собственное назначение на должность. Александр Дрыманов заявил, что это оговор.

В апреле 2018 года Мосгорсуд приговорил Михаила Максименко к 13 годам строгого режима и штрафу 165 млн руб. Следствие в отношении других офицеров СКР пока продолжается. А в конце марта почти к 10 годам колонии строгого режима приговорили Шакро Молодого.

В начале лета СМИ сообщили о том, что глава СК по Москве Александр Дрыманов попросил о выходе на пенсию по выслуге лет. 16 июля сотрудники ФСБ задержали Александра Дрыманова. На следующий день суд в Москве избрал для него меру пресечения в виде ареста на два месяца. Ему предъявлены обвинения в получение взяток в крупном и особо крупном размере. Дрыманов заявил в суде, что не признает вину и "готов к процессуальному сражению".

Александр Дрыманов
Александр Дрыманов

По данным РБК, представители ФСБ планировали задержать Дрыманова после вступления в силу приговора полковнику СКР Михаилу Максименко, однако обстоятельства изменились. Дело в том, что Александр Дрыманов планировал в ближайшее время получить статус адвоката в Волгоградской области, что давало бы ему определенный иммунитет – уголовное дело в отношении него мог бы возбудить только Следственный комитет. По версии "Коммерсанта", ФСБ поспешила с арестом Дрыманова еще и из-за того, что давший против него показания Денис Никандров не выгадал себе изменения меры пресечения и смягчения обвинения. Это породило "нестабильность его общего состояния и позиции по уголовному делу", – заявил источник издания.

Собеседник Радио Свобода заместитель главного редактора издания "Фонтанка.ру" Евгений Вышенков полагает, что арест Дрыманова – это очередной эпизод в истории под названием "Чайка и Бортников vs Бастрыкин". Но вопрос о том, сохранит ли глава СК свою должность, может решить только Владимир Путин.

– Рейтинг Бастрыкина после 2016 года начал падать, – вспоминает Евгений Вышинский. – До коррупционного скандала в СК он был абсолютно первый силовик. Сейчас мы видим, что он только "один из". А если рассматривать по значимости отрицательные события в его ведомстве, то оно по этому параметру выходит на первое место. Действительно, в Министерстве внутренних дел, в Генеральной прокуратуре ходят некие аналитические рабочие записки по поводу возможного реформирования Следственного комитета… Я также разговаривал и в Петербурге, и в Ленобласти, и в Новгороде, и в Пскове с сотрудниками региональных следственных комитетов, которые принимают решения, и все они уже устали говорить о том, когда произойдет смена руководства, а за ней некая реорганизация. Если мы возьмем все эти ингредиенты, которые я назвал, и замесим в некий салат, то это оливье говорит о том, что шансы Александра Ивановича остаться на месте небольшие. А дальше мы понимаем, что такие решения принимает только Владимир Владимирович Путин. Но рассуждать о том, что он сейчас считает по этому поводу и как изменится его мнение в будущем, несерьезно.

Александр Бастрыкин
Александр Бастрыкин

– Есть ли у вас предположения, чем Бастрыкин и его ведомство могли не угодить ФСБ и Прокуратуре?

– Само ведомство не может никому угодить или не угодить, это просто колоссальный аппарат. Разумеется, это люди, которые, так или иначе, дружат или конфликтуют. Но крайне редко бывают очень принципиальные ситуации, после которых происходят серьезные ссоры. Абсолютно все адекватны, все знают, что такое дипломатический церемониал и протокол, все всегда вежливо разговаривают и так далее. Я думаю, что ситуация в следующем. В России есть только одна спецслужба – это ФСБ, а алгоритм работы спецслужб не такой, как у всех остальных силовиков. Если некоему государственному делу что-то выгодно – скажем, чтобы мы с вами писали материалы за Владимира Владимировича или против Владимира Владимировича, – мы будем это делать, и мы их не увидим. А дальше есть понятие "лояльность". ФСБ может порой вежливо прийти в какое-то ведомство и сказать: "Уважаемые, вы занимаетесь такой-то проблемой, и это, конечно, ваше дело, мы ни в коем случае не хотим влезать, но нам кажется, что такой-то человек не совсем виноват…" И дальше могут последовать два ответа: "Пойдите займитесь своим делом, ловите шпионов, занимайтесь контрабандой" или "Раз этот человек так выгоден родине, давайте как-то на него более демократично посмотрим". А второй ответ означает, что человек прислушался, он понимает, что надо уступить спецслужбе и некоему ее делу, которое до конца, конечно, никто не раскроет. Вот это и есть лояльность.

– То есть Следственный комитет был не очень лоялен к ФСБ...

– Скорее всего, Лубянка по каким-то ситуациям не нашла понимания, допустим, с тем же Максименко или с СК Москвы. Может быть, они после этого обращались вежливо к руководителю СК и говорили: "Слушай, так и так, мы просим твоих уважаемых подчиненных, поправь, посоветуй им". А он, может быть, занимал их позицию и говорил, что они правы. И это произошло один раз, два, десять... После чего возникло "решение". Они увидели, что система не лояльна. И зачем им эта система? Так что арест Дрыманова нужен не сам по себе, а для того, чтобы на некоем условном "совещании" предъявить еще один пункт в отношении Следственного комитета. Я предполагаю, на основании своего жизненного опыта, в том числе опыта, когда я носил погоны, что Александр Иванович Бастрыкин может стать руководителем Академии Следственного комитета в Санкт-Петербурге.

– В качестве почетной пенсии?

– Да, такая почетная пенсия. И это был бы очень человеческий выход из ситуации, как вы понимаете, – полагает Евгений Вышенков.

Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин пока не комментировал очередной арест своего подчиненного.

Александр Дрыманов возглавлял ГСУ по Москве с 2015 года. До этого он руководил в СКР управлением по расследованию преступлений, связанных с применением запрещенных средств и методов ведения войны. В производстве этого подразделения, в частности, было уголовное дело против украинской летчицы Надежды Савченко. Александр Дрыманов также курировал расследование дела о геноциде граждан Южной Осетии во время войны 2008 года и второе "дело ЮКОСа" в отношении Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG