Ссылки для упрощенного доступа

По законам Третьего рейха. Как срывают показы фильма "Аутло"


Кадр из фильма "Аутло"

29 октября в российский прокат должен выйти фильм Ксении Ратушной "Аутло". Радио Свобода рассказывало о нем в передаче "Культурный дневник" и статье "Скорей бы настало время новой чумы!". В России этой драмой интересуются не только поклонники рэпера Глеба Калюжного, сыгравшего главную роль, но и кинолюбы из Следственного комитета. По вине ханжей, желающих подчинить кинематограф скандальному закону Елены Мизулиной о запрете ЛГБТ-пропаганды, фильм стал полузапретным.

Европейская премьера "Аутло" прошла в Таллине, в США – на фестивале в Санта-Барбаре, а в марте он впервые появился на российском экране, на фестивале "Дух огня" в Ханты-Мансийске, где получил главный приз и еще две награды – за музыку и операторскую работу.

В России фильм был показан с небольшими изменениями. Из сцены оргии был вырезан православный священник, а матерные слова пришлось, повинуясь требованиями законодательства, заглушить. Эта версия, получившая прокатное удостоверение в Министерстве культуры с возрастным цензом 18+, и была показана в Ханты-Мансийске.

Лишь сейчас художественные руководители "Духа огня" решили подробно рассказать, с каким сопротивлением они столкнулись перед показом картины и какие проблемы у них начались после того, как фестиваль завершился.

Ничего сравнимого с давлением во время показа "Аутло" я не припомню в своей жизни

Еще до премьеры в соцсетях началась кампания против "аморального" фильма, но организаторов фестиваля она не испугала. "Любой куратор, работающий в России, знает на своем опыте, что такое цензура и самоцензура. Тем не менее, ничего сравнимого с давлением во время показа "Аутло" я не припомню в своей жизни. Весь фестиваль я провел с телефоном, по которому часами и часами общался с разными инстанциями", – рассказывает кинокритик Борис Нелепо, председатель отборочной комиссии "Духа огня". Блюстители нравственности, возмущенные тем, что один из героев фильма – подросток-гей, влюбленный в другого школьника, – не только завалили жалобами все инстанции, но и вызвали полицию в кинотеатр.

Придраться было не к чему: на входе проверяли паспорта и не пропускали никого моложе 18 лет. Дискуссия после показа прошла без происшествий. "У нас был полный зал, потрясающее обсуждение. Я не знаю, кто эти люди, которые пытаются запретить показ фильмов. Я только знаю, что в зале были взрослые зрители с разными вкусами и разным образованием, и они способны сами решить, что им смотреть, а что нет", – говорит Борис Нелепо.

Уже после завершения фестиваля некие активисты направили письмо омбудсмену по правам детей, и в разбирательство включилась Генеральная прокуратура. Начались допросы причастных к показу, а его организаторы стали получать угрозы в соцсетях.

Следователи в разных городах трудились, изучая видеозаписи из ханты-мансийского кинотеатра, рассчитывая отыскать хоть какое-то нарушение закона Мизулиной.

Кадр из фильма "Аутло"
Кадр из фильма "Аутло"

Борис Нелепо рассказывает о том, как его коллег допрашивал "товарищ майор", задавая вопросы о том, зачем "Аутло" показывали, почему каталог фестиваля не был упакован в полиэтилен и, наконец, почему юные балерины, вручавшие награды фестиваля, услышали слово "Аутло". "Уже полгода моя команда, да и я тоже, пишет объяснительные, отвечает на вопросы, оправдывается. Абсурдные вопросы повторяются по кругу. На прошлой неделе вот пришло уже новое письмо от прокуратуры по запросу какого-то депутата", – рассказывает Борис Нелепо.

Закон о ЛГБТ-пропаганде является фашистским и соответствует юридической системе Третьего рейха, а не страны в 21-м веке

"Вызывали на допросы всех, кто работает в Ханты-Мансийске, потому что в местный следственный комитет через месяц-другой после сеанса пришел запрос от прокуратуры, – говорит куратор российских конкурсов фестиваля Анисья Казакова. – Все ходили туда объясняться, как на работу. Хотя на показе фильма были зрители от 18 до 75 лет, нас подозревали именно в "гей-пропаганде среди несовершеннолетних". При этом мы еще получали оскорбительные послания в соцсетях".

"В итоге, как выяснилось после моего поста в фейсбуке, суд был в августе, штраф за "ЛГБТ-пропаганду" придется оплачивать бывшему исполнительному директору фестиваля", – рассказал Борис Нелепо.

Борис Нелепо
Борис Нелепо

Теперь уже под угрозой и весь фестиваль "Дух огня". "Министерство культуры отзывает финансовую поддержку "Духу огня" и угрожает невключением фестиваля в реестр (а это фактический запрет на проведение). Да, именно так: Министерство культуры выдало прокатное удостоверение фильму, за показ которого теперь наказывает фестиваль", – написал 23 октября Борис Нелепо в фейсбуке. Вскоре появилось неофициальное опровержение. "После публикации моего поста со мной связались из Министерства культуры и опровергли эту информацию. Поскольку за последний месяц туда пришли новые люди, которые вообще не в курсе происходившего с "Аутло" в начале года и летом, я им верю. Я не могу установить точный источник информации об угрозах со стороны Министерства культуры. Мне так рассказывали летом коллеги. Может быть, угроз со стороны Минкульта вовсе не было, а это был внутренний слух, запущенный кем-то из желающих контролировать нашу программу. Я не знаю".

Третьяковская галерея, продававшая билеты на сеанс, внезапно отменила его

Тем временем авторам и прокатчикам "Аутло" стали срывать премьеры фильма в Москве. Кинотеатры в последний момент отказывались показывать фильм под разными предлогами или вообще без объяснений. В октябре Третьяковская галерея, продававшая билеты на сеанс, внезапно отменила его. Так ревностно учреждения культуры соблюдают закон о "ЛГБТ-пропаганде", который, как пишет Борис Нелепо, "является фашистским и соответствует юридической системе Третьего рейха, а не страны в 21-м веке".

"После скандалов с "Любовью" и "Похоронами Сталина", пространство свободы в прокате серьезно сузилось. Оно сужается постоянно. Каждая попытка показать что-то нестандартное – как последняя", – говорит дистрибьютор фильма, генеральный директор кинокомпании HHG Владислав Пастернак.

Кадр из фильма "Аутло"
Кадр из фильма "Аутло"

Режиссер Ксения Ратушная рассказала Радио Свобода о том, что происходит вокруг показов "Аутло".

– Сколько уже было сорвано показов фильма?

Мутные законы о пропаганде порнографии, пропаганде гомосексуализма, оскорблении чувств верующих я считаю абсолютно абсурдными

– Сначала сорвалась премьера в "Октябре", это главный премьерный кинотеатр Москвы. Причем кураторы очень хотели показать, но у них возникли сложности из-за тематики фильма, в том числе из-за того, что происходило вокруг фестиваля "Дух огня". Потом мы договорились с "Президент-отелем", эта отмена была самая жесткая, потому что мы были поставлены перед фактом за четыре дня до премьеры, когда все деньги за аренду были выплачены и мы пригласили всех гостей. Естественно, некоторые приглашенные – такие люди, которых ты зовешь один раз, а если что-то срывается, то очень неловко говорить им: извините, ничего не получится. В Третьяковской галерее мы собирались делать спецпоказ, договорились, они согласовали с руководством, билеты уже поступили в продажу, и на следующий день мы узнали, что кому-то позвонили сверху и показ был отменен. У фильма есть прокатное удостоверение, есть все документы, которые подтверждают, что фильм соответствует законам Российской Федерации и может быть показан где угодно. Но происходят непонятные звонки.

И они не говорят, кто именно звонит?

– Нет, к сожалению. И я в принципе понимаю, почему они боятся озвучивать имена.

Вы знали, что происходит вокруг премьеры в Ханты-Мансийске?

Ксения Ратушная
Ксения Ратушная

Да, но не хотели выносить это в публичное поле, думали, что можно будет как-то решить. Ситуация совершенно чудовищная: у них проверка шла из-за того, что при несовершеннолетних балеринах было произнесено слово "Аутло". Какой-то абсурд. Борис Нелепо фактически теряет фестиваль, это очень жутко. Он потрясающий, благороднейший человек, который ради искусства готов на все. Он пишет, что если бы знал о последствиях, то все равно показал бы фильм на фестивале. Я восхищаюсь им и горда тем, что мы представили фильм именно на "Духе огня". Но при этом мое сердце разрывается, ведь я невольно оказалась причиной того, что с ним происходят эти драматичные события. "Дух огня" действительно дело его жизни, и это дело жизни у него отбирают.

Глеб Калюжный в фильме "Аутло"
Глеб Калюжный в фильме "Аутло"

Вы помните, какая была кампания организована против фильма "Матильда", потом против фильма "Праздник", но всегда было понятно, кто это делает: организация "Сорок сороков" и другие активисты воевали с этими фильмами открыто, даже устраивали молитвенные стояния. Кто борется с вашим фильмом?

Я не могу понять. Я встречала записи в "ВКонтакте", что-то типа: давайте напишем заявление в прокуратуру, в Министерство культуры, еще куда-то, запретим. Но я всегда принимала этих людей за каких-то мелких сумасшедших. Не было ощущения, что люди, которые пишут такие вещи, обладают какими-то ресурсами, чтобы на кого-то надавить. С другой стороны, может быть, достаточно одного доноса, чтобы взволнованные чиновники бросились проверять. Наверное, в этом есть какое-то участие Министерства культуры, хотя мне очень странно это предполагать. Мне передавали, что Ольга Любимова наш фильм посмотрела, не нашла в нем ничего, что стоит запрещать. Тогда она еще не была министром культуры. Почему у нас не забирают прокатное удостоверение, но преследуют фестиваль, который на законных основаниях показал законный фильм? На показе у нас была полностью зацензурированная версия, всё по российским законам. В сцене оргии есть пара священник и мальчик, но мы по настойчивой рекомендации ее вырезали, в российской версии этого нет, придраться к этому невозможно. Мне непонятно, почему всё разрослось до таких масштабов, что вообще происходит.

При этом в прокате идут фильмы с ЛГБТ-сюжетами: "Назови меня своим именем" или мелодрамы Ксавье Долана. Ваш прокатчик Владислав Пастернак предположил, что дело в том, что "Аутло" – российский фильм. Что дозволено западному кинематографу, в России нельзя делать.

Возможно, роль играет то, что у нас всё сразу: и секс, и БДСМ, и ЛГБТ

Да, вполне возможно. Мы с Владом Пастернаком обсуждали этот вопрос, он сам в шоке. Мы ему говорили, с каким сопротивлением мы сталкивались на протяжении всей работы над проектом, и теперь он увидел сам дикое, совершенно непонятное сопротивление. Он до этого прокатывал фильм "Девочка" про трансгендерную балерину или "Собаки не носят штанов" про БДСМ... Возможно, роль играет то, что у нас всё сразу: и секс, и БДСМ, и ЛГБТ, и это уже чересчур. А может быть, действительно вопрос в том, что это российский фильм, за которым не стоит никакого влиятельного человека, влиятельного продюсера, никакой институции. Нет денежной поддержки Министерства культуры, Фонда кино. Лучше не связываться, а еще лучше вообще запретить.

Кадр из фильма "Аутло"
Кадр из фильма "Аутло"

Четыре фильма из цикла "ДАУ" запретили, и недавно запрет был подтвержден. Там влиятельный продюсер, но это не помогло.

Вообще, эти мутные законы о пропаганде порнографии, пропаганде гомосексуализма, оскорблении чувств верующих я считаю абсолютно абсурдными. Потому что художник должен быть абсолютно свободен. Любая цензура меня дико бесит. Тут уж неважно, что запрещают.

Тем не менее премьеру удалось провести. Как она прошла?

Попросили, чтобы на премьере не было мужчин в женской одежде

Да, премьера, к счастью, состоялась. Нас поддержала сеть кинотеатров "Пять звезд", они дали нам возможность показать фильм на большом экране, собрать наших гостей. Попросили сделать всё максимально спокойно, чтобы не было мужчин в женской одежде. Нам пришлось подчиниться этим требованиям, чтобы провести премьеру. Мы перестраховались, как только можно, кинотеатр тоже перестраховался, и не было никаких проблем.

29 октября фильм выходит в прокат. Насколько широким он будет?

Прокат сложно назвать широким, потому что, скорее всего, у нас будет кинотеатров десять. Сейчас идет "Китобой", тоже артхаусный фильм, у него 400 экранов, а у нас примерно 10. Некоторые кинотеатры отказываются, иногда без объяснения причин, иногда просто игнорируют письма и звонки, хотя до этого все было в порядке. Иногда говорят, что по бизнес-соображениям. Хотя по тому, как люди говорят, видно, что дело не в сборах. У нас будет несколько кинотеатров из сети "Каро-арт", что нам очень приятно. Будет кинотеатр "Англетер" в Санкт-Петербурге и ЦДК.

Будут ли онлайн-показы – может быть, даже нецензурированной версии?

К сожалению, необрезанную версию в России выложить официально никак нельзя, потому что прокатное удостоверение требуется в том числе на онлайн-релиз. Поэтому на территории России, к сожалению, фильм будет без этой сценки со священником. Но все-таки это не ключевая сцена, поэтому мы на это пошли. Неприятна, конечно, цензура по аудиодорожке, нам приходилось убирать мат, но с этим сталкивались все. Онлайн-релиз будет через три недели после старта проката, то есть 19 ноября фильм выйдет практически на всех российских онлайн-платформах.

То есть цензуру удастся победить?

Да, цензуру удастся победить. Мы, конечно, на онлайн-релиз очень рассчитываем, потому что многие зрители, даже если хотят посмотреть фильм, у которого такая слава скандального, боятся идти в кинотеатр, тем более с кем-то не дай бог, что подумают. У ведь нас не только государство такое, у нас и большая часть общества такая. Это взаимозависимые вещи. Поэтому, даже если кто-то не захочет или не сможет посмотреть фильм в кинотеатрах, смогут посмотреть онлайн.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG