Ссылки для упрощенного доступа

"Мародёры в Сандармохе". Соцсети о раскопках расстрельного полигона в Карелии


Российское военно-историческое общество организовало археологическую экспедицию в Карелию (подробнее о ней - здесь). В планах РВИО - доказать, что в печально знаменитом урочище Сандармох расстреливали советских военнопленных во время войны (сейчас Сандармох известен как место массовых расстрелов, устроенных НКВД во время большого террора).

Но сразу возникли подозрения, что раскопки нужны не для дополнения исторической картины, а для того, чтобы отодвинуть на второй план тему сталинских репрессий.

Иван Преображенский:

Репрессированных объявят геройски погибшими за СССР бойцами (если во время финнской войны, так, выходит, геройскими оккупантами). Я правильно понимаю, таков план министра Мединского сотоварищи? Даже расстрелянным "врагам народа" нет у нас покоя

Василий Рожков:

Подленькое Военно-историческое общество работает в интересах ФСБ. собралось искать останки красноармейцев в Сандармохе, где их никогда не было. Идёт кампания по обелению НКВД, сталинизма. Они пытаются скрыть от нас правду о терроре

Леонид Кужелев:

Никакому ублюдку Мединскому не удастся скрыть правду о Сандармохе.

Марина Новикова:

Прочтите, как убивали в Сандармохе. И вы поймёте, почему уничтожают историка Юрия Дмитриева.

Денис Билунов:

Значительную работу по поиску и идентификации останков расстрелянных проделал Юрий Дмитриев, который недавно был вновь арестован по облыжному обвинению

Глеб Яровой:

Это же просто хрестоматийная история из серии "не садись играть с шулером в карты". Роль историков моей заклятой alma mater #ПетрГУ в этой истории с "переписыванием истории" Сандармоха — отвратительная и позорная.

Потомки убитых в Сандармохе обратились с письмом к министерству культуры, правительству Карелии и военно-историческому обществу. Текст письма печатает "Новая газета":

Мы, дети, внуки и правнуки расстрелянных в урочище Сандармох, выступаем против раскопок на его территории.<...>

Мы с уважением относимся к деятельности поисковых отрядов, возвращающих из забвения память о без вести пропавших солдатах. Однако проведение поисковых работ с целью найти на мемориальном кладбище «Сандармох» захоронения узников финских концлагерей — совсем другое дело.

«Сандармох» — всемирно известный мемориал, признанный после обследования в 1997 году, является не только историческим объектом, но и уникальным свидетельством народной памяти о терроре ХХ века и, тем самым, памятником российской истории. «Сандармох» несет в себе память о национальной трагедии и о нашей личной, семейной трагедии.<...>

Мы, также как и историки, подробно занимающиеся исследованием Сандармоха, считаем, что для проведения поиска на территории «Сандармоха» расстрелянных финнами советских военнопленных на сегодняшний день нет никаких документальных оснований.

Проведение раскопок РВИО грозит нарушить целостность мемориального кладбища, потревожить покой мертвых. Сандармох — это не безымянный лес и не болото, а ухоженная, посещаемая, окультуренная и общепризнанная памятником территория. Ни в 1997 году, ни позднее мы не требовали эксгумации и перезахоронения останков наших родных. Мы согласились на то, чтобы эта территория была целиком не тронута, и благодарны тем, кто нашел это место, а также властям за то, что они оставили его и сохранили до сегодняшнего дня в исторических границах, все расстрельные ямы четко обозначены, сохранен ландшафт, дороги и деревья.

Пусть эта земля останется нетронутой и дальше. Мы против проведения здесь новых раскопок, для которых нет документально подтвержденных и научно доказанных оснований.

Мы против воскрешения мифических версий о советских военнопленных, якобы расстрелянных финнами в Сандармохе.

Не тревожьте могилы наших родственников. Не разрушайте памятник.

Мы призываем всех родственников невинно убитых в урочище Сандармох людей, по всему миру, присоединиться к нашему обращению.

RTVi цитирует руководителя раскопок, члена РВИО Сергея Баринова:

Сандармох для меня это линия обороны финской армии, здесь были кровопролитные бои. И я на этом месте ищу солдат и офицеров. И возможно, расстрелянных узников финских лагерей

Александр Дюков:

Попытаюсь рационализировать ситуацию вокруг раскопок в Сандармохе.

Что мы имеем?

1. В конце 90-х местный "Мемориал" нашел в Сандармохе места захоронения расстрелянных в 1937 - 1938 гг. Благодаря архивным документам удалось установить точное число расстрелянных, проводились эсгумации. Сомневаться в том, что там лежат именно жертвы "Большого Террора" не приходится.

2. Несколько лет назад петрозаводский историк С. Веригин (человек, безусловно, уважаемый - лучший специалист по истории финской оккупации Карелии) нашел данные о том, что где-то в районе Сандармоха есть захоронения расстрелянных финнами советских военнопленных. Сейчас туда приехали поисковики МО и РВИО - и действительно нашли за границами мемориала могилу с тремя военными.

3. У "либералов" от этого какая-то нешуточная истерика. Я не вполне понимаю от чего: если где-то в Сандармохе есть места захоронения советских военнопленных, это как раз для них исключительный шанс. Впервые получается реальная мемориальная точка, в которой рядом лежат жертвы советских и фашистских (в данном случае финско-фашистских) расстрелов. Может быть истерика от того, что местные "мемориальцы" слишком завязаны на финскую сторону и для них подобное уравнивание скандально по определению?

4. Мне, однако, непонятно, как чисто технологически места расстрелов жертв "Большого Террора" и советских военнопленных могли оказаться на одной территории. Такого вроде еще никогда не обнаруживалось.

Будем надеяться, что раскопки и идентификация останков продолжится и мы сможем получить ответы на все возникающие вопросы.

Есть и вовсе тенденциозные отклики - например, вот такой текст, опубликованный под ником Kurtis на Яндекс.Дзен:

Сандармох. Чья кровь?

Однозначно на этот вопрос отвечают либеральные правозащитники - "жертв Сталинского террора!". Других вариантов, якобы, нет.

На самом деле, есть и варианты, и вопросы. Есть ли уверенность в том, что всех найденных в той местности расстреляли сотрудники НКВД? А из тех, кого расстреляли много ли тех, кого расстреляли без причины?

Не праздные вопросы, особенно последний. Если отбросить бредовую мысль о кровожадности Сталина, вспомнить, сколько было врагов у советской власти, готовых мать родную продать, лишь бы реализовать свои амбиции, вспомнить число тех, кто реально прислуживал фашистам, то не только убедишься в целесообразности репрессий, но и задашься вопросом: "А достаточны ли они были?"

И не надо тыкать носом в т.н. "расстрельные квоты". Они не "с неба" брались, а на основе тщательного анализа оперобстановки. Среди нескольких миллионов граждан нет тысячи врагов народа? Есть, потому и власовцы у нас появлялись, и каминцы, и оуновцы, и казачьи формирования, принявшие присягу на верность Германии.

Масштабы репрессий завышают так, что складывается впечатление, что у либералов "социалистическое соревнование". "Вот еще миллион репрессированных"..."А вот ещё миллион", и так далее.

Касаемо Сандармоха. В тех местах зверствовали финские каратели, снимавшие с женщин и детей скальпы, волочившие тела граждан по земле, расстреливавшие их и забивавшие в их ноздри патроны.

Иногда тела не поддавались опознанию. Хотя, почему-то, их, не разбираясь, записывают в "жертвы палачей НКВД" (кстати, финские эксперты! Ага, щас).

В ходе войны две трети территории Карелии попали под контроль финских войск. На оккупированной части территории КФССР насчитывалось около 85 тыс. человек, из которых 64 тысячи прошли через финские концлагеря. Из них убито 22 тысячи.

Расстрелянных советскими органами "врагов народа" в разы (!) меньше, и в отличие от финских фашистов, убивавших людей просто так, чекисты ради забавы не стреляли.

Чтобы прояснить ситуацию, понять, кто кого расстрелял, "Российское военное историческое общество" планирует провести раскопки.

Но тут мы сталкиваемся с либералами, например из "Новой Газеты" или "RTVI", утверждающими, что это лишнее, что изыскания РВИО политизированы и т.д. Вот, мол, Ю.Дмитриев нашёл останки в девяносто лохматом году, хватит.

То есть, вам можно, а нам нельзя? С чего это вдруг? Мы подтасуем факты? А не вы ли подтасовали и приписали цифру? Почему такое возмущение? Нет ли в этом страха быть разоблачённым?

Я, например, доверяю экспертам "РВИО" больше чем Дмитриеву, которого обвиняют в педофилии. Или это обвинение тоже надумано?

Противники раскопок продолжают объяснять, почему считают их политически мотивированными.

Сайт "После Империи" публикует сразу несколько экспертных комментариев, среди них - интервью с петрозаводским историком Ириной Такалой:

– Захоронение в Сандармохе – секретное. Если бы его во время войны и оккупации нашли финны, это было бы сразу известно всем. То есть захоронение не было обнаружено, это факт, при этом оно находилось практически в прифронтовой полосе. Финские лагеря для военнопленных были дальше.

Возить для расстрела туда красноармейцев – это нонсенс просто. Единственное, что там могут найти участники этих работ – останки погибших в боях.

О тех тысячах расстрелянных военнопленных, о которых писали Веригин и Килин, говорить не приходится. Это все уже опровергнуто исследователями. Здесь, в принципе, никогда не было тысяч военнопленных. И массовых расстрелов финнами тоже не было. Были единичные случаи. Но не массовые.

– Зачем же тогда там проводить сейчас эти работы?

– Я думаю, это политическая акция, цель которой дезавуировать Сандармох и деятельность организации «Мемориал». Это попытка превратить Сандармох из места расстрела жертв сталинских репрессий в место расстрела финскими войсками советских военнопленных. Проще говоря, перед нами целенаправленный разворот исторических исследований. Для ответственных историков, которые в этом участвуют, это совершенно безобразный ход, если они понимают и несут хоть какую-то ответственность за собственные исследования. Мне даже кажется, что именно поэтому все эти работы были поручены исследователям из Ленобласти.

Полагаю, что члены нашего военно-исторического общества просто не хотят светиться.

Портал 7х7 предлагает большое исследование этой темы. Вот, наприме, комментарий археолога Анатолия Разумова, руководителя центра «Возвращенные имена» при Российской национальной библиотеке, члена Петербургской комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв:

Тянет от такой постановки вопроса тяжелой советчиной. Нашли Катынь под Смоленском — власть спихивает злодеяние на немцев, вплоть до представления материала на Нюрнбергский процесс. Нашли Быковню под Киевом — власть утверждает, что тут был немецкий лагерь рядом, это они. Нашли Куропаты под Минском — власть и тут пытается на немцев перевести стрелки. Вот и Сандармох. Тут не немцы — так финны. Это не новый намек в отношении Сандармоха.

Журналист Даниил Коцюбинский, чей дед был расстрелян в Сандармохе, написал колонку для питерского издания "Город 812":

Думаю, в истории с Сандармохом Кремль ни в чём им замысленном не преуспеет. И хотя могилы репрессированных уже осквернены «поисковиками», но не ради же этого всё затевалось!..

Как можно понять, повторно «закрывая» карельского историка и правозащитника Юрия Дмитриева и устраивая «гробокопательский штурм» Сандармоха силами «поисковиков» РВИО, власть стремится к тому, чтобы память о преступлениях чекистов эпохи Большого террора оказалась «замыленной», смазанной мифом о якобы происходивших на этом же месте расстрелах пленных красноармейцев «финскими оккупантами».

Иными словами, задумка, судя по всему, такая: очередным казённым патриотическим мифом вытеснить память о реальной трагедии, ответственность за которую несёт не только советское государство в целом, но конкретно – то ведомство, правопреемником коего себя с гордостью называют современные сотрудники ФСБ, включая «вышедшего» из её недр президента страны. Одним словом, задумано, как кажется, что-то вроде повторения большой государственной лжи о Катынском расстреле. И возможно, под эту сурдинку попытаются даже сравнять с землей уже возникший в Сандармохе народный мемориал и заменить его каким-то «единым» патриотическим бронзовым фейком…

Только ведь даже с Катынью в итоге не получилось! Сперва последовал «облом» на Нюрнбергском процессе – международный суд отказался признать немецкую сторону виновной в этом преступлении. А затем, в эпоху Перестройки, советской власти пришлось самой признать тот факт, что гибель нескольких десятков тысяч поляков – на совести СССР, а не Германии.

Получится ли одурачить весь белый свет на этот раз? Повесить гибель сандармохских мучеников, зверски изничтоженных чекистскими палачами, на «финских оккупантов»? Ведь имена всех расстрелянных «Мемориалу» известны. Известно их точное число – ровно 6431 человек. Известны дела, по которым они проходили, есть протоколы допросов, решения судов, выписки из постановлений троек, справки о приведении приговоров в исполнение… Можно ли будет всё это «перешибить» очередным патриотическим баяном «о 28 панфиловцах»?

Уверен – нет. Потому что никто из мало-мальски думающих людей в это просто не поверит. А во что поверят те, кто думать не привык, не так уж и важно. Они и сегодня – на одной волне с Большим Братом. И не ради них затевается большой сандармохский глум. А ради тех условно «колеблющихся», кого власть хочет перетянуть на свою сторону. Хочет – да не сможет.

Ибо чем больше усердствуют, говоря образным языком министра культуры РФ Владимира Мединского, «мрази конченные», разрывающие сегодня расстрельные ямы и пытающиеся переписать судьбу покоящихся в них жертв Большого террора, — тем сильнее это будет вызывать в обществе встречные недоверие и возмущение.

Тем чаще будут люди вспоминать о том, что спецслужбы России, о «славных традициях» которых любят говорить сегодня наши национальные лидеры, — в прошлом занимались массовым палачеством. И до сих пор не покаялись. И не отмежевались хотя бы от того, чтобы при случае с пафосом именовать себя «чекистами».

Иными словами, тот мемориальный бумеранг, которые запускает сегодня власть, решившая перекопать историю Сандармоха, вернётся к ней очень скоро. И тёмные страшные пятна прошлого на коллективном реглане нынешних российских спецслужб вновь станут хорошо видны. Заставить же общество уверовать в миф, когда перед глазами у него с новой силой зардеет кровавая правда, не получится. Не вышло с Катынью, не выйдет и Сандармохом.

Максим Кононенко:

Тут что интересно. Фейсы местные решили на этом месте поставить памятник погибшим красноармейцам. Откуда там взяться погибшим красноармейцам, в общем, не очень понятно, но они хотят. Чтобы как-то снять этот вот контекст места массовых расстрелов. Ради этого Дмитриева обвинили в педофилии. Ради этого теперь раскопки, которые должны найти красноармейцев.

И я тут, честно говоря, чего-то не понимаю. Путин открывает мемориал на Сахарова. У Соловецкого камня под окнами ФСБ каждый год проходят памятные мероприятия. Бутовский полигон и Коммунарка являются официализированными местами былого зла. Факт массовых репрессий признан, Солженицын похоронен с государственными почестями. Проект «Последний адрес», при всем сложном отношении любых властей к его устроителям, не встречает никакого сопротивления. Черт с ним, с раскаянием (не очень понятно, что это на государственном уровне), но мы же все согласны с тем, что массовые расстрелы были и что есть места, где похоронены те, кого расстреляли.

Так почему если в Москве всё это принято, осознано и память об этом, неприятная, болезненная, существует - то почему в Карелии вдруг такое сопротивление? Человека сажают, раскопки какие-то левые, причем с привлечением могучих сил. В одном из самых нищих регионов России больше дел других нет?

Нет, я конформист и лояльный, я просто хочу понять логику. Вот в столице так - а в Карелии сяк.

Не понимаю.

Иван Курилла:

Знаете, почему нет веры этим "поисковикам"? не только потому, что все, хоть немного интересующиеся темой, помнят историю с Катынью, о которой пишет Даниил.

Еще и потому, что раскопки начаты после вторичного ареста Юрия Дмитриева (теперь нельзя не подумать, что этот арест и раскопки были скоординированы, - чтобы Дмитриев был физически удален из Сандармоха).

И еще потому, что раскопки проводит Российское военно-историческое общество, - то самое, глава которого Владимир Мединский не раз заявлял, что правильные мифы важнее исторических фактов, а единственным критерием исторической истины являются интересы России (видимо, в его понимании этих интересов).

Все это вполне очевидно, - и раз организаторы не позаботились о снятии этих проблем заранее (например, пригласив в соорганизаторы раскопок "Мемориал"), - то их политические задачи не позволяют принимать на веру любые предъявленные ими находки и их интерпретацию.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG