Ссылки для упрощенного доступа

Миграционный кризис у границ ЕС и Украины


Чего добиваются Владимир Путин и Александр Лукашенко? Обсуждают политологи Евгений Магда и Павел Усов

Виталий Портников: Как заявляют в Варшаве, миграционный кризис на границе Польши и Беларуси – это самое серьезное покушение на границы и стабильность польского государства за последние три десятилетия. В организации кризиса на восточных границах Евросоюза многие европейские политики обвиняют Россию. Варшава обсуждает с Вильнюсом и Ригой возможность инициировать четвертую статью Североатлантического договора, которая предусматривает консультации с союзниками по НАТО. В случае обострения ситуации на границе с Беларусью Киев готов ввести чрезвычайное положение в приграничных областях Украины. А в Вашингтоне не исключают, что кризис на польско-белорусской границе – отвлекающий маневр России для вторжения ее войск на территорию Украины.

В организации кризиса на восточных границах Евросоюза многие европейские политики обвиняют Россию

Могут ли события перерасти в военную конфронтацию? Каковы реальные цели Владимира Путина, которого называют главным инициатором миграционного кризиса? У нас в студии украинский политолог Евгений Магда, директор Института мировой политики, на связи из Варшавы Павел Усов, белорусский политолог, руководитель Центра политического анализа и прогнозов.

В Брюсселе считают, что миграционный кризис спровоцировал Александр Лукашенко, чтобы отомстить за санкции

Корреспондент: Нынешняя ситуация на восточных границах ЕС, опасаются польские власти, может перерасти в военную конфронтацию. Российские стратегические бомбардировщики с 10 ноября патрулируют границы Беларуси, а Министерство обороны Польши опубликовало видео с одного из приграничных участков, на котором на белорусской территории видны люди в военной форме со снайперскими винтовками и ручными гранатометами.

В Брюсселе считают, что миграционный кризис спровоцировал Александр Лукашенко, чтобы отомстить за санкции, которые введены против белорусского режима после фальсификации в 2020 году президентских выборов. Сам Лукашенко также связывает кризис с санкциями и обвиняет Запад в развязывании гибридной войны.

"Вы ввели против меня санкции, против белорусов. Вы пошли на гибридную войну против Беларуси. Возьмите СМИ, экономику, политику, а теперь уже добрались и до безопасности. Гибридная война. И вы, безумцы, мерзавцы, хотите, чтобы я вас защищал от мигрантов, в том числе? Вы это устроили – получите", – сказал Лукашенко в интервью главному редактору российского журнала "Национальная оборона" Игорю Коротченко.

Лукашенко угрожает прекратить транзит российского газа в ЕС через Беларусь в случае закрытия соседними странами границ и усиления западных санкций. В Евросоюзе сомневаются, что Лукашенко действует самостоятельно. В острую фазу кризис перешел 8 ноября, когда несколько тысяч мигрантов с белорусской территории попытались штурмовать польскую границу. На следующий день, выступая в Сейме Польши, премьер-министр страны Матеуш Моравецкий возложил ответственность за организацию миграционного кризиса на президента России Владимира Путина.

В Евросоюзе сомневаются, что Лукашенко действует самостоятельно

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков отверг обвинения Моравецкого в причастности Владимира Путина к миграционному кризису, назвав заявление премьера Польши "безответственным и неприемлемым".

Между тем кризис на границе Беларуси и Польши может обернуться серьезными проблемами и для Украинского государства. Если мигранты не смогут прорваться на польскую территорию, то, очевидно, будут пытаться проникнуть в соседнюю Украину. Ситуация на польско-белорусской границе, как сообщил глава МВД Украины Денис Монастырский, обсуждалась в Киеве на заседании Совета безопасности во главе с президентом Украины Владимиром Зеленским. По его словам, к охране границы с Беларусью дополнительно привлечено восемь с половиной тысяч военнослужащих и полицейских, задействована и авиация МВД. Такие меры, по мнению властей, позволят не допустить проникновения мигрантов на украинскую территорию.

Виталий Портников: Когда президент России говорит, что не имеет отношения к миграционному кризису, я сразу вспоминаю другой миграционный кризис, где Путин тоже вроде бы не участвовал – с беженцами в Европу из Сирии. Мы прекрасно понимаем, что стоит за этим кризисом. Самый яркий момент этой драмы начинался тогда, когда премьер-министр Венгрии Виктор Орбан (который, как и Александр Лукашенко, хорошо относится к Путину) разрешил мигрантам из Венгрии ехать в Австрию и Германию без всяких проверок и препятствий. Тут начиналось то, что привело к серьезному наплыву беженцев, ослаблению позиций традиционных политических партий, усилению ультраправых сил, которые почему-то хорошо относятся к Москве. Может быть, сейчас мы видим такой же сценарий для Центральной Европы, только в облегченном варианте?

Мигранты пытаются перейти белорусско-польскую границу
Мигранты пытаются перейти белорусско-польскую границу


Евгений Магда: Тот кризис расшатывал основы Евросоюза по принципу ковровой бомбардировки, а этот – высокоточное оружие против Польши. Польша в 2015–16 годах наотрез отказалась принимать мигрантов, как и Венгрия, которая всех отправила за пределы своей страны. Сейчас мигрантов подвезли непосредственно к польской границе и, по сути, лишили их возможности для маневра. Мы понимаем, что силовые структуры Беларуси принимают непосредственное участие в направлении мигрантов. Это очень показательный гибридный вызов. Сразу вспоминается фраза Путина о том, что границы России никогда не заканчиваются. А тут возникает вопрос: насколько сильны и защищены границы Европейского союза?

Сразу вспоминается фраза Путина о том, что границы России никогда не заканчиваются

Виталий Портников: Когда Александр Лукашенко заявил, что он выходит из соглашения с ЕС о возвращении мигрантов, мало кто представлял, что это подготовка к такой планомерной осаде границ стран Центральной Европы.

Павел Усов: Этот договор был подписан в 2019 году. До этого, по сути, с 2014 года Лукашенко довольно сносно оберегал границы Беларуси от потоков мигрантов. Их основная дорога шла через Средиземное море и Балканы. В основном через Беларусь проходили мигранты Средней Азии и Кавказа, прежде всего чеченцы. Тут Беларусь скорее играла роль фильтра для России, отлавливая неудобных для Кадырова или для Москвы политических беженцев и возвращая их обратно в страну.

Отмена договора была связана с тем, что Лукашенко готовил полномасштабную операцию по транзиту мигрантов через Беларусь, превращая их в гибридное оружие давления на европейские страны, прежде всего на Польшу и Литву, которые он считает личными врагами. Это месть Варшаве и Вильнюсу, умноженная на стратегические интересы России.


Виталий Портников: Может быть, Польше и нужен такой пример нестабильности на ее восточных границах? В Варшаве всегда говорили, что есть угроза со стороны России, а теперь это наглядно видно. Польша может требовать помощи у стран Западной Европы, более благосклонного отношения к собственной внутренней политике. С другой стороны, и избиратели польских правых сейчас могут убедиться, что те просто защищают страну на границе. Но есть уже и люди, которые говорят: может быть, надо принимать мигрантов? Это уже внутреннее противостояние, которое каждый день подогревается провокациями со стороны Лукашенко.

Евгений Магда
Евгений Магда

Евгений Магда: Есть и факты, которые Польша по политическим причинам не может донести до Брюсселя: чем дальше на запад Европы, тем меньше верят в то, что за этим кризисом стоит Путин. Создается ощущение, что в Германии и Франции во многом уже очарованы будущим запуском "Северного потока – 2", не хотят спугнуть Путина, который вот-вот должен крутануть этот вентиль и начать поставки в Евросоюз.

Чем дальше на запад Европы, тем меньше верят в то, что за этим кризисом стоит Путин

Польша, по-моему, оказалась скорее жертвой расчетливой российской игры, которая строится и на противоречиях между Брюсселем и Варшавой по правовым вопросам, на решении Конституционного трибунала Польши о приоритете национального права над правом ЕС, на том, что Польша не принимала мигрантов, и даже на консервативном характере польского общества.

Кстати, и в Польше, и в Литве, начиная с лета, когда переходы мигрантов еще не носили такого акцентированного характера, уже наблюдалось определенное недовольство местных жителей в приграничных полосах. И все это происходит на фоне активной работы российской пропаганды.

Виталий Портников: Все-таки это кризис Лукашенко или кризис Путина? Кто здесь Путин – продюсер, сорежиссер, соучастник?

Павел Усов: Я думаю, здесь симбиоз интересов. Известна операция "Шлюз", которая была разработана еще в 2011 году, до всех событий в Украине, когда были введены санкции против Беларуси. Тогда впервые при посредничестве и помощи ФСБ белорусский КГБ и пограничные войска организовали пробу транзита мигрантов в Европейский союз, увеличили количество прибывающих, чтобы поднять значимость Беларуси и в какой-то степени повлиять на вопрос санкций.

Но тогда это не имело такого политического и идеологического значения для Европы, какое имеет сегодня. Думаю, что на сегодняшний день Лукашенко не в состоянии самостоятельно принимать решения такого уровня. Любое его действие на протяжении года приводило только к усилению давления и увеличению зависимости Беларуси от России. И в этом плане есть ясный интерес. Здесь многое ориентировано на то, чтобы усилить военное и стратегическое присутствие России в Беларуси.

Этот процесс начался с 2020 года практически одновременно с кризисом, а интенсификация наступила летом того же года. Апогеем в какой-то степени можно назвать подписание дорожной карты военной доктрины союзного государства. Мы понятия не имеем, что именно подписал Лукашенко. Более того, в марте 2021 года была подписана программа о военном сотрудничестве России и Беларуси, на основе которой в Гродненской области был создан совместный военный учебный центр ПВО: безусловно, под контролем России. Об этой программе мы тоже ничего не знаем.

Здесь многое ориентировано на то, чтобы усилить военное и стратегическое присутствие России в Беларуси

Я предполагаю, что и в программе, и в военной доктрине прописано расширение прямого военно-стратегического присутствия России в Беларуси. Возможно, какие-то провокации в этой конфронтации с Западом должны стать своего рода идеологически обоснованием или ширмой для того, чтобы Россия спокойно могла ввести свои войска без громких возгласов об оккупации Беларуси со стороны Запада: Путин на основе этого кризиса входит в Беларусь как своего рода гарант стабильности. Можно вспомнить и последние заявления Лукашенко о том, что он собирается перекрыть газопровод Ямал – Европа, один из ключевых сухопутных газопроводов России в Европу. Эта спираль нагнетания напряженности даст Путину возможность установить прямой контроль над Беларусью без негативных последствий для себя.

Сотрудники правоохранительных органов Польши применяют водяную пушку против мигрантов, пытающихся перейти границу
Сотрудники правоохранительных органов Польши применяют водяную пушку против мигрантов, пытающихся перейти границу


Евгений Магда: Это управляемый кризис. Безусловно, мигранты торят себе светлый путь в Германию. Не думаю, что они не понимают, что, поворачивая на юг, они идут совсем не в Германию: Украина не является членом ЕС. Если белорусские спецслужбы имеют рычаги воздействия на неформальных лидеров мигрантов, то этот сценарий может быть вполне реалистичным.

У Путина, как у инициатора этого кризиса, мало времени. Скоро может выпасть снег, что осложнит жизнь мигрантов, а с другой стороны, за месяц Европа погрузится в предрождественскую суету, и тогда нужны будут очень масштабные информационные поводы, чтобы напоминать о миграционном кризисе.

Виталий Портников: Как будут использовать эту ситуацию Москва и Минск? Будут обострять ситуацию на украинской границе или продолжать сохранять напряженность на границах Евросоюза? Какова следующая цель?

Павел Усов: В интересах России сохранять напряженность. Угрозы Лукашенко перекрыть газопровод уже подняли цены на газ на европейских рынках. Эта напряженность на границах призвана решить еще дополнительную задачу Путина: таким образом он набивает себе цену. Ему нужно не только как можно скорее запустить "Северный поток – 2", но еще и решить вопрос санкций.

В интересах России сохранять напряженность

России важно, чтобы Европейский союз в конечном итоге пошел на полномасштабный диалог. Об этом диалоге уже шла речь со стороны Макрона и Меркель. Этот кризис может быть использован как раз для этого, в том числе и в ущерб интересам Украины. Поэтому нет никакого основания говорить о том, что кризис будет уменьшаться.

Павел Усов
Павел Усов

Есть еще и такая психологическая особенность самого Лукашенко: он заявил, что "дальше нам отступать некуда, мы будем сражаться до последнего". Если Лукашенко будет вынужден убрать мигрантов с границы Евросоюза, уступки будут расценены как слабость. Вспомните историю с Ryanair: он мог бы извиниться, посадить Протасевича обратно в самолет, сказать, что "это наша ошибка". Но он так не может, это свойственно его психологии, как и психологии Путина. Эти люди не в состоянии отступать просто потому, что в этом случае они будут восприниматься как слабаки.


Виталий Портников: Было уже два заседания Совета национальной безопасности и обороны Украины, масса заявлений украинских официальных лиц относительно того, что страна готова к этому кризису, даже к введению чрезвычайного положения на границах. Как вы считаете, есть такая общая готовность? И, самое главное, сможет ли Украина тут скоординироваться с западными странами? Мы же видим, что идут небывало интенсивные консультации, встречи министров иностранных дел Евросоюза с министром иностранных дел Украины, недавно были консультации в Вашингтоне.

Евгений Магда: Есть еще очень пикантный нюанс – рост белорусского экспорта в Украину. В январе-мае Беларусь заработала несколько сотен миллионов долларов, продавая сюда электричество, битум, бензин, некоторые продукты, в то время как страны ЕС говорят о санкциях против Лукашенко. Синхронизация действий в политическом плане возможна только после синхронизации в экономическом.

Виталий Портников: С одной стороны, нужно закрывать границу, с другой – без белорусской электроэнергии Украина этой зимой не обойдется.

Евгений Магда: Солидарность – один из принципов Евросоюза, и она требует определенных жертв. Если у нас в Конституции записано стремление стать членом ЕСа и НАТО, то мы просто обязаны играть по этим правилам. Хотя, конечно, это не самая простая развилка для Владимира Зеленского и его команды.

Пример Крыма и Донбасса четко показывает, насколько далеко в состоянии зайти Путин

Виталий Портников: Насколько далеко готов Лукашенко идти вместе с Путиным?

Павел Усов: Пример Крыма и Донбасса четко показывает, насколько далеко в состоянии зайти Путин. Проблема в том, что европейцы этого не понимают. Если сейчас они уже готовы идти на переговоры с Путиным, хотя на востоке Украины продолжается война, о чем еще говорить? Лукашенко уже показал всем, что он будет с автоматом в руках защищать свою власть. И сегодня он готов распалить такой приграничный конфликт, с тем чтобы просто продемонстрировать свою силу и доминацию в этом вопросе. Трудно сказать, приведет ли это к полномасштабной, хотя бы конвенциональной войне НАТО – Россия. Но российские войска в скором времени точно появятся на территории Беларуси.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG