Ссылки для упрощенного доступа

Большой спорт в эпоху пандемии


Единственный болельщик на матче Беларусь – Россия на чемпионате мира по хоккею в Латвии

Пандемия продолжается, но это не мешает возвращению большого спорта. В Латвии проходит чемпионат мира по хоккею, через неделю откроется футбольный чемпионат Европы, а в конце июля – летние Олимпийские игры. Международные турниры эпохи ковида и то, как на них отражается политика, обсуждают спортивные обозреватели Сергей Микулик и Андрей Кондрашов, а также латвийский журналист, автор ютьюб канала "И грянул Грэм" Вадим Радионов. Ведет программу Сергей Добрынин.

Видеоверсия программы

Пандемия продолжается, но это не мешает возвращению большого спорта

Сергей Добрынин: Давайте для начала посмотрим сюжет нашего корреспондента Анны Хламовой о том, как коронавирусные ограничения влияют на проведение крупнейших спортивных состязаний этого лета.

Ковидные ограничения для зрителей большого спорта
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:11 0:00

Сергей Добрынин: Давайте начнем с чемпионата по хоккею, который сейчас продолжается, хотя уже без сборной России, которая вчера проиграла в четвертьфинальном матче в Канаде. Вы смотрели матч, Сергей?

Сергей Микулик: Пришлось.

Сергей Добрынин: Ведь это была сборная команда, Канада была слабейшая за долгое время.

Сергей Микулик: Если раньше говорили, что Канада может провести 10 вариантов своей сборной различных, все они будут претендовать если не на победу в чемпионате, то на медали как минимум, в этот раз, видимо, приехал 11-й вариант сборной. Но по ходу турнира он усилился, и все равно этих средненьких энхаэловцев хватило для того, чтобы прибить наших звезд КХЛ, усиленных своими энхаэловцами далеко не последними. Я думаю, это самое болезненное поражение нашей сборной за долгие годы. Потому что у нас была возможность, из кого выбирать, была спокойная подготовка к турнирам. Мы точно совершенно усилились, потому что очень часто из НХЛ приезжает такой десант типа помочь, который настроен больше на отдых после тяжелого сезона за океаном, нежели на битву за медаль.

В этот раз все было по-другому, приехали люди, которые искренне горели, и было видно. Последний штрих – добавился вратарь Бобровский. Хотелось бы внятных объяснений, но пока господин Ротенберг только заверил, что в следующий раз мы Канаду точно победим, а сейчас будет победный блицкриг на Олимпийские игры. Если энхаэловцы решат окончательно приехать, то нам светит примерно такой же результат, как мы видели вчера.

Сергей Добрынин: Этот чемпионат по хоккею был нелегкой судьбой не только для сборной команды России. Изначально должен был пройти в Риге и в Минске. Более того, именно благодаря тому, что это была такая совместная заявка двух стран, одна из ЕС, другая не из ЕС, даже он проходил под лозунгом "Страсть без границ", видимо, эта заявка опередила заявку Финляндии. В итоге в Минске чемпионат не проводился, потому что после событий конца прошлого лета – начала осени, после акций протеста сначала стали отказываться спонсоры, потом и Федерация хоккея международная приняла решение не проводить в Минске. Но и в Риге тоже были проблемы, связанные с тем, что долго было непонятно, смогут ли болельщики присутствовать на матче. Потому что в Латвии, как я понимаю, хоккей – это спорт номер один. С нами Вадим Радионов, латвийский журналист. Правда ли, что шла борьба за то, чтобы болельщики увидели матчи этого чемпионата, до последнего момента?

До последнего не было понятно, пустят ли вообще болельщиков на матчи чемпионата мира по хоккею

Вадим Радионов: Действительно, поскольку в Латвии действуют достаточно жесткие ковид-ограничения, до последнего не было понятно, пустят ли вообще болельщиков на матчи чемпионата мира по хоккею, а если пустят, то при каких условиях. В итоге все-таки правительство во многом под давлением пошло на компромиссное решение. Решили разрешить ряду болельщиков посетить матчи чемпионата мира по хоккею, подразумевается, что это могут быть только жители Латвии, только те жители Латвии, которые прошли полный курс вакцинации, могут это подтвердить, и те жители Латвии, которые переболели ковидом. Соответственно, нельзя говорить о заполняемости трибун. Если на игры сборной Латвии пришли сотни людей, напомню, что Латвия и Германия играли в первом матче, на который разрешили пустить людей, то на следующий за этим матч России и Беларуси пришел всего один человек. На самом деле купили два человека билеты, но один из них оказался вакцинирован в Эстонии и не смог подтвердить, что у него полный курс вакцинации, соответственно, ему отказали. Поэтому один болельщик сидел на этот матче. На самом деле это история, которая вызывает дискуссии, что делать с болельщиками, во что превратился этот чемпионат мира по хоккею. Наверное, вы слышали еще историю, связанную с флагами. В общем, много разговоров, но мало людей воочию смотрят игры чемпионата мира по хоккею.

Сергей Добрынин: Расскажите, пожалуйста, про историю с флагами. Насколько я понимаю, после того, как случилась история с экстренной посадкой самолета с Романом Протасевичем на борту в Минске, некоторые латвийские официальные лица приняли решение заменить белорусский флаг на флаг бело-красно-белый, который связан с оппозицией. При этом, я так понимаю, еще и российский флаг, который висел в городе, заменили на флаг Олимпийского комитета России. Как к этому отнеслись в Латвии? Каково ваше мнение, правильный ли это был поступок?

Вадим Радионов: На самом деле я разговаривал с мэром Риги, который вместе с министром иностранных дел приняли и реализовали эту концепцию. Я отмечу, это место в центре Риги, где были представлены флаги всех команд, участвующих в чемпионате мира. Эта история не относится к компетенции Международной хоккейной федерации, это, скажем так, украшение городское, поэтому мэр имел право вмешаться таким образом. Здесь, конечно, много разговоров на эту тему, мнения разделились. Я вижу, что происходило и до сих пор эхо этой истории отражается в социальных сетях. Конечно, кто-то поддерживает мэра, его решение, кто-то наоборот его осуждает. Потому что после этого последовал громкий дипломатический скандал, после того, как заменили флаг государственный Беларуси на бело-красно-белый флаг, Минск выслал всех латвийских дипломатов, оставил только одного технического сотрудника, Рига в ответ поступила зеркально, то есть выслала всех белорусских дипломатов. Это привело к беспрецедентному дипломатическому скандалу.

Здесь те, кто осуждает мэра Риги и министра иностранных дел, они говорят: ребята, а что мы будем теперь делать, нам надо как-то взаимодействовать с Беларусью, нужно ездить, в конце концов, у многих родственники, Латвия граничит с Беларусью и так далее. Другие говорят о том, что наоборот это было сделано правильно, потому что нужно было проявить солидарность. Потому что перехват гражданского европейского самолета в небе над Беларусью, посадка, задержание Протасевича, все это требовало каких-то в том числе и символических жестов, мэр Риги вместе с министром их сделал. Поэтому я бы отметил, что здесь разделенное отношение. Произошла история с российским флагом, которую вы упомянули. Но здесь, наверное, это все произошло под шумок, потому что изначально флаг Российской Федерации был. Там как раз журналисты выясняли местные, не нарушало ли это правило всех антидопинговых ограничений, связанное с ним, выяснилось, что нет, поскольку это можно было трактовать как украшение городской среды, флаг России там мог присутствовать. Тем не менее, после истории с Романом Протасевичем после замены белорусского государственного флага на следующий день убрали и российские флаги и заменили их на флаги Олимпийского комитета России.

Не скажу, что это вызвало огромный резонанс, конечно, заметили, в посольстве отреагировали, кто-то написал в Фейсбуке, но такого резонанса, как спровоцировала история с белорусским флагом, это не вызвало. Хотя, я видел, что были молнии, Мария Захарова как раз комментировала эту историю. Поэтому здесь нет однозначной оценки, общество в Латвии разделено, отношение к событиям в Беларуси тоже разное, несмотря на то что, наверное, здесь нет социологических данных, говорю очень субъективные вещи, большинство все-таки на стороне протеста, на стороне тех людей, которые подвергаются репрессиям, о которых мы слышим, но многие поддерживают Александра Лукашенко – это тоже есть, и от этого тоже нельзя открещиваться.

Этот чемпионат по хоккею был нелегкой судьбой не только для сборной команды России

Сергей Добрынин: Спорт вне политики, каждый раз начинают об этом снова говорить. Эта формула вообще работает?

Андрей Кондрашов: Когда-то работает, когда-то нет. Когда кому-то это нужно, она сразу звучит, пропагандируется всячески. В последнее время, когда политика проникла во все сферы нашей остальной деятельности и жизни, утверждать о том, что вне политики, просто бессмысленно и смешно.

Сергей Добрынин: Можно ли сказать, что на фоне усиления напряженности международной обстановки, во всяком случае отношения России с остальным миром, это начинает отражаться и на большом спорте тоже?

Андрей Кондрашов: Конечно. Хотя отражается по-разному. Я бы как раз сейчас в противовес тем примерам, которые мы только сейчас разобрали, привел бы другие. Например, буквально через полмесяца в Санкт-Петербурге как раз в самое пиковое футбольное время, когда будет проходить европейский чемпионат, будет вдруг незапланированный, но перенесенный из других стран последний этап Кубка мира по велогонкам на треке. Причем он обещает быть очень представительным, поскольку это будет последний квалификационный отборочный перед Олимпиадой турнир. Я убежден, что туда приедет весь цвет мировой велоспорта. Точно так же, как было буквально неделю назад на таком же отборочном этапе Кубка мира в Барнауле на Алтае, гребля на байдарках и каноэ, куда приехали представители 55 стран.

На Олимпиаде не будет такой конкуренции, какая была в Барнауле. Поэтому Россия, которую лишили многих статусных соревнований, как известно, из-за антидопинговых санкций, все-таки другие состязания, рангом, уровнем ниже получает. Буквально вчера стало известно, что Министерство спорта, Олимпийский комитет России совместно с Казанью готовят заявку на проведение Олимпийских игр 2036 года.

Сергей Добрынин: Это до конца не понятно. Вчера в Олимпийском комитете заявили, что они не слышали про заявку, но если она будет, они ее поддержат. Через неделю начинается Евро, действительно Санкт-Петербург не просто не пострадал как участник, как один из городов проведения чемпионата Европы, от каких-то политических вещей, даже получил дополнительные два матча, которые были из Дублина перенесены. Что касается ковидных ограничений, в Россию пускают практически всех, минимальные ограничения. Вы считаете, это правильно в ситуации продолжающейся пандемии?

Чем жестче закручивают гайки по отношению к ковидному недопуску на Западе, тем шире мы открываем ворота

Сергей Микулик: Тут, конечно, палка о двух концах. Главное достижение Чемпионата мира по хоккею, что сборные Латвии и Беларуси не встретились между собой. Они и не должны были это сделать, потому что изначально по разным группам. Слава богу, что так закончилось. Если есть зеркальные меры по высылке дипломатов, то Россия ведет себя ровно наоборот, чем жестче закручивают гайки по отношению к ковидному недопуску на Западе, тем шире мы открываем ворота. Я не могу сказать, что это, лучше или хуже, но как-то мы очень гостеприимно делаем вид, как та самая Беларусь, ее президент не заметил коронавируса, приказал ему не быть. Например, в прошлом году, когда никакой физкультуры не было, я выучил составы команд белорусского чемпионата, потому что он единственный проходил, его показывали. Я для себя сделал вывод, что это чемпионат России, только еще медленнее.

Я не могу сказать, что я безумно рад этому потоку гостей. С другой стороны я сейчас очень не хотел бы быть болельщиком сборной России по футболу, у которого в кармане есть сгоревшие билеты на матчи в Копенгагене с нашей сборной. Потому что по раскладу турнира игра должна быть решающей, с бельгийцами нам бодаться не по зубам, а именно в Дании будет решаться вторая путевка из группы. Я знаю людей, которые второй год ждут этих событий, у которых были билеты на Евро-2020, которое переместилось органично на 2021, то, что их лишают еще раз, этих людей мне реально жалко. Такой облом второй год, когда человек ни в чем не виноват, у него могут быть и прививки, и анализы, все, что угодно. Те люди, которые так тщательно готовились, сейчас им зажигают красный свет, за них обидно.

Сергей Добрынин: Можно ли назвать это в какой-то степени нарушением спортивного принципа?

Сергей Микулик
Сергей Микулик

Сергей Микулик: Он в любом случае уже нарушен, потому что разные квоты по заполняемости. Уже были варианты, когда где-то было больше болельщиков, где-то их не было совсем. Кстати, Санкт-Петербург ведет себя по отношению к остальной России почти как Минск по отношению к остальному миру. Потому что за все время чемпионата наибольший допуск посещаемости был именно в Санкт-Петербурге, и "Зенит" не особенно почувствовал этих ковидных ограничений, он становился чемпионом при своих зрителях. Решающий матч с "Локомотивом" был проведен практически при аншлаге на прекрасном стадионе. Как раз Санкт-Петербург – точка наибольшего благоприятствования людям, как я понимаю, не спрашивают ни анализов, ни паспортов, просто обладатели билетов едут.

Сергей Добрынин: Там должен быть ПЦР-тест, насколько я понимаю.

Есть мнение, что чемпионаты мира по хоккею частят, было бы неплохо чуть-чуть их проредить

Сергей Микулик: Прежде всего билет, а все остальное решаемо. Если там тебя закроют на карантин, то здесь наоборот – режим наибольшего благоприятствования.

Сергей Добрынин: Два из трех турниров, о которых мы говорим – это чемпионат Европы по футболу и Олимпийские игры, они проходят с индексом 2020, потому что они оба перенесены с прошлого года. В прошлом году совсем не получилось ничего провести по понятным причинам, пандемия была в разгаре, сейчас во многих странах она продолжается практически на таком же уровне, где-то даже может быть более активно. Еще дальше переносить или вообще отменять эти мероприятия, мировой спорт бы не выдержал такого подхода, это привело бы к какому-то экономическому краху?

Андрей Кондрашов: Некоторые виды спорта, о которых мы вспоминаем раз в четыре года во время Олимпийских игр. Кстати, что касается проведения токийской Олимпиады – 2020, там больше вопросов, чем ответов. То, что они состоятся, наверное, сейчас с какой-то 90% вероятностью можно утверждать, но не со 100%. Ясно, что это будут по-своему исторические игры хотя бы потому, что нарушена олимпиадная четырехгодичная периодичность. Ясно, что эти игры будут не совсем полноценные с точки зрения конкуренции, присутствия не только зрителей, но и спортсменов. В этом смысле можно провести аналогии, вспомнить московскую Олимпиаду, и последующий за ней Лос-Анджелес, 1984 год. Правда, там были совсем другие причины – политические. Токио войдет в историю, но пока неизвестно, с каким знаком. Мне кажется, Токио еще важно с другой точки зрения, токийская Олимпиада, она должна как-то организаторам, Международному олимпийскому комитету, да и всем, кто следит за Олимпийскими играми, а вообще за Олимпийскими играми следит весь мир, если верить телевизионной статистике, она покажет нам, какими игры будут в ближайшее время. Потому что эта история с ковидом надолго.

Сергей Добрынин: Почему нельзя было взять и пожертвовать этим циклом Евро, циклом Олимпийских игр и подождать еще два года, провести все с нормальными болельщиками?

Сергей Микулик: Там бы уже накладывалось одно на другое. Для спортсменов в тех видах спорта, которые Андрей упоминал, где действительно раз в четыре года они вызывают такой жгучий интерес, для какого-нибудь условного гимнаста или пловца год карьеры идет за пять футболиста, чисто поколенчески ты не успеваешь. У меня достаточно много друзей того времени, когда случился бойкот в Лос-Анджелесе, у них заноза в сердце навсегда. Они были многократными мировыми, европейскими, их лишили возможности выступить на Олимпийских играх. Они установили все возможные рекорды на соревнованиях под названием "Дружба-84".

Андрей Кондрашов: Те две Олимпиады сломали жизнь очень многим, не только нашим спортсменам.

Сергей Микулик: Есть живые примеры, люди действительно пахали столько лет, лишенные жизненный удовольствий для того шанса выступить, что-то завоевать. Если честно, не состоялся бы чемпионат Европы по футболу, в этом я не вижу ничего особенно страшного.

Сергей Добрынин: Но кто-то потерял бы много денег.

Сергей Микулик: Это да. Что касается хоккея, в прошлом году отменили чемпионат, на меня могут сейчас сильно разозлиться, но это в мировом масштабе не сильно кто-то заметил. Есть мнение, что чемпионаты мира по хоккею частят, если чуть-чуть их проредить, было бы неплохо. Что касается Олимпийских игр, нельзя не проводить. Без болельщиков, усеченные, какие угодно. Люди тех видов спорта, которые живут ради этого, следующие три года они на периферии зрительского внимания, властного, в том числе и финансового.

Сергей Добрынин: То есть некоторые виды спорта могут выбить из олимпийской программы.

Сергей Микулик: Как мы говорим, после успешно проведенного чемпионата мира по футболу, футбольный бум, дети в секцию и так далее. А здесь, какой у тебя стимул заниматься той же самой греблей, если есть Олимпийские игры, которых теперь может не быть.

Мы увидели некоторые интересные инновации: например, те же самые картонные зрители

Андрей Кондрашов: Есть немало видов спорта из топ-10 мировой по популярности, зрелищности, увлекательности, финансовой успешности, которых Олимпийские игры не то, что не волнуют, но они на втором-третьем плане. Это прежде всего футбол, это, конечно же, хоккей. Разве будут энхаэловцы жалеть, что они не поедут на Олимпийские игры? Да нет, никогда. Это велосипедный спорт. Для нас это такая диковинка, на самом деле в мире велосипедный спорт, все его виды в топ-5, если даже не выше по зрелищности, привлекательности, бюджетам и так далее. Профессионалы-велосипедисты, для них олимпийский турнир не на первом, не на втором даже месте. Теннис, регби, этот список можно продолжать. Для них пропуск Олимпийских игр будет незаметен.

Сергей Добрынин: Что происходило в пандемическом сезоне, даже двух сезонах, в лыжных гонках и биатлоне?

Андрей Кондрашов: Как ни странно, все намеченные планы, может быть немножко скорректированные, я имею в виду календарные планы, основные соревнования титульные, статусные состоялись. Хотя, естественно, немножечко кастрированные, как и все другие соревнования, прежде всего касательно присутствия зрителей. Хотя мы увидели некоторые интересные инновации: например, те же самые картонные зрители. Как показала практика, опыт чемпионатов мира по биатлону, по лыжным гонкам, хорошо картонные места, виртуальные места продавались. Разумеется, продать несколько тысяч билетов картонных зрителей пока еще не представляется возможным, но это пока, а как будет в будущем – кто знает. Я думаю, это один из векторов развития зрительского интереса во многих видах спорта.

Я, например, лично отказался от поездок, хотя имел аккредитации и на биатлонный чемпионат мира в последнем сезоне, и на лыжные гонки, причем по совету своих друзей из тех стран, где проводились эти соревнования. И не жалею об этом, потому что возможности общения даже у журналистов со спортсменами, со специалистами, с тренерами были, мягко говоря, ограничены, сведены почти к нулю. Достаточно было позвонить кому-то из своих знакомых для того, чтобы узнать больше, чем те, кто находились на месте события. Тем не менее, соревнования были по-своему интересны, если верить телевизионным рейтингам. Особенно в нашей стране, что касается лыжных гонок и биатлона. Биатлон традиционно уже много лет по инерции, несмотря на скромные результаты наших соотечественников, в лыжных гонках настоящий прорыв, он появился на больших доступных телеканалах бесплатно. Появился он там, потому что у нас стали люди побеждать. Несмотря на все сложности объективные, пандемические, интерес к этим видам спорта не подскочил, но как-то чуть-чуть вырос.

Сергей Добрынин: Еще одним феноменом на фоне пандемии было том, что многие спортсмены пострадали от ковида, в каких-то моментах в первую очередь. Я помню, в прошлом году, когда появлялась информация, кто еще заболел, очень много футболистов в Испании, в Италии болели массово. Для многих потом постковидные эффекты, которые, видимо, существуют, влияют на их карьеру.

Сергей Микулик: Это тоже. Мы как всегда отличились в первых рядах. Кто помнит чемпионат России, регламент утвердили, прописали, а потом пошли варианты между понятийностью и тем самым прописанным, о том знаменитом матче, когда дети ростовские 15-летние приехали к взрослым дядям из Сочи, те их побили со счетом 10:1, а могло быть хуже и страшнее, общая статистика чемпионата потом учитывается, будет самой большой победой Сочи, самым ужасным поражением Ростова. Потом все забывается, а результаты остаются. Страдали и игроки, и команды. Даже отголосок совсем недавно, прошлой осенью волгоградский "Ротор" тоже в массовом масштабе заболел, вместо того, чтобы перенести. "Ротору" почему-то впаяли два технических поражения, не дав никакой возможности вылечиться, в итоге они ему стоили места в Высшей лиге, а это бьет и по имиджу, и по бюджету. Такой футбольный город Волгоград пострадал комплексно из-за ковида, из-за неорганизации нашей. Везде проходят соревнования, а у нас мероприятия.

Сергей Добрынин: Как вы считаете, насколько может пандемия изменить большие спортивные форматы? Меньше будет зрителей на трибунах, большей людей будут смотреть спорт по телевизору, потому что возникнет такая привычка. Может быть какие-то есть исторические параллели? Действительно, исчезнут какие-то виды спорта и появятся другие на их месте.

Как ни странно, все намеченные титульные, статусные соревнования состоялись

Андрей Кондрашов: Очень важная тема, на мой взгляд. Прежде, чем делать прогнозы, как будет развиваться пандемический, постпандемический спорт, я бы хотел маленький исторический экскурс предложить, вспомним лозунг "По стопам предков в будущее". Этот лозунг на финише самой знаменитой лыжной марафонской гонки Швеции, Королевский марафон, эта гонка появилась сто лет назад сразу после известной пандемии, хотя американский континент тогда затронуло в меньшей степени. Кстати, этот марафон был одним из примеров некоторого всплеска интереса к спорту в Европе в то время, сразу после "испанского гриппа". Когда это все случилось, естественно, весь спорт в Европе, а спорт уже был профессиональный в том числе, это, конечно же, футбол, английский в первую очередь, это, конечно, регби, это, конечно, теннис, "Тур де Франс", который в топах мирового спорта всегда был и остается, он проводится с 1903 года, многодневная велогонка шоссейная, которая начнется совсем скоро в очередной раз, она тоже прервалась во время пандемии.

Андрей Кондрашов
Андрей Кондрашов

Уже к 1920 году Европа лишилась по статистике от 20 до 50 миллионов человек, тогда мор был всеобщий. Америку в меньшей степени "испанка" коснулась. Хотя и там были ее последствия. Я в качестве примера приведу такое яркое воспоминание. Хоккеист "Монреаль Канадиес" Джо Холл умер после заражения "испанкой" в финале Кубка Стэнли в 1919 году, тогда эта серия финальная была прервана, обеим командам-финалистам было присвоено звание победителя Кубка Стэнли. Как раз на эти 1920-е годы приходится расцвет профессионального спорта в Америки. Во-первых, в 1920 году была основана НФЛ, профессиональная лига американского футбола. Не надо говорить, насколько это успешная, интересная, привлекательная лига. Тогда же окончательно сформировалась и НХЛ, Национальная хоккейная лига. Тогда же состоялся первый миллионник в боксерском мире, финал боксерского поединка с гонораром в один миллион долларов. Тогда же состоялась первая радиотрансляция студенческого футбола в Америке. Передовые на то время технологические средства стали проникать в спорт, уже стали помощником спорту. Одним словом, этот всплеск был взрывом, потом он пришел и в Европу. Мне кажется, стоит ожидать нечто подобного, может быть в каком-то ином формате, ракурсе и в наше время.

Сергей Добрынин: Надо сказать, что в то время эпидемия "испанки" отчасти совпала с Великой депрессией. Тем не менее, окончание Великой депрессии, я думаю, сыграло в восстановлении большого спорта в Америке роль не меньшую, чем окончание эпидемии. Что происходило в США, насколько американские профессиональные лиги очень богатые пострадали от пандемии, как они смогли с ней справиться?

Сергей Микулик: Во-первых, это образцовые организации. Если взять НХЛ, как они справились – это фантастика. Нельзя не удивиться тому, что почему-то первыми пострадавшими от нарушения ковидного протокола стали четыре русских хоккеиста в Вашингтоне. Они нарушили социальную дистанцию, все те правила, которые можно было нарушить. Лига наказала их по всей строгости. Эти правила строжайшего поведения позволили НХЛ, во-первых, они очень долго вылизывали сезон, потому что сначала было 64 матча, потом 60, остановились на 56, ювелирно это все довели до конца. У них не было ни одного технического поражения. Первый раз, когда плей-офф начался до того, как закончился регулярный чемпионат, потому что "Ванкувер" массово заболел. И "Калгари", и "Ванкувер" доигрывали чемпионат, вынесенные за скобки, когда остальные шли в плей-офф. Этой организации, конечно, нужно аплодировать.

Сергей Добрынин: А зрители есть?

Первыми пострадавшими от нарушения ковидного протокола стали четыре русских хоккеиста в Вашингтоне

Сергей Микулик: Сейчас уже допустили зрителей. Люди настолько были счастливы после этой паузы прийти, что можно подумать, что это "Монреаль" или "Торонто", не "Лас-Вегас".

Сергей Добрынин: Многие болельщики действительно скучали по возобновлению большого спорта, но не все одинаково относятся к тому, насколько это уместно делать во время эпидемии. Сегодня мы спросили прохожих на улицах Москвы о том, разумно ли проводить большие спортивные мероприятия в условиях сложной ситуации с коронавирусом.

Разумно ли проводить спортсоревнования во время пандемии?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:01 0:00

Опрос прохожих в Москве

Сергей Добрынин: Насколько вообще сейчас на фоне большого потрясения пандемического стали понятны какие-то слабые места экономики спорта?

Андрей Кондрашов: Можно я сначала продолжу тему опроса, потому что она в равной степени касается, а может быть даже в большей степени касается самих спортсменов. Конечно, многие из них переболели, некоторых ковид заставил завершить свою карьеру, для некоторых пока без последствий на коротком промежутке времени закончилось.

Что будет потом – большой вопрос. Неизвестно, как в видах спорта функциональных скажутся последствия болезни. Кстати, именно во время пандемии появились совершенно непредсказуемые, неожиданные во многих видах спорта, в данном случае я приведу пример все того же велосипеда – это действительно один из ведущих в мировом понимании профессиональный вид спорта. Более того, это самый первый в мире профессиональный спорт, которому уже полторы сотни лет. В велосипедном спорте вдруг откуда ни возьмись появились 20-летние чемпионы. Такого никогда не было за более чем столетнюю историю. Мало того, что молодые, пришедшие из других видов спорта, причем совершенно не циклического характера. Например, бельгиец играл за сборную Бельгии юношескую по футболу, вдруг этот парень бросает, он поругался с руководством, с тренерами, переход в велоспорт и через пару лет начинает обыгрывать всех профессионалов. Точно так же словенец пришел из прыжков с трамплина, там вообще о выносливости речи никакой быть не может. Он просто упал, получил серьезную травму, вынужден был целый год лечиться, потом понял, что ему не быть чемпионом на трамплине, переходит в велосипедный спорт и начинает всех обыгрывать. Я не буду проводить здесь прямую корреляцию с эпидемией, но по времени это совпадает. То есть здесь, вполне возможно, есть какие-то закономерности. Наверное, пандемия разрушила традиционные подходы к тренировке, к методике подготовки во многих видах спорта.

Суперлига – одно из ярких явлений постковидной экономики

Сергей Добрынин: Появляются неожиданные новые явления.

Сергей Микулик: Бывают и переходы наоборот. Денис Черышев, единственный серьезный легионер, с европейским футбольным образованием, потому что папа играл в Испании, Денис там пошел в футбольную школу. Однажды Денис ехал на велосипеде, ускорился и сбил главного тренера, который думал стратегически, кого вечером поставить в футбол. Он отобрал у него велосипед, запретил велосипеды на базе. Так Денис Черышев, который, может быть, стал бы хорошим велосипедистом, вынужден был стать футболистом в приказном порядке.

Сергей Добрынин: Суперлига – одно из ярких явлений постковидной экономики. Потому что богатые европейские футбольные клубы сказали: посмотрите, пандемия продемонстрировала, что происходит падение доходов, мы просто не выживем, если не сделаем какой-то другой формат. Может ли это получиться? Во-вторых, действительно ли так все плохо в экономике спортивной, футбольной, в частности?

Сергей Микулик: Здесь еще на чем пробовали сыграть: что сейчас падение зрительского интереса из-за недопуска, а мы сейчас найдем телевизионные деньги, зрители уже уйдут на второй план. Но те зрители, которые не ходили на стадион, у них как раз накопилась энергия разрушения и отстаивания собственных интересов, которых не ожидали все эти богатенькие Буратино, такого массового многотысячного рева протеста, который объединил всех фанатов из Суперлиги. Они вынуждены были отступить. Я не знаю, надолго ли и что будет дальше. Теперь УЕФА наступает. Потому что трем оставшимся клубам грозит дисквалификация в Лиге чемпионов. Из двенадцати девять вышли, вы остались, попробуйте свой турнир проводить. Сейчас снимается исторический фильм о первых сезонах сборной России. То самое знаменитое письмо 14, которое раскололо наш футбол, до сих пор с трещиной, которую пытались законопатить, сузить, ничего не смогли сделать. Так может и здесь надолго быть вбит клин. Потому что деньги вроде бы на столе, а люди говорят: я хочу видеть свой любимый клуб, я хочу, чтобы бились за титул.

Сергей Добрынин: Понятно, каково взаимоотношение доли телевизионных прав и заработков реальных на стадионе, скажем, в футболе? Что больше в доходах клуба?

Сергей Микулик: Сейчас во время пандемии все упирается в телевизионные деньги. Зрительский доход падает, он совершенно нестабилен. Телеправа продались, они финансируют сезон, а если завтра, не дай бог, всплеск пандемии, количество зрителей или сокращается, или падает вообще до нуля. Даже в Латвии прогнозировалось, что зрителей пустят. Два билета на матч Беларусь – Россия, пусть он ничего не решал, но два.

Сергей Добрынин: И 800 билетов на матч Латвия – Германия. 6 тысяч на стадионе помещается, на самом деле это очень мало.

Во время пандемии все упирается в телевизионные деньги. Зрительский доход падает, он нестабилен

Сергей Микулик: Все это может свернуться завтра, и будет еще хуже. Они выбрали отчасти верный момент, представители Суперлиги. Тому самому рядовому болельщику по большому счету плевать, откуда финансируется клуб и как, он должен за свой абонемент выпить столько-то пинт пива, прочистить глотку, и ему нужны результаты, он хочет, чтобы клуб выиграл чемпионат Англии, по крайней мере стремился к этому.

Андрей Кондрашов: Насколько мне известно, американские лиги при всем при том, что телевидение осталось единственным окном в большой спорт, своих уровней допандемических еще не добрались. Поэтому они идут на всякие ухищрения в хорошем смысле слова, чтобы своего зрителя вернуть. В частности, последний финал Национальной баскетбольной ассоциации уже давал возможность смотреть с виртуальной реальностью, то есть когда вы с помощью специальных очков и приборов можете себя ощутить прямо на площадке. А уж про показ английской футбольной лиги с помощью, разумеется, это дополнительно оплачиваемая схема, когда ты сам себе режиссер, когда вы формируете себе нужную картинку, выбирая из 40 камер, которые вам предоставляют, любой ракурс.

Сергей Добрынин: Новый формат мы, безусловно, увидим. Так совпало, что Россия проходит допинговые запреты на использование флага, гимна, символики на чемпионатах мира и Олимпиаде, как раз примерно это совпадет, я надеюсь, с окончанием пандемии. Может быть, за это время российский спорт успеет очиститься, в новый постпандемийный мир прийти без допинга?

Сергей Микулик: Это был бы уже идеальный мир.

Андрей Кондрашов: Я стараюсь следить регулярно за какими-то новостями, скажу, что наше представление о том, что к российским спортсменам относятся предвзято, мягко говоря, несправедливо. Буквально через день антидопинговое агентство публикует релизы о том, кто пойман, сколько человек. Я вас уверяю, Россия в этом списке встречается не чаще, чем другие страны. Просто о наших спортсменах мы говорим чаще и только о них говорим, когда вдруг они попадаются.

Сергей Добрынин: Удастся очиститься российскому спорту за двухлетний период бана?

Андрей Кондрашов: За двухлетний – нет.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG