Ссылки для упрощенного доступа

Счет сравнялся. Ракетный залп Ирана и ответ США


Тегеран устроил впечатляющее шоу, но ущерб от акции возмездия оказался минимальным. Вашингтон согласен не раскручивать спираль напряженности.

7 января телекомпания CNN показала интервью министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа. Зариф держался спокойно и говорил по-английски. Прежде всего он сказал, что в Вашингтоне превратно оценивают значение ликвидации генерала Сулеймани для населения Ирана. Госсекретарь Майк Помпео, в частности, утверждал, что иранский народ втайне ликует по поводу избавления от палача. Зариф сослался на репортажи о многолюдных траурных церемониях в Тегеране и упомянул траурные акции в Багдаде, Москве и Дели.

Думаю, президент Трамп после того, как он вчера увидел толпы, должен перестать угрожать. Этих людей его угрозы не напугают, а приведут в еще больший гнев. Он демонстрирует мировому сообществу, что он совершенно не уважает международное право, что он готов совершать военные преступления, потому что нападение на объекты культуры – это военное преступление.

Речь идет об угрозе Трампа уничтожить культурное наследие Ирана. Угрозу он повторил дважды, но потом взял свои слова назад.

Зариф заявил также, что Иран будет стойко защищаться от военной агрессии.

Мы у себя дома. Мы будем защищать свою территорию. Мы будем защищать свой народ. Соединенные Штаты могут защищать Соединенные Штаты. Но Соединённые Штаты не могут утверждать, что они защищают Соединенные Штаты в семи тысячах миль от своей территории. Мы здесь. Мы никуда отсюда не уйдем. Мы были здесь семь тысячелетий и останемся здесь. Соединенные Штаты – пришелец.

В ту же ночь – в Вашингтоне был еще вечер – Аэрокосмические силы Корпуса стражей исламской революции Ирана нанесли ракетный удар по авиабазе Айн-эль-Асад и аэропорту города Эрбиль в Ираке. В твиттере Джавад Зариф написал, что это и есть акт самообороны, о которой он говорил в интервью CNN.

Нанося удар по базе, с которой было совершено трусливое нападение на наших граждан и высоких должностных лиц, Иран принял пропорциональные меры самообороны согласно статье 51 устава ООН. Мы не стремимся к эскалации напряженности или войне, но будем защищаться от любой агрессии.

Эксперты отметили высокую точность попаданий. При этом, однако, было очевидно, что Иран специально выбрал цели, поражение которых не повлечет многочисленные жертвы. Кроме того, как явствует из сообщения канцелярии иракского премьер-министра, размещенного в твиттере, Иран заранее уведомил власти Ирака о том, что собирается произвести ракетный залп, а иракцы, вероятно, предупредили силы коалиции и США.

Спустя примерно три часа на новость отозвался Дональд Трамп. Он сообщил в твиттере, что ущерб и разрушения незначительны, потому что Америка сильнее всех на свете.

Все в порядке! Иран обстрелял ракетами две военные базы в Ираке. Сейчас идет оценка потерь и ущерба. Пока все хорошо! У нас гораздо более могучие и хорошо оснащенные вооруженные силы, чем где бы то ни было в мире! Завтра утром я сделаю заявление.

Журналистам, собравшимся в Белом доме к 11 утра, пришлось дожидаться обращения к нации 27 минут. Церемония была обставлена весьма торжественно. Сначала перед прессой предстали должностные лица, отвечающие за национальную безопасность, а также генералитет. Первую фразу своего обращения к нации президент произнес еще до того, как поздоровался.

Пока я президент Соединенных Штатов, Ирану не будет позволено иметь ядерное оружие.

Доброе утро. Рад сообщить вам: американский народ должен быть исключительно благодарен и счастлив, поскольку ни один американец не пострадал вследствие вчерашнего нападения иранского режима. У нас нет и раненых. Все наши военнослужащие в безопасности. Нашим военным базам нанесен незначительный ущерб. Наши отличные американские вооруженные силы готовы ко всему. Иран, похоже, отступает, и это хорошо для всех заинтересованных сторон и очень хорошо для мира.

Не было потеряно ни одной жизни, ни американцев, ни иракцев, благодаря принятым мерам, рассредоточению сил и системе раннего предупреждения, которая сработала очень хорошо. Я хвалю невероятную сноровку и смелость американских мужчин и женщин в военной форме.

Слишком долго – все время с 1979 года, если быть точным – страны терпели деструктивное и дестабилизирующее поведение Ирана на Ближнем Востоке и за его пределами. Это время кончилось. Иран являлся основным спонсором терроризма, и его стремление обзавестись ядерным оружием угрожает цивилизованному миру. Мы никогда не допустим этого.

Несмотря на решительный вид Дональда Трампа, выступление президента было достаточно миролюбивым. По существу, Трамп дал понять, что инцидент исчерпан, после чего перешел к критике "иранской сделки", заключенной его предшественником. Тем не менее он объявил о новых, еще более жестких санкциях.

Мы продолжаем рассматривать варианты ответа на иранскую агрессию, а пока Соединенные Штаты немедленно введут дополнительные экономические санкции, чтобы наказать иранский режим. Эти мощные санкции будут действовать до тех пор, пока Иран не изменит свой курс.

Лишь за последние месяцы Иран захватил суда в международных водах, нанес неспровоцированный удар по Саудовской Аравии и сбил два американских беспилотника. Враждебность Ирана существенно возросла после того, как в 2013 году было подписано глупое иранское ядерное соглашение, и им выделили 150 миллиардов долларов, не говоря уже об одном миллиарде 800 миллионах долларов наличными. Вместо благодарности Соединенным Штатам они кричали "Смерть Америке!". Фактически они кричали "Смерть Америке!" в день подписания соглашения.

Влиятельный сенатор-республиканец Тед Круз всецело одобрил позицию президента и тоже бросил камень в огород Обамы.

Если посмотреть на политику в отношении Ирана, я думаю, коренной сдвиг налицо. При Бараке Обаме это была политика умиротворения. Дать Ирану более сотни миллиардов долларов... Миллиард 700 миллионов долларов буквально наличными, в контейнерах без маркировки были переправлены под покровом ночи в Иран. Называя вещи своими именами, за ракеты, которыми обстреливали американских военнослужащих, заплачено теми самыми миллиардами, которыми администрация Обамы завалила аятоллу. Если история чему-нибудь учит, так это правилу: не давай миллиарды долларов тем, кто ненавидит и хочет убить тебя.

О каких миллиардах, подаренных Ирану Бараком Обамой, говорят Дональд Трамп и Тед Круз? Это уже устоявшееся клише противников "сделки с Ираном", точнее – Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе, подписанного правительством Ирана и странами "Шестерки" – пятью постоянными членами Совета Безопасности ООН и Германией.

В рамках этого соглашения Иран обязался допустить на свои ядерные объекты инспекции Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) на срок в 20 лет, позволить вывезти большую часть обогащенного урана за пределы страны и перепрофилировать свой ядерный центр на гражданские исследования без возможности обогащения урана до оружейного качества.

В обмен с него были сняты международные санкции, в частности, разморожены иранские активы в западных банках. Это и есть те средства, о которых говорят президент и сенатор. Оценка Трампа и Круза сильно завышена. Когда сделка вступила в силу, тогдашний министр финансов США Джейкоб Лью называл цифру в 56 миллиардов. Однако в любом случае это деньги, принадлежащие Ирану.

Что касается 1,7 или 1,8 миллиарда, то это стоимость контрактов на поставку американских вооружений Ирану. Эти контракты были заключены правительством шаха, деньги были выплачены, однако после исламской революции США отказались поставлять Ирану оружие. Так что администрация Обамы просто вернула предоплату за невыполненные контракты. Первоначальная сумма составляла 400 миллионов долларов, но за 25 лет набежали проценты, и сумма, которую называет сенатор Круз, является официальной. Деньги действительно доставляли наличными, в такой же таре, в какой перевозят любой насыпной груз, но не в долларах, а в евро, швейцарских франках и другой иностранной валюте. Эта операция не осталась тайной для американской прессы – о ней можно прочесть в газетах того времени.

В мае 2018 года президент Трамп заявил, что США выходят из соглашения, поскольку оно не отвечает американским интересам. Его доктриной стала политика оказания "максимального давления" на Иран с тем, чтобы добиться от него более выгодной сделки.

Бывший вице-президент в кабинете Обамы, а ныне кандидат в президента США Джо Байден совершенно иначе оценивает соглашения с Ираном и последствия выхода из него.

Пока соглашение с Ираном оставалось в силе, у нас не было этой опасной спирали эскалации по принципу "око за око". Существовал единый фронт союзников и партнеров для ответа на дестабилизирующие действия Ирана в регионе. Иранская сделка не только выполняла критически важную задачу, ради которой заключалась, но и создавала атмосферу, в которой была возможна дипломатия. Но Трамп вышел из нее. Не Иран. Трамп вышел. Трамп загнал Соединенные Штаты в изоляцию и снова ввел санкции, предназначенные для оказания "максимального давления" на режим. Он утверждал, что эти меры сдержат иранскую агрессию, вернут Иран за стол переговоров и обеспечат "гораздо лучшую сделку". На обоих направлениях, как и предполагали многие в свое время, обещания Трампа оказались пустыми, необоснованными и наивными.

К концу дня тон комментариев изменился с тревожного на успокоительный. Иран, говорили эксперты, не мог не ответить на ликвидацию Сулеймани, но при этом тщательно взвесил последствия. Теперь счет сравнялся, и нагнетать дальше напряженность незачем.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG