Ссылки для упрощенного доступа

"Я рисую революцию!" – так называется выставка детских рисунков, которая открылась в Государственном историческом музее. В экспозиции представлены более 150 рисунков из коллекции музея.

Рисунки, которые выставлены в Государственном историческом музее, в основном были исполнены учащимися двух московских учебных заведений: реального училища И.И. Александрова и мужской гимназии имени М.В. Ломоносова. Кроме того, на выставке представлены уникальные фотографии Москвы того времени, а также открытки и плакаты 1917 года. Два взгляда – взрослый и детский – дают возможность посетителям выставки погрузиться в противоречивую эпоху начала прошлого века. Куратор выставки, искусствовед, старший научный сотрудник Государственного исторического музея Евгений Лукьянов считает, что более всего для этого периода подходит название Великая российская революция. Он обращает внимание на то, что к детскому взгляду на эпохальные события Государственный исторический музей обращается не впервые:

– Первую выставку, посвященную детскому рисунку начала 20-го века, мы организовали в 2014 году, к 100-летию Первой мировой войны, поскольку мы обладаем уникальной коллекцией детских рисунков эпохи Первой мировой войны и революции. Коллекция была собрана выдающимся ученым, педагогом Василием Сергеевичем Вороновым, сотрудником Исторического музея. В 1919 году он передал всю свою уникальную коллекцию нам. Почти 100 лет она у нас хранится, и мы решили к 100-летию революции показать именно ту часть коллекции, которая посвящена революционным событиям и чуть более позднему периоду. Наши рисунки охватывают и первый послереволюционный год – первомайские события 1918 года и первую годовщину революции, октябрь 1918 года. Имея такую коллекцию, грех было не сделать эту необычную выставку в связи с юбилейной датой.

Рисунок Дусмана "Артобстрел большевиками юнкеров" 1917, из коллекции Государственного исторического музея
Рисунок Дусмана "Артобстрел большевиками юнкеров" 1917, из коллекции Государственного исторического музея

– Известны ли авторы этих рисунков?

– Про авторов мы знаем со слов Василия Сергеевича Воронова, он, к счастью, успел написать несколько статей о своей коллекции именно революционного рисунка, но по понятным причинам эти статьи не были изданы, они сохранились в архиве рукописей. Единственное, что точно можно сказать, все авторы – мальчики. Потому что Василий Сергеевич Воронов преподавал рисунок и чистописание в двух московских гимназиях для мальчиков и имел возможность отбирать рисунки. Возраст мальчиков от 7 до 13–14 лет. Практически все рисунки безымянные, только в редких случаях мы знаем фамилии авторов. Поэтому судьбу этих детей нам установить не удалось – мы, собственно, и не ставили себе такой задачи, – но предположить их последующую биографию мы можем. Дети, рожденные приблизительно в 1910 году, что с ними стало впоследствии в нашей истории? Я думаю, судьба у них у всех была незавидная. Потому что в основном это московская интеллигенция, мещанские дети... Возможно, кто-то смог уехать в эмиграцию, как мы знаем, им жилось там тоже по-разному – кому-то хорошо, а кому-то не очень.

Одна революция освободила страну от тирании, а вторая – это кровавый переворот, который в тиранию страну вверг

– Здесь представлены не только детские рисунки, но и открытки, по которым можно составить представление о политическом спектре того времени. Не только партии и политические течения, но и предпочтения населения.

– Да, это очень интересные вопросы. С февраля по октябрь 1917 года политический спектр в России был очень разнообразный, разношерстный, и, конечно, детям было сложно и подчас невозможно в нем ориентироваться. Почти все рисунки, которые мы видим, сопровождаются детскими подписями. То есть ребенок, когда рисовал большевика, или меньшевика, или кадета, пояснял, кто это. Если убрать подписи, то практически все рисунки одинаковые. Отличительная особенность – это то, что написано на флагах и на знаменах. Почему мы показываем открытки? Это две очень интересные серии, которые нам предоставили частные коллекционеры. У нас в Историческом музее этих открыток в коллекции нет, серия художника Табурина "Дети-политики" и художника Кущенко "Дети-манифестанты". Это традиция – изображение детей в виде взрослых в открытке – появилась в 1910-е годы в Европе, и в России была очень распространена. Особенно большой комплекс их посвящен Первой мировой войне, там дети представлены в виде немецких, итальянских, русских военных. Они немножко карикатурны, но очень умилительны. И в данном случае они отражают весь тот политический спектр, который был в России, и очень перекликаются и находят параллели с нашими рисунками. Особенно мне нравится открытка, которая называется "Большевик и меньшевик", где изображен большой ребенок и совсем маленький. И ровно такой же у нас есть рисунок, где изображен очень большой дядя с пистолетом, который подписан "Большевик", и маленький-маленький такой, черненький человек в шубе и в шапке, и написано "Меньшевик". То есть ребенок понимал, у него срабатывали стереотипы детских сказок – "Мальчик-с-пальчик и великан", и поэтому и получалось, что слово большевик – он понимал как "большой" и рисовал его большим.

– Говорят, что дети – очень тонкий барометр того, что происходит в стране. Насколько эти детские рисунки отражают атмосферу того времени?

– На мой взгляд, отражают очень четко и точно. Здесь надо еще добавить, что помимо рисунков Василий Сергеевич Воронов собирал детские тексты, детские сочинения, тоже на злободневную тему – на тему революции. Мы не обладаем этими текстами в подлиннике, но есть рукописи Василия Сергеевича, где он приводит цитаты, выдержки. И очень интересно сравнить изображения и тексты, как ребенок видел и как он это понимал. Читая эти тексты, во-первых, становится понятна огромная разница между двумя революциями – февральской и октябрьской. То есть одна революция – это революция, которая освободила страну от тирании, а вторая революция – это кровавый переворот, который в тиранию страну вверг. И это очень четко прослеживается и в детских сочинениях, и в текстах самого Воронова, которые не были опубликованы. Уже к началу 1918 года интеллигенция разочаровалась в революции и ужаснулась тому, чему она радовалась год назад, в феврале 1917-го. Он даже писал такую фразу, что "цветы, неожиданно зацветшие в марте, были разметаны октябрьской бурей". И дети тоже об этом писали. Все с восторгом встретили февраль, во всех сочинениях, во всех текстах, на всех плакатах слово "свобода". А октябрь – совершенно другое. Во-первых, это отражается и в тематике рисунков, и в их тональности – много убитых, много крови... Московские дети, все жили в центре, все это видели, все пишут с ужасом, что они сидели дома по три-четыре дня, когда Москву обстреливали, обстреливали Кремль. Они боялись выйти на улицу, ждали, что придут большевики и всех зарежут, – это прямая цитата из детских сочинений. В общем, детские тексты, детские рисунки того времени – это барометр того, что происходило.

Детский рисунок 1917 г., из коллекции Государственного исторического музея
Детский рисунок 1917 г., из коллекции Государственного исторического музея

Две крайние точки – февраль и октябрь. Но между этими событиями жизнь, конечно, тоже была очень тяжелая, и это тоже отражается в рисунках. Прежде всего мы видим очереди за продуктами – знаменитые московские хвосты, треть или четвертая часть рисунков изображают очереди и за мясом, и за молоком, и за хлебом, и за какими-то другими продуктами. Постоянные агитационные митинги – это тоже новое явление, поскольку не было выборов в стране никогда, и вдруг – выборы в Учредительное собрание, много партий, все ходят с плакатами. И дети это все отражали в рисунках. То есть мы по рисункам узнаем разные стороны московской жизни между февралем и октябрем 1917 года. Конечно, автомобили. Автомобили с революционными солдатами, которые носились по всему городу. Это дети с восторгом встретили – солдаты их катали, они за ними бегали. Москва, в общем-то, жила во время войны. Конечно, вначале мальчики встретили ее с интересом и с восторгом, но быстро разочаровались, поскольку это было очень страшно для детей. Поэтому рисунки – это уникальный исторический источник, который дает и фактический точный взгляд на то, что происходило. К сожалению, в течение многих лет советской власти был искаженный взгляд на события, особенно это касается Февральской революции. А ведь именно она была настоящая. И Воронов в своих текстах января 1918 года называет случившееся в октябре 1917 года "октябрьским переворотом". То есть уже тогда это было понятно, что произошел захват власти.

– Учитывая то, что отношение Воронова к революции не совпадало с линией партии и правительства, каким образом уцелели его рисунки и тексты?

– Тексты и статьи не были опубликованы, но они хранились в семье, и только когда можно стало это обнародовать, они были переданы в государственное хранение. То, что хранится у нас в музее, было куплено, он не передал в дар, не отдал сотрудникам Исторического музея, он смог это продать. Прежде всего как подлинное изображение Октябрьской революции. Часть коллекции, посвященная революции, около 75 рисунков, была опубликована в 1987 году, к 70-летию революции. Выставки не было, была только публикация, но тогда был, конечно, сделан выбор – поменьше февраля. Ну и, конечно, в публикацию 1987 года не попали рисунки, где написано, например, "Долой Ленина!" или "Долой большевиков!" – разные были позиции.

– А сейчас есть на выставке такие рисунки?

Вроде бы прошло сто лет, срок большой, позволяющий осмыслить и понять, что же было в стране сто лет назад, в 1917 году. Но, к сожалению, на мой взгляд, этого не произошло до сих пор

​– Есть. Здесь именно подлинный срез мнений, которые бытовали в то время, – и за большевиков, и долой, и Керенский хороший, и Керенский плохой, масса всяких вариантов. Вот мы попытались сейчас, конечно, уже без всякой идеологической подоплеки показать все направления мысли и детской, и взрослой. А детская мысль, она же шла, как правило, за семьей, дети же испытывали влияние своих родителей, родственников. Поэтому и возникает масса интересных мыслей после просмотра.​

– Насколько выставка детских рисунков вписывается в общее настроение – все-таки столетие революции?

– Вроде бы прошло сто лет, срок большой, позволяющий осмыслить и понять, что же было в стране сто лет назад, в 1917 году. Но, к сожалению, на мой взгляд, этого не произошло до сих пор. Читая литературу, смотря выступления наших историков и политиков, ты понимаешь, что все при своем мнении, у всех разное понимание революции, ее причин и последствий, ее значения. Единственное, что я для себя принимаю, недавно появился такой термин – Великая российская революция. По аналогии с Великой французской революцией, которая длилась не один год. И в это понятие включают и февраль, и октябрь, и Гражданскую войну, то есть период с 1918 по 1922 год. Мне кажется, это верно, поскольку это события, конечно, взаимосвязанные, одно вытекает из другого, и это нужно рассматривать в контексте.

По недавним опросам "Левада-центра", народ наш не очень интересуется темой революции, она ему менее интересна, чем Великая Отечественная война или эпоха правления Николая Второго, например. И надо признать, что о революции не так много говорят у нас. Вот сейчас юбилейный год, фильмы снимаются, делаются выставки, народ начинает интересоваться. Но нам же было сказано Владимиром Владимировичем, что надо как-то так отметить, чтобы не вызвать еще большую рознь в народе. А как это сделать? Тема ведь очень сложная, очень противоречивая. И те последствия, те причины, которые привели, на мой и не только на мой взгляд, к революции 1917 года, – они прослеживаются в том, что мы имеем сейчас. Очень много параллелей! Это отмечают историки достаточно давно. И может быть, из-за этого как-то пытаются это замалчивать, хотя, на мой взгляд, наоборот, нужно показывать, чтобы это был урок, и мы опять через этот ужас не проходили. Потому что то, через что прошла страна с 1917 по 1937 год, условно, за 20 лет, это жуткие же были годы совершенно! Мы потеряли народ, интеллектуальный потенциал, культуру! Кого-то выпустили, кого-то истребили. И в общем-то, до сих пор мы страдаем, это же генофонд нации! Мне кажется, нужно это все показывать, знать, обращать внимание на эти проблемы.

Рисунок А. Малышкова "Похороны студентов и юнкеров", ноябрь 1917, из коллекции Государственного исторического музея
Рисунок А. Малышкова "Похороны студентов и юнкеров", ноябрь 1917, из коллекции Государственного исторического музея

Наша выставка, она вроде бы не совсем серьезный взгляд на тему революции, но очень важный, поскольку дети рисовали такие вещи, которые взрослые бы не изобразили. Это страшные картины, и взрослые понимали последствия, к чему приведет революция, и что, в общем-то, ждет их и их детей. Ребенок, как правило, этого не понимал, его всегда охраняли родители, пытались его оградить от страшных событий. И он наивно, искренне изображал все, что видит. Этим ценна эта коллекция, которая представлена на выставке, своей наивностью, искренностью, подлинностью того, что происходило в этом страшном 1917 году, – рассказал Радио Свобода куратор выставки Евгений Лукьянов.

Выставка детских рисунков 1917–1918 годов продлится до 19 июня.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”
XS
SM
MD
LG