Ссылки для упрощенного доступа

Судьба договора. Юрий Федоров – о ракетах и амбициях


Пару недель назад Владимир Путин неожиданно вспомнил, что "…в 2021 году заканчивает действие договор СНВ-3". И если "прямо сейчас не будет начата работа по его продлению", то через полтора года "его не будет". Путину очень хочется, чтобы Договор СНВ-3 сохранился. Претендующие на осведомленность журналисты заговорили о "принуждении США к переговорам". Видимо, такая идея действительно обсуждается в московских коридорах власти. В чем причина?

По Договору СНВ-3 Россия и США могут иметь не более 1550 боезарядов на стратегических носителях и не более 700 самих носителей, то есть межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования (МБР), ракет на подводных лодках (БРПЛ) и тяжелых бомбардировщиков. Сегодня у России 527 носителей, на которых находятся 1444 боезаряда, но поддерживать потенциал на этом уровне страна долго не сможет. У большей части ее стратегических вооружений уже давно закончился или близок к окончанию гарантийный срок эксплуатации, их необходимо выводить из боевого состава. На замену, естественно, поступают новые вооружения, в частности, ракеты наземного базирования "Ярс". Однако вряд ли возможно предотвратить неизбежное и крупное, если не обвальное, сокращение стратегического арсенала России уже в ближайшие годы.

Процесс вот-вот начнется. В середине 2018 года у России имелось 286 МБР, на которых были развернуто примерно 960 боеголовок. 460 из них находятся на ракетах "Воевода", которые еще в 2012 году в полтора раза превысили гарантийный срок своей службы. Однако тогда этот срок волевым решением продлили еще на несколько лет. В 2017 году было решено оставить дряхлеющие "Воеводы" на службе как минимум до 2024 года. Это чудовищный авантюризм, поскольку гарантийные сроки устанавливаются отнюдь не произвольно. Серьезные проблемы есть у ракет семейства "Тополь" (например, со временем образуются трещины в твердом топливе). В итоге надежность МБР, несущих 450–500 боезарядов, падает ниже допустимого уровня. Их, конечно, можно будет оставить в шахтах, но только сняв, от греха подальше, ядерные боеголовки. Так поступили с 30 российскими МБР, известными как СС-19.

Не лучше обстоят дела на российском флоте. Из 11 находящихся в данный момент на вооружении подводных лодок со стратегическими ракетами только три, класса "Борей" – современные, а другие, известные как Дельта-III и Дельта-IV, долго не прослужат. Самая "молодая" из них, "Новомосковск", прошла модернизацию в 2011 году, и тогда же было определено, что она останется в строю до 2021 года. На разной стадии готовности находятся пять "Бореев", но когда они будут введены в боевой состав, никто сказать не может. Сроки их строительства постоянно срываются.

Согласятся ли США продлевать Договор СНВ-3, который, по сути дела, ограничивает не российские вооружения, которые и так сокращаются по старости, а именно американские?

Не исключено, что в первой половине будущего десятилетия российский стратегический потенциал в целом сократится примерно вдвое. У США таких проблем нет. Сейчас в американском арсенале 652 носителя и 1350 боеголовок. Если Договор СНВ-3 останется в прошлом, США смогут за несколько месяцев нарастить количество боезарядов на 800 единиц, переоснастив головную часть МБР "Минитмен-3" с однозарядной на трехзарядную. В этом случае намечающийся разрыв между Россией и США может заметно увеличиться.

Скажу прямо: опасности для России в этом нет. Тот же Китай, например, чувствует себя спокойно, имея всего 280 cтратегических боезарядов. Но Москва не Пекин. Путин убежден, что чем больше у него оружия, тем большим уважением Россия пользуется на международной арене. Он ошибается. Влияние в мире сегодня определяется не столько военным, сколько научным и экономическим потенциалами, уровнем и качеством жизни и так далее.

Но вернемся к вооружениям. Ставка в Кремле делается на замену "Воевод" новыми "Сарматами". Российские журналисты и лично Путин с восторгом рассказывают о том, какая это чудесная ракета и как ее боятся в США. Однако говорить о достоинствах "Сармата" как минимум рано: этим летом завершились лишь бросковые испытания (испытывался стартовый ускоритель, выталкивавший из шахты массо-габаритный макет ракеты). Впереди наиболее важные летные испытания. Сколько лет они будут продолжаться, никому неведомо. В случае БРПЛ "Булава", например, такие испытания продолжались более семи лет, хотя конструктивно твердотопливная "Булава" заметно проще жидкотопливного "Сармата".

Естественно, возникает вопрос: а согласятся ли США продлевать Договор СНВ-3, который, по сути дела, ограничивает не российские вооружения, которые и так сокращаются по старости, а именно американские? В 2010 году Конгресс ратифицировал его с большим трудом: республиканцы не хотели идти на односторонние уступки Москве. Но Россия тогда считалась надежным партнером, в Вашингтоне с надеждой говорили о "перезагрузке". Сейчас отношение к России поменялось. Кроме того, многие в США опасаются, что сам факт переговоров по продлению этого договора будет использован Москвой, чтобы влиять на американские стратегические программы. Всегда найдутся люди, которые скажут: "Не надо раздражать этих русских и рисковать переговорами, поэтому давайте заморозим проект, вызывающий в России такое беспокойство".

В России, видимо, понимают, что перспективы продления договора СНВ-3 далеко не блестящие, а потому намекают, что Россия может отказаться от новых вооружений, о которых в последние месяцы сообщают Министерство обороны и президент Путин, в обмен на отказ США от вполне реальных программ модернизации ядерного арсенала. На первый взгляд идея хороша, но только на первый.

Что, собственно, Москва может предложить к обмену? Крылатая ракета с ядерным двигателем существует только на бумаге. Подводная "суперторпеда", по сути дела, бессмысленна: уничтожить города на побережье противника гораздо проще и дешевле обычными МБР. К тому же ее еще предстоит создать, а это дело крайне сложное и дорогостоящее. Есть система "Кинжал": ракета малой дальности "Искандер", которую подвесили к истребителю и таким образом увеличили дальность ее полета до двух тысяч километров. Это оружие средней дальности и к стратегическим системам отношения не имеет. От МБР "Сармат" Кремль никогда не откажется. Остаются гиперзвуковые боеголовки, считающиеся чуть ли не "супероружием". Но почетный гендиректор "НПО машиностроения", разрабатывающего гиперзвуковые вооружения, академик Герберт Ефремов недавно говорил: "Эти технологии так до сих пор и не освоены". Не удалось обеспечить устойчивое горение в камерах сгорания при движении на гиперзвуке. Предстоит решить вопросы управления, наведения, прохождения радиоволн сквозь плазму, обеспечение малозаметности и маневрирования. Это важнейшие для оружия вопросы. "Появления массового гиперзвукового вооружения, особенно стратегического, – констатировал академик, – не стоит ожидать".

Таким образом, "принудить США к переговорам" на российских условиях не получится. Скорее, жизнь принудит Путина согласиться принять американские условия, если вообще такие переговоры состоятся.

Юрий Федоров – военно-политический эксперт

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG