Ссылки для упрощенного доступа

Приглашение в Брюссель на саммит "Восточного партнерства" в конце ноября этого года, которое направлено в Белоруссию, адресовано непосредственно Александру Лукашенко. Об этом сообщил белорусский интернет-портал TUT.BY со ссылкой на представительство Евросоюза в Минске. "Белоруссия приглашена к участию в саммите "Восточного партнерства" в Брюсселе таким же образом, как и другие страны-участницы инициативы "Восточное партнерство" и страны Европейского союза: приглашение адресовано главе государства. Решение о том, кто представит Белоруссию на саммите, остается за официальным Минском", – отметили в представительстве. Раньше Белоруссию тоже приглашали на саммит, однако по дипломатическим каналам Минску всегда давали понять, что присутствие на форуме Александра Лукашенко нежелательно.

Неофициально об изменении позиции ЕС стало известно во вторник – брюссельский корреспондент Радио Свобода Рикард Юзьвяк, ссылаясь на свои источники в Евросоюзе, рассказал, что Беларусь была приглашена принять участие в саммите 24 ноября в Брюсселе "без ограничений", так же как и пять других членов "Восточного партнерства": Азербайджан, Армения, Грузия, Молдова и Украина.

Что заставило ЕС изменить свое отношение к Александру Лукашенко и как сам Лукашенко намерен строить сотрудничество с Евросоюзом? Свое мнение высказывает обозреватель белорусской службы Радио Свобода Юрий Дракохруст:

Юрий Дракохруст
Юрий Дракохруст

– Почему, на ваш взгляд, Александр Лукашенко в этот раз получил прямое приглашение приехать на саммит "Восточного партнерства"?

– Сначала, наверное, надо ответить на вопрос: почему его раньше не приглашали? Потому что с 2004 года в отношении белорусских чиновников разного уровня действовали разного рода санкции – визовые и финансовые. Первоначально санкции были введены в отношении чиновников, которые подозревались в причастности к исчезновениям политиков. Ну, а после 2010 года, после известного разгона послевыборной манифестации, после уголовных дел против активистов, в том числе и кандидата в президенты, речь уже шла о сотнях подсанкционных чиновников, включая и главу государства. Ну, и логика была такая, что раз в Белоруссии нарушаются права человека, то, соответственно, ее статус в этом самом "Восточном партнерстве" такой как бы немножко... второй свежести. И поэтому первое лицо не приглашали, там были такие немножко византийские формы. Приглашали страну, но при этом говорилось: "Вы знаете, если Александр Григорьевич не поедет, то, в общем-то, это будет правильное решение..." Ну, он, в общем-то, и не ездил. А сейчас санкции сняты, все практически, и поэтому "нет санкций – есть приглашение". Вот такая простая формула на поверхности. А если говорить о более каких-то глубоких вещах, то, конечно же, на Западе, в Европе обратили внимание на то, что политика Минска в последние годы, в частности после 2014 года, изменилась. Минск стал сближаться с Европой, Минск, в общем, занял позицию в отношении Украины, может, не такую, которую бы хотела Европа, но и сильно не такую, как позиция, скажем, России. Это, в частности, воплотилось в то, что хотя Лукашенко и был под санкциями еще в 2015 году, но Минские соглашения были все-таки подписаны в Минске. В Минск приехала Меркель, в Минск приехал Олланд. Так что, что называется, по совокупности заслуг, как писали в советские времена, и сделан такой жест в отношении руководителя Белоруссии.

– Санкции сняты, но в марте ситуация в Белоруссии сильно обострялась, был "марш тунеядцев", люди попадали за решетку. Но потом как-то вот все рассосалось. Это, на ваш взгляд, результат именно отмены санкций?

"Марш тунеядцев" в Бобруйске, 12 марта 2017 года
"Марш тунеядцев" в Бобруйске, 12 марта 2017 года

– Я думаю, да. Потому что вы очень верно вспомнили эти события, весьма печальные в Белоруссии. И тогда многие в Белоруссии опасались, что ситуация вернется в декабрь 2010 года. То есть что начнутся долгие массовые репрессии, что будут уголовные дела, которые будут тянуться годами. Кандидат в президенты 2010 года Николай Статкевич, напомню, "отбухал" пять лет. После событий нынешнего года были опасения, что повторится нечто подобное. А вот не повторилось. Кого посадили на 15 суток, те отсидели, возникло там даже уголовное дело, типа "против террористов". Но, в общем, за несколько месяцев его спустили на тормозах, "террористы" оказались не террористами. И я думаю, что да, действительно, это такое "далекое эхо" отмены санкций. Тут стоит сказать, что, когда их отменили, многие в Белоруссии опасались, что теперь уже власть будет рассуждать так: а, раззудись плечо, мы теперь уже можем делать что хотим! А вот оказалось, что нет. Оказалось, ну, не с точностью до наоборот, но не так. И вот этот факт, что как бы Белоруссии сделали жест, в общем-то, вызвал у белорусской власти ответ: ну, давайте, ребята, и мы уж дубинками махать станем не большим размахом. Да, это не назовешь свободой, это не назовешь либерализацией институциональной, то есть не скажешь, что появились гарантии соблюдения законности. Нет, гарантий нет, но есть царская милость: вы нас уважили, ну, и мы вас тоже уважим. То есть, кого надо, мы сажать будем, но ненадолго. Отсидит человек 15 суток и выйдет. И в этом смысле, можно сказать, что, по крайней мере, вот таких политзаключенных на годы в Белоруссии сейчас нет.

– Россия сейчас находится в жесткой конфронтации со странами Запада, в том числе и с Европейским союзом, и все это связано в первую очередь с событиями на Украине. Может ли Путин каким-то образом помешать сближению Белоруссии и Европейского союза? Может ли он помешать этой поездке Александра Лукашенко в Брюссель?

– Я думаю, что ответ "нет". И не потому что Путин физически это не может сделать. Но вот в нынешнем году Лукашенко дважды ездил в Украину – один раз в Чернобыль, другой был официальный визит в Киев, он там встречался с Порошенко. Если следовать вашей логике, Путин должен был запретить Лукашенко ездить в Киев. А вот не запретил. Потом можно сказать, что на саммиты "Восточного партнерства" регулярно с 2009 года, с самого начала, ездил президент Армении. И сейчас он тоже приглашен. Армения в военном союзе с Россией, Армения в экономическом союзе с Россией, но ей же никогда не запрещали туда ездить. Формально говоря, почему надо запретить Лукашенко поехать на этот саммит? В общем-то, "Восточное партнерство" – это не НАТО, это не Евросоюз, а это такая довольно рыхлая структура, инициатива. И сказать, что если там Лукашенко или Саргсян, или кто угодно поехал в Брюссель, то все, он уже сдался, что называется, Западу и продал Россию? Вообще говоря, нет. Я думаю, что, конечно, в Москве будут недовольны, фыркнут, скажут: ну, что он... и этот туда поехал... Но я думаю, что фыркнут и не более того.

– Тогда встает вопрос: как будет себя вести Александр Лукашенко, будучи в Брюсселе? Будет ли он открыто говорить о необходимости сближения Белоруссии и Европейского союза? Или, может быть, он займет какую-то двойственную позицию? Или будет защищать интересы Москвы?

– Вы знаете, я думаю, что он будет играть. Я думаю, что он скажет все слова насчет того, что мы – европейцы. И я думаю, что он, безусловно, что называется, не преминет напомнить уважаемым западным партнерам, что вот вы меня сколько лет не приглашали, а вот оказалось-то вынуждены были, ребята, пригласить. У нас некоторые аналитики вспоминают, что как раз после 2010 года, когда была волна санкций, министры иностранных дел Польши, Швеции, Чехии, Германии написали открытое письмо в "Нью-Йорк Таймс", которое называлось "Лукашенко – лузер, неудачник". Это было в 2010 году, семь лет назад. Все эти четыре министра уже не занимают свои посты, а Александр Лукашенко... Лузер? И я думаю, что он это напомнит европейским партнерам. С другой стороны, я думаю, что сам по себе его туда визит – это все-таки будет некая шпилька Владимиру Владимировичу. Но вместе с тем я полагаю, что он разыграет какую-нибудь комбинацию, которая покажет, что, нет, у него главный союзник – это Москва. Что-то вроде российского флага на Паралимпиаде в Рио. Стоит недорого, но красиво. И после этого Россия скажет: да, белорусы – братья! И кстати, на предыдущем саммите в Риге белорусская сторона разыграла точно такую комбинацию. Там было предложено в итоговой резолюции упомянуть аннексию Крыма, и белорусская сторона, в общем, довольно резко выступила против этого. Вот такой двуликий Янус. С одной стороны, мы все-таки едем в Брюссель, а с другой стороны, вот что-нибудь будет такое сделано, показано, что, мол, мы с Россией друзья, мы с Россией братья. А воспринимайте это как хотите. Хотите – воспринимайте Лукашенко как троянского коня Москвы в Брюсселе. А хотите, если очень хотите, можете воспринять и Лукашенко как собственного троянского... ну, может, не коня, но пони, в Москве, – предполагает Юрий Дракохруст.

Владимир Путин и Александр Лукашенко
Владимир Путин и Александр Лукашенко

"Восточное партнерство" – проект Европейского союза, имеющий основной заявленной целью развитие интеграционных связей Евросоюза с шестью странами бывшего СССР: Украиной, Молдавией, Азербайджаном, Арменией, Грузией и Белоруссией. Идея проекта была представлена министром иностранных дел Польши Радославом Сикорским при участии Швеции на Совете ЕС по общим вопросам и внешним связям 26 мая 2008 года, первый саммит прошел в 2009 году в Праге. Предыдущий саммит Восточного партнерства состоялся в мае 2015 года в Риге.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”
XS
SM
MD
LG