Ссылки для упрощенного доступа

Доллар запретят? Энергетический паек. Выход платный. Учителя против


Что на этой неделе обсуждали правозащитники, юристы и гражданские активисты

  • Правительство России заявило о намерении избавить экономику страны от долларовой зависимости.
  • Чиновники хотят ввести социальную норму энергопотребления и увеличить тарифы на электроэнергию.
  • Прекращение дела об экстремизме не означает автоматического исключения из списка экстремистов Росфинмониторинга и отмены блокировки счетов.
  • Всемирный День учителя российские педагоги встречают в пикете у Министерства просвещения.

ДОЛЛАР ЗАПРЕТЯТ?

Только поутихли страсти вокруг пенсионной реформы, пришла новая напасть, напугавшая тех жителей России, у которых есть хоть какие-то сбережения. Чиновники заявили о намерении избавить экономику России от долларовой зависимости, но толком не объяснили, как именно собираются это делать.

Заявление министра экономического развития России Максима Орешкина о снижении зависимости экономики России от доллара взбудоражило общественность. Никто, конечно, не поверил, что обойдется без жертв. Так что в итоге планируется? Доллар запретят или оставят? Что делать с валютными сбережениями и вкладами? В чем хранить заначку? На эти вопросы отвечает экономист Владислав Жуковский.

Видеоверсия программы

Владислав Жуковский: По последним оценкам Центрального банка России, сегодня 72% россиян не могут позволить себе делать сбережения из текущих доходов: зарплаты настолько низкие, что живут от получки до получки. До 80% бюджета уходят на товары и услуги первой необходимости, оплату "коммуналки", проезд на транспорте и одежду. А по оценке Росстата, 40% россиян сегодня не хватает денег на еду.

Марьяна Торочешникова: Но есть оставшиеся 28%...

Владислав Жуковский: Я думаю, люди прекрасно помнят 2008-й, 2014 год, заявления о том, что мы – "тихая гавань", "островок стабильности", что санкции нам нипочем, что мы отвязались от мировой экономики, что "Газпром" через 5 лет будет стоить триллион долларов (сегодня – 150 миллиардов долларов), что ничего не грозит. Но с тех пор рубль упал с 23 рублей за 1 американский доллар в июле 2008 года до 66,5 рубля за доллар сегодня. И мы видели 85 рублей за доллар в январе 2016 года. И если у человека есть какая-то историческая память, он может вспомнить, что было, и ответ очевиден: любое укрепление рубля нужно использовать для того, чтобы покупать валюту.

Марьяна Торочешникова: А какую валюту? Если они собираются избавить Россию от долларовой зависимости...

Владислав Жуковский: Путем падения уровня жизни населения и обнищания большинства. Тактика и логика понятны.

Марьяна Торочешникова: Но есть ли смысл тем, у кого сбережения в долларах, сейчас срочно конвертировать их в евро, фунты стерлингов или какую-то другую валюту?

Владислав Жуковский: Говоря о сбережениях в иностранной валюте, мы, как правило, имеем в виду наиболее ликвидные, так называемые резервные валюты – американский доллар, евро, британский фунт стерлингов, швейцарский франк. Но доллара и евро вполне хватает. Имеет ли смысл сейчас бежать и судорожно продавать валюту? Я думаю, что нет.

Марьяна Торочешникова: А менять доллары на евро?

Владислав Жуковский: Проще сделать 50 на 50 и забыть эту историю. На горизонте года и дальше, скорее всего, мы увидим сильный рост доллара по отношению к евро, скажем, до уровня 1,05 доллара за евро, а может быть, даже до паритета. Я думаю, этот риск существует именно для тех, у кого вклады в евро. Но, в принципе, эта корзина более-менее сбалансирована, и я бы сказал, что можно держать и там, и там.

Марьяна Торочешникова: А могут ли просто запретить доллар или устроить такую ситуацию, как была в Советском Союзе (или относительно недавно в Аргентине): ввести государственный фиксированный курс доллара, который будет значительно ниже его реальной стоимости?

Владислав Жуковский: По такой схеме сейчас живет Венесуэла.

Марьяна Торочешникова: Стратегический партнер России.

72% россиян не могут позволить себе делать сбережения из текущих доходов: они живут от получки до получки

Владислав Жуковский: Примерно такая же ситуация на "черном" валютном рынке Сирии.

Марьяна Торочешникова: Как вы думаете, Путин у них подсмотрел?

Владислав Жуковский: Я не знаю, где подсмотрели. Но сначала они подписывают майские указы, обещают нам экономический и технологический рывок, повышение уровня жизни, обещают, что мы тут заживем как в Швейцарии, а потом повышают пенсионный возраст и налог на добавленную стоимость на 2%. А повышение НДС с 18 до 20% – это из нашего кармана дополнительно украдено 630 миллиардов рублей только в 2019 году, а за шестилетку президентского срока это еще примерно 3 триллиона 800 миллиардов рублей. То есть мы просто отдали это в резервы: на помощь нефтяникам, металлургам, олигархам – кому угодно. Мы помогаем и Сирии, и Венесуэле – всем, кроме самих себя. Напомню, что на днях правительство подписало и согласовало с нефтяниками увеличение субсидий нефтяному лобби с 400 до 630 миллиардов рублей. Эта цифра идеально бьется с тем, сколько отнимут у нас через повышение НДС в 2019 году.

Социально-экономическая политика российских властей носит откровенно конфискационный, антисоциальный характер. Поэтому проблемы импортозамещения, дедолларизации экономики будут решены тем, что уничтожат средний класс, произойдет люмпенизация населения и падение уровня жизни.

Марьяна Торочешникова: Стоит ли сейчас людям, у которых есть сбережения в валюте, забирать их с банковских счетов и хранить в наличности? Насколько велика вероятность того, что государство введет фиксированный курс или придумает еще какие-то ухищрения, чтобы задержать доллары у себя?

Владислав Жуковский: Я думаю, это будет уже одна из крайних мер, но на горизонте года пока не вижу такой угрозы. Я думаю, что если в октябре-ноябре мы окажемся под санкциями, то год-два еще пока не так сильно прижмет, чтобы конфисковывать валютные сбережения. В принципе, через Костина, через Внешторгбанк сделан проброс о возможной заморозке валютных вкладов населения и их конвертации в российскую валюту по принудительному курсу. А отдавать обратно фантиками, тугриками – мы это проходили после 1998 и 1991 года – годов гиперинфляции. Люди просто об этом забыли.

Марьяна Торочешникова: Так забирать наличность или нет?

Владислав Жуковский
Владислав Жуковский

Владислав Жуковский: Я думаю, можно. Сейчас истекут однолетние, полугодовые вклады, двухлетние подходят к концу – можно забирать и держать в наличной форме. А сейчас массово бежать и забирать не стоит: скорей всего, на горизонте полгода-год это не грозит. А то, что деньги лучше держать в наличной форме, чем в банке под полпроцента-процент, я думаю, вполне очевидно. Там не та доходность, чтобы рисковать накоплениями.

Но очевидно, что у рубля не очень хорошая перспектива. И мы будем падать не из-за дешевеющей нефти, не из-за откровенно антисоциальной, разрушительной социально-экономической политики, которая выжигает точки роста в стране. У нас вроде рисуют рост заработных плат при падающих реальных и располагаемых доходах. У нас экономика растет на 1,5% ВВП. При этом в регионах вообще нет никакой экономической и инвестиционной активности, оттуда уезжают и капиталы, и люди. И в этой ситуации, я думаю, рубль будет падать именно вслед за санкциями, то есть, как только в октябре-ноябре прилетят новые санкции от Вашингтона и Лондона – вот тогда мы очень легко можем увидеть уже и 72, и 78 рублей за доллар.

Марьяна Торочешникова: В правительстве ждут увеличения реальных доходов населения по итогам 2018 года, но отмечают, что 2019-й для россиян будет сложным: рост цен, инфляция и увеличение налога на добавленную стоимость. Как пережить эти неприятности? Как приготовиться к страшному 2019 году и хоть что-то сохранить?

Владислав Жуковский: 2019 год будет сложным не потому, что так сложилось в мире. Напомню, что цены на нефть бьют абсолютные рекорды за последние как минимум три с половиной года: порядка 84–85 долларов за бочку марки Brent. Россия захлебывается от притока нефтедолларов. У нас бюджет уже отнюдь не дефицитный, нам не нужно "затягивать пояса", устраивать голодомор и повышать налоги. Только за первые восемь месяцев текущего года превышение доходов бюджета над расходами (профицит) – два триллиона рублей. В бюджете на ближайшую трехлетку заложено еще 4 триллиона 200 миллиардов рублей суммарного, накопленного профицита, избытка денег, то есть у нас денег – как у дурака махорки.

Более того, Фонд социального благосостояния уже приближается к отметке в 7% от ВВП, и вроде можно хоть сейчас начать впрыскивать деньги в экономику, то есть не повышать налоги, дать налоговые льготы для бизнеса, не проводить антисоциальные реформы по повышению пенсионного возраста, просто отстать от людей. Но эти деньги нельзя вкладывать в Россию, потому что, как сказал Орешкин, будет нарушена некая мифическая макроэкономическая конструкция, стабильность, то есть мы вдруг будем богаче, а не беднее, разгонится инфляция, и конструкция развалится. Поэтому вложим деньги в восстановление Сирии, Багдада, Луны, Марса – куда угодно, только не в Россию. А еще лучше – поможем друзьям-олигархам.

Уровень жизнь в России
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:50 0:00

Марьяна Торочешникова: И у своего населения денег еще заберем.

Владислав Жуковский: Здесь надо понимать, что, например, повышение пенсионного возраста на шестилетнем периоде – это конфискация около 1,7 триллиона рублей у всех нас. Повышение НДС – еще практически 4 триллиона рублей. На налоговом маневре в нефтяной отрасли по повышению налога на добычу полезных ископаемых (что неминуемо приведет к скачку цен на горюче-смазочные материалы – бензин, дизель) – это еще, по разным оценкам, 1,5–2 триллиона. Поэтому понятно, что 19-й год будет тяжелым не потому, что это коварный Госдеп или происки каких-то зарубежных разведок, а просто потому, что у нас абсолютно невменяемая, удушающая макроэкономическая политика.

Марьяна Торочешникова: Но как это пережить?

Владислав Жуковский: Надо понимать, что финансовая политика государства носит откровенно антисоциальный характер, поэтому – больше копить, меньше тратить. На укреплении рубля (как сейчас) постепенно докупать иностранную валюту, понимать, что в этом году рухнет еще банков 40–50, и еще 40–50 на горизонте. По-моему, сейчас 620 "живых" банков, но на горизонте 5–6 лет (а может быть, даже быстрее) их останется 300–320. У нас за последние 5 лет ликвидировано, по-моему, около 360–400 кредитных банковских организаций. Из них два банка из топ-10 – банк "Открытие" и Бинбанк – легли и спасаются деньгами налогоплательщиков. Туда влито два триллиона рублей. А суммарно банковской системе – четыре триллиона рублей за пятилетку.

Марьяна Торочешникова: Владислав, вы сказали, что сейчас 72% населения России не могут ничего откладывать, а что будет с этим большинством?

Владислав Жуковский: Как недавно ответил пресс-секретарь "Роснефти" на вопрос о пятиэтажной квартире: "Ребята, идите в ж...". Отношение к населению из серии: "Ребята, вы здесь холуи, крепостные, и политика бояр, феодалов вас не касается". Мы здесь вынуждены выживать сами: малый бизнес, несырьевой сектор экономики,

Финансовая политика государства носит откровенно антисоциальный характер, поэтому – больше копить, меньше тратить

промышленность, обрабатывающее производство и население. К этому нужно относиться, как сказал президент, с пониманием – к повышению пенсионного возраста, НДС, акцизов, "Платонов", капремонтов и чего угодно.

Кстати, средняя заработная плата в России в 17-м году якобы составила 42,5 тысячи рублей. Но если мы откроем данные Росстата и проанализируем, кто получает эту среднюю зарплату, то увидим страшную картинку. У нас в России ровно половина населения страны имеет доходы ниже 23 тысяч рублей – это медианная заработная плата по стране. А самая распространенная зарплата в стране, которую получает большинство населения, модальная зарплата – 18–19 тысяч рублей.

Я помню, президент общался с кем-то на каком-то молодежном лагере перед президентскими выборами, и девушка сказала: "Зарплата учителей – около 25–27 тысяч рублей". А президент ей говорит: "Я не верю! Зарплаты у учителей 45 тысяч. Такого быть не может!"

Марьяна Торочешникова: То есть правительство и президент живут в совершенно другой реальности.

Владислав Жуковский: Там не понимают, куда деть свалившиеся на них 3 триллиона 200 миллиардов рублей. Вот у них за 9 месяцев текущего года – 3,5 триллиона.

Марьяна Торочешникова: Но при этом хотят еще отбирать у граждан?

Владислав Жуковский: Вполне понятная логика. Другое дело, что она несовместима с развитием страны и обрекает большинство россиян на дальнейшее обнищание.

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ ПАЕК

Остап Бендер утверждал, что знает 400 относительно честных способов отъема денег у населения. Правительству России еще есть к чему стремиться. На этой неделе, например, стало известно, что чиновники вернулись к идее внедрить так называемую социальную норму энергопотребления, после превышения которой тарифы на электроэнергию будут резко возрастать.

Нормы электропотребления
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:36 0:00

Эти предложения правительства комментирует член комитета Торгово-промышленной палаты России по жилищно-коммунальному хозяйству Юрий Павленков.

Юрий Павленков: Услуги ЖКХ со следующего года с учетом повышения НДС на 2%, по всей видимости, будут дифференцироваться два раза в год. По расчетам некоторых экономистов, и этого недостаточно. И возвращение к дифференциации стоимости тарифов, конечно же, связано с задачей кардинальной реформы электроэнергетики и всей энергетики страны в предстоящие годы.

Марьяна Торочешникова: То есть реформировать хотят за счет потребителей?

Юрий Павленков: В экономическом плане участниками в реформе и модернизации энергокомплекса будут все, а не только конечный потребитель в лице физических лиц. Основной удар будет нанесен по крупным промышленным производствам, которым сразу предстоит взвалить на себя огромные затраты по участию в модернизации.

Марьяна Торочешникова: А они вернут себе все эти расходы за счет конечного потребителя.

Юрий Павленков: Как представляется правительству, дифференциация позволит устранить так называемое "перекрестное субсидирование". Это означает, что сегодня одни потребители как будто бы компенсируют стоимость приобретения электроэнергии другим потребителям. И вот как будто бы предлагаемая правительственная схема как раз и должна устранить "перекрестное субсидирование". То есть они как раз хотят ограничить потребление именно той группе, которая и так мало потребляет, хотят еще дальше загнать ее в какой-то каменный век, потому что логики в этом не просматривается. Социальная норма (так называемая "энергопайка") могла бы быть оправдана, если бы минимум, который действительно называется льготным, претерпел бы существенное снижение стоимости. А вот эта жалкая попытка поднять размер, как они говорят, льготной стоимости приобретения электроэнергии не имеет экономических и организационных обоснований.

Марьяна Торочешникова: А о каком объеме идет речь?

Юрий Павленков: На совещании у Козака пока невнятно, очень осторожно прозвучал диапазон: 300–500 киловатт на домовладение, на семью, на точку присоединения.

Марьяна Торочешникова: Вне зависимости от того, сколько человек там живут?

Юрий Павленков
Юрий Павленков

Юрий Павленков: Причем устраняется дифференциация по оборудованию, по оснащению дома электроплитами или газовыми плитами, то есть существенно снижается пул так называемых льготных групп потребления. Включаются и другие факторы, но очень осторожно, как это всегда делается. Как сейчас произошло с пенсионной реформой, так же, думаю, будет и здесь. Сейчас отмониторят готовность регионов... Кстати, по моей абсолютно достоверной информации, многие регионы в лице губернаторов и систем управления жизнеобеспечением против этого. По нашим оценкам, предлагаемая лукавая структура опять пытается серьезную проблему структурного обновления системы энергоресурсообеспечения переложить с больной головы на здоровую – на граждан.

Марьяна Торочешникова: А почему вообще до сих пор электричество продают задорого, если на протяжении многих лет нам кричат, что в России профицит электроэнергии, ее вырабатывается столько, что по-хорошему нам, потребителям, должны еще приплачивать за то, что мы ею пользуемся?

Юрий Павленков: Да, это системный вопрос для нашей страны. В течение последних 25 лет одновременно с деградацией и выводом из промышленности больших объектов потребления высвобождаемое количество неиспользуемой энергии все время увеличивалось. Но одновременно происходил и второй процесс – снижение экспорта российской энергии за рубеж, где мы получали и приобретали, как в случае с нефтью и газом, чистую валютную выручку. А эта ситуация мотивирует наше правительство замещать внутренним потребителям выпадающие доходы от экспорта электроэнергетики.

Второй процесс, еще более страшный и неизбежный – это существенная деградация опережающими темпами собственной генерации, сетевого хозяйства и, страшно сказать, внутридомовых систем потребления. Вот эти приснопамятные расходы на общедомовые нужды в электроэнергетике сегодня превышают совокупное потребление всех квартир. Где бабушка еще умудряется что-то сэкономить, урезая себя, там управляющая организация все равно обязательно это компенсирует в виде ОДН (общедомовых нужд). И вот об этом сегодня как раз никто не говорит, а это является основным объемом потребления.

Марьяна Торочешникова: Если правительство, прощупав почву, примет такое решение, как это скажется на расходах граждан на коммунальные услуги?

Юрий Павленков: В любом случае мы все пострадаем: однозначно будем платить больше. Совокупные затраты в экономике страны, а особенно в домохозяйствах, возрастут не менее чем на четверть, потому что электроэнергия участвует не только в одной коммунальной услуге (освещение), но и в производстве ряда других услуг. Получится, что мы заплатим за этот очередной маневр правительства дважды, трижды или четырежды. Казалось бы, в текущем моменте бабушка сэкономит, но стратегически вся экономика страны, безусловно, просядет. И никакая дифференциация тарифов с точки зрения потребления не приведет к ожидаемому эффекту для конкретных домохозяйств, о повышении жизненного уровня которых так печется наше правительство.

ВЫХОД ПЛАТНЫЙ

Владимир Путин внес в Госдуму поправки к Уголовному кодексу. Они смягчают ответственность за "лайки" и репосты в соцсетях картинок и высказываний, которые следователи посчитают экстремистскими. По оценке юристов, без изменения правоприменительной практики толку от этих поправок не будет – слишком размытые формулировки содержит 282-я статья Уголовного кодекса.

А вот в Красноярске следователи не стали дожидаться изменения законодательства. На этой неделе они за отсутствием события преступления прекратили дело в отношении 35-летнего Андрея Безбородова, которого ранее обвиняли в экстремизме за несколько картинок в соцсети "ВКонтакте".

Впрочем, прекращение дела об экстремизме еще не значит окончания неприятностей. Например, Ольга Каренина из Петрозаводска сохранила на свою страницу "ВКонтакте" фотографию с котиком, бросающим "коктейль Молотова", и оказалась в суде по экстремистской статье. В итоге дело прекратили, но Ольгу еще во время следствия внесли в список экстремистов и террористов Росфинмониторинга и не спешат исключать из него. У Карениной заблокированы все банковские карты, бывшая фигурантка дела об экстремизме не может снять деньги, заплатить за ипотеку и живет на средства близких и друзей. Рассказывает Александр Гнетнев.

В экстремисты за котика
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:09 0:00

УЧИТЕЛЯ ПРОТИВ

5 октября – Всемирный день учителя. По этому поводу в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже проходят торжественные мероприятия, а в Москве – одиночные пикеты учителей у здания Министерства просвещения.

В этом году, по решению ЮНЕСКО, Всемирный день учителя посвящен праву на квалифицированных педагогов. Но, похоже, российских учителей волнуют совсем другие проблемы. Рассказывает сопредседатель профсоюза "Учитель" Всеволод Луховицкий.

Марьяна Торочешникова: Перед началом учебного года можно часто слышать о недовольстве со стороны родителей учеников. А чем недовольны российские учителя?

Учитель – очень удобный "мальчик для битья"

Всеволод Луховицкий: Недовольство родителей часто искусственно подогревается, с одной стороны, нашими директорами, которые радостно пользуются любым случаем, когда можно направить родителей на неугодного учителя, а с другой стороны, районными, региональными властями, использующими СМИ для того, чтобы всячески раздуть любой скандал, в центре которого – учитель.

Марьяна Торочешникова: Но к учителям очень много претензий и после каждого выборного процесса, ведь они вынуждены входить в составы комиссий на избирательных участках. И когда появляются обвинения в адрес учителей о том, что они не препятствовали вбросам или участвовали в них, то можно слышать попытки оправдаться, что этим распоряжаются директора, грозят увольнениями. Действительно ли учителя находятся в столь зависимом положении от администрации учебных учреждений?

Всеволод Луховицкий: Учителя находятся в зависимом положении – это один факт. Другой факт: никто не проводил никаких исследований, говорящих о том, что именно конкретные учителя в конкретных избирательных комиссиях своей рукой что-то сотворили. Мы много раз пытались опрашивать наших коллег, входящих в избирательные комиссии. Некоторые говорили: "Да, председатель нам так сказал". Другие говорили, что ничего подобного не было.

Учитель – очень удобный "мальчик для битья". Еще у Гоголя в "Ревизоре" сказано, что всяк понимает в двух вещах – в медицине и в образовании. Каждый человек уверен, что он лучше всех знает, как надо учить, и что, конечно, его детей учат плохо (это и собственные детские воспоминания, и какие-то завышенные претензии). Я бы сказал, что учителя учат так, как только им можно учить в нынешней социально-политической ситуации.

Марьяна Торочешникова: Шесть лет назад, когда Путин пришел на новый президентский срок, он подписал майские указы, пообещал повысить зарплаты учителям, пообещал, что жизнь российских преподавателей станет лучше. Что изменилось за шесть лет?

Всеволод Луховицкий: Жизнь российских преподавателей резко ухудшилась.

Марьяна Торочешникова: А почему? Путин сказал: "Поднимите учителям зарплату". Не подняли?

Всеволод Луховицкий
Всеволод Луховицкий

Всеволод Луховицкий: Нет, Путин сказал: "Сделайте так, чтобы в отчетах о зарплате все было красиво". Это сделано. И региональная власть радостно отчиталась. Я не знаю учителей в регионах, которые могли бы сказать: "Моя зарплата соответствует той, которая показана на сайте моей школы".

Марьяна Торочешникова: Сколько реально получает учитель в Москве?

Всеволод Луховицкий: Вот вам говорят: "Вы будете работать в два раза больше, чем работаете сейчас, и получать 60 тысяч рублей в месяц. А если вы не захотите работать в два раза больше, то уходите на все четыре стороны".

Марьяна Торочешникова: То есть и зарплаты немножко поднялись, и нагрузка выросла.

Всеволод Луховицкий: Нет. Зарплата – это та сумма, которую я получаю за определенную работу. Если работа увеличилась в полтора-два раза, то и зарплата должна была бы увеличиваться...

Марьяна Торочешникова: ...соразмерно.

Всеволод Луховицкий: Нет. В Трудовом кодексе есть понятие "сверхурочная работа". А для учителей, по нашему законодательству, по приказам Министерства образования, сверхурочной работы в принципе нет, они могут работать круглосуточно. В Москве я знаю учителя физкультуры, у которого было 50 уроков в неделю: он сидел шесть дней с утра до вечера. И это только одна составляющая высокой зарплаты. Вторая составляющая: у учителя есть не только его часы: классное руководство, кабинет, дополнительные занятия, кружки, между прочим, дополнительные платные образовательные услуги в большинстве школ.

Марьяна Торочешникова: А за это доплачивают?

Всеволод Луховицкий: Эти услуги оплачивают родители.

Марьяна Торочешникова: Но платят-то в школу. А учитель что-нибудь получает от этого?

Всеволод Луховицкий: Конечно. Эта сумма составляет, наверное, 70, а может быть, и больше. Но никто ее не видит, потому что есть еще два момента. Во-первых, для статистики учитываются только те преподаватели, которые имеют не меньше 18 часов. Вот в Москве среди учителей очень много совместителей – их вообще не показывают в статистике, а у них может быть и пять тысяч. Кроме того, в эту сумму включаются зарплаты всех завучей, педагогов-организаторов, среднего руководящего звена.

Марьяна Торочешникова: И создается иллюзия того, что российские учителя живут вполне благополучно, а еще требуют чего-то дополнительного и выходят на какие-то пикеты к Министерству просвещения во Всемирный день учителя.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Рекомендованое

XS
SM
MD
LG