Ссылки для упрощенного доступа

Сказочное


Украина, Припять

Закон об оскорблении власти в действии. Как живут ликвидаторы аварии на Чернобыльской АЭС

ПУТИН СКАЗОЧНЫЙ

Первый штраф по новому закону о неуважении власти достался на этой неделе жителю Новгородской области Юрию Картыжеву. 30 тысяч рублей за два поста во "ВКонтакте" с комментарием "Путин - сказочный матерное слово" - так записано в решении суда.

Комментарий для Радио Свобода дал Кирилл Коротеев, руководитель международной практики Международной правозащитной группы "Агора". Кстати, в день подписания президентом закона об оскорблении госорганов основатель "Агоры" Павел Чиков разместил на своей странице в Facebook запись о том, что первый обратившийся в "Агору" за защитой, на кого полиция составит протокол по части 3-й статьи 20.1 Кодекса об административных правонарушениях России (как раз эта статья предусматривает ответственность за оскорбление власти), получит ценный подарок и оплаченного адвоката до решения ЕСПЧ.

Видеоверсия программы

Кирилл Коротеев: В нашем законодательстве есть огромное количество статей, запрещающих самые разные высказывания. Таких дел много. Практика Конституционного суда достаточно ясно говорит, что такие статьи допустимы. Я не считаю, что это правильный подход. На мой взгляд, такие статьи нарушают конституционную норму о прямом запрете цензуры в статье 29 российской Конституции.

Марьяна Торочешникова: А как судья определяла, что оскорбили именно представителя власти? Кстати, когда появились граффити на здании МВД в Ярославле, тоже говорили, что мог иметься в виду какой угодно Путин: нигде же не было написано, что это президент Российской Федерации Владимир Путин. Ведь Путин не один на всю страну. Почему же судья так сразу и категорично определила, что оскорбили именно президента?

Кирилл Коротеев: Я не думаю, что был серьезный спор о том, кому адресовано высказывание Юрия Картыжева, ведь оно было сделано в контексте критики решений, которые принимали российские власти. А среди людей, принимающих решения в России, однофамильцы мне пока не попадались.

Марьяна Торочешникова: А что в итоге делать обычным людям, которые хотят эмоционально высказаться о деятельности того или иного представителя власти? Они совсем не могут использовать теперь никаких слов (я не говорю про нецензурную лексику), которые могут быть восприняты как оскорбительные?

Российская правоприменительная практика непредсказуема

Кирилл Коротеев: В данном деле имела место нецензурная лексика. Другой вопрос, что если гражданин РФ думает нецензурно, когда речь идет о политической критике, почему бы ему нецензурно и не высказаться? Но по этому закону остается высказываться только цензурно. По крайней мере, в российском обществе существует консенсус о том, что есть четыре корня, которые точно являются нецензурными и, соответственно, запрещены.

Марьяна Торочешникова: Но оскорбиться-то можно чем угодно. Например, существует мем "Путин - краб". После того, как он сказал, что он, "как раб на галерах...", это пошло гулять и в речи, и в Сети. Теоретически может оскорбиться кто-то из тех, кто составляет такие протоколы, на запись где-нибудь в социальной сети или на высказывание "Путин – краб"?

Кирилл Коротеев: Закон запрещает высказывания в неприличной форме.

Марьяна Торочешникова: То есть "краб" – это прилично?

Кирилл Коротеев: Наша правоприменительная практика непредсказуема. И по многим другим положениям Кодекса об административных правонарушениях мы знаем: еще вчера мы не могли и предполагать, что что-то попадет под его положения, а сегодня это становится рутиной. Пока можно предположить, что все, что не использует производных от четырех корней, по поводу которых в русском языке есть консенсус о нецензурности, не покрывается этим законом. Но что будет завтра – предсказать достаточно сложно.

Закон об оскорблении власти
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:55 0:00

Безусловно, здесь важна роль судов. Верховный суд в историях, например, с 282-й статьей Уголовного кодекса "об экстремистских высказываниях" неоднократно напоминал, что нужно принимать во внимание контекст. Но когда конкретные дела доходили до Верховного суда, он переставал анализировать этот контекст. Естественно, суды в стране очень хорошо понимают, когда Верховный суд говорит что-то для галочки, для того, чтобы рассказать об этом в СМИ или для того, чтобы российские власти рассказали об этом Страсбурге, и когда он принимает реальные решения.

То, что делал Юрий Картыжев, - это политическая критика. Соответственно, она должна оцениваться как политическая критика. И в этом контексте - возможно, что у людей есть право даже нецензурно высказаться о решениях, которые они считают вопиющими и недопустимыми.

Марьяна Торочешникова: Право как бы есть, но, по большому счету, воспользоваться им безнаказанно не получается.

Кирилл Коротеев: Второй элемент анализа: является ли президент гражданином, как все? На самом деле он, как публичное лицо, как политик, как избранный народом глава государства, должен терпеть критику больше, чем частное лицо. Или у него есть какая-то специальная защита? И здесь важно, что, например, за обычное оскорбление в интернете КоАП предусматривает штраф до 5 тысяч рублей, а за оскорбление органов государственной власти – от 30 тысяч.

Марьяна Торочешникова: В поддержку Юрия Картыжева запустили флешмоб в Twitter, публикации с хештегом "Путин сказочный" – и матерное слово. Теперь всех этих людей теоретически тоже могут привлечь к административной ответственности, даже если они иностранцы? Ведь этот флешмоб поддержали многие иностранцы.

Кирилл Коротеев
Кирилл Коротеев

Кирилл Коротеев: Административное правонарушение должно быть совершено на территории России. По поводу действий, совершенных в социальных сетях, вопрос: совершаете вы их в Новгородской области или в штате Калифорния? Где находятся, например, серверы Facebook? Конечно, российские власти считают, что вы совершаете их в России, хотя сообщение может появиться там, где действует первая поправка к Конституции США. Дело в том, что наше правоприменение работает не от высказываний, а от человека. У полицейского есть необходимость сдать "палку", он смотрит, кого он может привлечь, а потом смотрит, за что привлечь. Мы это видели практически по всем статьям, которые предусматривают ответственность за высказывание в интернете, как административным, так и уголовным.

Марьяна Торочешникова: Юрий Картыжев сказал, что готов дойти до ЕСПЧ, обжалуя это решение. С вашей точки зрения, насколько перспективна такая жалоба в Европейском суде?

Кирилл Коротеев: Единственный человек, который может серьезно помешать Юрию Картыжеву, это судья Новгородского областного суда, который будет рассматривать его жалобу.

Марьяна Торочешникова: То есть если он оставит решение в силе, тогда - да, пожалуйста, ЕСПЧ, а если нет...

Кирилл Коротеев: Практика Европейского суда очень ясно говорит о том, что политические высказывания не должны подвергаться санкциям, даже если они нецензурные. Есть "дело против Франции" с использованием выражений, которые по-русски звучали бы нецензурно. Во всяком случае, общеупотребительный перевод той фразы, о которой идет речь: "Отвали, идиот несчастный!". Это было написано на плакатике перед президентом Саркози. Дело в том, что это были слова самого президента Саркози, который сказал их фермеру, отказавшемуся пожать ему руку (это к вопросу о контексте). ЕСПЧ сказал: "Конечно, это была политическая критика". То же самое и здесь. Если мы прочитаем твиты Юрия Картыжева полностью, то это политическая критика.

Марьяна Торочешникова: Говоря о законе об оскорблении власти, стоит напомнить, что инициировал его сенатор Клишас, равно как и закон, который предусматривает ответственность за фейковые новости. Сегодня пришло сообщение из Архангельска, где на одну из организаторов протестного митинга против свалки в Шиесе, куда собираются везти московский мусор, Елену Калинину составили административный протокол о распространении фейковых новостей. Причем фейковой новостью посчитали ее пост "ВКонтакте" от 26 апреля, где она писала о несогласованном митинге 7 апреля. И получается, что если митинг не был согласован, значит, его как бы и не было, то есть она все врет. Вот такая логика?

Кирилл Коротеев: Похоже, что так.

Марьяна Торочешникова: То есть теперь это будет работать именно так?

Кирилл Коротеев: Это может так работать. Я думаю, сначала они боролись с активисткой, а уже потом искали, что именно можно ей вменить. Видимо, она не использовала нецензурной брани, поэтому пришлось использовать другие положения КоАП.

Марьяна Торочешникова: С вашей точки зрения, эти два дела – дело Юрия Картыжева, которого сейчас оштрафовали на 30 тысяч за оскорбление представителей власти, и дело Елены Калининой, которую обвинили в публикации фейковой новости, - на этом все и закончится? Или теперь пойдет вал подобных дел? Полицейские увидят, что можно легко и просто заработать себе очередную "палку", и пойдут их штамповать.

Кирилл Коротеев: Посмотрим. Не исключены оба варианта. Возможно, применение будет ограниченным. Но в связи с тем, как функционируют наши правоохранительные органы, нельзя исключить, что мы будем видеть все новые и новые дела, с все более и более широким применением формулировки "высказывание в неприличной форме", и не только к нецензурным словам. На самом деле все зависит от того, готовы ли российские судьи всерьез проверять действия российских полицейских. И это ведь очень сильно отличается от региона к региону. Например, в Республике Дагестан, в Махачкале за митинг 26 марта 2017 года "Он вам не Димон" были оправданы все, на кого составили протоколы. Но то, что возможно в Махачкале, невозможно в Хабаровске, и наоборот.

ТРИДЦАТЬ ЛЕТ И ТРИ ГОДА

Аварии на Чернобыльской атомной электростанции 33 года. Сейчас ее считают самой страшной техногенной катастрофой XX века. От облучения пострадали сотни тысяч человек. Только по данным Российского государственного медико-дозиметрического регистра, действию радиации подверглись более 530 тысяч человек, в том числе 175 тысяч ликвидаторов аварии.

Много лет данные о реальном числе пострадавших в результате чернобыльской аварии были засекречены. Это позволяло властям экономить на помощи жертвам катастрофы. Сложнее было отмахнуться от людей, брошенных на ликвидацию развалившегося реактора и принявших на себя главный удар. Государство отправляло в Чернобыль здоровых мужчин - половина из них вернулись инвалидами. Тем, кто выжил, установили пособия и льготы. Впрочем, часто получить их можно было только после долгих судебных разбирательств.

33 года аварии на Чернобыльской АЭС
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:14 0:00

Как живут сегодня ликвидаторы аварии на ЧАЭС? Слово председателю Московской областной организации "Союз инвалидов "Чернобыль" Вячеславу Китаеву.

Вячеслав Китаев: За это время положение ухудшилось. Первый закон о социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации, принят 15 мая 1991 года, предусматривал примерно одинаковые права с теми, кто потерял здоровье на производстве – профессиональные заболевания, увечья и так далее.

Государство отправляло в Чернобыль здоровых мужчин - половина из них вернулись инвалидами

Марьяна Торочешникова: Для ликвидаторов аварии?

Вячеслав Китаев: Не только. В том числе - для эвакуированных из зоны отчуждения. Но со временем закон ухудшался. 15 февраля 2001 года он разделил инвалидов-чернобыльцев на две части: на тех, кто получил право до этой даты, и на тех, кто после. Те, кто получил до этой даты, получали и получают суммы, исчисленные из утраченного заработка, с учетом процента утраты профессиональной трудоспособности. Но государство решило сэкономить, и сейчас всем инвалидам-чернобыльцам устанавливают денежные компенсации – возмещение вреда. В 2001 году это была 1 тысяча для инвалида III группы, 2,5 – для инвалида II группы, 5 тысяч – для инвалида I группы. Сегодня с учетом индексации эти суммы составляют 3, 9 и 16 тысяч.

Марьяна Торочешникова: При том, что человек фактически лишился трудоспособности. Но чиновники говорят: "Мы же бесплатно отправляем их в санатории, предоставляем бесплатное лечение в лучших больницах, готовы предоставлять даже бесплатные лекарства. И все это делается".

Вячеслав Китаев
Вячеслав Китаев

Вячеслав Китаев: Здесь есть лукавство. Вспомним закон "о монетизации", который вступил в силу 1 января 2005 года: он тоже отменил ряд предусмотренных законом льгот и компенсаций, в том числе и на санаторно-курортное лечение, приравняв инвалида-чернобыльца к инвалиду по общему заболеванию. В существующем ныне законодательстве отсутствует даже понятие "инвалид-чернобылец". А санаторно-курортное лечение - по нормам государственной поддержки, то есть в том же порядке, что и для всех: в очередь! Бывает, что стоят и год, и два, и три, но не получают. То же касается и лекарств. Если в 91-м году в законе была предусмотрена специальная базовая программа, то сейчас лекарства и медицинское обслуживание – в рамках ОМС, как для любого гражданина страны.

Марьяна Торочешникова: С другой стороны, инвалиды по общим заболеваниям могут сказать: "А чем чернобыльцы лучше нас? Конституция России гарантирует равенство всех перед законом, вот мы все и равны".

Вячеслав Китаев: Как раз равенства-то и нет. Если взять любого ликвидатора чернобыльской катастрофы, то они поставлены в неравные условия с теми, кто пострадал на производстве. Тем, кто пострадал на производстве, 125-м законом об обязательном социальном страховании от несчастных случаев предусмотрен расчет из утраченного заработка с процентом утраты трудоспособности, установлен потолок (он каждый год меняется, сейчас ежемесячная выплата – около 72 тысяч). А точно такому же гражданину, который потерял здоровье на производстве, исполняя работу в особо вредных условиях труда, в этом отказано. Где же забота государства о чернобыльцах?!

Сейчас чернобыльцы не имеют возможности даже обратиться в суды, потому что закон изменился. Все вновь появившиеся чернобыльцы-инвалиды (то есть те, у которых только сейчас выявили заболевание), начиная с 2001 года. лишены такого права. А сколько же чернобыльцев-инвалидов? Если брать 2000 год, то это 52 тысячи человек, если брать 2019-й – порядка 40 тысяч получателей возмещения вреда. А сколько же из них получают сумму, исчисленную из заработка? Максимум 20%. Все остальные получают твердые денежные суммы – копейки. Отношение к чернобыльцам безобразное! А если говорить о вдовах, членах семей погибших, то их заставляют доказывать, что они иждивенцы. Даже если вдова - лежачий инвалид, она должна пойти в суд и доказать, что она иждивенец, и только после того, как установили право на иждивение и то, что смерть связана с Чернобылем, и вдове назначают 50% от твердых денежных сумм.

Марьяна Торочешникова: То есть не от той компенсации, которую человек получал бы в качестве утраченного заработка, а половину от максимум 16 тысяч.

Вячеслав Китаев: Да, и это для инвалидов I группы, которых очень мало. Все это - какие-то копейки. Возьмем, например, денежную компенсацию на продукты питания, которую получает любой чернобылец – участник ликвидации, инвалид. Это около 1 тысячи рублей для инвалидов, а для участников ликвидации – порядка 600 рублей. До 2018 года в законе была предусмотрена норма, что член семьи имеет право получать такую же денежную компенсацию в случае смерти инвалида, связанной с Чернобылем. Вдовы обращались в суды, мы им помогали, суды принимали решения, в том числе и положительные. В конечном итоге одна из вдов обратилась в Конституционный суд, и он сказал: "Да, права нарушаются", - и поручил законодателям убрать неопределенность в законе. Законодатель убрал неопределенность, просто-напросто отменив все это, и сейчас вдовы не имеют права получать такую выплату. Вот это называется "забота" и "исполнение постановления Конституционного суда".

В 2000-х годах были споры по поводу неправильных расчетов индексаций. Кстати, никогда не было этих споров по поводу тех, кто получил заболевание на производстве: им начисляли без всяких судов. А у чернобыльцев все время возникали какие-то непонятные проблемы. По этим проблемам собирался пленум Верховного суда и в 2000-м, и в 2005 году, где разъяснялось судам, кто является надлежащим ответчиком, как считать, как индексировать. И что, у нас это как-то урегулировано постановлением правительства? Нет! Просто решили всех уравнять и назначить так называемые "денежные компенсации возмещения вреда".

Марьяна Торочешникова: А что говорят чиновники? На 30-летие Чернобыля проводились достаточно масштабные памятные мероприятия, вам, наверное, что-то обещали.

Вячеслав Китаев: Обещают каждый раз, но исполнения-то нет. Я уж не говорю о том, что надо просто-напросто исполнять записанное в законе. Сейчас уже люди умирают. Если взять отчет Счетной палаты, которая проверяла исполнение "чернобыльского" закона в 2007 году, то только за один год количество инвалидов-чернобыльцев сократилось на 1 тысячу 342 человека. Сейчас количество увеличилось. Из 40 тысяч новые инвалиды составляют большую часть – около 30 тысяч. А расходы бюджета каждый раз уменьшаются, идет экономия. Не получается внести изменения в закон, чтобы хотя бы восстановить то, что было. Идут отрицательные заключения правительства, и все отсекается на подходе. В результате обсуждения нет, и никаких изменений в закон нет. Более того, за последние три года изменились нормы по радиационному загрязнению территории, и количество всех пострадавших чернобыльцев одномоментно уменьшилось с 1 миллиона 100 тысяч человек до 600 тысяч: ну, территории "как-то очистились". Правда, на них никто не хочет жить. В РФ было 12 территорий (сейчас их 4), которые останутся загрязненными на долгие десятки и сотни лет. Они навсегда выведены из оборота, но почему-то они "очищаются". А вслед за этим идет ухудшение у тех, кто проживал на этих территориях, люди поражаются в пенсионных и других правах.

Или возьмем проблему ЖКХ: в свое время чернобыльцам предоставлялись льготы в размере 50%. Три года назад весь блок социальных законов изменили и указали: "Мы даем вам 50%, но в пределах нормативов". А что это за нормативы, кто их определяет? На самом деле это не льготы. Чернобыльцы отличаются от всех социальных категорий России тем, что они получают не льготы, а возмещение вреда: так определил Конституционный суд, который обязателен и для законодателя, и для исполнителя. Это возмещение вреда за риск рождения детей, за потерю имущества, за потерю здоровья. А денежные компенсации на питание изначально были предназначены для того, чтобы человек полноценно питался. А может ли человек полноценно питаться в течение месяца на тысячу рублей? Нет. А они полагают, что может.

Конечно, все это горько и обидно! Многие воспринимают это как неблагодарность: человек работал, исполнял воинский долг в условиях повышенных доз радиации, спасая людей, а в результате он из спасателя превратился в просителя.

Марьяна Торочешникова: А почему вы не возмущаетесь?

Вячеслав Китаев: Мы возмущаемся. Если вспомнить практику ЕСПЧ, то самое первое решение в Страсбурге состоялось в 2002 году по чернобыльцу Бурдову из города Шахты Ростовской области. Сразу после этого решения заработал Конституционный суд, который ранее не рассматривал обращения граждан – свыше 40 человек, обращения суда Краснодарского края и ряда других организаций. И в июне 2002 года вышло постановление, которое говорило об индексациях, выплатах.

Марьяна Торочешникова: Но мы – в 2019-м, и вы говорите, что все становится только хуже, как будто и не было обращений в Страсбург, в Конституционный суд...

Вячеслав Китаев: Конституционные суды завалены обращениями чернобыльцев. Есть постановления и определения Конституционного суда: вынесено постановление о том, что есть нарушение права, и законодателю надо изменить ту или иную норму закона. А определение – это отказы, и их масса каждый год. Чернобыльцы обращаются, но результаты не те.

ТУРИСТУ НА ЗАМЕТКУ

Россия готовится к длинным выходным, а майские праздники традиционно знаменуют начало большого туристического сезона. По данным соцопросов, россияне стали реже выезжать на отдых за рубеж, потому что нет денег. И, конечно, обидно, если деньги на поездку все-таки нашлись, но отдых не задался с самого начала.

По данным соцопросов, россияне стали реже выезжать на отдых за рубеж, потому что нет денег

Вот краткая памятка туристам от юриста Эдуарда Шалоносова.

Эдуард Шалоносов: Проблемы могут возникнуть еще до выезда. Первая – это должники: тот, кто должен кому-либо денежные средства свыше десяти тысяч рублей, ограничен в выезде (и тот, кто был ограничен, оплатил, но Служба судебных приставов не сняла). Собрался забронировать тур - проверь себя в базе данных этой службы. Вторая проблема: люди, которые служили в различных спецподразделениях по срочной службе, даже если это повар, который варил картошку в Разведывательном управлении: он якобы допущен до гостайны, и его просто не выпустят.

В аэропорт нужно приезжать за 3-4 часа. Если что-то произошло: не успели сдать багаж, опаздываете и так далее, - это все компенсируется. Встречаются и овербукинги авиабилетов.

Марьяна Торочешникова: Это если вы пришли на стойку регистрации, а вам говорят: "Извините, мест нет". А если человек заранее зарегистрировался на этот рейс, он может попасть под овербукинг?

Эдуард Шалоносов
Эдуард Шалоносов

Эдуард Шалоносов: И такое бывает - тогда нужно получить отметку от представителя авиакомпании, что вы не допущены на рейс по таким-то причинам. Либо могут предложить вылететь позднее. В этом случае турист должен уведомить своего турагента, ведь ему нужен трансфер, а гостиница может снять бронь, если он приедет позже. Если вы не смогли связаться с турагентом, напишите в принимающую компанию: телефоны есть на туристическом ваучере; в крайнем случае - в отель.

Марьяна Торочешникова: А если рейс задерживают? У чартерных рейсов часто меняется время вылета-прилета.

Эдуард Шалоносов: Все авиакомпании, будь они чартерные или регулярные, обязаны выполнять условия авиаперевозки. Если задержка произошла по техническим причинам, значит, никто не получит компенсацию, за исключением 25 рублей в час, если же по иным причинам, и авиакомпания прописана на территории России, то турист, который поехал в Турцию, еще и заработает сверху 200-300, а то и 400 тысяч рублей. За задержку авиарейса, по Монреальской конвенции, минимальная стоимость – 360 тысяч рублей за пассажира, если авиакомпания зарегистрирована в зоне Монреальского соглашения, куда входит и Россия. Обязательно фиксируем задержку, фотографируем табло и себя на этом месте, делаем видеофиксацию: "Я такой-то. Рейс задержан". И по возвращении в Россию требуем возмещения денежных средств.

Марьяна Торочешникова: А если все-таки удалось благополучно добраться до места, но что-то не понравилось в отеле, куда вас заселили?

Эдуард Шалоносов: Если вас поселили в отель меньшей звездности, обязательно нужно требовать разницу, все фиксировать, начиная с вывески отеля. Снимаем на видео своего друга, мужа или подругу для того, чтобы никто не сказал, что видео сделано сторонними лицами. Отправляем это туроператору и говорим и просим компенсировать материальный ущерб – разницу по стоимости – и моральный вред". На сайте вашего туроператора был определенный перечень услуг: три корта, два бассейна, один спортзал... Привозят – спортзала нет, бассейна нет, пляж в трех километрах. В таком случае необходимо судиться, причем расходы тут оплачивает не истец и не ответчик, а проигравшая сторона.

Марьяна Торочешникова: Пожалуйста, три коротких совета людям, которые собираются выезжать на отдых.

Эдуард Шалоносов: Первое – никогда не гнаться за скидками. Зайдите на сайт любого туроператора, посмотрите примерный разгон цен: если вам предлагают дешевле, значит, рассказывают сказку, и вы останетесь у разбитого корыта. Второе – обязательно проверяйте себя на сайте Службы судебных приставов, чтобы не было сюрпризов. И третье – внимательно знакомьтесь с информацией, которую вам предоставляют, обязательно берите страховку от невыезда и медицинскую страховку повышенной категории.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG