Ссылки для упрощенного доступа

Очень страшное кино


Нарушают ли антипрививочники чьи-то права? Почему Минкульт хочет решать за зрителей, какое кино и когда им смотреть?

ВЫ ВСЕ ВРЕТЕ!

В нескольких российских регионах зафиксирована вспышка кори. Десятки заболевших выявлены в Новосибирске и Чите, Ульяновске и Ленинградской области, Карелии и Москве. Врачи утверждают: единственный гарантированный способ защититься от этой болезни – вакцинация. В России объявили дополнительную вакцинацию от кори - под нее, как ожидается, попадут те, кто раньше не был привит, и приезжие, которые также не вакцинированы и не переболели корью.

Но как повлиять на "антипрививочников" - людей, которые принципиально отказываются вакцинировать и себя, и детей? И правда ли, что побочные эффекты от вакцинации страшнее самих заболеваний? На эти вопросы отвечает врач-педиатр детской клиники доказательной медицины DocDeti Роман Шиян.

Роман Шиян: Существует большое количество вакцин, и их эффективность может очень сильно отличаться. Есть вакцины, которые дают очень хорошую защиту, например вакцина от кори: одна ее доза защищает примерно 95% вакцинированных, две - примерно 99%. И длительность иммунитета составляет не менее 25-30 лет. Другие вакцины обладают меньшей эффективностью. Например, прививка против туберкулеза (БЦЖ) делается только в странах с высоким уровнем туберкулеза: скажем, в России. А в США эта вакцина совсем не используется. Она защищает от заражения туберкулезом не более чем на 20%, но защищает маленьких детей от тяжелых форм туберкулезной инфекции, в частности, от туберкулезного менингита – заболевания с очень высокой смертностью. Существует огромное количество исследований, которые показывают, что эти вакцины эффективны и безопасны.

Марьяна Торочешникова: А последствия? Вот то, о чем говорят люди, протестующие против прививок: аутизм, другие заболевания, высокая смертность у привитых детей именно от прививки, - насколько это соответствует действительности?

У каждой вакцины есть определенный риск осложнений, но он несравненно ниже риска того, что человек заболеет этой инфекцией и получит осложнения от нее

Роман Шиян: У каждой вакцины есть определенный риск осложнений, но он несравненно ниже риска того, что человек заболеет этой инфекцией и получит осложнения от нее. Проведено уже огромное количество исследований, опровергающих утверждение о том, что вакцина от кори вызывает аутизм. В этом году были опубликованы результаты последнего исследования, в котором участвовали более 600 тысяч детей в Дании, и было достаточно убедительно показано, что риск аутизма у привитых от кори детей точно такой же, как и у не вакцинированных.

Марьяна Торочешникова: А откуда вообще взялась "мода" на то, чтобы не делать прививки?

Роман Шиян: Первые "антипрививочники" появились вместе с первыми вакцинами – еще в конце XVIII века. Сейчас отмечается рост антипрививочных движений. Этому способствуют и некоторые ученые. В частности, идея о том, что прививка от кори вызывает аутизм, впервые возникла в конце прошлого века, когда доктор Уэйкфилд в Великобритании опубликовал фейковое исследование: якобы у 12 пациентов аутизм был связан с вакциной от кори. В дальнейшем было показано, что это исследование ни на чем не основано, а у доктора Уэйкфилда просто был конфликт интересов: он получал финансирование на публикацию этих данных от людей, которые собирались судиться с производителями вакцин. Но благодаря этому вакцина от кори исследована вдоль и поперек.

Прививки
пожалуйста, подождите
Embed

No media source currently available

0:00 0:01:53 0:00

Марьяна Торочешникова: "Антипрививочники" видят в вакцинировании заговор фармацевтов, говорят: "Это безумные деньги! На нас хотят заработать?!". Что бы вы ответили этим людям?

Роман Шиян: Прибыльным бизнесом производство вакцин стало только в последнее время. Это производство очень затратно. Стоимость вакцин во многом определяется государствами, которые их закупают, так что это не такой прибыльный бизнес, как, например, производство лекарств.

Марьяна Торочешникова: А те вакцины, которые входят в общий календарь прививок, установленный Минздравом, в России делают бесплатно?

Роман Шиян: Да, их можно сделать бесплатно в поликлинике по месту жительства, по полису ОМС.

Марьяна Торочешникова: А как проверить, что это действительно качественная, настоящая, не просроченная вакцина?

Роман Шиян: Каждая вакцина транспортируется в определенных условиях, с соблюдением температурного режима. При транспортировке используются специальные индикаторы, которые показывают нарушение режима, и такую вакцину медицинское учреждение просто не принимает. На каждую вакцину есть сертификат, и любой человек может попросить, чтобы его предоставили, сверить серию вакцины, которая указана в сертификате, и серию, указанную на упаковке. Срок годности там тоже есть.

Марьяна Торочешникова: Есть ли законный способ повлиять на граждан, которые не хотят прививаться?

Роман Шиян: В России вакцинация не является обязательной: если человек отказывается, его никто не заставит. Другое дело, что невакцинированных детей имеют право не допустить, например, в летний лагерь, а взрослых - до выполнения некоторых работ. В детские сады дети могут приниматься невакцинированными. Ребенок должен пройти только обследование на туберкулез, также имеет смысл, чтобы он был привит от полиомиелита.

Марьяна Торочешникова: А если родители хотят вакцинировать своего ребенка, приходят к педиатру, а тот отговаривает их от прививок, как им быть?

Роман Шиян: Да, есть такие врачи. А есть "пассивные вредители", которые создают препятствия, чтобы люди не вакцинировались, придумывают разные ложные медотводы. Одна из причин: сейчас вокруг вакцин много негатива, и все, что случается плохого с ребенком после прививки, можно списать на вакцину и сделать "крайним" врача. А есть врачи, которые сами искренне верят в то, что вакцины небезопасны: им можно только рекомендовать заниматься самообразованием. Родители могут попросить врача дать письменный отказ в вакцинации: как правило, большинство врачей это останавливает. Можно обратиться к руководителю подразделения с просьбой разъяснить ситуацию. А врач-педиатр должен следовать как минимум российскому календарю прививок.

Но российский календарь не содержит всех вакцин, которые нужны. Например, в ближайшее время обещают включить в календарь вакцину от гепатита А, вакцину от ротавирусной инфекции, вакцину от гемофильной инфекции – сейчас она есть только для детей из групп риска. Существует вакцина от менингококковой инфекции, вакцина от вируса папилломы человека. Национальные календари во всех странах составляются с учетом финансовых соображений. Вакцины, которые я перечислил, в основном производятся за рубежом, и конечно, они дорогие.

Марьяна Торочешникова: Неужели не бывает вообще никаких побочных эффектов от вакцины против кори?

Роман Шиян: У каждой вакцины существуют определенные побочные эффекты, но риск их невысок. Бывает, что в одном случае на несколько миллионов возникают тяжелые аллергические реакции, в том числе - угрожающие жизни. Примерно у одного из 20 тысяч вакцинированных может развиться снижение уровня тромбоцитов в крови. В одном случае на несколько миллионов может возникнуть поражение головного мозга. Но этот риск на несколько порядков ниже, чем риск того, что человек заболеет корью и получит осложнения от естественной инфекции (может быть, даже более серьезные).

Марьяна Торочешникова: А как можно заболеть корью, если все вокруг привитые?

Роман Шиян: Количество невакцинированных достаточно велико. Кроме того, население мигрирует: люди приезжают к нам в страну, люди из нашей страны много путешествуют, в том числе и в те места, где охват прививками не так высок. И ни одна вакцина не дает стопроцентной защиты. 5% детей, которые получили одну дозу, не дают ответа на вакцину, а значит, могут заболеть.

Марьяна Торочешникова: А как распространяется корь?

Роман Шиян
Роман Шиян

Роман Шиян: Корь передается воздушно-капельным путем. Она высокозаразна. Заболевают до 90% не вакцинированных и не болевших корью людей, которые вступают в контакт с больным. Обычно человек заразен за пять-шесть дней до появления сыпи и пять дней после ее появления. До появления сыпи у человека наблюдаются симптомы, которые мало отличаются от любой другой вирусной инфекции: температура, насморк, кашель, конъюнктивит. Потом – при классическом течении кори – наступает небольшое улучшение, а затем снова ухудшение: высокая температура, плохое самочувствие – и появляется сыпь.

Марьяна Торочешникова: То есть при классическом течении кори человек может уже около недели ею болеть, контактировать с другими людьми и при этом заражать их?

Роман Шиян: Совершенно верно.

Марьяна Торочешникова: Что бы вы сказали тем, кто еще сомневается: примкнуть к "антипрививочникам", поверить в то, что лучше озадачиваться профилактикой ребенка, повышать его естественный иммунитет, или послушать тех врачей, которые говорят, что эффективны именно вакцины?

Роман Шиян: Лучше всего, конечно, пользоваться научными данными о развитии болезни, о вакцинации. А все данные указывают на то, что прививки необходимы, эффективны и безопасны.

По мнению ВОЗ, вакцинация - единственный доказанный и эффективный метод предупреждения опасных инфекционных болезней

Марьяна Торочешникова: Всемирная организация здравоохранения в своем ежегодном докладе об угрозах в 2019 году назвала отказ от прививок одной из важнейших проблем человечества. По мнению ВОЗ, вакцинация - единственный доказанный и эффективный метод предупреждения опасных инфекционных болезней. Она позволяет сохранить жизни от двух до трех миллионов человек ежегодно.

ИДИ И СМОТРИ

На днях Ассоциация владельцев кинотеатров предложила установить правила поддержки российских фильмов в прокате, чтобы впредь избежать конфликтов вроде того, что развернулся недавно из-за мультика про Гурвинека. Многие кинотеатры объявили ему бойкот из-за давления Министерства культуры, который (судя по всему, для продвижения отечественной картины) отказал в прокатном удостоверении на ту же дату иностранному мультфильму - более кассовому "Королевскому корги". В результате "Гурвинек" провалился в прокате. И это уже не первый конфликт в киноиндустрии, связанный с желанием чиновников поддержать отечественного кинопроизводителя.

Ситуацию комментирует киноэксперт Юрий Кириллов, в прошлом - генеральный директор и член совета директоров сети кинотеатров "Формула кино", который был инициатором первого бунта кинотеатров в апреле 2017 года против действий Минкульта. Тогда министерство захотело подвинуть очередную серию "Форсажа" ради того, чтобы показать российский фильм "Время первых".

Юрий Кириллов: Я тогда инициировал встречу директор киносетей, где предложил коллегам не бороться с Министерством культуры, не обращаться к нему с просьбами. Я сказал одну-единственную фразу: "Нужно "мочить" лоббиста". Всегда можно четко определить бенефициара передвижки любого фильма. В данном случае это была компания "BAZELEVS" Тимура Бекмамбетова. И я сказал: "Если "Форсаж" будет перенесен, то мы уберем из проката "Время первых". После этого мы встретились с Тимуром, потом были какие-то встречи в министерстве, и мы очень тихо и мирно уладили этот вопрос. Правда, все это вылилось в прессу и получило огласку, но все фильмы оставили на месте: кинотеатры победили.

Марьяна Торочешникова: А почему вы не захотели подвинуться? Какая разница – зритель посмотрит "Форсаж" или "Время первых"? Он же все равно придет в кинотеатр, заплатит деньги...

Юрий Кириллов: У Министерства культуры есть один-единственный показатель эффективности их работы в кино: доля российского кино в прокате. Чем больше будет российских фильмов по кассе, по количеству сеансов, тем, считается, лучше работает министерство.

Марьяна Торочешникова: Насколько я понимаю, еще в 2015 году договорились, что российского кино в прокате будет 20%.

Юрий Кириллов: Невозможно определить, сколько его будет, потому что это зритель всегда сам решает, что ему смотреть, а что не смотреть. Он может пойти на российское кино, а может и не пойти.

Марьяна Торочешникова: Но если больше никакого кино не будет, ему же ничего не останется.

Юрий Кириллов: Вот этим и занимается Министерство культуры, когда расчищает даты: зритель приходит в кинотеатр, но ничего, кроме российского кино, там нет. Именно так получилось на эти новогодние праздники, когда четыре голливудских блокбастера были сдвинуты на одну-единственную дату - 13 декабря. Каждый из них мог заработать по миллиарду рублей. Зато в Новый год выходил "Т-34" и "Полицейский с Рублевки" – больше смотреть было нечего.

"Особенности национального кинопроката"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:56 0:00

Марьяна Торочешникова: И кинотеатры не заработали?

Юрий Кириллов: Нет, кинотеатры заработали, потому что зрителю в Новый год без разницы, на что идти. Но если бы голливудская продукция выходила с периодичностью в одну неделю, то денег было бы значительно больше (процентов на 25).

Марьяна Торочешникова: То есть кинотеатры не хотят показывать российское кино, потому что оно приносит меньше денег?

Юрий Кириллов: Мы прекрасно относимся к российскому кино. И вообще, какая разница, чье кино? Есть хорошее кино, и есть плохое кино. Есть фильмы, на которые идут, и есть фильмы, на которые не идут. Бывает, что и американское кино проваливается в прокате, и так же происходит с российскими фильмами.

В ситуации с "Гурвинеком" и "Корги" бизнес просто выступил за честные и прозрачные правила игры. Один из игроков рынка – компания "МУЛЬТ в кино", которая прокатывала "Гурвинека", - использовала административный ресурс, "телефонное право" и через воздействие на Министерство культуры пыталась убрать своего конкурента – фильм "Корги". Кинотеатры встали на защиту "Корги" исключительно в знак солидарности и протеста.

Марьяна Торочешникова: И что, это как-то подействовало?

Юрий Кириллов: Результат говорит сам за себя. Во-первых, "Гурвинек" без проката в большинстве кинотеатров провалился, не собрал и половины денег, которые должен был собрать. Кинотеатры, в принципе, ничего не потеряли, потому что место, которое должен был занимать "Корги", было отдано голливудскому мультику "Дракон".

Марьяна Торочешникова: А почему для кинотеатров так важна именно первая неделя проката?

Юрий Кириллов: Потому что все, кто хочет смотреть кино, идут на него на первой неделе.

Марьяна Торочешникова: Они приходят и рассказывают другим, стоит или не стоит идти?

Юрий Кириллов
Юрий Кириллов

Юрий Кириллов: Да. Но на самом деле, как в случае с "Форсажем" и "Временем первых", драка всегда идет за вторую неделю. Кинотеатры не прочь показывать российское кино, ставят его широким экраном, дают ему значительное количество сеансов. Но они начинают протестовать, когда российские продюсеры через верхние кабинеты воздействуют на Минкульт, а тот берет под козырек и начинает снимать вторую неделю. То есть первая неделя прошла...

Марьяна Торочешникова: …люди пошли, виден потенциал сборов, а они: "Нет, давайте-ка еще попридержим". И в этой ситуации можно только бунтовать?

Юрий Кириллов: Да. Хотя… ну, какие из нас бунтовщики? Мы все - встроенные в бизнес люди. Мы прекрасно понимаем правила игры, и где мы можем отстаивать свои права, там мы это и делаем. А российские продюсеры просто залезают в карман кинотеатров. Вот с фильмом "Время первых", например: он и так не очень хорошо пошел на первой неделе, а если бы убрали "Форсаж", то на второй неделе у нас была бы просто пустота в залах. А нам нужно платить зарплату, аренду, налоги. Нам выгодно, чтобы фильмы были распределены по сетке равномерно, а не толпились на какой-то одной дате: тут пусто, а там густо.

Марьяна Торочешникова: А кто, в конечном счете, решает, что будут смотреть российские зрители?

Юрий Кириллов: Министерство культуры и Фонд кино определяют, что будут снимать российские продюсеры. Естественно, все продюсеры стараются снимать фильмы на "правильные" темы, по "правильным" сценариям. Из-за этого у нас половина фильмов – это обязательно война, танки и все остальное, а вторая половина – какая-то патриотическая тематика: спорт, как мы победили американцев, как мы победили каких-то викингов или кого-то еще. Опять-таки, любая знаменательная дата: Олимпиада – мы снимаем про спорт, юбилей Пушкина – мы снимаем про Дубровского.

А что показывать – уже определяют кинотеатры. И единственное, на чем они настаивают, - чтобы их особо никто не трогал, не вмешивался в их работу хаотично, как в последнее время. Того же "Гурвинека" сняли буквально за несколько дней до премьеры. Все это должно решаться заранее: кинотеатры требуют, чтобы это было минимум за шесть месяцев.

Марьяна Торочешникова: То есть получается, что идет какая-то разборка между чиновниками, которым нужно отчитаться в своем собственном патриотизме, и бизнесом, которому нужно зарабатывать, кормить семью и развиваться. А в итоге "крайними" оказываются зрители, у которых никто и не спросил, хотят они это смотреть или не хотят. Могут ли как-то повлиять на это обычные люди?

Юрий Кириллов: Зритель всегда голосует рублем. Нет фильма в кинотеатре - он садится за компьютер, скачивает этот фильм и смотрит. Зрителя невозможно загнать в кинотеатр палкой. У нас все-таки еще присутствует какой-то рынок.

Марьяна Торочешникова: Та же "Смерть Сталина" или "Матильда", против которой была безумная шумиха (и даже непонятно, это была больше PR-кампания или что-то было не так с этим фильмом): в итоге люди, которые хотели посмотреть эти фильмы, все равно их посмотрели. В одном случае, насколько я понимаю, пострадал прокатчик, та же "Vольga".

Юрий Кириллов: "Vольga" страдает потому, что это небольшая компания. А большие компании, мэйджоры, которые имеют у себя в портфеле голливудские пакеты фильмов, договариваются под ковром и не выносят сор из избы, а двигают все это тихо, зритель и пресса не знают, что там происходит.

Марьяна Торочешникова: А правда ли, что существует некая диктатура мэйджоров, из-за чего страдают, в конечном счете, и зрители, и маленькие кинотеатры, которые не входят в крупные сети?

Юрий Кириллов: На самом деле у мэйджоров тоже все не так просто. Их всего семь-восемь игроков, и они сильно конкурируют между собой, поэтому и фильмы снимают хорошие. Это у нас - с кем конкурировать? Фонд кино дал денег... Все зарабатывают на производстве, а не на прокате: наши режиссеры, продюсеры... А сколько фильм соберет в прокате – это уже дело второе.

Марьяна Торочешникова: А почему тут все перевернуто с ног на голову?

Юрий Кириллов: Потому что это дармовые деньги.

Марьяна Торочешникова: Но сейчас Министерство культуры заявило, что они будут требовать отработать те деньги, которые государство вложило в съемку фильма: "Если фильм не выстрелил в прокате, вы нам все это вернете".

К Минкульту у кинотеатров всегда была только одна просьба – не мешать, не вносить хаос и сумятицу

Юрий Кириллов: Они уже лет десять (или больше) снимают в таком режиме – на государственные деньги. А сейчас только первый год, как начали требовать: слава богу, что требуют что-то вернуть!

Марьяна Торочешникова: В России умеют снимать кассовое кино для кинотеатров, на которое зритель пойдет с удовольствием?

Юрий Кириллов: Последние примеры показывают, что российское кино все-таки пользуется каким-то спросом. Наши продюсеры и режиссеры уже снимают достаточно неплохую продукцию. Другое дело, что это фактически калька с Голливуда. Если посмотреть и "Движение вверх", и "Т-34", то это переделанный под Россию Голливуд: все технические приемы, все ходы видны невооруженным глазом.

Марьяна Торочешникова: А какой российский фильм был в последнее время особенно успешным в прокате?

Юрий Кириллов: Это как раз "Т-34", который шел на Новый год.

Марьяна Торочешникова: Сейчас Ассоциация владельцев кинотеатров предлагает разработать правила игры, всем собраться и договориться о том, чтобы продвигать в кинотеатрах пять-десять российских фильмов в год, не больше. А больше действительно не могут снять хорошо? И что тогда будет с маленькими производителями?

Юрий Кириллов: А маленьких производителей нет. Вы разве не знаете, что у нас есть группа избранных?

Марьяна Торочешникова: Михалков, Бондарчук, Бекмамбетов...

Юрий Кириллов: Да. Это все заслуженные, доверенные лица кого надо, входящие в различные экспертные и общественные советы. Эти люди действительно определяют политику в кинопроизводстве.

Марьяна Торочешникова: То есть новое российское кино от новых людей в нынешних условиях увидеть в российских кинотеатрах нереально?

Юрий Кириллов: Ну, что-то попадается... Но кино – вещь затратная. Возможности, которые получают так называемые государственные продюсеры, конечно, несоизмеримы с тем, что может себе позволить независимый производитель. У госпродюсеров сотни миллионов рублей. У последнего нашумевшего фильма Алексея Красовского "Праздник" бюджет то ли два, то ли три миллиона.

Марьяна Торочешникова: Минкульт не пустил его в кинотеатры.

Юрий Кириллов: Нет, Алексей просто сам не стал получать прокатное удостоверение. Я посмотрел этот фильм – абсолютно безобидная вещь: я вообще не понимаю, из-за чего сыр-бор.

Марьяна Торочешникова: Есть "правильные" и "неправильные" темы.

Юрий Кириллов: Фильм вообще не об этом: он абсолютно вне времени и пространства. Мне он по стилистике немного напомнил "Мертвые души" Гоголя.

Марьяна Торочешникова: Удастся ли договориться владельцам кинотеатров и российским чиновникам?

Юрий Кириллов: Я не вижу тут темы для спора. В многозальном кинотеатре любой фильм мог найти себе место. Другой вопрос, что для продвижения картины тоже требуются какие-то ресурсы: рекламные материалы, медийная активность вокруг фильма.

А к Министерству культуры у кинотеатров всегда была только одна просьба – не мешать, не вносить хаос и сумятицу, не делать резких движений, не создавать неравные условия для игроков на рынке.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG