Ссылки для упрощенного доступа

"Он находится в зоне риска"


Алексей Навальный на митинге 20 июля 2019 года

Оппозиционера Алексея Навального выписали из московской 64-й больницы и доставили обратно в спецприемник. До этого к политику допустили его лечащего врача Анастасию Васильеву. Она сообщила, что Навальному стало лучше, однако выступила против экстренной выписки пациента: Навального, по ее словам, нельзя возвращать в спецприемник, где может присутствовать "химический реагент", который, как считает врач, привёл к аллергической реакции. Основателя Фонда борьбы с коррупцией со "странной аллергией" госпитализировали утром 28 июля из спецприемника, где он отбывал 30 суток административного ареста.

В понедельник днем офтальмолога Анастасию Васильеву пустили в 64-ю городскую больницу, где с воскресенья находился Алексей Навальный. Вчера Васильеву и еще одного врача Навального, Ярослава Ашихмина, практически выгнали из медицинского учреждения, не дав осмотреть госпитализированного. Главврач больницы Ольга Шарапова заявила "Открытым медиа", что накануне врачей выгнали охранники, а сегодня к ней обратились и – "пожалуйста, я разрешила".

По словам Анастасии Васильевой, Алексею Навальному поставили диагноз "контактный дерматит". Он чувствует себя лучше, однако, по мнению Васильевой, выписывать его было нельзя:

Анастасия Васильева общается с журналистами. 29 июля 2019 года
Анастасия Васильева общается с журналистами. 29 июля 2019 года

– Алексей рассказывал, что с утра начался какой-то дискомфорт, покраснение, к вечеру стало лучше, а потом он ночью проснулся и дальше не мог спать, потому что лицо горело, налились веки. Те же самые ощущения были, что два года назад, только в два раза больше. Я выводы сразу сделала, что это интоксикация каким-то химическим агентом. Конкретные уточняющие диагнозы, контактный ли это дерматит, или какая-то общая интоксикация, какое-то отравление – никто этого не знает. Токсиколог даже не дал своего заключения, только консультацию. Как можно оценивать качество оказания медицинской помощи, тыкая пальцем в небо? Лечение, как мы говорим, на пике, концентрация преднизолона, различных препаратов высока, как можно сейчас что-то сказать? Да, все хорошо, но отпускать в этот момент – просто неправильно! Это категорически противоречит всему клиническому мышлению, здравому смыслу.

– То есть стоит задача – отправить его поскорее обратно в спецприемник?

Навального отправляют не домой, его отправляют в место заключения, где он получил "это"

– Конечно! Это вообще издевательство. Когда я начинаю об этом думать, мне неприятно, тошно и больно за тех врачей, которые все понимают, но действуют по указанию сверху. Они вот сейчас его отправили – а если ему там станет плохо, общественный шум утихнет?! Этот шум только еще больше будет. Не дай бог, еще с ним там что-то случится. Они же взяли на себя ответственность. Я очень надеюсь, что все будет хорошо. Тем не менее, это большой риск – и они его создали. Какое основание для выписки у них? Действительно, когда человек с контактным дерматитом приходит в себя, его отправляют домой на амбулаторное долечивание. Но дело в том, что Навального отправляют не домой, его отправляют в место заключения, где он получил "это". Он находится в зоне риска, причем существенного. Они не знают, кто это сделал, не знают, какой это химический агент.

– А у самого Алексея брать анализы уже бесполезно?

– Конечно! По всем стандартам в первые два часа должны быть проведены токсикологические исследования биологических сред: моча, кровь должны быть взяты и так далее. Сразу должен был быть осмотр дерматолога, офтальмолога, токсиколога. Этого ничего не было. Да, ему помогли, сделали инъекцию преднизолона. Естественно, все стало хорошо. Но дело-то не в этом – дело в том, что непонятна причина, – заключает Анастасия Васильева.

Врач Алексея Навального добавила, что им удалось взять футболку, в которой политик был на момент госпитализации, и образцы волос. Их планируют отправить на исследование в Европу.

Алексей Навальный был госпитализирован утром 28 июля из спецприемника №1 в 64-ю клиническую больницу. Пресс-секретарь Навального Кира Ярмыш уточнила, что у оппозиционера сильный отёк лица и покраснение кожных покровов, ему поставили диагноз "острая аллергическая реакция". Ярмыш подчеркнула, что за всю жизнь у Навального ни на что не было такой сильной аллергии.

Лечащих врачей Алексея Навального 28 июля к нему не пустили. Васильева рассказала в Фейсбуке, что они приехали в больницу, прошли конвой, начали осматривать оппозиционера и собирать анамнез, но буквально сразу их выпроводили со словами: "Вы посторонние люди, он под арестом". "Но нам удалось все-таки через дверь (честное слово – настоящий абсурд!) осмотреть нашего пациента", – продолжает Васильева. По ее словам, высыпания и отек могли стать результатом повреждающего действия неопределенных химических веществ.

Анастасия Васильева отметила, что вчера о диагнозе Навального не говорили ни самому пациенту, ни его родственникам, ни адвокатам. При этом вечером 28 июля врач терапевтического отделения 64-й городской больницы Эльдар Казахмедов сообщил агентству "Интерфакс", что Навальному поставили диагноз "крапивница".

Алексей Навальный в Симоновском суде Москвы. 24 июля 2019 года
Алексей Навальный в Симоновском суде Москвы. 24 июля 2019 года

Муниципальный депутат района Донской Владимир Залищак рассказал РБК, ссылаясь на слова заместителя главврача больницы №64, что у политика могла быть аллергическая реакция на стиральный порошок. Соратник оппозиционера Леонид Волков, отбывавший административный арест в июле в той же камере, написал, что сразу после выхода на свободу тоже "весь отёк, покрылся красными пятнами" и "провалялся неделю на антигистаминных" препаратах. "Это какая-то странная аллергия", – отметил Волков, добавив, что тут вряд ли есть место для конспирологии, а есть место для серьёзной проверки спецприемника на предмет антисанитарии.

Правозащитник Александр Подрабинек тоже не исключает версию антисанитарии, однако обращает внимание на то, что в современной России конспирологические теории могут оказаться вполне реальными, хоть и маловероятными:

Александр Подрабинек
Александр Подрабинек

– Одна из версий, которая возможна, – это последствие укусов клопов, которых в спецприемниках всегда очень много. И подобные случаи бывали, примерно с такими же симптомами, в спецприемниках, в советское время. Сейчас этот опыт немножко забыт, а тут, возможно, и вспомнилось. Может быть, это случайно, а может быть, и нет. В сталинские времена, например, Солженицын описывает, в "Архипелаге ГУЛАГ", пытку клопиным шкафом. Человека, которого мучили на следствии, сажали в такой шкаф, где было много клопов. И это было самой настоящей пыткой.

– Но при этом вы не исключаете какие-то более конспирологические версии, например отравление?

Они должны быть полными идиотами, чтобы отравить Навального в спецприемнике

– У нас такая конспирологическая страна, что все конспирологические теории могут оказаться вполне реальными. Вспомним странные случаи острых, внезапных заболеваний, которые были, к сожалению, с летальным исходом, скажем, как у Щекочихина, отравление Кара-Мурзы, Политковской – они не все были понятны, не все до конца расследованы. Но очевидно то, что складывается подозрение, что власть расправляется с политическими оппонентами таким образом. Применяет ли нынешняя власть это против сегодняшней оппозиции – это вопрос, который станет совершенно ясным спустя какое-то время, годы. Но подозрения такие вполне обоснованны.

– С вашей точки зрения, учитывая то, как сейчас складываются события в Москве, субботнюю массовую акцию, могла ли власть пойти на такое со своим оппонентом?

– Если представлять власть такой, какой она была все последние годы, то, мне кажется, они должны быть полными идиотами, чтобы отравить Навального в спецприемнике. И потому, что они несут ответственность за режим административного ареста, то есть за здоровье Навального, и потому, что персонал спецприемника – это младший офицерский, сержантский состав. Они вряд ли умеют держать язык за зубами. Мне кажется маловероятным, что это отравление, хотя исключить такую возможность, конечно, нельзя, – заключает Александр Подрабинек.

Задержание Алексея Навального в Москве. 12 июня 2019 года
Задержание Алексея Навального в Москве. 12 июня 2019 года

​Накануне вечером более двадцати человек, пришедших к больнице узнать, что происходит с оппозиционером и поддержать его, были задержаны. Журналист Мария Лекут была около 64-й больницы днем 28 июля. Ей даже удалось встретиться с Алексеем Навальным:

– Мы очень коротко поговорили. Я спросила – как он? Он сказал, что лучше, чем утром. Я не знаю, как он выглядел в обычной жизни, мы встречались раза четыре. Я не врач и не могу ставить диагнозов. Мне показалось, что он неплохо себя чувствует, что меня очень обрадовало. Ему кололи, насколько я понимаю, преднизолон. Он мог начать просто лучше себя чувствовать. По мне – все было нормально, ну, более-менее – выздоравливающий человек в больничной палате. Я поняла, что он, слава богу, не умирает и даже стоит сам на ногах. Потому что мне было немножко страшно, как и всем. Разговор был очень коротким, потому что полиция не очень понимала, что делать.

– Как вам удалось к нему попасть?

– Я приехала в больницу разведать ситуацию. Сказала на КПП честно, что я журналист, хочу снять больницу, подойти к Навальному. Мне сказали, что это надо согласовывать. И тут меня осенила простая мысль: "Знаете, я, вообще-то, знакома с Алексеем. Давайте я пройду просто как посетитель". У меня взяли паспорт, переписали данные. Я прошла через КПП и через 3 минуты оказалась лицом к лицу с Алексеем Навальным, – рассказала Мария Лекут.

Симоновский суд Москвы 24 июля арестовал Алексея Навального на 30 суток за повторное нарушение правил организации публичного мероприятия. Политика обвинили в том, что он призвал выйти к зданию мэрии Москвы на несанкционированную акцию за допуск независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму 27 июля.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG