Ссылки для упрощенного доступа

"Вы должны дать нам гарантии! И немедленно! Сейчас!!"


Пресс-конференция Владимира Путина. Коллаж

"Мы, что ли, пришли к границам Великобритании?! Это вы к нам пришли!!" Владимир Путин на пресс-конференции трясет кулаками и требует немедленных гарантий нерасширения НАТО на восток. Немедленных! А то такое будет!.. А что будет? Как Владимир Путин отвечает на прямые вопросы: пойдет ли он войной на Украину? И как он благодарит боженьку в образе Деда Мороза за то, что тот дал ему бесконечное президентство.

Политический аналитик Андрей Колесников и телевизионный критик Александр Мельман по косточкам разбирают ежегодное шоу Владимира Путина.

Видеоверсия программы

Владимир Путин отвечает на прямые вопросы: пойдет ли он войной на Украину?

Елена Рыковцева: Праздник к нам приходит, праздник к нам приходит! – уговаривали нас федеральные каналы, потому в 12 часов сегодняшнего дня состоялась наконец пресс-конференция Владимира Путина, которую с таким нетерпением ждали большевики и журналисты.

С нами Александр Мельман, телевизионный обозреватель и Андрей Колесников, политический обозреватель. Попробуйте поспорить со мной, что вы не ждали эту пресс-конференцию?

Александр Мельман: Не буду спорить – ждал.

Андрей Колесников: Я про нее помнил, а когда она началась, я забыл. Хорошо Путин опоздал, в чем преимущество такого поведения нашего руководителя. Он опоздал, я успел включиться к началу.

Елена Рыковцева: Там прозвучали очень серьезные вещи. Там ультиматум был. Но начну все-таки с праздничного вопроса. Праздничный вопрос задали Владимиру Путину: а что для него Дед Мороз припас? Это было очень интересно с точки зрения психологии ответа.

Путин о своих отношениях с Дедом Морозом
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:35 0:00

Елена Рыковцева: То есть у каждого из нас есть шанс просидеть 15 сроков президентом, судя по тому, что сказал Владимир Путин. Обратили ли вы внимание на то, как важно для него, что он президент? Каким волшебным и сказочным подарком он считает само по себе это состояние президентства.

Дед Мороз вместе с народом РФ сделали так, что теперь 21-й год прошел, еще впереди 2024 год, а там и 2036-й

Андрей Колесников: Он сегодня был весел и бодр, отвечал на этот вопрос тоже весело и бодро, со скрытым юмором. Не начнешь же шутить каким-то циничным образом перед многомиллионной аудиторией. Что опять же интересно: оказывается, Дед Мороз его поставил на эту самую должность. Вероятно, для этого он написал заявительным образом: Дедушка Мороз, я хотел бы стать президентом в 2000 году. Просьба была удовлетворена. Оказывается, в этом смысле банкир Пугачев ни при чем, а он утверждал, что он посадил Путина на трон.

Елена Рыковцева: Хотя борода у Пугачева и мешок наверняка есть.

Андрей Колесников: Возможно, кто-то что-то перепутал, возможно, это был Пугачев на самом деле. И Березовский здесь ни при чем, и семья Бориса Николаевича, и Александр Волошин ни при чем. Все Дед Мороз вместе с народом Российской Федерации сделали так, что теперь 21-й год прошел, еще впереди 2024 год, а там и 2036-й, глядишь.

Елена Рыковцева: К серьезным вопросам переходим уже, которые были не для разрядки, а наоборот узнать, не заряжает ли Владимир Путин свои оружия. Давайте послушаем вопрос корреспондента "Скайньюс" и ответ Владимира Путина.

Владимир Путин о расширении НАТО
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:06 0:00

Елена Рыковцева: Они сейчас же должны дать гарантии того, что Украина не вступит, не возьмут они ее, чтобы не рассердить Владимира Владимировича. Это ультиматум?

Это как Сталин выставлял буферы в 1939–40 годах, а в результате по этим территориям Гитлер прошел как по маслу

Андрей Колесников: Он опять риторический какой-то. Во-первых, нет ответа на вопрос: вы войдете в Украину или в другое суверенное государство какое-нибудь? Нет, мы будем обеспечивать свою безопасность. Это означает, что если требование безопасности, интерпретируемое нами как утрата безопасности, мы войдем в Украину, будет третья мировая война. Потому что прокси-война с Украиной – это война с Западом целиком и полностью. Если мы освобождаем Украину от западного влияния военными средствами, проблема разве снимается? Там Польша вообще западнее, если географически смотреть, там как раз размещены ракеты, тогда подлетное время, которым он меряет всю жизнь, вся жизнь у него расчерчена, либо сферы влияния, нужно поделить мир с США, мелкие страны значения не имеют, и подлетное время сократится, если Украина станет территорией России. Это как с товарищем Сталиным, который выставлял буферы в 1939–40 годах, а в результате по этим территориям Гитлер прошел как по маслу, потому что территории особо не сопротивлялись. Все то же самое, те же самые ошибки, тот же самый тип мышления, который доминировал в конце 30-х годов в Союзе Советских Социалистических Республик, о падении которого он тоже так переживал.

Елена Рыковцева: А это прекрасная логика, что мы же не идем на границу между США и Канадой. Не возникает вопрос у нормального телезрителя: если Канада попросит, то почему нет? Если Канада согласится на то, чтобы Россия пришла, то придут. Но ведь она не просит, а Украина может быть попросит. Разница в том, что Украина может попросить НАТО, а Канада никак не может попросить Россию.

Если мы освобождаем Украину от западного влияния военными средствами, проблема разве снимается?

Андрей Колесников: Канада не угрожает США, и США не угрожают Канаде. Больше того, я могу сказать, что Запад не угрожает России, в этом есть некоторый нюанс. В чем выражается угроза? Чья безопасность страдает, каким образом она страдает? Мне непонятно абсолютно, я так ничего не понял из этих ответов.

Елена Рыковцева: Спрашивает человек: вы можете дать гарантии, что вы не нападете на Украину? Вы из его ответа слышите "да, мы не нападем" или вы не слышите?

Александр Мельман: Конечно, Путин ответил, что если что, то мы да. Другое дело, мы не понимаем – это игра в войнушку, которую он затеял, такая игра вправду или что-то за этим стоит реальное. Многие верят, многие нет. Какие ресурсы есть у Путина, чтобы вдруг взять и напасть на Украину, чтобы ассоциировать себя с Адольфом Алоизовичем. Зачем ему это нужно? Поугрожать? Да. Клюет ли на это Запад? Пока вроде бы да. Но тоже мы не знаем, какой будет ответ. Путин повысил эту планку, он такой Лукашенко, они решили вдвоем играть не по правилам.

Путин повысил планку, он такой Лукашенко, они решили вдвоем играть не по правилам

Были какие-то западные, они были, очевидно, несправедливые, они уже игнорировали ООН, наврали все про Ирак, все понятно, все равно это были какие-то правила. И здесь вдруг один товарищ из союзного государства врет все, а потом сажает самолет и достает оттуда нужного ему человека, потом завозит беженцев – это какая-то новая игра. И вот Владимир Владимирович тоже играет в какие-то нетрадиционные игры. До сих пор непонятно, где это закончится, где эта "красная черта" у Владимира Путина. Мне это тоже непонятно.

Елена Рыковцева: "Вы должны дать ответ нам сегодня", но они сегодня не дадут. Они вообще никогда не дадут ответ, что они не возьмут Украину в НАТО. А то что? Возникает вопрос. Я представлю вам вопрос корреспондента радио "Эхо Москвы". Там было несколько вопросов. Например, один вопрос он задал от имени главного редактора "Новой газеты" Дмитрия Муратова, предварив его тем, что не все журналисты смогли попасть на эту пресс-конференцию. Мы должны догадываться, что не пригласили Муратова на пресс-конференцию. Об этом мы спросим его завтра. Мы спросим его и о его реакции на ответ Владимира Путина, знает ли тот имена заказчиков убийств Анны Политковской и Бориса Немцова. А сегодня я хочу вам адресовать ту часть вопроса, которую журналист "Эха Москвы" задал ровно по той теме, о которой мы сейчас говорим.

Ответ Путина журналисту "Эха Москвы"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:19 0:00
Путин явно путает два пространства – федеральное телевизионное и украинское, где он много лет не был

Елена Рыковцева: Он добавил "наоборот" для политкорректности, хотя, конечно, сквозил акцент на этом: как можно отдать приказ русскому солдату убивать украинского? Это очень важный вопрос, который всех терзает: как можно отправить российскую армию на территорию Украины? Хотя прецеденты уже были, но не такие откровенные, которых ждут сейчас, про которые идет речь сейчас. Давайте послушаем его ответ.

Ответ Путина журналисту "Эха Москвы"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:19 0:00

Елена Рыковцева: В переводе на русский язык он говорит: мы хотим с Медведчуком работать, а вы Медведчука сажаете под домашний арест. Еще он сказал удивительную фразу: "…Как на Украине говорят – "нацики". Там не говорят в Украине "нацики", "нацики" говорят на российских федеральных каналах. То есть Владимир Путин два пространства явно путает – федеральное телевизионное и украинское, где он много лет не был. Андрей, прокомментируйте ответ на вопрос: как вы вообще представляете такой приказ солдатам отдать? "Спросите украинцев, это же они отдают такие приказы".

Жители Донбасса живут в состоянии полувойны и войны дольше, чем длилась Великая Отечественная война

Андрей Колесников: Заметьте, он же очень часто не отвечает на прямо заданный вопрос. Будете нападать на Украину? Нет, обеспечим безопасность. Вопрос про Политковскую и Немцова, тоже не было прямого ответа. Вопрос был четко сформулирован, ответ не получен. То же самое и здесь, он не ответил на этот вопрос. Что касается продолжения его ответа, действительно очень симптоматично: человек, которого мы посадим на Украине, с тем мы и готовы общаться, с остальными – нет. Вот в чем смысл ответа. Медведчук, может быть кто-то еще. Это опять же логика, извиняюсь, 1939 года. Мы воображаемое правительство сажаем финское, заключаем договор с Куусиненом и считаем, что мы заключили мирный договор с Финляндией, с воображаемым правительством абсолютно. Поскольку не получилось договориться, мы на них нападаем. При этом это оформляется так, что была провокация, со стороны финской границы был какой-то якобы обстрел, которого не было, мы напали на Финляндию, началась "Зимняя война".

Мне кажется, что эти исторические аналогии уместны в данном случае. Опять вместо того, чтобы успокоить, он пробуждает дополнительное беспокойство. Но ведь этот парень может действительно дать приказ, но не ответ это, что парни стреляют по Донбассу. Что же за эти годы ничего не было сделано для того, чтобы этих обстрелов не было? Жители Донбасса несчастные живут в этом состоянии полувойны и войны дольше, чем длилась Великая Отечественная война.

Елена Рыковцева: Я добавлю другую аналогию, все-таки есть аналогия с Чечнёй. Чечня объявила о том, что мы хотим отделяться, и Россия прошлась по ней ковровыми бомбардировками. Любая территория, объяви она, что хочет отделиться, и возьми в руки оружие, по ней пройдется руководство Кремля ковровыми бомбардировками. Киев в этом смысле ничего нового не внес. Если территория объявляет о том, что она отделяется, эти люди бородатые, которых мы видели, захватывают здания, то реакция совершенно точно такая же, какую проявило в свое время руководство Российской Федерации. Чем отличаются эти две реакции?

Андрей Колесников: По этому поводу нужно разговаривать. Он прямо говорит об отказе от разговора, кивает на минские соглашения, уже невозможно с этим работать, нужно все заново начинать, ситуация не разрешается, эти соглашения неработающие, они абсолютно импотентные, ничем уже помочь не могут.

Цель Путина – не успокоить, а заставить продолжать психовать и, наверное, проклинать Запад

Елена Рыковцева: Александр, как вы это видите? Тем более, что они действительно неработающие.

Александр Мельман: С точки зрения Украины они неработающие, с точки зрения России – Россия за них вцепилась мертвой хваткой, да. Франция, Германия тоже говорят о Минских соглашениях, потому что других нет, другого выхода нет, другой бумажки нет, по которой можно действовать. Поэтому, что называется, Путин считает себя в своем праве. Так же, как он считает себя в своем праве, когда говорит об Украине как о сфере геополитических интересов России. Потому что он действительно кивает, как всегда, на Америку, говорит: у вас, ребята, эти интересы распространяются по всему миру, а мы хотим контролировать так или иначе постсоветское пространство. Он хочет действительно таким образом договориться. Запад не считает, что так возможно, пока не считает.

Александр Мельман
Александр Мельман

То, что говорит Андрей, что он должен был кого-то успокоить, нет, он, наоборот, сознательно этого не делал, потому что его задача была не успокоить, а именно так тревожить нервы наших западных партнеров. Он сделал все с точки зрения, как он ответил, это был ответ правильный, то есть непонятный, ни нашим, ни вашим, но при этом подвесил опять ситуацию, продолжал ее подвешивать. То есть это все сделано сознательно, не от глупости, а наоборот.

Путин считает себя в своем праве, когда говорит об Украине как о сфере геополитических интересов России

Елена Рыковцева: Он несколько раз вел эту тему – гарантии, которые нам не дают, Киев, который во всем виноват. Вы подводите нас к той мысли, что он это делает ровно для того, чтобы не отвечать. То есть он отвечает так, чтобы не отвечать, чтобы все продолжали волноваться. Его цель не успокоить, а заставить продолжать психовать и нервничать, и, наверное, проклинать Запад, который с точки зрения Владимира Путина будет виноват, потому что он не дал гарантий, что они не возьмут к себе Украину. Давайте посмотрим вопрос корреспондента Би-би-си.

Вопрос журналиста BBC Петра Козлова
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:21 0:00

Елена Рыковцева: Мы ответ Владимира Путина не даем, потому что это долго и бессмысленно. Я коротко скажу, что нет, ему не кажется, что он ввергает страну в пучину войн и революций. Все, что касается Навального, он говорит, что человек, которого мы якобы отравили, мы не получили от Запада ни одного доказательства, что он был отравлен.

Путину не кажется, что он ввергает страну в пучину войн и революций

А что касается "иностранных агентов", так Америка виновата, это у нее действует закон об "иностранных агентах", согласно которому 0,34% организаций объявлено "иностранными агентами", и все они несут уголовную ответственность. Их объявляют "иностранными агентами", они садятся на пять лет, "пятерочку" получают, говорит он, за то, что они "иностранные агенты". У нас все прекрасно, у нас объявляют "иностранным агентом" только для того, чтобы он показал источники финансирования, и никаких репрессий по отношению к ним не предпринимается.

Какой вывод мы из этого делаем по истории с "иностранными агентами"? Ведь обещали какие-то послабления, а ответ таков, что у нас все, как у них, только у них сажают, а у нас нет.

Андрей Колесников: Из его ответа следовало еще и другое, что не то, что послаблений не будет, будете еще задавать вопросы, продолжать настаивать, мы действительно изменим законодательство, только в худшую сторону, оно станет как американское. В его же представлении, какая-то была цитата из Вудро Вильсона, что Россию нельзя победить, можно только развалить изнутри, ровно этим занимаются "иностранные агенты". Вероятно, этим занимался покойный Дмитрий Борисович Зимин, вероятно, этим занимается "Мемориал" (объявлен иноагентом. – РС) – это все, кто разваливает Россию изнутри в его представлении. И эти несчастные журналисты, которые в индивидуальном качестве признаны "иностранными агентами", они тоже разваливают Россию. Это катастрофическое мышление, это ментальная катастрофа тех людей, которые находятся у власти.

С Навальным здесь есть юридическое логическое противоречие: почему Запад должен предоставлять какие-то доказательства? Вы обязаны провести расследование по поводу отравления гражданина Российской Федерации. Этим должны заниматься, бегая как ошпаренные, все следственные органы страны, если бы они были честны, если бы они не служили авторитарному режиму, а служили праву. Они должны были бы закончить расследование, те предполагаемые офицеры ФСБ должны были бы понести тяжелое наказание за покушение на убийство гражданина Российской Федерации. Вот как в правовом смысле это должно выглядеть. Опять не о том, опять уход от ответа, опять логическая подмена тезисов.

Машина заряжена, заднего хода у нее нет, каток будет катиться дальше

Елена Рыковцева: Его спрашивали, что случилось сейчас, тот же ФБК лет семь не объявляли экстремистской организацией.

Андрей Колесников: Что такого произошло? Абсолютно правильно поставленный вопрос Петром Козловым. История с "иностранными агентами", судя по этому ответу, не то, что не заканчивается, она продолжается и будет продолжаться с завидной регулярностью. Машина заряжена, заднего хода у нее нет, каток будет катиться дальше.

Елена Рыковцева: Александр, у меня к вам просьба побыть адвокатом дьявола, оппонировать, вы любите это дело. Андрей говорит, что это российская сторона должна проводить расследование. Так она говорит: никто его не травил. Зачем же России проводить расследование эпизода, который она не считает отравлением?

Александр Мельман: В этом конкретно вопросе я не смогу быть адвокатом дьявола при всем желании. Я просто вижу человека с очень советскими мозгами, представителя КГБ. Тяжелое противоречие у него. Он на вопрос Дмитрия Муратова по поводу убийства Анны Политковской и Бориса Немцова проговорился немножко. Он сказал, что да, он понимает, возможно, это сделали те, кто по политическим причинам, у них были политические мотивы. Так можно понять: они хотели Путину сделать как лучше. По этому ответу я увидел, что Путин в основном знает, кто это сделал, но ничего не может с этим поделать. Он может быть лично против, мы слышали информацию, что он кричал в Кремле: как вы могли? А на самом деле он ничего не может сделать против них, потому что они свои, социально близкие, которых ни мы, ни он не называет, но кого мы подразумеваем.

Те, кто пытает в тюрьме, он тоже против них ничего не может, потому что они тоже социально близкие. Он тоже хотел бы их наказать, но тоже не может пойти против своих же силовиков. То есть человек в такой развилке в общем-то трагической. В результате видна некая беспомощность. Хотя по многим ответам видно, что это человек государственного мышления, внушает, как говорил один персонаж по фамилии Хрюн. С другой стороны, когда начинаешь видеть детали, дьявол в деталях, мы видим, что все как-то не так, все как-то разлагается, распадается. И в этом видна слабость Владимира Владимировича, Кощея Бессмертного.

Давайте разберемся со своими швабрами, а потом будем подсчитывать швабры в США и во Франции

Елена Рыковцева: Давайте вернемся к пыткам, потому что он сказал, что все наказаны. Конечно, перед этим он сказал, что везде пытают, во Франции, в США.

Андрей Колесников: Это стандартная его еще одна логическая уловка: а вот как у вас, у вас ведь то же самое. Вы говорите, что мы циники, да, допустим, мы циники, но вы такие же циники. Он не верит в то, что есть люди другого типа. Потом, возможно, ему в эти пресловутые папочки подкладывают какую-то информацию – вот во Франции кого-то пытали, не только у нас швабры работают. Но это все выглядит, говоря не аналитически, давайте разберемся со своими швабрами, а потом будем подсчитывать швабры в Соединенных Штатах и во Франции. Это как с фальсификацией истории, они все время фальсифицируют нашу историю, переписывают историю Великой Отечественной войны. Нет таких профессиональных историков, которые бы переписывали историю Великой Отечественной войны, есть детали этой истории, очень неприятные для нас, их очень много. Никто никогда ничего не переписывал. Хоть один факт, хоть одну фамилию, явки, адреса, пароли, как он сам говорил когда-то.

Андрей Колесников
Андрей Колесников

Александр Мельман: Есть еще в исторической науке расставление акцентов. Путин за то, чтобы правильно с его точки зрения расставить акценты о том, кто победитель в этой войне. Пеняли на западных историков, что они недооценивают роль Советского Союза в этом смысле.

Андрей Колесников: Что-то я нигде не читал такого. Сталина с Гитлером сравнивали в резолюции Европарламента – это другое дело. А как их не сравнивать? Кто делил Европу в 1939 году – Сталин и Гитлер. Кто установил тоталитарный режим на территории исторической России, как говорит Путин, под названием Советский Союз? Сталин установил. Кто был людоедом? Сталин.

Елена Рыковцева: Кстати, не будем забывать, что он сегодня отрекся от своего эфэсбэшного прошлого. Когда его спросили: за какими блогерами вы следите? Он сказал: я уже ни за кем не слежу, потому что не работаю в ФСБ. Это он так пошутил. Он все-таки сохраняет способность шутить.

Как их не сравнивать? Кто делил Европу в 1939 году – Сталин и Гитлер

Я хотела бы перейти к теме прессы и качеству вопросов, которые задавали. Перед началом пресс-конференции был конферанс двух ведущих с телеканала "Россия-24", когда девушка-ведущая спрашивала своего партнера: "Дмитрий, какой бы вы вопрос задали Владимиру Путину?" Он растерялся и говорит: "Да никакого у меня к нему нет вопроса". Мне понравилась его реакция живая. "А у тебя?" Она говорит: "У меня есть вопрос. Как вы себя отвлекаете? Вы так много работаете, чем вы себя отвлекаете?" Тогда Дмитрий Щугорев остроумно сказал: "В следующий раз мы отправим тебя на пресс-конференцию, чтобы ты задала этот вопрос". Мы видели и другой вопрос на этой пресс-конференции, девушку с телеканала "Спас" очень стоит послушать.

Вопрос телеканала "СПАС"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:17 0:00

Елена Рыковцева: У нас растет уровень жизни и все хорошо, а они не рожают. Что вы скажете об этом уровне оценки состояния Российской Федерации: у нас все хорошо, все блага, а люди не рожают?

Андрей Колесников: А что ответил Путин на это?

Елена Рыковцева: Он много чего ответил такого, что даже не процитируешь, как обычно. Он начал, конечно же, с 1941 года.

Мы западная страна, что бы ни говорил Путин, что бы его люди ему ни объясняли

Андрей Колесников: У него отголоски разговоров, вероятно, с демографами, потому что демографы с этого начинают, почему малочисленное поколение – потому что эхо войны через несколько поколений, эхо репрессий, кстати говоря, тоже. Но здесь есть еще одно: мы живем в современном урбанизированном модернизированном обществе, чем выше благосостояние, даже не в благосостоянии дело, а в стиле жизни, в образе жизни, люди не рожают много детей сейчас нигде в мире. Это хорошо говорит о России, потому что она часть Запада в этом смысле.

У нас стареющее население, как на Западе, у нас мало рожают, тоже как на Западе. Мы западная страна, что бы ни говорил Путин, чего бы его люди ему ни объясняли. Демографы об этом говорят уже давно с цифрами на руках, я не понимаю, почему это какая-то новость, почему ее нужно толочь в ступе. Расхотели рожать, ну расхотели. Да, так получается. Есть люди, которые предпочитают рожать много детей, но они не делают погоду.

Елена Рыковцева: Вы делаете акцент на том, что Владимир Путин ответил, почему люди не рожают. А я про девушку, она говорит: все хорошо, а люди не рожают.

Александр Мельман: Девушки, как всегда, были молодые, очень симпатичные, очевидно, господин Песков подбирал специально, потому что что ни девушка, то персик. Мне понравилось то, что вы в начале сказали по поводу "России-24", когда Путин демонстративно игнорирует этот канал, этих журналистов, зная все, что они скажут и как спросят. Я хочу вам сказать, ребята из "Россия-24", доигрались, добились, в вас уже просто не видят людей, в вас не видят журналистов, в вас видят просто какой-то придаток, что скажут, то вы и будете болтать. То есть они понимают, что вы спецотряд, который получает задание из правильного окошка. Что вас слушать? Это же неинтересно, А Путину хочется интересного. Мне кажется, он даже получает кайф, когда ему задают вопросы журналисты из Би-би-си, с "Эха Москвы" и так далее. Ему интересно посоревноваться, у него есть своя логика. Мне показалось, что господин Гамов, более прокремлевского трудно сыскать, просто порыв у него восторженности, когда он видит президента, но в последнее время он стал задавать правильные вопрос. Вопрос в этот раз по поводу пандемии, по поводу смертей, больше всех в мире в России, к сожалению, умирают люди от пандемии, и об этом сказал господин Гамов. Путин Владимир Владимирович был здесь не очень убедительным в ответе своему кремлевскому протеже.

Россия живет не только Навальным и ФБК, но и совсем другими темами, о которых простые люди как раз и думают

Елена Рыковцева: Какая сенсация: Путин был не очень убедителен.

Андрей Колесников: Обязательную программу отработали в самом начале. Песков сказал: сейчас мы пройдемся по нашим агентствам. Наши агентства задали все положенные вопросы, где все растет и колосится, "жизнь хороша, жить хорошо еще лучше", как в известном фильме. А это бюджет развития, спрашивает ТАСС, или бюджет социальной поддержки? И того, и другого, естественно, потому что у нас все растет и колосится, у нас и развитие, у нас и социальная поддержка. Хотя Путин сказал: конечно, социальная поддержка. Он апеллировал к более незащищенной части населения. Гениальные вопросы совершенно.

Александр Мельман: Россия живет не только Навальным, не только ФБК, Россия живет совсем другими темами, о которых простые люди как раз и думают. А эти все либеральные примочки – это совершенно не тренд.

Елена Рыковцева: "Россия-24" в конце концов вообще про долги Роснано стала спрашивать: не наказать ли нам Чубайса на всякий случай? Это был удивительный вопрос, я не знаю, для какой программы он записывался.

Александр Мельман: Путин умело Чубайса отмыл, как-то он его в сторону.

Елена Рыковцева: Значит его еще не хоронят, Анатолия Борисовича, слава богу для него и для его супруги, талантливого кинематографиста. Александр, я хочу вас очень поддержать с Гамовым, сделать акцент на другом моменте, как он вводил этот вопрос про смерти. Вводил он его очень подкожным образом. Он сказал: "Я вспоминаю ваше заявление, что в России тяжело, нас окружают. Но, тем не менее, мы вам поможем, но все-таки очень много смертей". Интересно ему ответил Владимир Путин, он сказал: "Разве я говорил, что нас окружают? Ну базы кругом – это да, это правда. Но Россия слишком большая страна, чтобы ее окружили". Отрекся от своего заявления, что нас окружают.

Андрей Колесников: В результате внутреннее противоречие: нас атакуют, а, оказывается, нас не атакуют, даже не окружают. У нас НАТО стоит на Донбассе, можно сказать, а с другой стороны никого там нет. Я не думаю, что это специально расставленная ловушка – это способ деликатно задать вопрос на неделикатную тяжелейшую тему. Тем не менее, в обязательной программе Путин сказал, во-первых, все выросло, и то, и другое, и третье, включая инфляцию, которая тоже выросла, но это Федеральная резервная система США у него оказалась виновата, они должны лучше работать. Мы, сказал он, быстрее, лучше других вышли из коронавирусного кризиса с медицинской точки зрения. Но это просто неправда.

Елена Рыковцева: Гамов на пресс-конференции сказал очень жесткую вещь, мало того, что он сказал, что это неправда, он сказал: Россия теряет тысячу человек в день от коронавируса, а мир теряет 6–7 тысяч. Это значит каждый шестой наш, сказал Гамов.

Андрей Колесников: Молодец. Надо иногда к реальной ситуации обращаться, потому что это касается совсем уж серьезных вещей. Кстати, что ответил Путин?

Россия теряет тысячу человек в день от коронавируса, а мир теряет шесть-семь тысяч: каждый шестой наш

Елена Рыковцева: Как он ответил, почему каждый шестой труп, извините меня за это грубое слово, русский в пандемию?

Александр Мельман: Он выбрал некую золотую середину. Гамов предложил принуждать вакцинировать насильно. Путин говорит: нет, принуждать не надо. То есть он прошел как-то между струек. Это его политика, между прочим, такая.

Елена Рыковцева: Он не объяснил, почему каждый шестой наш.

Александр Мельман: Его политика именно такая, чтобы не ставить точки над i, чтобы угодить своему народу, который в большей части против вакцинации, при этом сделать вид, что он думает о том же народе и так далее. Такой когнитивный диссонанс продолжается в этом человеке, он влияет на политику в стране.

Елена Рыковцева: Дмитрий Губерниев спросил Владимира Путина о том, как он относится к бойкоту китайской Олимпиады, на что Владимир Путин сказал, что весь этот бойкот, конечно, чтобы остановить развитие Китая. Он ни слова не сказал об официальной причине бойкота, о том, что это все-таки ответ на крайнюю степень несвободы, которая там царит. Он сказал, это чтобы их остановить, и мы в этом, естественно, участвовать не будем. Более того, сказал Владимир Путин, я разговаривал с одним из американских президентов, он сказал, что все наши бойкоты – это была ошибка. Подвесил всю аудиторию на крючок: что же это был за американский президент? В конце концов, один из предпоследних задававших вопрос сказал, что вы нам кроссворд предложили разгадывать, кто это был. Это был Трамп? Он говорит: нет. Значит Буш-старший, догадался этот корреспондент. И Путин согласился: да, Буш-старший сказал ему, что все зря, все эти бойкоты.

Андрей Колесников: Получается так, что мы с Китаем, Китай наш союзник. Это опять же экстраполяция, это про нас: они мешают развитию Китая, на самом деле они мешают нашему развитию. Это их цель расчленить Россию, они завидуют нашей территории – это было сказано прямо. То есть человек мыслит категориями середины ХХ века в лучшем случае, когда территория считалась достоинством, а не недостатком, в том числе пустые территории гигантские в Российской Федерации есть.

Человек мыслит в лучшем случае категориями середины ХХ века, когда территория считалась достоинством, а не недостатком

Китай, конечно, идеологический партнер наш сейчас. Мы его младший партнер, потому что он развивается быстрее, чем мы, мы плетемся в его хвосте, превращаемся в его сырьевой придаток, будем называть вещи своими именами. Но мы к этому готовы. Опять ни слова о проблеме, опять тот же самый риторический прием: подавление прав и свобод человека и гражданина, уйгурская проблема.

Елена Рыковцева: Хотя бы он сказал, что это формальная причина. Он мог сказать критически: вот они говорят, что подавление прав и свобод, а я считаю, что это остановит развитие Китая. Он же даже не сказал о том, что они говорят, никак не цитирует формально даже.

Андрей Колесников: Здесь опять проблема не в ответе, а в вопросе. Вопрос сформулирован так, что мы с вами сможем сами ответить на него от Путина. Ровно так, как ответил Путин, мы можем это сформулировать, встав на его сторону. Губерниев знает, как ответит на этот вопрос Путин, что это безобразие, что этим ничего добиться нельзя, что это сдерживает нашего замечательного партнера, его развитие.

Елена Рыковцева: Во-первых, начнем с того, что мы ни в одного не бросим регионального журналиста камень, который задает вопросы о своих местных делах, потому что это для них важно, пусть они их задают. Но этот человек, который про Буша довел до конца, он в конце своего выступления яркого очень озвучил целый перечень несчастий, которые ждут Россию в следующем году. Он сказал: Владимир Владимирович, что будет в следующем году? Вы опять не скажете, идете ли вы на 25-й срок в 2024 году. ВОЗ опять не признает "Спутник". Пандемия у нас продолжится. Что радостного, что оптимистического вы предложили бы россиянам? Интересно, как бы вы оценили позицию журналиста, что это негатив для России, что Путин тянет с ответом о решении идти или не идти на 25-й срок?

Андрей Колесников: Это опять же проблема вопроса. Что у него спрашивать без конца, он каждый раз все эти годы отвечал одно и то же: это решать народу Российской Федерации. Правда, у народа Российской Федерации другого выхода нет, он может решать только по поводу Путина, не по поводу кого бы то ни было еще. Неважно, ответ заранее понятен. Опять же в вопросе не доведена до конца тема признания "Спутника". Почему, спросил бы нормальный журналист, не признают? Что мы такого не доделываем, чтобы его признали? Хорошо бы признать – это будет еще и нашей победой в некотором смысле.

Александр Мельман: Песков сказал, что мы не доделали эту работу, из-за чего не признают. То есть он сознался.

Либо мы не умеем ничего делать, либо играем в политическую игру

Андрей Колесников: Значит мы не умеем делать работу. В принципе такой вопрос можно было Владимиру Владимировичу задать.

Елена Рыковцева: Этот действительно вопрос существует. Никто не может точный ответ дать, что именно Россия недорабатывает. Они наконец признали, что есть недоработки, что-то мы не показываем. Но что не показывают, они действительно об этом не говорят.

Андрей Колесников: Надо показать. Значит плохо работает бюрократия или она политически уязвима. Или это политическое действие специально делать так, чтобы нашу вакцину не признавали, а потом говорить: Запад же не признает нашу вакцину – это еще одно недружественное действие. Либо мы не умеем ничего делать, либо мы играем в политическую игру.

Александр Мельман: Вакцина – это одно, а то, что зато рост ВВП на четыре с лишним процента, инфляция в Америке поднялась в три раза, а у нас лишь в два – вот это озвучил Владимир Путин. И этого достаточно для той массы людей, которые все это готовы таким образом воспринимать. Поэтому Путин мыслит так же, как большинство народа по-прежнему, подпитывается от этого большинства. Телевидение, которое смотрит большинство, 45+, формирует сознание этих людей. Поэтому пока все под контролем.

Последние два месяца нам вбрасывают возможность большой войны

Елена Рыковцева: Это же конец года, это итоговая пресс-конференция для Владимира Путина, это итоги и политического года. Я бы хотела, чтобы вы спрогнозировали, проанализировали итоги, которые отложатся в голове того самого обывателя, который все еще живет телевизором, очень любит смотреть Владимира Путина и уважает его. Что решат россияне, воюем мы, не воюем мы? Что они вынесут из этих четырех часов?

Андрей Колесников: Несмотря на то что год был очень тяжелый, на мой взгляд, самый тяжелый в постельцинский период российской истории, самый жестокий, самый авторитарный и так далее, на самом деле вынесет средний обыватель, средний смотритель телевизора ровно все то же самое, что мог бы вынести в прошлом году и в позапрошлом: на нас нападают, мы обороняемся. У нас есть враги, но мы всех победим. Все вокруг плохо, но мы преодолеем. У всех все падает, у нас все растет и будет расти еще больше. Собственно, никаких сюрпризов абсолютно, это та же самая мантра. Я не думаю, что средний россиянин понял, есть ли ответ на самый главный вопрос: Россия нападает на Украину, то есть провоцирует она третью мировую войну или нет? Ответа на этот вопрос нет. Если что, средний обыватель поймет и простит. Но простит ли он дальнейшее катастрофическое падение социально-экономических показателей собственного уровня жизни – это уже следующий вопрос. Готов ли обыватель своего пацана отправлять в окопы сражаться с таким же пацаном с той стороны? Думаю, что нет. Но он об этом как-то не думает. Социология показывает, что российский обыватель всегда ставит блок для плохих раздумий своих. Кто виноват в том, что обостряется ситуация на российско-украинской границе? США, НАТО, Украина. А Россия – 4% отвечают. Кто сбил "Боинг" малйазийский? Это не мы. Мы – это 3%.

Елена Рыковцева: Как она может ставить блок, если у нее сын в армии? Сейчас вся пресс-конференция о том, будет ли война с Украиной или нет, как она блок ставит? Как может мать поставить такой блок у себя в голове?

Андрей Колесников: Мать не готова про это думать, она волнуется за сына, а с другой стороны она для себя даже, не для социолога, артикулирует: это же они виноваты, а мой сын выполняет священный долг.

Телевидение, которое смотрит большинство, формирует сознание людей, поэтому пока все под контролем

Александр Мельман: В моем понимании итоги года таковы, что последние два месяца нам именно вбрасывают эту возможность большой войны. Причем это делается пробным образом. Потому что действительно общество скорее всего не готово принять это, потому что одно дело Крым, где все было филигранно сделано, совсем другое дело такая война. Люди это понимают, тем более матери, которые, не думаю, что так легко могут отпустить своих сыновей в армию на российско-украинскую границу. То, как работают пропагандисты сейчас – это именно такие вбросы. Они пока еще осторожные, они пока смотрят, как общество откликнется. Если нужно, они нажмут, если нужно, они пережмут. Это пока такой опыт, такой эксперимент, это еще не решено окончательно, но общество готовят таким образом.

Елена Рыковцева: Хорошо, что вы это сказали. Только я хотела сказать, как они поймут – как им расскажут, так они и поймут.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG