Ссылки для упрощенного доступа

Вечная жизнь продается в России прямо сейчас – она стоит от 12 до 36 тысяч долларов, и это выгодное предложение привлекает клиентов со всего мира – от Италии до Японии. Людей посмертно помещают в жидкий азот и обещают им разморозку и оживление уже в этом веке. Радио Свобода разбиралось, кто и что собирается брать с собой в светлое будущее и почему приблизить его могут только российские семиклассники.

***

На самой окраине Сергиева Посада, всего в пяти километрах от Троицкого собора, где хранятся мощи духовного собирателя русского народа Сергия Радонежского, стоит небольшой металлический ангар, похожий то ли на склад, то ли на помещение автомойки. Но на фоне окрестных деревенских и дачных деревянных домиков он заметно выделяется. Ни таблички, ни охраны, ни суеты, только раз в три недели приходит большая машина, ворота ангара раскрываются и внутрь тянут от цистерны толстый шланг.

Впрочем, местные жители знают о содержимом загадочной постройки и, если верить ее хозяевам, в основном не возражают против такого соседства. Может быть, определенная оторванность города – одного из главных центров русского православия – от времени и мирской суеты помогает им в этом. В ангаре в глубине самого обыкновенного дачного участка хранятся человеческие трупы. И если миллионы православных паломников, ежегодно посещающих Сергиев Посад, верят во воскрешение умерших во Христе перед Вторым пришествием, то владельцы ангара уверены, что оживить хранящиеся у них тела удастся еще в 21-м веке, и без всякого божественного вмешательства – хватит и человеческих технологий ближайшего будущего.

Спальники и кастрюли

Большую часть помещения ангара занимают три огромные бочки – две из них вертикально стоят у дальней стены, еще одна лежит плашмя, подпертая мешками с песком. Это сосуды Дьюара или просто дьюары – они предназначены для хранения тел в жидком азоте. Лежащий на боку дьюар пока не эксплуатируется, его крышка открыта и видно, что сосуд устроен по принципу термоса: у него двойные стенки из похожего на стекло композитного материала, пространство между ними заполнено специальным порошком и оттуда откачан воздух.

"Внутрь почти не попадает тепло снаружи, и там можно неограниченно долго поддерживать температуру жидкого азота –196 градусов", – с гордостью говорит молодой человек с рыжеватой бородой. Это Данила Медведев – основатель, а теперь председатель совета директоров компании "КриоРУС", предлагающей услуги криосохранения (то есть хранения в замороженном состоянии) умерших. Медведев – один из самых ярких представителей российских трансгуманистов, движения, уповающего на скорое торжество технологического прогресса, который может быть, уже в течение ста лет изменит до неузнаваемости не только окружающий мир, но и самого человека.

Новые технологии, верят трансгуманисты, заставят людей забыть о болезнях и даже о смерти, улучшат интеллект и физические возможности – словом, возникнет новый вид рода Люди: постчеловек. Попасть в постчеловеческое будущее может любой, надо только поместить тело сразу после смерти в жидкий азот, и тогда когда-нибудь его можно будет разморозить и оживить с помощью новых технологий, причем, сохранив и память и личность, содержащуюся, согласно представлениям трансгуманистов, в физиологической структуре головного мозга.

Когда Медведев говорит, из его рта идет пар: помещение не отапливается, мертвым это и не нужно, а живым в ангаре делать особенно нечего. Компания производит всего несколько криосохранений в год (пять в 2014 году, девять в 2015-м, всего два в 2016-м) – и все равно остается одним из мировых лидеров по количеству "криопациентов". Сам Медведев бывает в криохранилище – так на самом деле называется ангар – раз в несколько месяцев, регулярно сюда заходит только смотритель Сергей, проверяющий уровень азота в дьюарах с помощью тросика с грузом на конце, и рабочие, доливающие в сосуды сжиженный газ.

Действующие дьюары
Действующие дьюары

В одном дьюаре можно разместить восемь "пациентов". Медведев объясняет, что такая двусмысленная терминология пришла в российскую крионику из американской, где проще продать идею "неумирания", чем воскрешения из мертвых. Впрочем, это всего лишь дань традиции, по мнению Медведева, к смерти в России относятся философски: "Сама по себе концепция, что мертвого человека можно оживить, русскому человеку понятна. Это укоренено в традиции – вспомните сказки, живую воду, мертвую воду".

Тела умерших проходят специальную обработку, так называемую перфузию, в ходе которой большая часть воды в организме заменяется на специальную жидкость, криопротектор, который не замерзает, а значит, не повредит ткани и кровеносные сосуды организма. Перфузию нужно сделать как можно быстрее – желательно в первые же часы после того, как зафиксирована медицинская смерть. Потом тело охлаждается, доставляется в криохранилище в Сергиевом Посаде, его помещают в спальный мешок ("да, самый обычный спальник", – уточняет Медведев), на котором указывают номер контракта и фамилию криопациента, и опускают в наполненный жидким азотом общий дьюар. "Они плавают там, как ребенок в утробе матери", – поэтично рассуждает Медведев.

Вообще-то у главы “КриоРУС” деловая манера речи: он получил экономическое образование, прежде чем полностью посвятить себя трансгуманизму и крионике, успел поработать финансовым аналитиком в финском инвестфонде, в нем угадывается предприниматель. Основатель первой и единственной российской криокомпании говорит, что готов рассуждать и о философии, но предпочитает предоставить это тем, кто лучше в ней разбирается:

Пока мы не победили смерть для живущих, мы по крайней мере должны предотвратить разрушение умерших

– То, чем мы занимаемся, – социальное предпринимательство. Мы хотим выстроить огромную социальную систему. Если в Древнем Египте были пирамиды, но только для фараонов, то наша задача сделать пирамиды для всех, в которых бы все пространство использовалось, чтобы в России каждый год был крионирован миллион человек. Следую плану русского философа Николая Федорова: пока мы не победили смерть для живущих, мы по крайней мере должны предотвратить разрушение умерших.

Пока что до миллиона в год "КриоРУС" очень далеко: в общей сложности компания хранит чуть больше 50 человек и два десятка домашних животных. Криосохранение – услуга не просто очень экзотическая, но и довольно дорогая: заморозку полного тела компания предлагает за 36 тысяч долларов, только головы или головного мозга (трансгуманисты не сомневаются, что создать новое тело в будущем не составит труда) – 12 тысяч долларов. Заморозка "небольшого котика" (такую формулировку использует официальный сайт компании) обойдется в 10 тысяч.

Кастрюля для нейропациента
Кастрюля для нейропациента

У нас есть как минимум два пациента, мозги которых хранят очень важные секреты

Нейропациенты – таким эвфемизмом называют замороженные мозги – хранятся на дне тех же дьюаров в особых дырявых кастрюлях, их примерно половина от общего количества замороженных. Вообще-то не очень понятно, зачем брать с собой в мир постлюдей несовершенное тело, да еще переплачивать за это втрое, но многие на это идут, похоже, из ностальгических соображений. Медведев уверен, что все особенности личности и память содержатся в структуре мозга и при правильной заморозке полностью сохранятся, будто на компьютерном жестком диске:

– У нас есть как минимум два пациента, мозги которых хранят очень важные секреты. Один из них был ведущим советским криптографом, в его мозге содержится очень много закрытой, секретной и совершенно секретной информации. К счастью, хакерам до нее никак не добраться.

Квартира за бессмертие

У "КриоРУС" есть клиенты не только из России, но и из Украины, Эстонии, Нидерландов, Израиля, Японии, Австралии, Швейцарии, Белоруссии, США и Италии. Флаги этих стран – единственное ритуальное украшение холодного ангара с дьюарами. Часть криопациентов анонимны, но многие имена и биографии как уже замороженных людей, так и тех, кто заключил контракт на будущее криосохранение, публичны. Например, среди замороженных есть родственники видных деятелей российского трансгуманизма, в том числе, бабушка самого Данилы Медведева.

Некоторые готовы отправляться на криосохранение несколькими поколениями.

Надеюсь, в будущей жизни будет все иначе: если человек заболеет, он сможет пойти в профильный кабинет, и его там вылечат

Проработавшая несколько десятков лет в Институте космических исследований РАН пенсионерка Ирина Мнева в 2012 году оплатила криоконсервацию своей матери, а затем заключила контракт и на свою посмертную заморозку. "Допустим, маму восстановят в будущем – кто там о ней позаботится?" – объясняет она. Мнева рассказывает, что всю жизнь вдохновлялась научно-технологическим прогрессом, но в конечном итоге к крионике ее подтолкнуло недоверие к российскому здравоохранению. Мнева убеждена, что если бы не низкая квалификация врачей, ее мать, пережившую инсульт, можно было спасти. "У нас в стране отсутствует медицина. То, что рекламируют по телевизору, обычным людям недоступно. Надеюсь, в будущей жизни будет все иначе: если человек заболеет, он сможет пойти в профильный кабинет, и его там вылечат или направят туда, куда нужно, – говорит она. – Это у каждого такая мысль, у каждого такая причина".

В том, что их с матерью оживят, пенсионерка не сомневается – вопрос только в том, когда именно: еще в 21-м веке, как предполагает "КриоРУС", или позже. Если ориентироваться на официальный прайс-лист, Ирине Мневой, пришлось заплатить "КриоРУС" за два контракта в общей сложности 72 тысячи долларов. По ее словам, собрать эти деньги было непросто. "Я занялась бизнесом, у меня получилось, и я заплатила", – говорит она, не вдаваясь в подробности. Данила Медведев подтвердил, что Мнева заплатила его компании 72 тысячи долларов. На вопрос об их происхождении он сказал: "Ну, у них в семье было несколько квартир. По-моему, даже три".

Данила Медведев
Данила Медведев

А можно ли завещать "КриоРУС" свою недвижимость или другое имущество, получив взамен надежду на будущее воскрешение? Медведев говорит, что к ним с таким запросом обращаются регулярно, но для "КриоРУС" это слишком юридически сложная схема. В принципе, компания хотела бы пойти по этому пути, тем более что, по словам Медведева, это стандартная практика в американских криокомпаниях.

Главные враги криопациента – его родственники

Впрочем, не все близкие нынешних или будущих криопациентов разделяют трансгуманистический энтузиазм. "Главные враги криопациента – его родственники, – усмехается Медведев. – У нас был пациент, который подписал контракт, но его жена смогла незаконно получить его тело и кремировать его, надеясь, что мы вернем ей деньги. Вообще-то они уже были разведены. К сожалению, эта сфера в России плохо регулируется, в принципе почти любой человек может прийти в морг и забрать тело, только если уж совсем не очевидно, что он не имеет к покойному никакого отношения".

Еще один мужчина, по словам Медведева, отправил на криосохранение своего отца, а потом внезапно скончался сам. Семья похоронила его, отметила поминки, 7 дней, 40 дней. "Потом им захотелось продолжения банкета, – смеется Медведев, – они стали звонить нам и спрашивать, не можем ли мы вернуть им отца. Они хотели разморозить его и похоронить, чтобы можно было снова отметить поминки, 7 дней и 40 дней".

Как в Древнем Египте сейчас не хоронят

Если вынести за скобки надежду на будущее воскрешение, криоконсервация и сама очень похожа на альтернативные похороны. "Чисто технологически для многих людей важна не только возможность оживления, но и возможность сохранения. Они не хотят, чтобы их родственники гнили в могиле, потому что, несмотря на традиции и обряды, которые окружают погребение, ничего хорошего и красивого в гробу не происходит", – говорит Медведев. По его словам, к "КриоРУС" уже проявляют интерес люди из похоронного бизнеса – в частности, компания начинает работать с ритуальным проектом, созданным Военно-мемориальной компанией для продвижения похоронных услуг в современном духе.

"Они хотят открыть салон клубного формата, в хорошем месте в пределах Садового кольца, где будут показаны в том числе некие элементы крионики. Но надо понимать, что даже вип-похоронные услуги стоят меньше, чем крионические", – говорит Медведев. По его словам, даже самый дорогой гроб стоит 300-400 тысяч рублей, а Мадонну на поминки никто не приглашает – словом, продвигать на этом рынке услугу стоимостью в несколько миллионов рублей сложно. "Как в Древнем Египте сейчас не хоронят", – говорит Медведев, кажется, несколько расстроенный этим обстоятельством. Весь оборот компании "КриоРУС" составляет порядка 250 тысяч долларов в год.

Русский коммунальный трансгуманизм

Московский офис компании "КриоРУС" – пара тесных, небогато обставленных комнат на первом этаже жилого дома в центре Москвы. На книжных полках в основном научные журналы и книги по трансгуманизму, хотя среди них можно увидеть и популярную брошюру о лечении ревматизма. "Знаете, кто такой Дон Делилло?" – спрашивает Медведев. Оказывается, у известного американского писателя-постмодерниста недавно вышел новый роман "Ноль К" про крионику, раскрытая на середине книга лежит на столе главы компании. Рядом – смартфон Медведева с включенным диктофоном. "Он всегда все записывает, – объясняет генеральный директор "КриоРУС" Валерия Прайд, – обычно и на видео тоже, но чтобы вас не смущать, мы решили камеру не включать". Трансгуманисты считают, что в будущем для восстановления личности могут помочь сохраненные данные о человеке самого разного характера – и цифровой след в интернете, и записи голоса, и видео.

Сидя в потрепанном офисном кресле, Медведев рассказывает об основных идеях трансгуманизма, предтечей которого он считает Николая Федорова – христианского мыслителя и философа, родоначальника русского космизма и автора учения "Философия общего дела". Одна из ключевых идей этого учения – объединение людей во имя подчинения природы для победы над смертью.

Только США и Россия способны взять на себя ответственность за будущее

Медведев считает, что русские философы подготовили почву для идей современного трансгуманизма, и именно поэтому начиная с 1990-х годов трансгуманистическое движение в России – одно из сильнейших и наиболее масштабных в мире, наравне с американским трансгуманизмом. "Только США и Россия способны взять на себя ответственность за будущее, – вдруг заявляет Медведев. – Не знаю, есть ли особая русская душа, особый русский менталитет, но, следуя Федорову, мы строим в России общий, коммунальный трансгуманизм, а не индивидуальный, как в США".

В США крионика зародилась во второй половине 1960-х (первый криопациент Джеймс Бедфорд заморожен в 1967 году, его тело сохраняется по сей день), но в крупную индустрию так и не выросла, сейчас в Соединенных Штатах работают две крионические фирмы, Alcor и Институт Крионики, за все время деятельности, то есть с 1970-х, они заморозили около 300 человек. Кроме них и "КриоРУС" никто в мире коммерческие услуги криоконсервации не предлагает.

"Русский коммунальный трансгуманизм” помимо Медведева представляют еще несколько не менее ярких фигур. Например, Михаил Батин и Дмитрий Ицков. Предприниматель Батин, в прошлом депутат Костромской областной думы и руководитель местной Федерации профсоюзных организаций, около 10 лет назад создал и возглавил фонд "Наука за продление жизни". Его основной интерес – поиск медицинских технологий борьбы со старением, причем Батин старается обнаружить в этой переполненной шарлатанством и слишком смелыми обещаниями области по-настоящему перспективные научные исследования, которых, впрочем, пока совсем не много. Впрочем, и здесь не обходится без ошибок: именно Батин пригласил в Россию одиозного итальянского хирурга Паоло Маккиарини.

Дмитрий Ицков – сооснователь прокремлевского медиахолдинга New Media Stars ("Дни.Ру", "Взгляд.Ру" и другие подобные проекты), который, как считается, создавался под покровительством и в интересах тогда еще замруководителя президентской администрации Владислава Суркова. Заработав деньги на медиаменеджменте, Ицков в 2011 году создал собственное движение в рамках российского трансгуманизма – "Россия-2045". Идеологи движения обещали, что бессмертие наступит уже в 2045 году, причем, в отличие от крионики Медведева и медицинских технологий Батина, здесь упор делался на киборгизацию, то есть перенос человеческого сознания в компьютер.

В 2013 году движение "Россия-2045" ненадолго попало на первые полосы американских газет – благодаря пафосному конгрессу “Глобальное будущее – 2045", которое Ицков организовал в Линкольн-центре на Манхэттене. Медведев рассказывает, что несмотря на то что билеты на мероприятие стоили от 750 долларов, проведение конгресса подкосило финансовое положение бывшего медиамагната, а вместе с деньгами стал пропадать и интерес к его движению. Медведев уверен, что через Суркова Ицков пытался заинтересовать трансгуманизмом Владимира Путина, но без особого успеха.

Впрочем, Медведев верит, что трансгуманизмом российские власти разного уровня на самом деле интересуются, только не всегда готовы это афишировать. Например, он утверждает, что министр здравоохранения Вероника Скворцова "заинтересована в разного рода трансгуманистских технологиях", а в Минздраве появился "человек, который отвечает за продление жизни". Президент Курчатовского института Михаил Ковальчук, человек из ближнего окружения президента Путина, знакомый с ним еще по кооперативу "Озеро", год назад представил "Стратегию развития конвергентных технологий" – возможную концепцию развития российской науки. Документ действительно основан на идеях американских трансгуманистов 30-летней давности. Среди прочего, "Стратегия", которой пока так и не был дан официальных ход, содержит ссылку на статью Данилы Медведева и Валерии Прайд.

Технологический большевизм

Среди трансгуманистов почти нет работающих ученых, потому что последним известно, что научные открытия непредсказуемы

Термин "трансгуманизм" так или иначе включает в себя все, что имеет отношение к технологическому образу будущего. Из-за такой широты понятия не всегда понятно, чем занимаются трансгуманисты – наукой, философией или своего рода проповедями. "В современном мире религия формально отделена от науки и техники, однако трансгуманизм можно охарактеризовать и в светских терминах – как идеологию, и в религиозных – но не как веру, а как суеверие. Среди трансгуманистов почти нет работающих ученых, потому что последним известно, что научные открытия непредсказуемы и развитие техники часто уходит по ложным путям. Ошибочно полагать, что мы можем предсказать, какими будут технологии через 50 или 100 лет. Трансгуманисты преодолевают эту неопределенность с помощью ритуальной практики: совершая определенные технические действия, они верят, что завороженное будущее, в котором их фантазии о технике станут реальностью, не забудет их вознаградить", – объясняет философ науки, сотрудник французского Комиссариата по атомной энергии и альтернативным источникам энергии Алексей Гринбаум.

Алексей Гринбаум
Алексей Гринбаум

Гринбаум описывает трансгуманизм как представление профана о технологиях, притом что этот профан ими одержим и сам этого не осознает. При этом трансгуманисты совершают прыжок в светлое технологическое будущее, оставляя за скобками все промежуточные этапы – как большевики сразу совершали в умах прыжок в коммунизм, как христианство, которое победило язычество, пообещав каждой душе бессмертие. Это естественная реакция общества на действительно происходящий в науке и технологиях прогресс – расшифровку генома, инструменты генетического редактирования, успехи в разработке искусственного интеллекта и многое другое, и хотя гиперрациональный трансгуманизм все критикуют, тем не менее он постепенно приобретает все большую популярность.

Школьники и липкие пальцы

Данила Медведев больше многих других трансгуманистов склонен к практическим действиям. "Мне интересно заниматься конкретными вещами, – говорит он, – где можно многого добиться малыми средствами, где можно быстро добиться результата, но этого почти никто не делает, потому что тема выглядит слишком радикальной".

Действительно, в самой по себе заморозке нет ничего сложного или нового. Хранение биологических тканей в жидком азоте, использование криопротектора – все это с успехом используется в конвенциональной медицине. Перфузия – несложная операция, которую может провести любой квалифицированный хирург с помощью стандартного реанимационного оборудования. Главное ноу-хау "КриоРУС" – выстроенная логистика, которая, если верить Медведеву, позволяет подготовить любого клиента к консервации в кратчайшие сроки после его смерти (для этого, в частности, клиентам полагается носить на груди специальный жетон с номерами телефонов дежурных представителей компании), пока ткани его организма, а особенно мозга, не претерпели необратимых изменений.

Данила Медведев и пока пустой дьюар
Данила Медведев и пока пустой дьюар

Но клиенты, разумеется, готовы платить настолько большие деньги не за нагрудный жетон и логистику, а за обоснованную веру в бессмертие. Главная теоретическая основа будущего оживления, каким его видит Медведев и другие трансгуманисты – развитие нанотехнологий, инструментов, которые гипотетически должны дать людям возможность работать с веществом на самом тонком, атомарном уровне. В середине 1980-х годов американский ученый Эрик Дрекслер предложил концепцию так называемых нано-роботов (или просто наноботов) – микроскопических устройств, способных манипулировать отдельными атомами, фактически, собирать и перестраивать вещество по крошечным кирпичикам. Наноботам не стоило бы труда изменить наши отношения с материальным миром, например, фантазирует Медведев, щепотка наномеханизмов могла бы разобрать по атомам содержимое мусорного пакета и собрать из него что угодно – пищу, электронную микросхему, ткань организма, близкую к настоящей, или других наноботов. И все это практически без использования дополнительных источников энергии.

Именно этим наноботам, по идее, суждено оживлять хранящиеся в Сергиевом Посаде тела – уж для них-то починить и перезапустить испортившийся организм не составит труда. Проблема в том, что серьезной работы над созданием нано-роботов сейчас никто не ведет, более того, энтузиазм, с которым идея Дрекслера воспринималась в 80-е и 90-е годы, сменился разочарованием – у всех, кроме трансгуманистов. Это признает и Медведев: "В какой-то момент главная идея нанотехнологий была забыта, вместо этого все занялись простыми и понятными вещами – нанопленками, наномембранами, то есть намного более примитивными вещами, чем предлагал Дрекслер, фактически просто продвинутой химией".

Российский трансгуманист объясняет угасание энтузиазма в научной среде косностью современной науки, нежеланием ученых рисковать, их зависимостью от публикаций и грантов (эти же аргументы любят использовать все, кто занимается "альтернативной наукой" – от опровергателей теории относительности до создателей вечных двигателей). При этом Медведев убежден, что создание нанороботов – дело, в общем, совсем несложное. И раз уж ученые откладывают скачок в светлое нанотехнологическое будущее, придется привлечь других союзников. Поэтому по плану трансгуманистов разработкой наноботов займутся российские школьники.

"Мы нашли слабое место в образовательной системе – это обучение химии, – делится планами Данила Медведев. – Сейчас ее учат так, что никто ничего не запоминает из уроков, даже периодическую таблицу. Мы разработали компьютерную систему, с помощью которой можно виртуально работать с отдельными атомами – собирать молекулы и наноструктуры". Уже с седьмого класса, надеется глава "КриоРУС", школьники смогут заниматься настоящими нанотехнологиями в рамках школьной программы, и строительство нанороботов станет популярным хобби вроде сборки радиоприемников несколько десятков лет назад. "Фанаты нанотехнологий продвинут вперед всю область, которые за короткий срок смогут создать предсказанные Дрекслером технологии. Нам не придется ни в чем убеждать Министерство науки или руководство Роснано, со стереотипным мышлением которых нам уже приходилось сталкиваться", – делится ожиданиями Данила Медведев.

Если Медведев утверждает, что создать наноботов настолько легко, что этим могли бы заняться "школьники и дети", то Алексей Гринбаум убежден, что в этом направлении есть фундаментальные сложности, непреодолимые даже для взрослых ученых: он ссылается на дискуссию, которая в начале 2000-х годов развернулась на страницах научных журналов между Эриком Дрекслером и нобелевским лауреатом по химии Ричардом Смолли. Фундаментальная проблема, на которую обратил внимание Смолли, связана, как он говорил, с "липкими пальцами". В масштабах наномира механическая парадигма мышления, предполагающая, что можно взять что-то в точке А и положить это в точку Б, не работает. Взять-то можно, допустим, с помощью электрических или химических процедур, а вот положить нелегко, потому что этот "груз" приклеится к пальцу – атомным щипцам или наноманипуляторам, которыми мы его взяли. Они состоят из той же материи, и нет никакой разницы между пальцами и тем объектом, который был взят.

В значительной степени крионика – это всего лишь ритуал

Внутренняя несостоятельность дрекслеровской концепции наномашин стала одной из причин резкого охлаждения интереса к трансгуманизму, зародившегося было в 1990-е годы даже в среде официальной научной бюрократии в США. Те, кто готовы отдать сегодня десятки тысяч долларов за свою криоконсервацию, должны понимать, что будущая разморозка и оживление их тел не просто остается фантастикой – реальная научная работа в этом направлении практически не ведется. "Это не имеет никакого отношения к сегодняшней науке, это красивая мечта о будущем, в котором все проблемы будут решены. В значительной степени крионика – это всего лишь ритуал", – предостерегает Алексей Гринбаум.

Идеи против трупов

Рациональный образ светлого технологического будущего, который рисуют трансгуманисты и адепты крионики, оставляет за скобками очень важные этические и философские вопросы. Допустим, когда-нибудь, может через 50, а может и через 500 или 5000 лет, замороженного сегодня человека удастся оживить. Будет ли он тем же человеком или кем-то новым? Сможет ли он адаптироваться в мире будущего, найдется ли ему там место? "Если мы представим себе, что умерший в каком-нибудь 1917 году человек был бы оживлен сегодня, он бы, конечно, немедленно потерялся в сегодняшнем мире, в котором все иначе устроено, другие технологии, все другое. Его мозг просто не адаптирован к этому миру, ему всему пришлось бы учиться заново", – рассуждает Гринбаум.

Трансгуманизм и его критика как часть размышлений о будущем сосуществовании технологий и человека – это дискурс, в котором участвуют не только активисты вроде Данилы Медведева, но и люди, непосредственно определяющие технологический прогресс, такие как Илон Маск, Марк Цукерберг и Сергей Брин (один из идеологов трансгуманизма Рэй Курцвейл с 2012 года работает в Google). Но ставить их в один ряд нужно очень осторожно.

С одной стороны, речь идет о ценностях человеческой культуры, цивилизации, а с другой стороны, о трупах

"Илон Маск хочет взять из настоящего и сохранить для будущего такие ценности, допустим, как защита частной жизни или человеческого достоинства, отсутствие дискриминации по расовым и другим признакам, – говорит Алексей Гринбаум, – он задается вопросом, каким образом научить этому искусственный интеллект. А люди, занимающиеся крионикой, хотят сохранить какие-то биологические ткани в жидком азоте. Разница принципиальная: с одной стороны, речь идет о ценностях человеческой культуры, цивилизации, а с другой стороны, о трупах".

***

За хранящимися в Сергиевом Посаде криопациентами присматривает молчаливый Сергей – именно он регулярно проверяет уровень азота в дьюарах с помощью тросика и груза. Сергей живет на этом же участке в отдельном деревянном доме – дом и участок под строительство ангара предоставил один из партнеров компании "КриоРУС".

– Верите, что их удастся разморозить? – спрашиваю я Сергея

– Разная фантастика была, Наутилус, гиперболоид Гарина, полет к Луне... Что-то воплотилось.

– А сами хотели бы заморозиться?

– Да я не думал. Пока еще живой.

Медведев вспоминает, что несколько лет назад на какой-то вечеринке ему рассказали, что в России по-прежнему существует рабство. "Я подумал – правильно ли заниматься трансгуманизмом, думать о человеке будущего, пока человек настоящего покупает и продает себе подобных? – рассказывает Медведев. – И я стал помогать движению против рабства "Альтернатива".

Сергей – один из нескольких сотен рабов, освобожденных при участии Медведева и движения "Альтернатива", созданного Олегом Мельниковым. Он трудился в глиняном карьере в окрестностях Махачкалы, на одном из множества кустарных кирпичных заводов, лишенный свободы, а теперь работает в "КриоРУС". "Может уволиться в любой момент", – смеется Данила Медведев.

Может быть, одно это дает Медведеву право на самые смелые мечты о вечной жизни.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG