Ссылки для упрощенного доступа

Победитель, сдавайся! Илья Мильштейн – о гибридном плюрализме


Владимир Путин не спешит поздравлять Владимира Зеленского: это "преждевременно", говорит его пресс-секретарь. Напротив, Рамзан Кадыров желает победителю "удачи в благородных делах". Что касается Дмитрия Медведева, то он не предается "никаким иллюзиям". В отличие от Валентины Матвиенко, которая питает "некоторую надежду" на то, что избранный президент Украины и его команда "услышат полученный от общества сигнал". Ну, а Наталья Поклонская прямо ликует и "очень хочет верить в искренность и человечность" триумфатора, и наказы раздает, предлагая "отправить в прошлое кровавый режим и развязать все узлы непонимания" в отношениях между ее бывшей родиной и родиной настоящей.

Как это все понимать? Откуда такая разноголосица в комментариях российских официальных и полуофициальных лиц? Версий множество, но главный ответ, по-моему, очевиден. В гибридной войне всё должно быть гибридным, включая поздравления победившему на выборах в соседней вражеской стране. Нет, это не значит, что Кремль раздает ораторам поручения и каждый из них выступает с заранее выученным текстом. Это значит, что в начальственной среде поощряется некий плюрализм. И до тех пор, покуда президент хранит молчание, вторые, третьи и тридцать третьи лица вольны высказываться про Украину и её выбор – в определенных рамках, естественно. Вот они и высказываются: с безнадежной суровостью и робкой надеждой, желая успехов и благословляя.

Кроме того, украинская тема – это для российского политика любого ранга почти идеальный повод напомнить о себе, уточнить свой образ. Вот они и напоминают, и уточняют. У премьер-министра стойкая репутация балабола, поэтому он недоверчив и строг. У председателя верхней палаты личные кадровые проблемы, связанные со слухами о ее перемещении в пенсионный фонд, и она предельно аккуратна в суждениях. Главе чеченской администрации по должности вообще не положено думать об Украине, но это только по должности. На деле Кадыров – один из столпов нынешней России, которому всегда есть что сказать по любому поводу, оттого было бы странно, если бы он не заговорил про Украину. Причем в неожиданной манере, свойственной скорее хитроумному дипломату, нежели Кадырову. Ну, а Поклонской сам бог велел нежно ворковать и страстно надеяться, обращаясь к молодому артисту.

Особняком стоит Виктор Янукович, бывший президент Украины, у которого своя игра. Он ужасно рад, что его заклятый враг Порошенко низвержен, и торопится заклеймить проигравшего, "низко поклониться мудрому украинскому народу, который не дал себя обмануть", и заключить в объятия нового лидера, но тот холодно отстраняется. "Обойдемся без ваших поздравлений", – пишут в Ростов-на-Дону из штаба Зеленского, и это звучит как приговор. Давно, впрочем, вынесенный, лет пять назад с лишним, и не подлежащий обжалованию.

Наглость несусветная, когда оккупанты с глубокомысленными, скептическими или радостными лицами рассказывают публике о том, чего ожидают от Владимира Зеленского

Игры, в которые играют с Киевом российские политики, тоже очень скоро окончатся. Ибо на этой войне всё понарошку – и глубокомысленное молчание вождя, и нестройные речи его чиновников, и крики, доносящиеся из того ящика, в котором уже пять с лишним лет подряд каждый день обсуждают Украину. Всё не всерьез, за исключением войны как таковой. Суть которой заключается в том, чтобы мучить соседнюю страну, изживая крупнейшую, понимаете ли, геополитическую катастрофу ХХ века, мирный развал СССР.

В этом смысле Путину совершенно безразлично, кто победил на украинских выборах, кто потерпел поражение и кто шлет свои потусторонние приветы из Ростова-на-Дону президенту Голобородько. Если же других целей у московского царя не имеется, то и неважно, почему хмурится Медведев, благодушествует Кадыров, предостерегает Матвиенко, веселится Поклонская. Важно, что с Путиным ни о чём нельзя договориться, и ежели довольно инфантильный с виду слуга народа, включаясь в президентскую гонку, этого до конца не понимал, то поймёт в обозримые сроки.

Со стороны поглядеть, наглость несусветная, когда оккупанты с глубокомысленными, скептическими или радостными лицами рассказывают публике о том, чего ожидают от Владимира Зеленского. И какие отметки за поведение собираются проставлять ему в дневнике. "Судить можно будет только по конкретным делам", – торжественно изрекает Песков, транслирующий послания шефа. Премьер взывает к "честности" и "здравомыслию" партнёра, горестно прибавляя, что тот обречен "повторять известные идеологические формулы" и договориться с ним вряд ли удастся. Чеченский национальный лидер мечтает о "единении украинского и российского народов"; это станет, по его мнению, несомненной удачей президента соседней страны. Глава Совета федерации надеется, что Зеленский покончит с вмешательством иностранцев во внутренние дела Украины, имея в виду, конечно, Запад, а не Россию. Крымская красавица верит, что он "сменит губительный курс" Порошенко на другой, который ей понравится гораздо больше.

Все они, в сущности, требуют и просят одного: капитуляции.

Про Крым забудьте. Возвращение Донбасса возможно лишь на наших условиях, то есть никакого возвращения не будет. Военнопленных и других заложников согласны обменивать, но только тех, кого захотим. Наглость, да, но можно подобрать и более корректное определение: современная российская политика. Формулировки большого значения не имеют. Большое значение имеет ответ на вопрос, сможет ли Зеленский противостоять этой политике хотя бы в той мере, в какой это удавалось Порошенко. Тогда, пожалуй, все, его нынешние российские гибридные недруги и друзья, имитирующие злость и доброту, будут сильно огорчены и разочарования не скроют. Но Украина это переживёт.

Илья Мильштейн – журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG