Ссылки для упрощенного доступа

Столичные протесты. Краткий справочник по уголовным делам после акций оппозиции


Евгений Коваленко

После летних акций протеста в Москве, связанных с выборами в Мосгордуму, правоохранительные органы отправили за решётку более десяти человек (шестерым уже вынесен приговор), попытались отобрать двух детей у родителей и не наказали никого из сотрудников полиции и Росгвардии за насилие при разгоне шествий и митингов. Радио Свобода рассказывает о главных уголовных и административных делах этого предвыборного цикла.

"Московское дело"

"Оцениваю как массовые беспорядки, заранее спланированные и хорошо подготовленные. Никаких заявок на проведение согласованной акции не было", – так мэр Москвы Сергей Собянин прокомментировал акции протеста оппозиции.

"Московское дело" появилось после акции 27 июля. В тот день были задержаны 1388 человек, включая 76 несовершеннолетних, десятки человек избиты сотрудниками правоохранительных органов. После этого Следственный комитет возбудил дело по статье о "массовых беспорядках" (статья 212 УК). "В толпе почти никогда не встретишь истинных организаторов "массовых беспорядков". Как показывает опыт расследования таких преступлений, основные кукловоды находятся вдали от эпицентра событий. Их задача – распределить правильно роли и финансовые потоки", – говорилось в ролике, который выпустило ведомство Александра Бастрыкина.

3 сентября Следственный комитет объявил, что в отношении Сергея Абаничева, Даниила Конона, Валерия Костенка, Владислава Барабанова и Дмитрия Васильева расследование прекращено, поскольку в их действиях не найдено состава преступления. При этом Костенок ранее признал вину. Дела в отношении других обвиняемых расследуются в рекордные сроки. В ряде случаев материалы выделяют в отдельное производство и вменяют более мягкое обвинение – в насилии в отношении представителя власти (статья 318 УК). Приговоры по этой статье уже вынесены в отношении четырех обвиняемых.

  • 48-летний охранник РЖД Евгений Коваленко получил 3,5 года колонии общего режима за применение насилия в отношении представителя власти. По версии следствия, во время акции 27 июля ​Коваленко сначала толкнул руками сотрудника патрульно-постовой службы МВД Евгения Терещенко, а затем бросил мусорный бак в сторону омоновца Максима Салиева, который задерживал другого протестующего. Коваленко признал, что кидал урну, но настаивал на том, что не собирался причинять правоохранителю боль. На видео с акции видно, что бак едва коснулся сотрудника правоохранительных органов.
  • 28-летний машинист метро Кирилл Жуков получил три года колонии общего режима за то, что он попытался поднять забрало шлема сотрудника Росгвардии 27 июля. "Голова по инерции пойдет назад, лямки вдавились в подбородок, было неприятно, больно", – говорил о своих ощущениях потерпевший Аскарбек Мадреймов. Жуков утверждал, что просто коснулся каски, пытаясь привлечь внимание Мадреймова.
  • 26-летнего предпринимателя Данилу Беглеца приговорили к двум годам колонии по обвинению в применении насилия к полицейскому. Суд признал, что он потянул за руку полицейского Никитина, который задерживал протестующих. Сам Беглец говорил, что не участвовал в протестах, в центре Москвы в тот день оказался случайно и лишь попытался передать упавшие наушники задерживаемому, но сам попал в автозак, где его избили сотрудники правоохранительных органов.
  • 25-летний Иван Подкопаев получил три года колонии общего режима за применение насилия в отношении представителя власти. По версии следствия, Подкопаев распылил газовый баллончик в сторону полицейских. Во время последнего слова подсудимый сказал, что он не хотел причинить им вред: "Единственное, что спровоцировало мои действия, было то, что они взяли металлическое ограждение [и начали давить им] на людей, среди которых были женщины и пожилые люди".

Сроки за твит и по "дадинской" статье

Отдельно рассматривались еще два уголовных дела.

  • 30-летний финансовый менеджер Владислав Синица получил пока самый большой срок – пять лет колонии за сообщение в своем аккаунте в твиттере. Твит касался деанонимизации сотрудников правоохранительных органов и возможных последствий для их детей. В суде допросили двух свидетелей – бойцов Росгвардии Александра Андреева и Артема Тарасова, которые якобы увидели твит Синицы. Андреев сказал, что воспринял твит как призыв "похищать детей нацгвардейцев с последующей расправой".
  • 34-летний программист Константин Котов был приговорён к четырём годам колонии за неоднократное нарушение правил публичных мероприятий (статья 212.1 УК). Это так называемая "дадинская" статья, первым осужденным по ней был Ильдар Дадин. После суда по делу Дадина Конституционный суд принял постановление: уголовная ответственность по этой статье наступает, только если нарушение "повлекло за собой наступление или реальную угрозу наступления негативных последствий". Первый протокол на Котова составили из-за акции 2 марта в поддержку арестованного аспиранта мехмата МГУ Азата Мифтахова. 13 мая он протестовал у здания ФСБ на акции "В защиту нового поколения: против пыток и репрессий". Затем активист вышел на акцию в поддержку журналиста Ивана Голунова. 15 июля он, по версии следствия, призвал к участию в акции на Трубной площади в поддержку незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму. А 10 августа принял участие в акции на Старой площади после согласованного митинга на проспекте Сахарова. При этом телеканал "Дождь" опубликовал видео, на котором видно, что Котов пробыл на площади не более полуминуты и за это время не успел совершить никаких действий, которые могли бы трактоваться как участие в митинге. В прямую трансляцию, которую Радио Свобода вело с акции 10 августа, попал момент задержания Котова на площади Ильинских ворот:

Незавершённые дела

Сейчас в производстве Следственного комитета находятся дела нескольких человек.

  • Сергей Фомин – 36-летний предприниматель, волонтер штаба Любови Соболь. В начале августа его объявили в розыск, но он сам пришел в полицию. СКР утверждает, что Фомин "направлял действия других участников, являясь одним из организаторов массовых беспорядков". Фомин был переведен под домашний арест после месяца заключения в СИЗО.
  • Айдар Губайдулин – 25-летний программист. 27 июля он замахнулся пластиковой бутылкой на полицейского. В СКР считают, что он бросил бутылку в сотрудника МВД. По этой причине Губайдулину переквалифицировали обвинение – теперь у него статья о покушении на насилие в отношении представителя власти.
  • Егор Жуков – 21-летний студент Высшей школы экономики. Вероятно, он пользуется наибольшей поддержкой среди оппозиционно настроенной части общества, за него подписывали поручительства более 600 человек. Он провёл больше месяца в изоляторе, а в качестве доказательства его вины следователь ссылался на видео, где Жуков "делает жест направо". В начале сентября студента перевели под домашний арест, а Следственный комитет закрыл в отношении него дело о массовых беспорядках. По словам адвоката Ильи Новикова, следствие признало, что изначально Жукова перепутали с другим участником акции. Одновременно в СК объявили, что Жукову предъявили обвинение в призывах к экстремизму (часть 2 статьи 280 УК) за видео, которые студент публиковал на своем канале в YouTube.
  • Алексей Миняйло – 34-летний предприниматель, который обучал сборщиков подписей в штабе Любови Соболь. Его обвинение не конкретизировано, Миняйло свою вину не признает и утверждает, что весь день 27 июля был в Хамовническом суде и только вечером дошел до Трубной площади, где его и задержали. "Он мягкий, добрый человек. И он как-то неожиданно для него даже попал в эту ситуацию с Любовью Соболь. Он помогал ей готовить сборщиков подписей, и когда он увидел вопиющую несправедливость, он не смог остаться в стороне. И видя ее решимость, он решил ее поддержать, он же голодает вместе с ней!" – рассказывала его мать.

Еще про нескольких обвиняемых почти ничего не известно.

  • Самариддин Раджабов — 21-летний прораб, который, по версии следствия, бросил в полицейского пластиковую бутылку. Свою вину не признает.
  • 21-летний актер Павел Устинов якобы вывихнул бойцу Росгвардии плечо. На видео задержания заметно, что этой же рукой пострадавший поднимает Устинова с земли.
  • Про Эдуарда Малышевского известно лишь, что его обвиняют в применении насилия к представителю власти.

Кроме того, в Минске был задержан 22-летний предприниматель Никита Чирцов. Милиционеры сообщили, что он находится в розыске по статье о применении насилия к силовику и участии в массовых беспорядках. Ему запретили въезд в Беларусь на десять лет и 30 августа выслали в Москву. В начале сентября он был арестован. В постановлении суда говорится, что 27 июля Чирцов "выкрикивал лозунги тематического содержания".

Иски против семей

После акций протеста прокуратура потребовала лишить родительских прав две семьи.

Так, надзорное ведомство утверждало, что Ольга и Дмитрий Проказовы дали Сергею Фомину годовалого ребенка во время акции 27 июля, чтобы он мог избежать задержания: "Супруги, эксплуатируя ребенка, злоупотребили своими родительскими правами в ущерб интересам сына". А СК возбудил дело об оставлении в опасности и неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего. Сам Фомин настаивал, что просто взял подержать своего племянника. Позднее прокуратура отредактировала релиз о ребенке. Из сообщения пропала фраза о том, что ребенок получил "физический и моральный вред". "Мы устали и решили пойти домой, предложили нашему другу Сергею к нам присоединиться, он согласился, и мы вместе пошли домой. Сергей – мой лучший друг, друг детства, мы учились в школе, он – крестный моего старшего сына, двоюродный брат моей жены. Это мой родственник, у меня даже мысли не было о том, что я делаю что-то близко даже неправильное, потому что это просто естественно. В какой-то момент я попросил Серёгу понести ребёнка, и мы все вместе дошли до метро и доехали до дома", – объяснял Дмитрий Проказов.

Также прокуратура требовала лишить родительских прав Петра и Елену Хомских после акции 3 августа. К иску ведомство приложило скриншот новости с сайта РЕН-ТВ под заголовком "Пара едва не перевернула коляски с детьми на митинге в Москве". По версии прокуратуры, родители "умышленно допустили" нахождение своих детей "в непосредственной близости от агрессивно настроенных митингующих граждан, а также сотрудников правоохранительных органов со спецредствами, пресекающих правонарушения со стороны митингующих, в целях предотвращения своего возможного задержания".

"Погуляли с детьми, ничего не выкрикивали, никакие лозунги, никакие плакаты не показывали и вообще они не видели, чтобы в принципе вот это мероприятие было похоже на митинг. И ничего они не опасались, соответственно, ни для себя, ни для своих детей", – отмечала адвокат супругов Татьяна Сустина. В результате суд отклонил оба иска прокуратуры.

Реакция на избиения
Ни один из сотрудников правоохранительных органов не был привлечён к ответственности по итогам акций протеста. Так, Следственный комитет отказался проводить проверку по заявлениям шестерых участников акций протеста. Соответствующие постановления, как сообщала правозащитная организация "Зона права", получили велосипедист Андрей Кургин, избитый 3 августа, дизайнер Константин Коновалов, которому сломали ногу во время пробежка перед зданием мэрии утром 27 июля, а также активист Кирилл Белоусов, подросток Александр Костюк, Евгений Дубинин и Алексей Семенов.

Не сообщалось и о том, что к ответственности был привлечен сотрудник Росгвардии, который ударил в живот 26-летнюю Дарью Сосновскую: "И получается такой момент: мы идем-идем-идем, он то ли спотыкается, то ли еще что-то, у него падает то ли дубинка из рук, и потом, соответственно, он меня [бьет]… Я не понимаю, в какой момент. По видео видно, что он сначала падает. Это дико неприятно. У меня как-то сразу свело все, я не могла вздохнуть, – говорила она. Момент удара попал на видео.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG